Зинич М.С. «Трудовой подвиг рабочего класса в 1941-1945 гг.»

Наши книги

 

Зинич М.С.

«Трудовой подвиг рабочего класса в 1941-1945 гг. (по материалам отраслей машиностроения)»

 

Содержание

 

Глава третья

Воспроизводство кадров в машиностроении СССР в 1941-1945 гг.

Обеспечение предприятий рабочей силой

Военная обстановка создала исключительные сложности в обеспечении народного хозяйства достаточным количеством кадров. Исходя из новых условий, когда на фронт была мобилизована большая часть мужского трудоспособного населения и сократились трудовые ресурсы вследствие вражеской оккупации ряда территорий СССР366, партия и правительство осуществили важные меры по привлечению кадров в промышленность, строительство, на транспорт.

Основные мероприятия в решении этой сложной проблемы включали перераспределение людских ресурсов в пользу военной и тяжелой промышленности, трудовую мобилизацию населения, закрепление рабочих и служащих на предприятиях оборонной и кооперированной с ней промышленности для работы на этих заводах на все время войны, а также закрепление необходимых квалифицированных кадров в этих отраслях через бронирование, развертывание обучения новых рабочих и др.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время» предусматривались введение сверхурочных работ, отмена очередных и дополнительных отпусков и замена их денежной компенсацией367. Это позволило дополнительно загрузить производственные мощности без увеличения контингента рабочей силы.

Осуществление мероприятий по привлечению кадров на производство было возложено на Комитет по учету и распределению рабочей силы, созданный 30 июня 1941 г. при Совнаркоме СССР368.

Советские люди, работавшие на свою Родину, понимали всю важность труда для фронта и воспринимали государственные мероприятия с полной ответственностью, демонстрируя непреклонную волю к борьбе до окончательной победы над врагом. [105] Новые пополнения рабочего класса как в тыловых, так и прифронтовых и в освобожденных районах привлекались из городского и сельского населения, не занятого в общественном производстве. Сюда относились главным образом женщины-домохозяйки369, молодежь, пенсионеры, инвалиды труда и войны, а в 1945 г., в период демобилизации, воины Красной Армии. Часть необходимых кадров была привлечена путем перевода на производство некоторого числа служащих, работников торговли, общественного питания. На работу в промышленность, строительство и транспорт направлялись строительные батальоны и рабочие колонны, сформированные Народным комиссариатом обороны (НКО) из числа военнообязанных, временно или постоянно не подлежащих призыву в армию. Крупный резерв рабочей силы в конце войны составляли репатриированные граждане370. Из этих источников поступали новые кадры во все отрасли индустрии, в том числе и на предприятия машиностроения.

В условиях войны изменились формы обеспечения промышленности кадрами. Правительство вынуждено было пойти на такую форму привлечения рабочей силы, как мобилизация трудоспособного населения. Важную роль в обеспечении индустрии квалифицированными кадрами сыграла система государственных трудовых резервов (ГУТР). Вместе с тем предприятия продолжали самостоятельно привлекать население.

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве» был принят 13 февраля 1942 г.371. Было признано необходимым мобилизовать трудоспособное городское население в возрасте: мужчин — от 16 до 55 лет, женщин — от 16 до 45 лет. От мобилизации освобождались лица мужского и женского пола в возрасте от 16 до 18 лет, подлежащие призыву в школы фабрично-заводского обучения, ремесленные и железнодорожные училища, и женщины, имеющие детей в возрасте до 8 лет. В осуществлении этой важной государственной меры участвовали партийные, советские, хозяйственные органы.

Указ о мобилизации имел большое политическое и народнохозяйственное значение. Он дал Советскому государству возможность в максимальной степени использовать резервы рабочей силы. Указ действовал до конца войны. Вместе с тем он дополнялся рядом постановлений партии и правительства, которые исходили из нужд отдельных отраслей индустрии. К числу таких актов относились постановления ЦК [106] ВКП(б), СНК СССР и ГКО «О строительстве тракторных заводов и развитии производственных мощностей по выпуску тракторов для сельского хозяйства» и «О развитии производства металлорежущих станков на предприятиях Наркомата станкостроения», принятые в начале 1944 г.372. Заводам выделялась дополнительная рабочая сила. С 1944 г. запрещалось также разбронирование рабочих, имевших третий разряд и выше, инженерно-технического состава и служащих, занятых в цехах и на строительстве тракторных заводов, предприятий сельскохозяйственного машиностроения. За последние полтора года войны из армии неоднократно производились временный отзыв и частичная демобилизация офицерского и рядового состава из числа ИТР и квалифицированных рабочих, ранее занятых в станкостроении и тракторостроении373.

Всего с 1942 г. по июль 1945 г. были привлечены по трудовой мобилизации на работу в промышленность страны свыше 3 млн. человек374. Из этого числа в станкостроение, тяжелое и среднее машиностроение были выделены 134,8 тыс. человек. В три отрасли из учебных заведений ГУТР в 1941-1945 гг. поступили 120 294 выпускника375.

Осуществление всех мероприятий на предприятиях машиностроения имело свои особенности, связанные с условиями работы заводов и спецификой производства. Новые пополнения рабочего класса направлялись прежде всего в оборонную индустрию. Решение проблемы кадров усугублялось сложностью процесса перестройки гражданского машиностроения на нужды фронта, реорганизацией Наркомата станкостроения. Так, при реэвакуации заводов часть высококвалифицированных рабочих, инженерно-технического персонала осталась в системе других наркоматов. Среди них были главным образом слесари-сборщики, расточники, модельщики, обладающие высоким профессиональным мастерством и трудовым стажем более 10-15 лет376. Специфика производства в тяжелом машиностроении требовала мужскую рабочую силу.

По привлечению новых кадров большие усилия прилагали наркоматы. Уже в июне 1941 г. в наркоматах были изданы приказы, по которым директора предприятий обязывались: обеспечить широкий приток на производство домашних хозяек, подростков и других членов семей трудящихся; пересмотреть штаты вспомогательных рабочих и аппарата управления. На заместителей наркомов П. Г. Грешных (НКТМ), Н.Г. Жидкова (НКСС), Н. И. Митькина, П. Ф. Юдина (НКСМ) с февраля 1943 г. была возложена [107] обязанность решать вопросы, связанные с проблемой кадров377.

Наркоматы, заводские организации, всемерно поддерживая почин женщин и молодежи, изъявивших готовность заменить ушедших на фронт378, вели большую разъяснительную работу среди жителей городов, устраивали собрания домохозяек. В активную трудовую деятельность вовлекались новые слои населения.

Путем перераспределения рабочей силы между производством и управлением в системе Наркомстанкопрома, например, осенью 1941 г. в цеха были переведены 1050 служащих и инженерно-технических работников379.

Однако, несмотря на привлечение новых пополнений взамен выбывших в действующую армию, к концу 1941 г. положение с обеспечением ведущих отраслей машиностроения квалифицированными кадрами было крайне сложным. По сравнению с довоенным периодом в целом численность рабочих сократилась в станкостроении на 36,3%, в тяжелом машиностроении — на 23,4%, в среднем машиностроении — на 30%380.

Наиболее серьезные трудности испытывали эвакуированные предприятия, особенно паровозостроительный завод, перебазированный из Людинова в Сызрань, «Красный Профинтерн», прибывший в Красноярск из Брянской области, инструментальный завод, эвакуированный из Ленинграда в Новосибирск381. На пяти предприятиях Глававтотрактородетали, перебазированных на новые площадки, в первом квартале 1942 г. потребность в рабочих составила 2926 человек, ИТР — 252 человека и служащих 188 человек382.

Пополнение заводских коллективов в восточных районах протекало медленно. Например, цехи Московского автомобильного завода, эвакуированные в Миасс, к апрелю 1942 г. смогли набрать только 500 человек, что составляло лишь 27% необходимого числа рабочих. Такое положение ставило под угрозу срыва выполнение задания партии и правительства по производству военной продукции и налаживанию выпуска моторов для автомашин. Челябинская областная партийная организация принимала необходимые меры для решения возникшей проблемы. На основании решения Челябинского областного комитета ВКП(б) от 25 марта 1942 г. «О ходе мобилизации трудоспособного неработающего населения по городам Челябинской области» был проведен дополнительный учет населения, организованы встречи депутатов горсоветов с населением, молодых стахановок с домохозяйками, собрания молодежи383. [108] Вопрос о ходе привлечения рабочей силы на Миасский автомобильный завод обсуждался как на бюро Миасского районного комитета партии, так и на бюро Челябинского обкома ВКП(б). Помощь заводу кадрами оказывали местные органы власти, колхозы. В результате принятых мер численность всего коллектива в течение года увеличилась более чем в 5 раз. Большая партийно-организационная работа была проведена Челябинской партийной организацией по обеспечению кадрами кузнечно-прессового завода в Челябинске, завода автоагрегатов в Шадринске384.

Тем не менее, в первом квартале 1942 г. всем предприятиям станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения недоставало 89 тыс. человек, из них для НКСС — 30 тыс., НКТМ — 50 тыс. и НКСМ — 9 тыс. человек385. Резко увеличило потребность в кадрах восстановление заводов, начатое после разгрома немецко-фашистских войск под Москвой.

В условиях острой нехватки людских ресурсов наркоматы и заводы изыскивали пути получения рабочей силы. Директора предприятий представляли в местные исполнительные комитеты заявки на необходимое количество рабочих рук, разворачивалось обучение вновь прибываемого контингента.

Отделы труда и заработной платы главков, заводов, несмотря на небольшие штаты, вели разъяснение Указа Президиума Верховного Совета СССР, направляли уполномоченных в сельские местности для осуществления трудовой мобилизации населения на производство, причем мобилизация граждан проводилась за счет ресурсов не только своей области, но и других областей и республик. Так, для набора рабочей силы Коломенский паровозостроительный завод имени В. В. Куйбышева направлял вербовщиков в Сталинградскую область и Среднеазиатские республики. Пополнение коллектива Новокраматорского машиностроительного завода, эвакуированного в г. Электросталь, шло за счет прибывших из Ленинградской, Астраханской областей, из Азербайджанской ССР386.

Начальники отделов кадров, труда и заработной платы наркоматов регулярно представляли отчеты наркомам о выполнении планов по привлечению новых пополнений рабочих. Эти меры способствовали в определенной степени решению труднейшей проблемы военных лет — проблемы увеличения количества кадров. Так, в течение марта — апреля 1942 г. на Коломенский паровозостроительный завод имени В. В. Куйбышева прибыли 2150 человек, Новокраматорский [109] машиностроительный — 2000, на московские заводы «Красный пролетарий» — 1500, «Калибр» — 1000 человек387. В апреле-июне предприятия станкоинструментальной промышленности и тяжелого машиностроения получили 5904 новых рабочих388.

Однако в связи с дальнейшим развертыванием промышленного производства потребность в кадрах все возрастала.

В середине 1942 г. только действующим предприятиям станкостроения и тяжелого машиностроения недоставало соответственно 21 850 и 13 750 рабочих389.

Вопрос обеспечения заводов кадрами стал одним из главных в деятельности коллегий наркоматов. Коллегии добивались наиболее правильной расстановки людей, эффективного применения труда женщин и молодежи, максимально полезного для фронта использования сил, способностей и знаний каждого человека. Так, коллегия Наркомстанкопрома 9 марта 1942 г. обсудила вопросы комплектования заводских коллективов и указала на необходимость больше уделять внимания подготовке нового пополнения непосредственно на производстве390. На заседании коллегии Наркомтяжмаша 24 августа 1942 г. был заслушан доклад заведующей Отделом рабочих кадров, труда и зарплаты наркомата Н. Клеминой о подготовке и обеспечении предприятий рабочей силой во втором полугодии 1942 г. Выступившие на заседании нарком Н. С. Казаков, начальник Главкотлотурбопрома Н. Т. Степанов и другие подвергли резкой критике работу отдельных предприятий и Главного управления учебными заведениями за недостаточное использование местных возможностей и отсутствие должной заботы о социально-бытовых нуждах трудящихся. В решении коллегии было подчеркнуто требование усилить внимание к вопросам кадров и принять немедленные меры к правильному использованию имеющегося персонала391.

Пополнить коллективы недостающими людьми намечалось за счет населения, мобилизованного Комитетом по учету и распределению рабочей силы, а также за счет перераспределения кадров между производством и управлением, высвобождения квалифицированных работников путем совершенствования техники, механизации и организации труда392.

Летом 1942 г. для предприятий тяжелого машиностроения были выделены 8500 человек из эвакуированного населения прифронтовых районов. Среди них мужчины составляли 34%, женщины — 66%, лица, имеющие специальность, — 38%393.

В ноябре 1942 г. на основании постановления Совнаркома СССР «О переводе части служащих на производство»394 в [110] системе Наркомтяжмаша были направлены в цехи 1500 человек из аппарата наркомата, главков и на заводах из числа служащих и младшего обслуживающего персонала, в системе Наркомстанкопрома — 1100 человек395.

Благодаря напряженной работе партийных, профсоюзных, хозяйственных организаций и патриотизму советских людей были найдены необходимые источники обеспечения предприятий рабочей силой, была организована слаженная система подготовки и распределения кадров между различными отраслями. В 1942 г. на предприятия станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения прибыли 41,5 тыс. мобилизованных граждан, 32,8 тыс. учащихся государственных трудовых резервов, несколько тысяч человек поступили по другим каналам396.

Однако в 1943-1945 гг. проблема кадров стала еще острее. Необходимость привлечения на производство новых пополнений была вызвана следующими обстоятельствами: дальнейшее расширение производственных мощностей действующих предприятий; большой спрос на рабочие руки на заводах-новостройках и в освобожденных от врага районах. Исключительно сложное положение наблюдалось на строящихся тракторных заводах во Владимире, Липецке и Рубцовске. Так, в справке, представленной в Наркомат среднего машиностроения дирекцией Липецкого завода, сообщалось, что для пуска предприятия на полную мощность в 1943 г. не хватало 3391 рабочего и 476 ИТР. Алтайскому тракторному заводу в Рубцовске в этот же период недоставало около 3 тыс. рабочих. Несмотря на то, что в начале 1944 г. руководство предприятия направило 150 уполномоченных для мобилизации населения в районах края, набор людей осуществлялся медленно397. Внутренние ресурсы не могли обеспечить потребностей быстро растущего производства на Востоке страны.

В 1943-1945 гг. в ряде областей Сибири (Новосибирская, Омская, Алтайский край), где находилась группа станкоинструментальных и машиностроительных заводов, возникло напряженное положение с трудовыми ресурсами. С реэвакуацией предприятий начался отлив квалифицированных кадров, сократилась также численность местного трудоспособного населения в связи с массовыми мобилизациями жителей в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 г.398

В прифронтовой полосе только 6 ленинградским предприятиям Наркомтяжмаша (Металлическому, Невскому машиностроительному имени В. И. Ленина, заводу [111] подъемно-транспортного оборудования имени С. М. Кирова и др.) в первой половине 1944 г. недоставало 3850 человек399.

На машиностроительных заводах, расположенных на освобожденной территории, сохранилось незначительное количество персонала. Так, в первом квартале 1944 г. на восстанавливаемых предприятиях Наркомтяжмаша и Наркомстанкопрома рабочих имелось всего 10,7 тыс., тогда как в 1940 г. только на станкозаводах, находящихся в этих районах, их было занято 13,4 тыс.400

Заводские коллективы комплектовались из тех же источников, как и в первый период Отечественной войны. Вместе с тем в составе вновь принятых кадров увеличился процент репатриированных лиц.

Учитывая, что на ряде предприятий в связи с перестройкой работы на выпуск гражданской продукции неизбежна переквалификация рабочих-операционников, требующая определенного времени, наркоматы станкостроения и тяжелого машиностроения во втором квартале 1944 г. обратились в Госплан СССР с просьбой об увеличении лимитов по труду для действующих заводов. Просьба была удовлетворена401.

На заводы Ленинграда пополнение прибывало из Калининской, Кировской и Ярославской областей. По плану на третий квартал 1944 г., направлялись 2,1 тыс. человек, которые по предприятиям распределялись так: Металлический — 800 человек, Невский машиностроительный имени В. И. Ленина — 600, завод подъемно-транспортного оборудования имени С. М. Кирова — 400, «Русский дизель» — 300 человек402.

Со второй половины 1944 г. пополнение рядов станко-, турбо- и тракторостроителей шло за счет частичного перераспределения рабочей силы из оборонных отраслей403. Это свидетельствовало об умелом маневрировании кадрами в сложных военных условиях.

Представление о распределении рабочей силы по отдельным производствам дают показатели табл. 2.

Как видно из таблицы, Комитетом по учету и распределению рабочей силы на заводы котлотурбинной промышленности и в 1943 г., и в 1944 г. было распределено примерно 30% всех лиц, направленных в систему главка. На относительно небольшие предприятия, какими являлись многие заводы инструментальной промышленности и Главстанкосмежпрома, мобилизованное население прибывало в незначительных количествах. Здесь использовался метод вольного найма. Этим можно объяснить большой удельный вес группы лиц, принятых в порядке набора самими предприятиями на [112] заводы Главинструмента: в 1943 г.- 63,8%, в 1944 г.- 52%404.


Таблица 2. Кадры, направленные на предприятия машиностроительных главков в 1943-1944 гг.405

В 1944 г., особенно на предприятиях тяжелого машиностроения, увеличилось число лиц, мобилизованных по линии Наркомата обороны из военнообязанных, временно или постоянно не подлежащих призыву в армию. В 1944 г. в системе Главкотлотурбопрома они составляли 42%. Однако, несмотря на возросшее значение этого источника, доля рабочих, поступивших по нарядам НКО, на предприятиях НКТМ и НКСС не превышала половины вновь прибывающих лиц.

С конца войны серьезное внимание в коллективах стало уделяться трудоустройству демобилизованных воинов. Например, на Ленинградский металлический завод во второй половине 1945 г. поступили 660 бывших фронтовиков, в том числе 606 мужчин и 54 женщины. Из них половина ранее работала на этом заводе. Среди принятых были токари, слесари, кузнецы, модельщики, имеющие 4-6 разряды406. Многие демобилизованные из рядов Красной Армии поступали и на другие предприятия. Приход на производство людей, получивших огромные познания и навыки в управлении техникой, владевших и довоенными специальностями, имел немаловажное значение в деле скорейшего восстановления и дальнейшего развития отраслей.

Большую организаторскую работу по привлечению на производство новых пополнений проводили партийные, советские и профсоюзные организации, сотрудники наркоматов в районах, подвергшихся оккупации. Так, на [113] освобожденной части территории Украины в конце 1943 — начале 1944 г. из числа местного населения Комитет по учету рабочей силы передал предприятиям НКТМ 6,7 тыс. человек, в 1944 г. по линии Наркомата обороны на Новокраматорский и Старокраматорский машиностроительные заводы были мобилизованы 1107 военнообязанных, непригодных к службе в армии, 1272 человека были переведены из других ведомств407. Новое пополнение коллектива Харьковского тракторного завода в 1944 г. составило 5034 человека, из них по линии НКО прибыли 1388, в результате мобилизации гражданского населения — 2504 человека408. Кадры поступали и другим путем, в том числе по призывам и мобилизациям ЦК ВЛКСМ и местных комсомольских организаций.

Большую помощь возрождающимся заводам оказал рабочий класс тыловых областей. Например, в 1944 г. вернувшиеся с десяти восточных заводов тяжелого машиностроения на старые места работы составили 27,1% от общей численности персонала предприятий. На Ворошиловградский паровозостроительный завод имени Октябрьской революции в первом квартале 1944 г. на постоянную работу направлялись квалифицированные кадры с Новокраматорского машиностроительного завода (г. Электросталь), с Алма-атинского машиностроительного, с Коломенского паровозостроительного имени В. В. Куйбышева409.

Обеспечение предприятий рабочей силой и создание на этой базе постоянных коллективов в годы войны затруднялись в известной степени из-за текучести кадров. Неподготовленность некоторых заводов к приему новых пополнений (нехватка жилья, неудовлетворительная организация питания и т. д.) влекла за собой уход части людей с предприятий. В ряде случаев сказалась непригодность новых рабочих для выполнения работ в тяжелых условиях по состоянию здоровья.

В годы войны ЦК ВКП(б), ГКО, правительство неоднократно указывали на огромное военно-политическое и хозяйственное значение создания устойчивых кадров в индустрии, на необходимость вести самую решительную борьбу с текучестью. Партией и правительством, несмотря на неотложную необходимость направления финансовых и материальных ресурсов на удовлетворение нужд фронта, выделялись значительные средства на улучшение условий труда и быта рабочего класса. Проводилось упорядочение заработной платы. Обкомы, горкомы, райкомы партии вместе с исполкомами Советов проводили большую разъяснительную работу среди населения. Воспитательная работа была усилена [114] на предприятиях. Наркоматы станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения проводили мероприятия по ликвидации текучести рабочей силы, по созданию постоянных дружных коллективов410.

Таким образом, в неблагоприятных и тяжелых условиях войны Советское государство максимально мобилизовало трудовые ресурсы для пополнения промышленности, строительства, транспорта рабочей силой. Успешное разрешение задачи обеспечения кадрами важнейших отраслей индустрии позволило своевременно завершить перестройку отраслей на нужды обороны, в ходе войны начать восстановление сложного гражданского производства и возрождение разрушенных заводов.

Изменения в численности, составе и размещении кадров

В годы войны общая численность рабочих и служащих, занятых в народном хозяйстве страны, резко сократилась. Этот процесс был характерным для всех отраслей промышленности, в том числе и для станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения. Вместе с тем имелись и некоторые особенности: на численности персонала машиностроителей сказалась передача крупных заводов в другие ведомства. Однако начиная с 1943 г. в численности работников, занятых на предприятиях НКСС, НКТМ и НКСМ, наметился сдвиг. Но достичь показателей 1940 г. в военных условиях в целом не удалось.

Количественные изменения в кадрах станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения характеризуются данными табл. 3.

Наиболее заметным было сокращение работников в станкоинструментальной промышленности в 1941 г. в связи с ликвидацией наркомата: численность промышленно-производственного персонала уменьшилась по сравнению с предыдущим годом на 31,8%, рабочих — на 30,7%411. В процентном отношении снижение числа рабочих и служащих в этой отрасли было больше, чем в промышленности страны412, и являлось самым низким за весь период войны. В то же время количественный рост персонала начался здесь в 1942 г., а не в 1943 г., как в целом по промышленности и в тяжелом и среднем машиностроении в частности413. Это было вызвано прежде всего возобновлением деятельности Наркомстанкопрома, [115]


Таблица 3. Динамика среднегодовой численности промышленное производственного персонала* НКСС, НКТМ, НКСМ, %414

На предприятиях тяжелого машиностроения в результате интенсивного уменьшения количества персонала, продолжавшегося в течение первого года войны, в 1942 г. его осталось 62,1%, рабочих — 66,4% к уровню 1940 г. Ниже этого численность промышленно-производственного персонала не опускалась415. Таким образом, снижение численности рабочих и служащих в системе Наркомтяжмаша в 1942 г. произошло на 37,9%. Данный показатель был выше, чем по всей промышленности страны, где численность составляла две трети довоенного показателя416. Это объясняется тем, что были переведены в другую систему крупнейшие заводы отрасли. Так, только с передачей Кировского завода выбыли 35 тыс. человек. Кроме того, на уменьшении численности персонала сказалось то обстоятельство, что оказавшиеся на оккупированной территории такие заводы-гиганты, как Ворошиловградский имени Октябрьской революции, «Красный [116] Профинтерн», Новокраматорский машиностроительный, имевшие по 20 тыс. рабочих и служащих, не смогли полностью эвакуировать свои коллективы417. Постепенный рост кадров на предприятиях НКТМ начался с 1943 г.

Численные изменения происходили и среди работников среднего машиностроения. Хотя резкого спада по таким категориям кадров, как рабочие и ИТР, здесь не наблюдалось. К концу войны сокращение численности персонала составляло 6,3%. Восстановление кадров шло за счет основной производительной силы — рабочих и инженерно-технического состава. В 1945 г. на предприятиях Наркомсредмаша рабочих было занято 93,5% к довоенному уровню. Значительный отряд среди тружеников отрасли составляли автомобилестроители. В 1945 г. их насчитывалось 91,5 тыс. человек.

Таким образом, в течение изучаемого периода общее количество персонала в трех отраслях уменьшилось на 47,2 тыс., в том числе в тяжелом машиностроении на 26,2 тыс., в станкоинструментальной промышленности — на 7,9 тыс. и в среднем машиностроении на 13,1 тыс.418

Восстановление численности персонала в станкостроении и среднем машиностроении шло быстрее, чем в тяжелом машиностроении и в целом в промышленности страны419. Наиболее интенсивно этот процесс происходил на восстанавливаемых предприятиях и в меньшей степени — на действующих. После окончания войны индустриальные кадры начинают заметно расти, наиболее быстрыми темпами шло восстановление и рост числа рабочих. Уровень 1940 г. был достигнут и превзойден по данной группе в НКСС и НКСМ в 1946 г., в НКТМ — в 1948 г.420

Машиностроение в силу сложного характера производства имеет удельный вес специалистов, превышающий среднюю норму. В 1941-1945 гг. произошли изменения и в этой категории кадров. К концу войны численность ИТР составляла в станкостроении 91,6% довоенного уровня, в тяжелом машиностроении — 71, в среднем машиностроении — 110,9% (промышленности СССР — 84%)421.

На предприятиях Наркомтяжмаша в январе 1941 г. имелось 9,9 тыс. инженеров и 6 тыс. техников. На 1 июля 1944 г. осталось 8,6 тыс. инженеров и 1,9 тыс. техников422. В составе работников среднего машиностроения по состоянию на 1 января 1941 г. имелось 12 тыс. человек с высшим образованием, 1,7 тыс. с незаконченным высшим, 10,3 тыс. — со средним специальным423. Удельный вес рассматриваемой группы работников среди персонала Наркомтяжмаша по [117] сравнению с довоенным периодом понизился незначительно (с 16,4 до 15,5%), в системе Наркомстанкопрома и Наркомсредмаша даже увеличился (соответственно с 13,3 до 13,6 и с 12,8 до 15,1%)424. Это объяснялось в значительной мере ростом темпов научно-технического прогресса, развертыванием основного гражданского производства, требующего высокую профессиональную подготовку кадров.

Однако следует учесть, что квалифицированный состав инженеров, техников на ряде заводов снизился за счет повышения удельного веса практиков. В 1943 г. около 62,5% к общему числу ИТР в системе НКСС не имели законченного технического образования425. Примерно таким же положение оставалось в последующие годы и в других наркоматах.

Выполнение заданий, связанных с частичным переходом промышленности на выпуск гражданской продукции, созданием новых образцов станков, турбин, кузнечно-прессового оборудования, автомобилей, было возможно только при непрерывном повышении технической грамотности специалистов, при овладении ими новейшими достижениями в области конструирования. Поэтому встала задача подготовки и переподготовки кадров, организации новых отраслевых вузов. В 1944-1945 гг. были расширены прием и выпуск специалистов в действующих учебных заведениях, а также возобновил свою деятельность Ленинградский станкоинструментальный институт426. В наркоматах неоднократно рассматривался вопрос о приеме и использовании молодых специалистов, повышении квалификации, их материально-бытовом устройстве. Благодаря помощи государства, мероприятиям, проводимым наркоматами, число специалистов увеличивалось. Уровень 1940 г. по количеству ИТР был достигнут в станкоинструментальной промышленности в 1946 г., в тяжелом машиностроении — в 1950 г., а в среднем машиностроении еще в ходе войны — в 1944 г.427

В условиях военного времени произошли коренные изменения не только в общей численности рабочих и служащих, но и в размещении их по экономическим районам страны. Если в первый период войны численность машиностроителей в целом по стране уменьшилась, то среди рабочих восточных областей увеличилось число станкостроителей, автомобилестроителей, работников турбостроения и металлургического машиностроения. В 1944-1945 гг. в связи с реэвакуацией и восстановлением предприятий в освобожденных районах на Востоке наблюдалось снижение их удельного веса. Однако он оставался выше довоенного периода. [118] Благодаря огромной организаторской и воспитательной деятельности Коммунистической партии за годы войны в Средней Азии и Казахстане выросли кадры отраслей станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения. Это сказалось на росте общей численности машиностроителей в ряде республик. Так, в промышленности Узбекистана она увеличилась в 6,9 раза428, в машиностроении Казахстана — в 3 раза429. В 1945 г. в Грузинской ССР численность рабочих машиностроительной и металлообрабатывающей промышленности составляла 24,5% от общего количества рабочих республики, тогда как в 1940 г. лишь 15,8%430.

В табл. 4 приведены данные о распределении кадров в инструментальной и котлотурбинной промышленности страны.

В прифронтовых и освобожденных районах шел процесс восстановления кадров. По численности рабочих в станкоинструментальной промышленности в конце войны первое место принадлежало старому промышленному центру — Москве. После разгрома немцев на полях Подмосковья в связи с реэвакуацией заводов рабочие коллективы начали увеличиваться. В конце войны, несмотря на сокращение абсолютной численности работающих в станкоинструментальной промышленности — ведущей отрасли индустрии столицы, удельный вес инструментальщиков Москвы в системе наркомата был велик и составлял 40,7%, а станкостроителей — 37,8%431. По численности рабочих отрасли после Москвы следовали Урал и Сибирь.


Таблица 4. Территориальное размещение рабочих инструментальной и котлотурбинной промышленности, % 432

[119] В котлотурбинной промышленности накануне войны крупными центрами наряду с Ленинградом были Харьков и Таганрог. За 1941-1945 гг. изменение численности работников отрасли происходило в направлении некоторого уменьшения удельного веса рабочих северо-западных и южных заводов. В конце войны численность крупнейших коллективов Ленинграда, выпускающих оборудование для электростанций, характеризовалась следующими данными (в % к 1940 г.): Металлический завод — 54,9%, Невский машиностроительный имени В. И. Ленина — 50,8%433. Одновременно увеличился удельный вес тружеников восточных областей, где были построены новые заводы.

На территории, подвергшейся оккупации, количество кадров существенно уменьшилось434. Если среднегодовая численность рабочих и служащих в целом в промышленности освобожденных районов составляла 47,7% довоенного уровня, то на предприятиях машиностроения этот показатель был ниже: на Киевском станкозаводе — 18,3%, Харьковском станкостроительном — 25,8%. На заводах тяжелого машиностроения (Новокраматорском, Старокраматорском, Ворошиловградском паровозостроительном имени Октябрьской революции) от 30 до 50% довоенной численности кадров435.

Осуществляя широкую программу возрождения индустрии освобожденных районов, Советское государство развернуло большую работу по обеспечению заводов рабочей силой, подготовке квалифицированных кадров ив местного населения. Создание новых отрядов рабочих-машиностроителей в союзных и автономных республиках из жителей коренной национальности имело большое политическое и народнохозяйственное значение, способствовало дальнейшему индустриальному развитию этих регионов.

Большие сдвиги, происшедшие в 1941-1945 гг. в географии машиностроительной промышленности, оказали серьезное влияние на изменение профессионального состава рабочего класса отдельных областей и республик СССР.

В составе рабочих значительно увеличился удельный вес женщин и молодежи. В тяжелое военное время нашли полное подтверждение следующие ленинские слова: «Женщине может трудиться и в условиях военных, когда дело идет о помощи армии, об агитации среди нее. Женщина во всем этом должна принимать активное участие…»436.

Высокая гражданственность советских патриоток, их стремление внести свой вклад в дело победы нашли яркое выражение в напряженном труде, самоотверженной [120] общественно-политической деятельности и в непосредственной защите социалистического Отечества.

Уже в годы первых пятилеток женщины в СССР стали равноправными участницами хозяйственного строительства. Так, в 1940 г. удельный вес женского труда в крупной промышленности достиг более 40%, в инструментальной промышленности — также свыше 40%437.

Когда начались суровые испытания, широкое вовлечение женщин в трудовой процесс приобрело особое значение. «Женщины,- писала «Правда»,- составляют половину нашего великого 200-миллионного народа. Это колоссальные трудовые резервы, колоссальная сила»438.

Лозунг партии «Все для фронта! Все для победы!» стал и лозунгом женщин в трудовой помощи фронту. Советские патриотки заменяли ушедших в действующую армию отцов, мужей и братьев, овладевали чисто «мужскими» профессиями. Только за два месяца войны, например, на предприятия Наркомата станкостроения влились свыше 3 тыс. работниц, многие из которых, быстро овладев квалификацией, стали выполнять и перевыполнять установленные нормы439.

Среди многочисленного коллектива завода «Калибр» достойный уважением и любовью пользовалась многостаночница А. Райкова, выполнявшая сменное задание на 180%. На заводе «Красный пролетарий» стахановка Т. Ф. Бурмистрова стала двухсотницей. То же можно сказать про резьбовщицу Н. Е. Цареву и токаря М. И. Федорову с завода «Фрезер» и многих других передовых работниц. За успешное освоение новых специальностей нарком А. И. Ефремов 19 сентября 1941 г. наградил их значком «Отличник социалистического соревнования»440.

В первый военный месяц пришли на Горьковский автозавод 1545 домохозяек. А к 1 января 1942 г. поступили еще 2500 женщин. Позже они составили половину коллектива441.


Таблица 5. Удельный вес труда женщин среди рабочих и служащих, %442

[121] К концу 1942 г. участие женщин в производстве выросло (табл. 5).

В 1944 г. удельный вес женщин составлял на заводах: Главинструмента — 59,7%, Главстанкопрома — 48,8, на предприятиях тяжелого машиностроения — 44,8%443. На Московском автозаводе, например, накануне войны женщины составляли 35%, а в 1942 г.- 45%444. Как видим, увеличились масштабы применения женского труда и на тех производствах, где изготовлялась более сложная и более тяжелая по весу продукция.

Произошли изменения также в профессиональном составе женщин-работниц. Славные бойцы трудового фронта, советские женщины выполняли любые работы. Они приобретали специальности сварщиков, стерженщиков, сборщиков станков и турбин. На «Красном пролетарии» молодая работница Т. Ячменева445 пришла в цех со школьной скамьи. Под руководством опытного мастера Н. А. Паникова освоила токарный станок, успешно справлялась с заданиями. В 1943 г. организовала комсомольско-молодежную бригаду, которая неоднократно занимала первые места в социалистическом соревновании по заводу, району, по Москве. Т. Ячменева, поддерживая почин передовых рабочих, обслуживала несколько станков, работала по часовому графику.

На Горьковском автозаводе в соревновании по профессиям звание лучшего кузнеца получила Н. Хабарова. В газете, выпускаемой выездной редакцией газеты «Правда», ей было посвящено стихотворение М. Скуратова446:

Так повелось, что труд кузнечный
Был делом искони мужским,
Мол, слабой женщине, конечно,
Никак не сладить будет с ним!
Но вот Хабарова с подругой
Кует отважнее мужчин
И в цехе ковочных машин
Послушен ей металл упругий…

Освоение женщинами производственных специальностей увеличивало их удельный вес среди квалифицированных кадров. Заместитель Председателя Совнаркома СССР Н. Вознесенский привел следующие цифры: в целом по стране доля женского труда среди машинистов паровых машин возросла с 6% в начале 1941 г. до 33% в конце 1942 г., машинистов-компрессоров — соответственно с 27 до 44, токарей по металлу — с 16 до 33, сварщиков — с 17 до 31, слесарей — с 3,9 до 12%447. [122] Женщины в тяжелое военное время смогли сочетать напряженную работу на производстве с трудной обязанностью главы семьи, сумели организовать правильное воспитание детей. Своим героическим трудом они внесли огромный вклад в победу над фашизмом. В докладе, посвященном 20-летию Победы советского народа в Отечественной войне, отмечалось: «Земной наш поклон советским женщинам, проявившим поразительное мужество в суровую военную годину. С такой силой, как в дни войны, никогда не проявлялись величие духа и несгибаемость воли наших советских женщин, их преданность, верность, любовь к Отчизне, их безграничное упорство в труде и героизм на фронте»448.

В период войны на промышленных предприятиях возрос удельный вес молодежи. Еще в 1905 г. В. И. Ленин писал: «Нужны молодые силы… надо только шире и смелее, смелее и шире, еще раз шире и еще раз смелее вербовать молодежь, не боясь ее. Время военное. Молодежь решит исход всей борьбы…»449. Эти ленинские слова имели практическое значение и в годы Великой Отечественной войны. По путевкам ВЛКСМ, по зову сердца на производство шли юноши и девушки, только начинающие жизнь. Они, заменяя потомственных рабочих, ушедших на фронт, взяли на свои плечи основную тяжесть работы в тылу.

Резко изменился состав всех коллективов. Особенно велик был удельный вес молодых кадров на заводах Главстанкосмежпрома и Главинструмента, где были более легкие условия труда и внедрены поточные методы производства. В начале 1945 г. на многих предприятиях НКСС группа молодежи до 25 лет составляла 53-65 %, на заводах НКСМ — 55%450. В тяжелом машиностроении, если в период предвоенных пятилеток преобладала группа лиц в возрасте старше 25 лет, то в годы войны произошли разительные перемены. В 1940 г. группа лиц в возрасте до 25 лет составляла 28%, а в 1944 г.- 41,6%451. На предприятиях наблюдались изменения в составе кадров по возрасту (табл. 6).

Таким образом, на заводах тяжелого машиностроения в 1942 г. удельный вес подростков в возрасте до 18 лет равнялся в среднем 22,8%, а к началу 1945 г.- 18,4%452. На долю основной возрастной группы от 18 до 49 лет приходилось более 70% рабочих453.

Сколько юных героев труда вырастили коллективы в трудное военное время. На «Красном пролетарии» В. Михалина, М. Янкина, В. Каулина, Ю. Морозов, Н. Бубнов и многие другие самоотверженно трудились в цехах. 13 февраля 1975 г. «Правда» опубликовала статью «Мальчишки в [123] ту пору» и фотографию трех передовых рабочих-подростков одного из московских заводов Наркомата среднего машиностроения.


Таблица 6. Возрастной состав рабочих на заводах Наркомтяжмаша, %454

Трем знатным мастерам было тогда в общей сложности сорок четыре года! На снимке Василий Новиков, Валентин Карасев, Анатолий Баловнев. Они составляли бригаду, заменившую 7 человек, обрабатывали за смену 1400 деталей, в то время как раньше бригада делала 900-1000 штук. В грозную пору пришли они на заводы и работали для фронта, для победы изо всех своих мальчишеских сил как достойные сыны своего народа.

Коммунистическая партия высоко оценила роль советской молодежи в победе над агрессором. «В суровые годы войны, как и в мирное время, боевым помощником партии был Ленинский комсомол»,- сказано в постановлении ЦК КПСС «О 30-летии Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов»455. Отмечая массовый героизм комсомольцев в битве с фашизмом, на XVII съезде ВЛКСМ подчеркивалось: «Неувядаемой славой овеяны ратные и трудовые подвиги комсомола и всей советской молодежи в суровые годы Великой Отечественной войны. В трудный час испытаний юность страны отдавала все во имя победы, ради счастья и жизни на земле»456.

Повышение удельного веса молодежи, ранее не работавшей на производстве, внесло изменения в квалификацию кадров. Одной из особенностей машиностроения накануне войны явилось наличие большого контингента высокопрофессиональных рабочих. Средний тарифный разряд в [124] станкостроении составлял 4,5, а в конце 1942 г. он едва достигал 3,5457 (табл. 7).


Таблица 7. Изменения квалификационного состава рабочих в годы Великой Отечественной войны, %458

Если в мае 1941 г. по Наркомтяжмашу рабочие 5-8-х разрядов составляли 39,5%, то в январе 1945 г.- 31,9%. В результате снизился до 4,1% и средний тарифный разряд рабочих. По предприятиям Наркомсредмаша удельный вес квалифицированных и высококвалифицированных кадров несколько увеличился — с 40,9% в 1941 г. до 43,9% к началу 1945 г. Соответственно за этот период по наркомату возрос средний тарифный разряд рабочих — с 4,3 до 4,5.

С мая 1942 г. до конца войны процент рабочих, не выполнявших нормы выработки, снизился примерно в два раза, а по некоторым отраслям промышленности (среднему машиностроению, станкостроению) еще больше459. Чтобы привести уровень квалификации трудящихся в соответствие с задачами освоения новых производственных процессов и уменьшить количество лиц, не справляющихся с программой, потребовались дополнительные усилия по организации технической учебы.

Важным показателем качественного изменения состава рабочих являются данные о производственном стаже непрерывной работы. К сожалению, у историков нет обобщающих данных по этому показателю. В целом в промышленности СССР к началу 1943 г. значительная часть рабочих (60-70%) имела стаж от 6 месяцев до двух лет, а к концу войны — до трех лет460. По отдельным отраслям индустрии это соотношение было различным. Среди рабочих тяжелого машиностроения на 1 ноября 1940 г. лица со стажем свыше трех лет составляли 43,8%. В годы войны эта группа сократилась примерно до 30%461. Изменение состава коллективов [125] требовало проведения администрацией и общественными организациями мероприятий по закреплению кадров на производстве.

Сведения о распределении рабочих по стажу на предприятиях станкоинструментальной промышленности столицы приводит историк В. Е. Полетаев. По его подсчетам самая крупная по стажу категория промышленно-производственного персонала (по данным на 1 января 1946 г.) состояла из лиц с производственным стажем от года до пяти лет, на втором месте — группа лиц, пришедших в цехи до войны462. Большое число кадровых рабочих сохранилось например в коллективе «Красного пролетария»: в первом полугодии 1943 г. рабочие с довоенным стажем составляли 40%463. Среди них ветераны труда: слесари В. В. Ермилов464, К. Д. Сарафанов, мастера Н. Ф. Филишюв, И. И. Иванов, К. И. Скворцов, токари Е. К. Баканичев и К. М. Агафонов.

На Московском автозаводе, несмотря на непрерывную смену кадров, всю войну сохранялся довольно значительный костяк потомственных автозаводцев. В 1942 г. их было 14%, а в 1944 г. за счет возвратившихся из эвакуации — 27,5%. Представители старой гвардии И. П. Гладков, С. В. Давыдов, К. Е. Малков, М. Ф. Ушкалов, Ф. И. Хромилин и сотни других автозаводцев все свои знания и опыт отдавали молодому поколению465.

Старая гвардия была опорой коллективов и воспитателем молодого поколения. В декабре 1945 г. Наркомтяжмашем была отмечена группа работников Ленинградского металлического завода, проработавших на производстве по нескольку десятков лет, в том числе мастер Н. Н. Крикунов, старший мастер П. Т. Степанов, заместитель начальника цеха С. Н. Чистяков466. Все они начинали свой путь с рабочего, на заводе вступили в ряды Коммунистической партии, в суровую военную пору проявили себя инициативными и добросовестными тружениками.

Таким образом, анализ количественных и качественных сдвигов в кадрах машиностроения свидетельствует о том, что в первый период войны произошло уменьшение численности по всем категориям промышленно-производственного персонала. Но уже в ходе войны началось восстановление заводских коллективов в гражданской промышленности, в том числе станкостроение тяжелом и среднем машиностроении. Это свидетельствовало о преимуществах социалистического способа производства давших возможность маневрировать трудовыми ресурсами. Изменения в численности и составе промышленных рабочих не снизили их трудовой [126] и общественно-политической активности. Коммунистическая партия, опираясь на большой опыт старшего поколения, провела большую работу по подготовке и воспитанию новой смены рабочего класса. Вновь пришедшие на производство кадры быстро овладевали профессией и самоотверженно трудились для фронта, для победы.

Производственно-техническое обучение новых рабочих

С первых дней войны подготовка квалифицированных кадров стала одной из важнейших народнохозяйственных задач. 20 августа 1941 г. «Правда» писала: «Нельзя полагаться только на энтузиазм новых рабочих, на их инициативу и готовность как можно скорее овладеть профессией. Война требует исключительно высоких темпов подготовки кадров, стало быть, их систематического и упорного обучения, воспитания, технического роста и производственной закалки».

Коммунистическая партия и Советское правительство уделяли этому вопросу большое внимание. Профессиональное обучение квалифицированных кадров осуществлялось как непосредственно на производстве, так и в учебных заведениях государственных трудовых резервов.

В связи с массовым притоком новых неподготовленных кадров вместо ушедших защищать Родину с оружием в руках были внесены серьезные изменения в систему производственно-технического обучения на предприятиях. Материально-техническая база подготовки нового пополнения значительно сузилась по сравнению с мирными годами. Сокращены были сроки подготовки кадров, пересмотрены программы и методика обучения, расширено обучение рабочих массовым профессиям.

На всех предприятиях страны в период войны существовали следующие основные виды производственно-технической подготовки кадров: индивидуальное и бригадно-индивидуальное, обучение на курсах и в стахановских школах. В военное время индивидуально-бригадным методом было обучено в системе Наркомстанкопрома — 83 %, на предприятиях Наркомтяжмаша — 75%, Наркомсредмаша — 77%467. В целом в промышленности СССР таким путем удовлетворялось примерно 85% всей потребности заводов в рабочей силе468. Кроме того, организовывались курсы и школы повышения квалификации, учебно-производственные цехи. [127]

На первом этапе войны задача заключалась в том, чтобы подготовить новых рабочих, которые имели бы минимум знаний и навыков, а затем повышали бы свое профессиональное мастерство непосредственно в процессе производства. В последующие годы, начиная с 1943 г., когда в промышленности страны увеличивались масштабы и технический уровень производства, на первый план выдвигалась задача дальнейшего повышения квалификации кадров.

Совнарком СССР, Центральный Комитет ВКП(б) в период войны приняли ряд мер по улучшению производственного обучения на предприятиях страны. Подготовка нового пополнения рабочего класса входила составной частью в государственные годовые, квартальные военно-хозяйственные планы 1941-1945 гг. Так, Совет Народных Комиссаров СССР 21 мая 1942 г. принял постановление «Об организации на предприятиях индивидуального и бригадного ученичества». Разрешалось на период военного времени принимать для индивидуального и бригадного обучения и последующей работы на заводах лиц, достигших 14-летнего возраста, установив для учеников от 14 до 16-летнего возраста (как в период обучения, так и в период работы) 6-часовой рабочий день469.

Эта форма подготовки кадров стала наиболее массовой по ряду важных преимуществ перед другими формами обучения: возможность одновременного обучения большой массы людей; быстрота подготовки рабочих; участие учеников с первого дня их прихода на завод в процессе производства, что имело немаловажное значение для выполнения плановых заданий.

Подготовке кадров много внимания уделял комсомол. Уже на второй день войны ЦК ВЛКСМ в своем постановлении одобрил ценный почин молодых работниц Московского автомобильного завода — в свободное от работы время овладеть смежными специальностями — слесарей, токарей, фрезеровщиков. Центральный Комитет комсомола призвал местные организации ВЛКСМ распространять его во всех отраслях промышленности и транспорта470.

В июне 1942 г. ЦК ВЛКСМ принял специальное постановление «О работе комсомольских организаций по производственно-техническому обучению молодых рабочих»471, в котором указывалось, что обучение молодежи является первостепенной государственной задачей комсомола. Для улучшения руководства деятельностью комсомольских организаций промышленных предприятий в августе 1942 г. был создан Отдел рабочей молодежи ЦК ВЛКСМ. Такие же [128] отделы были созданы при ЦК ЛКСМ союзных республик, при крайкомах и обкомах комсомола472. В условиях войны они проделали большую работу по организации производственно-технического обучения в трудовых коллективах.

В 1943-1945 гг. по всем отраслям народного хозяйства значительно улучшилась подготовка кадров, повысилась квалификация рабочих и инженерно-технического персонала. Уделялось серьезное внимание этому вопросу на восстанавливаемых заводах в освобожденных от оккупации районах. Каждый год на предприятиях и в учреждениях проходили подготовку и переподготовку в среднем 5228 тыс. человек, из них 4112 тыс. рабочих473.

Выполняя указания партии и правительства, наркоматы при участии заводских партийных, комсомольских и профсоюзных организаций проявляли огромную заботу о производственно-техническом обучении новичков. Анализ деятельности только трех наркоматов за годы войны показывает большой объем работы этого важнейшего участка, сложности осуществления планов подготовки кадров, повышения их квалификации как на действующих, так и на восстанавливаемых заводах, недостатки и промахи в этом трудном деле.

Уже по разработанному в декабре 1941 г. плану подготовки квалифицированных рабочих и утвержденному Совнаркомом СССР, Наркомату тяжелого машиностроения предстояло подготовить в первом квартале 1942 г. 11 тыс., Наркомату среднего машиностроения — 14 тыс. человек474. В феврале — марте 1942 г. в системе Наркомтяжмаша готовились рабочие по 18 специальностям, в системе Наркомсредмаша — по 31 специальности475. Это требовало больших усилий руководителей наркоматов, их главков и отделов, директоров заводов, парткомов, завкомов, комитетов комсомола, ветеранов труда, новаторов. Ежемесячно анализировались итоги подготовки рабочих, обсуждались формы, методы, опыт технической учебы в отдельных коллективах. С апреля 1942 г. на предприятиях станкоинструментальной промышленности вводилась должность руководителя по подготовке кадров. Устанавливались минимальные сроки обучения для основных специальностей (токарей, фрезеровщиков, слесарей) — 2-3 месяца вместо 6-12 месяцев в довоенный период476.

22 августа 1942 г. по Наркомстанкопрому был издан приказ «О мероприятиях по подготовке рабочих кадров на заводах Наркомата станкостроения»477. В нем подчеркивалось, что в условиях войны основную массу рабочих [129] необходимо готовить на месте, поэтому руководство делом технического обучения было передано из Главного управления учебными заведениями (ГУУЗ) в Отдел кадров, труда и заработной платы наркомата. В системе Наркомсредмаша в целях проверки хода подготовки новых кадров летом 1942 г. специальной комиссией была проанализирована система обучения в главках и в отдельных коллективах478.

На ряде заводов за успешное производственное обучение учителю, помимо установленной зарплаты, выдавалась премия в зависимости от степени подготовки и тарифного разряда, полученного учеником479.

По инициативе комсомольцев на крупных заводах, в том числе на Горьковском автомобильном, ГПЗ-1, Московском станкозаводе имени С. Орджоникидзе, Чимкентском машиностроительном и других предприятиях, были созданы технические кабинеты, технические витрины, витрины рекомендуемой литературы и т. п.

Вместе с тем в организации обучения новых рабочих в наркоматах и на предприятиях имелись трудности и недостатки. Прежде всего в аппарате Наркомата станкостроения не хватало работников по подготовке кадров, вследствие чего отсутствовали систематический контроль и руководство заводами в деле технического обучения. Например, из 63 предприятий HKCC на 39 организация производственного обучения проводилась совместителями. В довоенный период в системе Наркомтяжмаша контролем, разработкой учебно-методической документации, помимо Отдела массового технического обучения Главного управления учебными заведениями, занимался методкабинет наркомата, институты техучебы, а в 1942 г. — лишь 3 сотрудника в аппарате ГУУЗ480.

Многие директора предприятий, рассчитывая получить рабочих из Главного управления трудовых резервов, не уделяли должного внимания производственному обучению нового пополнения. В результате названных причин подготовка кадров непосредственно на предприятиях проходила довольно медленно, а уровень производственно-технического обучения не всегда соответствовал необходимым техническим требованиям. Поэтому в 1942 г. план подготовки рабочих, по данным наркоматов, был недовыполнен481.

Поскольку без повышения мастерства каждого работника нельзя было обеспечить успешное выполнение государственных планов, руководство наркоматов перестроило и улучшило дело подготовки и повышения технической грамотности рабочих.

28 марта 1943 г. по НКСС был издан приказ [130] «О мероприятиях по улучшению подготовки рабочих кадров на заводах Наркомата станкостроения», в котором указывалось, что показатели выполнения плановых заданий по подготовке и повышению квалификации рабочих будут учитываться наряду с показателями выполнения производственной программы482.

Для новичков устанавливалось обязательное прохождение техминимума по программе 20-30 часов. Принимались меры по освоению передового опыта квалифицированных рабочих в подготовке кадров машиностроителей.

Руководители Наркомтяжмаша при всестороннем рассмотрении этого вопроса на заседании коллегии 19 августа 1943 г. подчеркивали, что подготовка квалифицированных кадров является важнейшей задачей предприятия отрасли, от решения которой зависит выполнение заданий партии и правительства по изготовлению металлургического оборудования, паровозов, турбин, котлов и других видов изделий483. В целях оказания практической помощи заводам в 1943 г. Наркомтяжмаш разработал положения об отделах технического обучения на предприятиях, о курсах повышения квалификации мастеров-практиков и бригадиров, о краткосрочных курсах обучения рабочих, а в 1944 г. выпустил специальный «Сборник руководящих материалов по подготовке кадров на предприятиях Наркомата тяжелого машиностроения»484.

Выполнению обязательств по подготовке новых рабочих уделялось большое внимание при подведении итогов Всесоюзного социалистического соревнования.

В подготовке новой смены, ее политическом воспитании на боевых и трудовых традициях рабочего класса важную роль играли мастера, ветераны — наставники молодежи. В военных условиях, когда особенно остро ощущался недостаток кадров, на должность мастеров выдвигались квалифицированные рабочие485.

С ценной патриотической инициативой — взять шефство над молодежью — выступил токарь Уралмашзавода П. К. Спехов, награжденный в годы войны орденом Ленина. Сущность его метода заключалась в том, что ученик работал по одному наряду со своим учителем. Их заработок становился общим, и, следовательно, учитель был заинтересован в том, чтобы новый рабочий как можно скорее освоил специальность. Такой метод обучения был достаточно эффективен: уже через полтора месяца ученики выполняли самостоятельно сложные работы486.

В мае 1942 г. на станкозаводе «Красный пролетарий» было созвано совещание ветеранов труда, выступивших с [131] призывом «обучить не менее 20 рабочих, повседневно наблюдать за работой молодежи»487. Это обращение нашло горячий отклик среди опытных производственников. Большую группу молодежи обучил и воспитал лучший токарь завода, лауреат Государственной премии С. Ф. Смирнов, мастера B. И. Лотков, П. Н. Латышев и другие товарищи.

Умело готовили достойную смену на Московском станкозаводе имени С. Орджоникидзе мастера А. Н. Гончаров, П. И. Жохов, П. А. Костерев, С. М. Степенин. Мастер второго механического цеха Д. Я. Тимошин, выработавший свой метод обучения токарей, подготовил за военное время свыше 30 рабочих. Обучение он начинал с показа простых операций, терпеливо проверял работу ученика, подсказывал, любознательным подросткам поручал самостоятельные задания. Так, один из его учеников — токарь Н. С. Чикирев, применяя скоростной метод обработки металла, неоднократно в годы войны ставил рекорды при выполнении сложных программ. Ученики Д.Я. Тимошина — М. Абрахманова, Е. Обуховский, А. Потапова, Т. Сафронова, О. Кулешова — в 1943 г. стали двухсотниками, возглавили Комсомольско-молодежные бригады, служили примером для молодежи завода488. В дружном коллективе станкозаводцев они росли и мужали, постигали профессиональное мастерство.

Вспоминая суровую военную пору, лауреат Государственной премии СССР, генеральный директор производственного объединения «Станкостроительный завод им. C. Орджоникидзе» Н. С. Чикирев писал: «Для нас, мальчишек военного времени, завод был и отцом, и наставником. Он учил не только работать, но и жить честно и прямо, не увиливая от трудностей. И горе, и радость мы делили на всех. Наверное, поэтому недавние школьники работали наравне со взрослыми, забывая о сне и отдыхе»489.

С большой благодарностью и теплотой отзывается Н. С. Чикирев о своем учителе Дмитрии Яковлевиче Тимошине, скромном советском труженике.

В период войны большую роль в обучении и повышении технических знаний молодых рабочих сыграли комсомольско-молодежные бригады, ставшие хорошей школой профессионального роста молодых кадров.

Характерным в этом отношении является путь одной из комсомольско-молодежных бригад Московского инструментального завода. Она была создана летом 1943 г. под руководством опытного рабочего Н. Каверина. Члены его бригады — А. Луговцев, Ю. Тюканов и М. Кулешова — пришли на предприятие со школьной скамьи, норм не [132] выполняли. В бригаду ввели инструментальщиков со стажем Я. Мусатова и М. Смирнову. Перед ними стояла задача превратить новичков в квалифицированных рабочих. Путь к этому был один — учеба. Все члены бригады прослушали 25-часовой теоретический курс. Перед работой члены бригады подводили итоги предыдущего дня. Эти «летучки» были важной формой массово-политической работы. В первый же месяц после создания бригады все ее члены выполняли норму на 130% и более. Комсомольско-молодежная бригада Н. Каверина получила звание «фронтовой»490.

На Новокраматорском машиностроительном заводе (г. Электросталь) большой популярностью пользовалась фронтовая бригада девушек-формовщиков, возглавляемая М. Н. Галанцевой. Члены бригады — Л. В. Кукушкина, Н. Н. Манилова, В. Д. Шумилина, овладев сложной профессией, настойчиво изучали опыт лучших, занимались на курсах повышения квалификации. В конце 1944 г. все девушки повысили свои разряды491.

Учитывая, что новички, пройдя подготовку в течение 2-3 месяцев и получив 3-й или 4-й разряд, являлись, по существу, операционниками, многие заводские коллективы искали более эффективные пути обучения. Там, где позволяла учебно-производственная база (по примеру ГПЗ-1, Горьковского автомобильного), были организованы учебно-производственные цехи. Обычно такие цехи оснащались машинами, аналогичными тем, на которых новичку предстояло работать. Система обучения в учебных цехах строилась на основе последовательного освоения отдельных операций, что обеспечивало большую эффективность подготовки кадров по сравнению с индивидуально-бригадным методом. В начале 1944 г. такие цехи и учебно-производственные участки имелись на 26 заводах Наркомсредмаша492. Массовая производственно-техническая учеба рабочих быстро сказывалась на повышении производительности труда и улучшении качества выпускаемой продукции.

Более широкую подготовку давала курсовая система. На предприятиях тяжелого машиностроения при подготовке кадров для сложных работ устанавливался курс теоретического обучения, рассчитанный на 60 часов. На ряде заводов были созданы курсы целевого назначения. Эта форма обучения применялась в связи с переходом машиностроения на производство новой продукции.

Наряду с обучением новых рабочих массовых профессий остро стояла и задача повышения производственной квалификации кадров. [133] В машиностроении, как и во всех отраслях промышленности, большинство рабочих повышало свою техническую грамотность главным образом на курсах техминимума, в стахановских школах и краткосрочных курсах повышения квалификации. Первой ступенью в повышении квалификации были кружки техминимума. Здесь рабочие получали минимум теоретических знаний, необходимых для овладения специальностью. Затем для ознакомления с опытом новаторов и для поднятия мастерства рабочих, имеющих квалификацию , но не выполняющих нормы выработки из-за недостатка знаний и практических навыков, стали создаваться стахановские школы. Срок школы не превышал, однако, как правило, 10 рабочих смен.

Для повышения эффективности обучения в системе Наркомстанкопрома Всесоюзная конференция по станкостроению, состоявшаяся в ноябре 1943 г., предложила: разработать единые программы обучения; увеличить сроки подготовки кадров; возложить ответственность за обучение непосредственно на директоров заводов493.

Усилился контроль за осуществлением планов производственного обучения. МК и МГК ВКП(б) в 1943 г. рассмотрели ряд вопросов, связанных с: организацией производственного обучения на предприятиях Москвы и области; опытом подготовки квалифицированных рабочих на ГПЗ-1; повышением квалификации кадров на Новокраматорском машиностроительном заводе, эвакуированном в г. Электросталь. В Наркомате станкостроения специальная комиссия, возглавляемая наркомом А. И. Ефремовым, разработала меры по подготовке и повышению профессионального мастерства рабочих, бригадиров, инженерно-технического персонала на действующих и восстанавливаемых заводах.

Наркомтяжмаш во второй половине 1944 г. вновь провел проверку хода подготовки кадров на 20 предприятиях. Обобщив результаты этой проверки, коллегия наркомата в июле 1944 г. рассмотрела вопрос о подготовке квалифицированных кадров для металлургических цехов, энергохозяйств, об улучшении качества обучения на курсах повышения квалификации и наметила конкретные мероприятия в этой области494.

В системе трех наркоматов (НКСС, НКТМ, НКСМ) непосредственно на производстве были обучены тысячи промышленных рабочих (табл. 8).

В 1943 г. заметно увеличилась группа лиц, повысивших квалификацию. За год данная категория кадров в станкостроении увеличилась в 2 раза, в тяжелом машиностроении — [134]


Таблица 8. Подготовка кадров и повышение квалификации рабочих на машиностроительных заводах в 1942-1945 гг., тыс. человек495

в 1,5 раза. Лучших результатов добились станкозавод имени С. Орджоникидзе, «Фрезер», перевыполнившие установленные задания. На Коломенском паровозостроительном заводе имени В. В. Куйбышева за год стахановские школы окончили 1683 человека, курсы повышения квалификации 1015, на Новокраматорском машиностроительном (г. Электросталь) — соответственно 599 и 998 человек496.

В 1944 г. масштабы подготовки кадров в тяжелом машиностроении благодаря пристальному вниманию наркомата, проверке состояния дел группы заводов по сравнению с предыдущим годом возросли более чем в 2 раза. Успешно справились с работой в этой области заводы Главкотлотурбопрома, Главлокомотивдизеля.

Мероприятия, проводимые наркоматами, содействовали повышению культурно-технического уровня рабочего класса, что находило отражение в деятельности предприятий и [135] имело большое значение для развития отраслей в целом. Этому способствовало также открытие вечерних общеобразовательных школ в соответствии с постановлением Совнаркома СССР от 15 июля 1943 г. «Об обучении подростков, работающих на предприятиях»497. В них стали обучаться тысячи юношей и девушек городов и рабочих поселков498.

Начиная с 1943 г. особое значение придавалось подготовке кадров на восстанавливаемых предприятиях. Остро стоял этот вопрос, например, на Сталинградском областном совещании секретарей райкомов партии и работников отделов кадров предприятий и учреждений в 1943 г. Выступивший на совещании представитель дирекции Сталинградского тракторного завода рассказал о системе обучения молодых рабочих на предприятии. При этом он особенно подчеркнул роль наставников в подготовке новой смены рабочего класса499.

По планам наркоматов на 1945 г., предусматривалось значительно расширить подготовку новых рабочих на заводах освобожденных районов.

Всего за 4 года войны на предприятиях станкоинструментальной промышленности, тяжелого и среднего машиностроения (см. табл. 8), получили специальность и повысили квалификацию 562 тыс. человек. Путем технического обучения молодежи, женщин непосредственно на производстве наркоматы с помощью партийных, профсоюзных, комсомольских организаций сумели справиться с нелегкой задачей военных лет — подготовкой нового пополнения рабочего класса.

Производственное обучение рабочей смены, вставшей к станкам и агрегатам в грозные годы, служило одним из важнейших путей дальнейшего роста производительности труда, более полного использования оборудования, сырья, материалов, увеличения выпуска продукции для фронта и нужд народного хозяйства.

Большое значение в деле подготовки квалифицированных рабочих имела система государственных трудовых резервов500, которая была создана по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1940 г.501. Подчеркивалось, что перед государством стоит задача организованной подготовки новых рабочих из городской и колхозной молодежи и создания необходимых трудовых резервов для промышленности.

Срок обучения в ремесленных и железнодорожных училищах составлял два года, а в школах ФЗО — шесть [136] месяцев502. Учебные заведения трудовых резервов финансировались за счет госбюджета и стали надежной формой подготовки квалифицированных рабочих в 1941-1945 гг. В военное время произошли изменения в сети учебных заведений, как всей системы трудовых резервов, так и наркоматов. Если при организации в 1940 г. Главного управления трудовых резервов (ГУТР) в СССР было 1547 училищ и школ, а в 1942 г. — 1726, то к концу войны их число возросло до 2587503.

В начальный период войны в результате фашистской оккупации и перебазирования учебных заведений трудовые резервы понесли большие потери в числе обучающихся. Однако оперативно установленные контакты системы ГУТР с наркоматами ведущих отраслей помогли определить необходимость прикрепления эвакуированных училищ и школ к заводам на месте или создания на их базе новых учебных заведений. В совместных приказах Главного управления трудовых резервов при СНК СССР и наркоматов определялись пути ускоренного обучения рабочих кадров, потребность в которых была острая.

Совершенствовалась структура учебных заведений. Создавались специализированные ремесленные училища для обеспечения и воспитания детей воинов Красной Армии, партизан Отечественной войны, а также для детей-сирот, родители которых погибли от рук фашистских оккупантов.

ГКО, ЦК ВКП(б), Главное управление трудовых резервов при СНК СССР, ЦК ВЛКСМ и наркоматы проявляли постоянную заботу об упорядочении производственного обучения в школах и училищах, мобилизуя учащихся на успешное овладение профессией и выполнение производственных заданий. В ЦК ВЛКСМ в июне 1942 г. был создан отдел по работе среди учащихся ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО. При обкомах ВЛКСМ и крупных горкомах также были созданы такие отделы504.

Коммунистическая партия, Советское правительство, Ленинский комсомол в напряженных условиях войны придавали исключительное значение приему, бытовому устройству и воспитанию молодых кадров, пришедших на производство из учебных заведений ГУТР. Эти вопросы неоднократно обсуждались на бюро обкомов и горкомов партии, местными комсомольскими и профсоюзными организациями. Исходя из указаний партии, наркоматы, ЦК профсоюзов неоднократно проводили проверки правильного использования нового пополнения рабочего класса, состояния жилищно-бытовых условий, порядка и норм снабжения выпускников [137] училищ и школ505. В течение всего военного времени система гострудрезервов получила от государства 8,4 млрд. руб.506

Несмотря на сложности этого периода, в системе ГУТР в 1941-1945 гг. были подготовлены около 2,5 млн. квалифицированных рабочих. Из них свыше 120 тыс. человек были приняты на заводы станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения507.

Немалые изменения претерпела сеть ремесленных училищ и школ ФЗО при Наркомтяжмаше, Наркомсредмаше и Наркомстанкопроме. Например, до войны в системе НКТМ имелись 31 ремесленное училище и школа ФЗО с общим числом учащихся 14,9 тыс. человек, а в 1945 г.- 42 училища. В системе НКСС в 1944 г. работали 36 училищ и школ508.

При эвакуации учебных заведений НКТМ и НКСС из Донбасса, в которых обучались 3900 человек, удалось вывезти только незначительную часть учащихся509, однако в короткие сроки, до конца 1942 г., их контингент был увеличен; за годы войны были созданы и новые училища. Так, была усилена подготовка квалифицированных кадров для автомобильной промышленности, продукция которой была крайне необходима Вооруженным Силам и народному хозяйству. На базе Московского автозавода и кооперируемых с ним предприятий были срочно организованы: в Москве — ремесленные училища № 10, 23, 60, 61; в Ульяновске — школа ФЗО № 13, в Челябинске — школа ФЗО № 17510.

На базе предприятий тяжелого машиностроения были созданы 7 специализированных ремесленных училищ, которые обеспечивали квалифицированной рабочей силой важнейшие производства. Они действовали при заводах: Иркутском машиностроительном имени В. В. Куйбышева, Коломенском паровозостроительном имени В. В. Куйбышева, Ленинградском заводе подъемно-транспортного оборудования имени С. М. Кирова, Невском машиностроительном имени В. И. Ленина и др. Подготовка рабочих в них велась по 17 специальностям, в том числе готовились токари-универсалы, фрезеровщики, слесари-сборщики, слесари-инструментальщики, кузнецы, модельщики и т. д.511

Ремесленное училище № 12 при Невском машиностроительном заводе имени В. И. Ленина было одним из лучших в системе наркомата. Оно дало фронту продукции на 167 млн. руб. За годы войны из училища на предприятие пришли 1202 молодых рабочих, большинство из которых имело 5-6-й разряды. Они самоотверженно трудились при восстановлении крупнейшего ленинградского предприятия и при освоении выпуска сложнейших турбин для [138] электростанций. 380 учащихся и 68 преподавателей были награждены медалями «За оборону Ленинграда»512.

Хорошей базой для подготовки квалифицированных кадров металлообрабатывающих профессий являлись станкоинструментальные заводы. Поэтому совместным приказом Главного управления трудовых резервов и Наркомата станкостроения в июне 1943 г. часть училищ закреплялась за предприятиями HKCС: «Красный пролетарий», «Фрезер», «Калибр», Московский станкозавод имени С. Орджоникидзе, Новосибирский инструментальный и т. д.513 Из высококвалифицированных работников руководство предприятий выделило преподавателей и мастеров производственного обучения, оборудовало помещения учебных заведений. Для универсального овладения профессией устанавливалась строгая последовательность продвижения учащихся от выполнения более простых операций к сложным на протяжении всего периода обучения.

Проверка показала, что специализация ремесленных училищ при крупных станкоинструментальных заводах способствовала подготовке квалифицированных рабочих. Но вместе с тем обнаружилось, что во многих училищах обучение велось при неполном контингенте учащихся. Специфика военного времени сказалась и на процессе производственного обучения: в мастерских училищ занимался только 41% учеников, а остальные же заменяли в цехах взрослых, призванных в армию. На улучшение организации обучения положительное влияние оказали решения коллегии Наркомстанкопрома по итогам проверки и улучшения материально-технической базы учебных заведений и условий жизни молодежи. Училища стали бесплатно обеспечиваться топливом, электроэнергией, водоснабжением. Учащиеся прикреплялись для трехразового питания в заводские столовые наравне с кадровыми рабочими514.

Специализированные училища и школы ФЗО, действовавшие на базе машиностроительных заводов, являясь важным источником комплектования предприятий квалифицированными кадрами, оказывали также большую помощь в выполнении плановых заданий. Например, в 1943 г. молодежь ремесленного училища № 38, созданного на базе Московского инструментального завода, изготовила 195 тыс. различного инструмента, а учащиеся московского РУ № 39 за август 1943 г.- 13 тыс. заготовок метчиков и 2 тыс. разверток для завода «Фрезер»515.

В августе 1944 г. в учебных заведениях ГУТР были приняты к исполнению планы на IV квартал 1944 г. и на 1945 г. [139] по выпуску станков, инструмента и приспособлений. Увеличение производства этой продукции силами училищ и школ соответствовало развертыванию станкостроения, намеченного постановлением ГКО от 28 февраля 1944 г. «О развитии производства металлорежущих станков на предприятиях Наркомата станкостроения»516. К концу года больших успехов в этом трудном деле достигли коллективы Московского РУ № 72 и ремесленные училища Ленинграда. С начала года воспитанники ремесленного училища № 72 изготовили 20 круглошлифовальных и плоскошлифовальных станков. Сверх задания училище выпустило б комплектов гидроприводов к круглошлифовальным станкам для других заводов. Мастера и учащиеся сконструировали и передали Наркомстанкопрому машину нового типа «ИМ-4А», предназначенную для механического испытания металлов.

Коллективы ремесленных училищ Ленинграда провели значительную работу по выпуску станков Т-4, инструмента и других видов изделий517. Принятый к производству во многих учебных заведениях, станок Т-4 был удобным объектом для приобретения будущими рабочими, занятыми его изготовлением, почти всех основных производственных навыков. Изготовление станков предъявляло также высокие требования к организации и культуре трудового процесса, способствовало воспитанию у будущих рабочих аккуратности и профессионального мастерства.

Развитие материальной базы, совершенствование технической учебы позволили к концу войны организовать в системе трудовых резервов выпуск и более сложной продукции машиностроения.

К 15 февраля 1944 г. 8 специализированных РУ и школ ФЗО были созданы в тракторной промышленности. В учебных заведениях, существующих на базе автомобильных заводов, в 1944 г. благодаря проведенной проверке работы по подготовке рабочей смены, были улучшены и учебные и производственные показатели518.

Восстанавливались школы и училища на территории, подвергшейся оккупации. Во вновь организованной сети учебных заведений Белорусской ССР вступили в действие специализированные ремесленные училища на базе предприятий Наркомстанкопрома: при Минском заводе имени С. М. Кирова, Витебском заводе имени С. М. Кирова, при тресте Белгосстанкопром в Витебске. В целях обеспечения квалифицированными кадрами восстанавливаемых заводов тяжелого машиностроения 29 января 1944 г. был издан приказ ГУТР и Наркомтяжмаша об организации ремесленных училищ в [140] Харьковской, Ростовской и Сталинской областях с плановый контингентом учащихся 2050 человек519. Были выделены специальные бригады для капитального ремонта имеющегося оборудования, опытные мастера и инженерно-технические работники для руководства производственным и теоретическим обучением.

А в связи с возросшей потребностью в квалифицированных кадрах, вызванной увеличением заданий по выпуску оборудования для черной и цветной металлургии, для угольной промышленности, Наркомтяжмаш летом 1944 г. представил в ГУТР план дальнейшего расширения сети школ ФЗО, действующих на базе заводов тяжелого машиностроения. Было решено открыть еще 13 школ с 5400 учащимися520. Однако практическое решение данного вопроса затруднялось ввиду отсутствия общежитий и ослабления материально-технической базы школ ФЗО и училищ, хотя начиная с 1943 г. ассигнования на подготовку кадров в системе ГУТР непрерывно увеличивались521.

За период войны из Главного управления трудовых резервов прибыли на предприятия станкоинструментальной промышленности 23,2 тыс., тяжелого машиностроения — 40,7 тыс. и среднего машиностроения — 56,4 тыс. квалифицированных рабочих522. Данные табл. 9 показывают распределение выпускников ГУТР в различные периоды войны.


Таблица 9. Численность учащихся ремесленных училищ и школ ФЗО, направленных на машиностроительные предприятия в 1941-1945 гг.523

[141] Система ГУТР позволила централизованно осуществлять руководство подготовкой необходимых квалифицированных кадров рабочих, их территориальным перераспределением, учитывая потребности ведущих отраслей экономики.

Показательно, что расширился по сравнению с довоенным периодом выпуск рабочих-металлистов в национальных республиках Закавказья, Средней Азии и Казахстана, что объяснялось ростом в этих регионах машиностроительной промышленности.

Учащиеся трудовых резервов, пришедшие на заводы НКСС, НКТМ и НКСМ, благодаря вниманию партийных, профсоюзных и комсомольских организаций быстро осваивались на производстве и вносили посильный вклад в выпуск станков, автомобилей, тракторов и другой продукции. Машиностроители не только приняли в свои ряды новое пополнение, но и сумели воспитать его в духе своих лучших традиций.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1943 г. были награждены орденом Красной Звезды РУ металлистов № 1 (Горьковская обл.) и училище металлистов № 12 (Москва)524.

Опираясь на преимущества плановой социалистической экономики, патриотический подъем советских людей, государство обеспечивало рациональное распределение квалифицированных кадров в общегосударственном масштабе. Годы войны особенно ярко показали, какую большую роль играет правильное решение проблемы расширенного воспроизводства кадров, способных выполнять сложные задачи в новых условиях.

Материально-бытовое положение трудящихся в период Отечественной войны

Рабочие напряженно трудились для фронта, обучались новым профессиям в тяжелых материально-бытовых и производственных условиях.

На протяжении всех военных лет по карточкам выдавались хлеб, многие товары широкого потребления. Не хватало жилья, топлива, электроэнергии. В то же время максимально увеличилась производственная нагрузка на каждого работника. Характеризуя обстановку того времени, председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин в одном из своих выступлений в октябре 1942 г. [142] говорил: «Время, которое мы переживаем, очень суровое. Люди… выполняют огромную работу, которая поглощает все их силы. А вместе с тем жизненные условия, бытовая обстановка людей понизились»525.

Тяготы военного времени существенно ограничивали возможности решения первоочередной социально-экономической задачи Страны Советов — повышение жизненного уровня народа. На принципиальное значение вопросов обеспечения в условиях войны жизненного уровня рабочего класса указывал В. И. Ленин. В разгар гражданской войны, в 1919 г., он говорил: «Первая производительная сила всего человечества есть рабочий, трудящийся. Если он выживет, мы все спасем и восстановим… наша главная основная задача — отстоять жизнь рабочего, спасти рабочего…»526.

В суровые годы борьбы с немецко-фашистскими захватчиками заботы о жизни, быте и здоровье людей оставались в центре внимания партийного и государственного аппарата. В этом проявился гуманизм социалистического общества. Непосредственное руководство такими важными участками, как снабжение населения, производство потребительских товаров, осуществляли член Политбюро ЦК ВКП(б) А. И. Микоян, член ЦК ВКП(б), заместитель председателя СНК СССР А. Н. Косыгин, кандидат в члены ЦК ВКП(б), нарком пищевой промышленности В. П. Зотов, член ревизионной комиссии ЦК ВКП(б), нарком торговли СССР А. В. Любимов, нарком текстильной промышленности И. Н. Акимов, секретари ВЦСПС Н. М. Шверник, К. И. Николаева и другие видные партийные и государственные деятели. Повседневные вопросы налаживания быта решались местными органами государственного управления — Советами депутатов трудящихся.

5 января 1942 г. «Правда» писала: «…было бы глупо думать, что военная обстановка оправдывает отказ от обслуживания бытовых нужд населения, что это дело можно «отложить» до другой поры… Наоборот, военные условия и неизбежные с этим ограничения как раз требуют, чтобы все организации, занятые бытовым обслуживанием населения, работали с исключительной четкостью, добросовестностью и аккуратностью».

Источником, обеспечивающим удовлетворение общественных и личных потребностей в советском обществе как в мирных, так и в военных условиях, являются общественный продукт и национальный доход. Война, ее специфика, потери, понесенные страной в связи с оккупацией врагом важнейших экономических районов и военными действиями, [143] сказались на объеме общественного производства и национального дохода, на их структуре, распределении и использовании. Так, к 1943 г. военные расходы (не считая личного потребления военнослужащих) достигли 33% в структуре национального дохода СССР — максимума за всю войну527.

Существенно уменьшились по сравнению с довоенным уровнем заготовки основных продовольственных продуктов. В 1942 и 1943 гг. удалось заготовить по сравнению с 1940 г. одну треть зерна, 60% скота и птицы, 37-45% молока, 6-9% сахарной свеклы и т. д.528. Резко сократилось производство продукции для населения в отраслях легкой и пищевой промышленности529.

Значительная часть из производимой для народного потребления продукции направлялась прежде всего на вещевое и продовольственное снабжение Красной Армии и Военно-Морского Флота. Доля же рыночных фондов для личного потребления населения уменьшилась в 1942 г. по сравнению с 1940 г.: сахара — в 6,6 раза, кондитерских изделий — в 4,8, жиров — в 2, мясных продуктов — в 2,8, хлопчатобумажных тканей — в 12 раз, льняных тканей — в 11,6 раза, кожаной обуви — в 11 раз, мыла хозяйственного — в 4,4 раза, спичек — в 8 раз и т. д.530

Главная задача состояла в том, чтобы максимально мобилизовать финансовые и материальные возможности, имеющиеся товарные ресурсы и изыскать новые источники увеличения предметов народного потребления для обеспечения нужд гражданского населения, и в первую очередь рабочих. Сотрудники Госплана СССР, Наркомата финансов и Наркомторга провели огромную работу по распределению финансовых средств и товарных ресурсов в целом по стране, отраслям и экономическим районам, по различным категориям рабочих и всех трудящихся, особо учитывая и сохраняя финансовые и товарные фонды для детских и медицинских учреждений, инвалидов Отечественной войны.

Обеспечить экономное расходование товаров, подчинив снабжение задачам обороны страны, было возможно путем распределения по карточкам. При этом преимущественное право получали работники ведущих отраслей народного хозяйства, которые решали главные задачи обеспечения обороноспособности страны. Были установлены две категории снабжения. К первой относились рабочие, инженерно-технические работники и служащие оборонной, топливной, металлургической, электротехнической промышленности, тяжелого и среднего машиностроения, станкостроения, транспорта, строек оборонной промышленности, [144] железнодорожного строительства, строительства шахт, предприятий и строек «Главвоенстроя», а также рабочие и инженерно-технические работники лесной, торфяной и рыбной промышленности, занятые на производстве в период сезонных работ, и ряда других отраслей. Ко второй категории относились рабочие, ИТР, служащие подсобных и обслуживающих предприятий этих же отраслей и оставшееся городское население, не вошедшее в первую категорию531. Государственная цена товаров, выдаваемых по карточкам, оставалась прежней. В этом факте ярко проявилось преимущество социалистической системы хозяйства.

По решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 10 декабря 1941 г. в составе всех ЦК компартий союзных республик, в крайкомах, обкомах и в 66 горкомах партии были введены должности секретарей и созданы отделы по торговле и общественному питанию. В стране были организованы карточные бюро532. Переход к карточной системе снабжения населения был осуществлен в июле-декабре 1941 г. и в дальнейшем регулировался в зависимости от состояния ресурсов533. В течение 1942 г. в городах и рабочих поселках была распространена карточная система снабжения промышленными изделиями.

Карточная норма хлеба — важнейшего продукта питания — для рабочих и служащих составляла от 500 г до 1,2 кг в зависимости от значимости отраслей индустрии для обеспечения нужд фронта. Обычная норма снабжения по рабочей карточке другими продуктами питания была следующей (в месяц): мясо, рыба — 1,8 кг, жиры — 0,4 кг, крупа и макаронные изделия — 1,2 кг534.

Для бесперебойного снабжения работников промышленности, строительства, транспорта на предприятиях были созданы отделы рабочего снабжения (орсы), установлены дополнительные виды питания, расширена сеть столовых. 7 апреля 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О выделении земель для подсобных хозяйств и под огороды рабочих и служащих»535. В мае этого же года при ВЦСПС и ЦК профсоюзов были созданы отделы, а при завкомах — комиссии по рабочему снабжению. Эти меры сыграли существенную роль в улучшении снабжения рабочих семей продовольственными и промышленными товарами, помогли сделать его более устойчивым, наладить питание рабочих ночных смен.

В соответствии с постановлениями партии и правительства предприятиям выделялись земли для подсобных хозяйств. В марте 1942 г. был издан приказ по Наркомату [145] станкостроения, обязывающий директоров заводов создать орсы и немедленно приступить к организации подсобных хозяйств. В апреле и июне 1942 г. были изданы подобные приказы по Наркомтяжмашу и Наркомсредмашу536.

Партия и правительство, учитывая важную роль машиностроения, многое делали для улучшения материального положения данного отряда рабочего класса. В 1942 г. заводам станкоинструментальной промышленности было выделено 6 млн. руб. на организацию отделов рабочего снабжения (орсов) и подсобных хозяйств, предприятиям тяжелого машиностроения — 9 млн. руб.537 Подсобным хозяйствам выделялись также скот, техника, семена. В течение 1942 г. такие хозяйства были созданы на 55 заводах Наркомтяжмаша, 79 предприятиях Наркомсредмаша. В распоряжение 68 орсов предприятий Наркомстанкопрома в 1942 г. перешло из системы Наркомата торговли 60 магазинов, 23 ларька, 65 столовых и 11 буфетов538.

Учитывая, что наличие свободных земельных площадей на горных склонах Урала и в таежных районах Сибири было ограничено, приходилось выкорчевывать часть лесных массивов. В освобожденных районах нужно было разминировать поля, очищать их от осколков снарядов и трофейной техники.

ВЦСПС, ЦК отраслевых профсоюзов, обкомы, фабрично-заводские комитеты неоднократно обсуждали на пленумах ВЦСПС и ЦК профсоюзов эти вопросы и принимали меры к расширению площадей и повышению рентабельности подсобных хозяйств.

Коллективы машиностроителей, одобряя мероприятия партии, правительства, профсоюзов, направленные на улучшение снабжения населения, вложили немало сил в развитие подсобных хозяйств и добились неплохих результатов. Так, в 1944 г. подсобные хозяйства Наркомата станкостроения получили 1467 т молока, 2496 т мяса. В том же году сбор сельскохозяйственных продуктов в перерасчете на одного работающего по картофелю и овощам составлял на предприятиях Наркомстанкопрома 129 кг, Наркомтяжмаша — 137 кг539.

Продукция подсобных хозяйств орсов страны в общих ресурсах, поступивших на снабжение рабочих и служащих предприятий, составила в 1945 г.: картофеля — 38% и овощей — 59%. Картофель, полученный от подсобных хозяйств, составлял в 1945 г. примерно 1/3 всего заготовляемого картофеля, а количество овощей даже превышало государственные заготовки и закупки. Таким образом вклад [146] подсобных хозяйств в продовольственный баланс страны был весьма существенным540.

Одновременно, учитывая крайне трудные условия развития сельского хозяйства, необходимость обеспечить более устойчивое снабжение рабочих и служащих крупнейших индустриальных центров картофелем, овощами, молоком и другими продуктами принимались меры по усилению и расширению продовольственной базы вокруг важнейших промышленных комплексов в Свердловской, Челябинской, Новосибирской, Куйбышевской и других областях541.

Серьезным подспорьем для улучшения питания рабочих и служащих были индивидуальные и коллективные огороды.

В 1943 и 1944 гг. СНК СССР принял несколько постановлений по данному вопросу, в том числе «О мерах по дальнейшему развитию и улучшению индивидуального и коллективного огородничества рабочих и служащих в 1944 г.» (февраль 1944 г.). Этим постановлением предусматривалось расширение посевных площадей под огородами по сравнению с предшествующим годом не менее чем на 20%542. Президиумы ЦК профсоюза рабочих машиностроительной промышленности обязали заводские коллективы содействовать развитию огородничества, практиковать привлечение агрономов для проведения необходимых бесед и докладов, организовывали рабочие поезда для доставки людей на отдаленные участки.

С 1943 г. число огородников и количество посевных площадей на предприятиях неуклонно увеличивалось (табл. 10).

Индивидуальное огородничество получило широкое развитие среди тружеников Коломенского паровозостроительного завода имени В. В. Куйбышева, Калининского вагоностроительного, Невского машиностроительного имени В. И. Ленина и других заводов. Рабочие и служащие осажденного Ленинграда из-за бомбежек и артиллерийских обстрелов [147]


Таблица 10. Развитие огородничества в 1942-1944 гг.543

нередко убирали урожай по ночам, пробирались на поля ползком, прятались в воронках. Много инициативы и изобретательности проявил председатель завкома Невского завода Н. Кирей. Опыт организации индивидуальных огородов показал необходимость развития личной инициативы трудящихся в решении продовольственной проблемы.

Важным средством улучшения бытового обслуживания населения было расширение сети общественного питания. 20 января 1942 г. «Правда» в передовой статье, оценивая значение работы столовых, отмечала: «Директор столовой, повар, официант, дающие возможность рабочему быстро и вкусно пообедать, тем самым помогают производству, а значит, и фронту. Руководители столовой, терпимо относящиеся к очередям, наоборот, мешают производству и должны нести за это строжайшую ответственность».

Увеличение числа лиц, пользующихся столовыми, буфетами, фабриками-кухнями, объяснялось вовлечением женщин-домохозяек в производство, удлинением рабочего дня, трудностями быта. К концу войны возросло количество как посетителей предприятий общественного питания, так и изготовленной для них продукции. Например, в 1945 г. выпуск блюд на 84% превысил довоенный показатель544. Хотя при этом нужно иметь в виду неравномерность состава продуктов, используемых для приготовления пищи: употреблялось меньше мясных, рыбных продуктов, сахара, кондитерских изделий и больше — овощных, мучных. Уровень питания снизился, структура его ухудшилась. Однако в 1943-1945 гг. с увеличением государственных рыночных фондов мяса, рыбы, жиров, крупы уровень питания населения повысился545.

Партийные и профсоюзные организации машиностроителей уделяли внимание улучшению питания рабочих, развертыванию предприятий сферы обслуживания как на крупных, так и на средних заводах, в освобожденных районах. Но полностью удовлетворить возросшие потребности не удавалось. Были перебои с хлебом, наблюдались длинные очереди в столовых. Сокращение колхозной торговли в крупных городах привело к резкому росту цен на колхозных рынках546. Несмотря на все испытания и трудности рабочий класс проявлял высокую сознательность.

Исключительные трудности с питанием испытывали рабочие городов и рабочих поселков прифронтовой полосы. В осажденном Ленинграде каждый килограмм продовольствия находился на строжайшем учете. Со 2 сентября по 25декабря 1941 г., по данным наркома торговли РСФСР [148] Д. В. Павлова, несколько раз снижались нормы выдачи продуктов населению. Самая низкая норма хлеба ленинградских рабочих составляла 250 г в сутки (в июле 800 г), а служащие, иждивенцы и дети получали по 125 г хлеба547. «Сто двадцать пять блокадных грамм с огнем и кровью пополам…» — так писала участница обороны города поэтесса О. Берггольц в своей «Ленинградской поэме»548. Хлеб содержал до 2/3 примесей. Например, рецепт блокадного пайка, хранящегося до настоящего времени на хлебозаводе имени А. Е. Бадаева, содержал: муку ржаную — 40%, целлюлозу, жмыхи, отруби — 60%549. Тысячи рабочих погибали от голода, холода, бомбежек и обстрелов. Влияние блокады сказалось и на здоровье молодежи. Обследования 15-летних подростков, занятых на производстве в 1944 и 1945 гг., показали, что все они отставали в физическом развитии и росте550.

После прорыва блокады в город-крепость прибывали делегации трудящихся из других районов, привозившие эшелоны и обозы с подарками и продовольствием. Невскому машиностроительному заводу имени В. И. Ленина братскую помощь продуктами оказывали колхозники киргизской артели «Каратокой». В своем письме колхозникам рабочие завода писали: «Дорогие братья и сестры!.. Мы очень благодарны вам за заботы, которые вы взяли на себя, за сверхплановый посев для трудящихся нашего завода. Ваша забота, солидарность с трудящимися города Ленина придают нам еще больше бодрости…»551. Ленинградцы чувствовали поддержку всего советского народа.

Для рабочих, выполняющих и перевыполняющих нормы выработки, было установлено дополнительное питание сверх карточек за счет ресурсов подсобных хозяйств. В конце 1943 г. в стране второе горячее питание получали почти 3 млн. человек, в начале 1945 г.- около 6 млн. На предприятиях Наркомата станкостроения в первом полугодии 1943 г. им пользовались 34,5 тыс. рабочих и служащих, в январе 1944 г. в системе Наркомтяжмаша — 60,5 тыс. человек552.

В феврале 1943 г. Московский горком партии специально рассмотрел вопрос об улучшении питания рабочих Московского автозавода. Комбинат общественного питания был укреплен кадрами. Коллектив получил дополнительные фонды продуктов553.

Но не все предприятия справлялись с возложенными на них задачами по снабжению рабочих и служащих продовольственными и промышленными товарами. Так, в постановлении XV пленума Куйбышевского горкома ВКП(б) в декабре 1943 г., рассмотревшего вопрос «О мероприятиях [149] по улучшению бытовых условий трудящихся», отмечалась неудовлетворительная работа партийных, профсоюзных и хозяйственных организаций машиностроительных заводов по обеспечению нужд рабочих554.

Контроль над сферой обслуживания был возложен на профсоюзные организации. На заводах были проведены выборы комиссий рабочего снабжения и общественных контролеров. В начале 1944 г. в системе Наркомтяжмаша действовали 82 таких комиссии и 3418 контролеров555, которые проверяли работу столовых, магазинов, весовое и измерительное хозяйство, правильность цен на потребительские товары. На таких крупных заводах, как Коломенский паровозостроительный имени В. В. Куйбышева, «Красный Профинтерн» и другие, в качестве контролеров в столовые привлекались жены рабочих и служащих — домохозяйки, которые с большой добросовестностью относились к делу. Деятельность профсоюзов в этом направлении особенно развернулась после XII пленума ВЦСПС, состоявшегося в марте 1944 г.

Проявляя постоянную заботу о нуждах народа, партия и правительство в 1943-1945 гг. осуществили ряд важных мероприятий по увеличению производства продовольственных и промышленных товаров, упорядочению зарплаты в важнейших отраслях индустрии, по улучшению организации отдыха и лечения и т. д. Предусматривалось в 1945 г. увеличить рыночные фонды мясопродуктов на 15,1%, жиров — на 37,4%, сахара — в 2,2 раза556.

В тяжелых условиях войны Советское государство сумело не только сохранить, но и повысить среднемесячную заработную плату рабочим и служащим557. Социалистические принципы организации труда и заработной платы явились незыблемыми и в условиях войны. Вместе с тем перевод экономики на военный лад изменили характер производственных заданий, их трудоемкость, значимость и срочность их выполнения. Встали вопросы о нормировании, об оплате труда за новые виды оборонной продукции, о повышении материальных и моральных стимулов к труду.

Распределение фонда заработной платы происходило в соответствии со значимостью труда в решении задач обороны страны, с учетом нового географического размещения предприятий.

Среднемесячная заработная плата рабочих СССР в 1944 г. поднялась до 573 руб. против 375 руб. в 1940 г. (в масштабе цен 1941 г.)558. Однако следует учесть, что на рост заработной платы влияли введение сверхурочных работ, повышение [150] интенсивности труда и другие факторы. В 1943 г. по 20 заводам тяжелого машиностроения было произведено повышение тарифных ставок в среднем на 10%. В 1944 г. рабочие ведущих профессий металлургических цехов предприятий данной отрасли в зарплате были приравнены к лицам указанной категории в металлургической промышленности559.

В целом по Наркомтяжмашу в конце 1944 г. заработная плата возросла по сравнению с 1940 г. более чем в 1,5 раза. В последний год войны уровень среднемесячной зарплаты также поднялся, в тяжелом машиностроении — на 37%, по заводам Глававтотрактородетали НКСМ на 24%560. Однако рабочие военной промышленности имели преимущества в оплате труда. Так, в мае 1945 г. средняя зарплата в Наркомате танковой промышленности по сравнению со средней зарплатой рабочих машиностроительных и металлообрабатывающих предприятий была выше на 25%, в Наркомате вооружения — на 12, в Наркомате авиационной промышленности — на 17%561.

Существенное значение имело введение особо стимулирующих сдельно-прогрессивных и повременно-премиальных систем оплаты труда. В целях повышения материальной заинтересованности инженерно-технического персонала с мая 1943 г. на предприятиях среднего и тяжелого машиностроения были установлены премии не только за перевыполнение, но и за выполнение планов. В 1943-1944 гг. были разработаны поощрительные меры по оплате труда рабочих и ИТР, занятых на восстановлении и пуске разрушенных и вновь строящихся предприятий. Общая сумма премий, выданных предприятиям-победителям во Всесоюзном социалистическом соревновании, составила по заводам НКТМ с мая 1942 г. по декабрь 1944 г. 35 млн. руб.562

Мероприятия, проводившиеся по увеличению заработной платы, способствовали улучшению материального положения семей трудящихся, часть средств шла на культурные нужды заводских коллективов.

Дополнением к реальной заработной плате служили бюджетные ассигнования государства в общественные фонды потребления: на просвещение, здравоохранение, социальное обеспечение и т. п. Несмотря на финансовые затруднения, Советское государство взяло на себя значительные расходы по материальному обеспечению граждан при инвалидности, семей фронтовиков и в других установленных законом случаях. На пособия и пенсии семьям военнослужащих и инвалидам войны ежемесячно расходовалось более миллиарда [151] рублей. Для них были установлены дополнительные льготы но налогам563.

Большую и разностороннюю заботу о семьях фронтовиков проявляли также и промышленные предприятия, сами трудящиеся. Например, на заводах автопромышленности на единовременную материальную помощь семьям фронтовиков и многосемейным в 1942 г. было израсходовано 137 тыс. руб., в 1943 г.- 351 тыс. и в 1944 г.- 488 тыс. руб.564 В декабре 1943 г. была проведена проверка жилищно-бытовых условий семей фронтовиков на семи московских предприятиях Наркомата среднего машиностроения. Проанализировав результаты проверки на заседании коллегии, наркомат обязал директоров заводов ежемесячно представлять отчет о проделанной работе по оказанию помощи семьям военнослужащих565. В 1944 г. на 46 предприятиях станкоинструментальной промышленности, где работали 11 тыс. членов семей защитников Родины, за счет профбюджета и заработанных на воскреснике денег им было ассигновано 1165 тыс. руб., оказана большая помощь продуктами566.

Советское государство проявляло большое внимание к детям. Война нарушила их счастливое детство, принесла много горя. В октябре 1942 г. были приняты меры, направленные на улучшение работы органов Наркомздрава СССР и детских учреждений по медобслуживанию и усилению питания нуждающихся ребят567. В январе 1942 г. СНК СССР принял постановление «Об устройстве детей, оставшихся без родителей»568. Это было проявлением большой заботы Советского правительства о судьбе юного поколения.

На организацию специальных домов для детей, лишившихся родителей, ВЦСПС в 1944 г. выделил около 5 млн. руб. Профсоюзы также принимали меры по дальнейшему расширению сети пионерских лагерей, детсадов и детских площадок, отпускали большие средства на внешкольную работу, проводимую в клубах и Дворцах культуры569.

Ассигнования же по государственному бюджету только на детские сады в 1944 г. в целом по стране возросли до 1700 млн. руб. против 1100 млн. в 1943 г. В системе Наркомтяжмаша и Наркомстанкопрома в этот период они увеличились в три раза570.

Многообразны были формы всенародного движения по оказанию помощи детям: сбор денежных средств, вещей, шефство, усыновление осиротевших ребят. В сентябре 1943 г. коллектив Велохолуницкого машиностроительного завода обратился ко всем предприятиям района с призывом оказать помощь детям, эвакуированным из других мест, и построить [152] дом для сирот. Этот патриотический почин нашел живейший отклик среди трудящихся Кировской области. Многие сироты обрели вновь кров и семью571. Труженики Коломенского паровозостроительного завода имени В. В. Куйбышева, эвакуированные в Киров, собрали большие средства для помощи детям. В связи с этим 4 марта 1944 г. коллектив получил телеграмму Председателя ГКО И. В. Сталина с благодарностью правительства СССР572.

В суровые дни войны, когда большая часть средств государственного бюджета направлялась на нужды обороны, советская страна оказывала материальную помощь женщинам-матерям. Доказательством этому служит Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства»»573. Сам факт принятия в военное время такого закона был выражением подлинно народного характера социалистического строя. Партийные, профсоюзные организации приняли активное участие в решении задач, вытекающих из этого Указа. Так, о необходимости усилить помощь работающим женщинам и строго соблюдать Указ говорилось на XIV пленуме Владимирского горкома партии в августе 1944 г., где присутствовали представители Владимирского тракторного завода. На этом предприятии женщины составляли половину коллектива. Для них была создана специальная консультация, нуждающиеся матери получали дополнительное питание574. Благодаря помощи государства, партийных и профсоюзных организаций бытовое обслуживание детей, женщин-работниц, их материальное обеспечение улучшались. Например, во второй половине 1944 г. в стране число матерей, получающих государственное пособие, возросло почти в два раза575. Низкооплачиваемые многодетные и одинокие матери частично или полностью освобождались от оплаты за содержание детей в дошкольных учреждениях.

В трудных условиях военного времени были крайне ограничены возможности для отдыха и лечения. Фашистские захватчики разрушили и разграбили в СССР 313 санаториев и домов отдыха. На базе оставшихся были развернуты госпитали, детские дома и детские санатории576. ЦК профсоюзов, проявляя заботу об удовлетворении культурно-бытовых запросов тружеников тыла, значительную часть средств бюджета государственного социального страхования [153] расходовали на восстановление и содержание здравниц. Если принять бюджет социального страхования профсоюза рабочих автопромышленности 1940 г. за 100%, то в 1942 г. он был равен 122,8%, в 1944 г.- 160,4%. Соответственно увеличились денежные суммы на обслуживание отдыхающих577.

В первую очередь необходимо было обеспечить надлежащим медико-санаторным обслуживанием трудовые коллективы ведущих предприятий. На крупных заводах функционировали медико-санитарные части, открывались стационары, профилактории. Например, в профилактории завода «Красный пролетарий» за 1943-1945 гг. побывали 2544 человека, стоимость путевки со времени открытия снизилась в 6 раз578. Государство отпускало большие средства, выделяло дополнительные фонды продуктов на создание ночных туберкулезных санаториев для взрослых и подростков.

Коммунистической партией и Советским правительством принимались также решительные меры по восстановлению органов здравоохранения, домов отдыха и санаториев в освобожденных районах. Важно было предупредить возникновение эпидемических заболеваний. Благодаря заботам государства, усилиям медиков удалось обеспечить здоровый в полном смысле тыл579.

В период войны ухудшились условия труда на производстве, нарушилась сложившаяся система охраны труда и техники безопасности. Новые промышленные объекты нередко вводились в эксплуатацию без необходимых санитарно-гигиенических устройств. Работать приходилось в холодных и плохо освещенных помещениях, не имея в достаточном количестве спецодежды и обуви. Член коллектива завода «Рязсельмаш», Герой Социалистического Труда А. Анурова вспоминает: «Трудно было на фронте, нелегко было и нам. Холодные цехи, 12-часовой рабочий день. Мы забывали о себе — думали только о тех, кто воюет. Выпускали мы мины. Очень часто в морозные дни пальцы прикипали к металлу. По ночам часто отключали электроэнергию, и тогда мы стояли у станков: не могли сдвинуться с места, чтобы не натолкнуться на что-нибудь. Кто-нибудь кричал: «Девочки, запевайте!». И мы, окоченевшие от холода, пели любимые песни: «На позицию девушка провожала бойца», «Синий платочек», «Вставай, страна огромная!»… Песни нас и согревали»580. Люди проявляли трудовой порыв и упорство.

Но и в военных условиях, особенно в 1943 и 1944 гг., государство, профсоюзы ассигновали крупные суммы на улучшение условий труда. В 1944 г. впервые за годы войны основные показатели соревнования дополнились такими [154] пунктами, как: выполнение правил по охране труда и технике безопасности; осуществление мероприятий по удовлетворению культурно-бытовых нужд рабочих и служащих. XII пленум ВЦСПС поручил Президиуму ВЦСПС при подведении итогов Всесоюзного соревнования учитывать эти показатели. В наркоматах вновь были организованы секторы техники безопасности, восстанавливался аппарат отделов охраны труда ЦК профсоюзов и заводских комитетов. Наркоматы обязывались предоставлять в Отдел охраны труда ВЦСПС ежеквартальные отчеты об освоении средств на мероприятия по оздоровлению условий труда на предприятиях.

Были разработаны положения и инструкции по охране труда и технике безопасности, в частности «Положение об организации вентиляционного хозяйства на заводах НКСМ», «Положение об организации системы планово-предупредительного ремонта механического оборудования»581. В октябре 1944 г. прошло совещание работников по технике безопасности и охране труда предприятий Наркомсредмаша совместно с представителями ВЦСПС. Цель совещания — подведение итогов проделанной работы и показ опыта лучших заводов. Выступая на совещании, заместитель наркома среднего машиностроения П. Ф. Юдин подчеркнул, что «вопросы охраны труда и техники безопасности необходимо поднять на принципиальную высоту»582.

Советское государство, профсоюзы стояли на страже труда молодежи. Постановлением СНК СССР «О предоставлении в военное время подросткам моложе 16 лет еженедельного дня отдыха и отпусков», принятым в марте 1944 г., были установлены для подростков моложе 16 лет гарантированный день отдыха и очередной отпуск продолжительностью 12 рабочих дней583. Политика партии и правительства, направленная на улучшение условий и охрану труда рабочих и служащих, характеризовала социалистическую природу Советского государства.

Большое внимание улучшению производственной обстановки уделялось на Горьковском и Московском автозаводах. Так, за время войны на Горьковском заводе на мероприятия по технике безопасности и охране труда было израсходовано 26 млн. руб., количество случаев травматизма значительно снизилось по сравнению с 1940 г. С 15 апреля по 20 мая 1944 г. на предприятии проходил общественный смотр охраны труда. Активисты смотровых бригад проверили несколько тысяч станков, механизмов и рабочих мест. В ходе смотра 5263 человека получили специальный инструктаж непосредственно на рабочем месте, на опасных участках были вывешены [155] около 2300 предупредительных плакатов, установлены 3550 предохранительных устройств и ограждений. В итоге проведения общественного смотра завод добился снижения числа случаев производственного травматизма на 29% по сравнению с показателями 1943 г.584

Усиление внимания общественных и хозяйственных организаций к охране труда рабочих имело огромное военно-хозяйственное и политическое значение. В промышленности значительно снизились заболеваемость и производственный травматизм (в 1944 г. по сравнению с 1943 г. на 13,8%)585, что положительно сказалось на деятельности коллективов по обеспечению нужд фронта, уменьшилась текучесть кадров.

Также благоприятно сказывались на результатах производства деловое содружество, сплоченность, единство действий в тысячных коллективах.

Война еще больше усугубила трудности с жильем. Немецко-фашистские захватчики причинили огромный ущерб жилищному хозяйству нашей страны. Число людей, оставшихся без крова, достигло почти 25 млн. человек586. Пострадал фонд жилой площади и в системе Наркомтяжмаша, Наркомстанкопрома и Наркомсредмаша. Так, в НКТМ он сократился в два раза. В 1942 г. на одного работающего приходилось 1,7 кв. м. В конце этого года заместитель наркома тяжелого машиностроения К. И. Коваль направил директорам предприятий письма, в которых предлагал внимательно изучить жилищно-бытовые условия трудящихся и принять меры к их улучшению587.

На территории, подвергшейся оккупации, рабочие с семьями вынуждены были ютиться в развалинах, дотах, землянках. В жилом фонде трех заводов тяжелого машиностроения в освобожденных районах осталось 16 тыс. кв. м вместо 216,5 тыс. до войны. В 1944 и 1945 гг. труженики этой отрасли получили 17,5 млн. руб. на хозяйственное обзаведение588. В системе Наркомсредмаша в начале 1944 г. имелось 1,2 млн. кв. м жилой площади, но жильем с удобствами были обеспечены лишь 49% работников589.

Нелегко было и в восточных районах, где и до войны жилищное строительство не поспевало за нуждами быстро растущей промышленности. Рабочие перебазированных предприятий в 1941 и 1942 гг. тоже ютились в землянках и переполненных общежитиях. Работник Московского автозавода П. И. Смирнов, эвакуированный в Ульяновск, вспоминал: «Идешь, бывало, и видишь, как откуда-то из-под земли идет дым. Смотришь: то тут, то там из земли железные трубы. Подходишь, глядишь: огороженные снаружи ступени ведут [156] в землянку. В ней тепло, сухо и даже уютно. Некоторые умудрились устроить аккумуляторное освещение и вытяжку для вентиляции воздуха…»590.

Партийные, профсоюзные и советские органы много делали для того, чтобы трудящиеся нуждались как можно меньше, как можно легче переносили тяготы войны. Например, в декабре 1941 г. ВЦСПС и ЦК профсоюзов приняли меры по усилению производственно-массовой и культурно-бытовой работы среди эвакуированных рабочих591. В начале 1942 г. на заводах Магнитогорска, Златоуста и других городов были открыты новые общежития, столовые и бани. Свердловский, Челябинский, Новосибирский, Кемеровский обкомы партии неоднократно рассматривали вопросы жилищного строительства и материально-бытового обслуживания трудящихся из западных областей, а также рабочих, прибывавших из республик Средней Азии и Казахстана. Так, Челябинский обком ВКП(б) в мае 1943 г. принял решение «О материально-бытовом обслуживании и партийно-политической работе среди узбеков», в октябре — «О материально-бытовом обслуживании и политико-массовой работе среди рабочих-туркмен»592.

Поскольку одной из важных была задача обеспечения людей жильем, государством значительно были увеличены расходы на жилищно-коммунальное хозяйство. В 1943-1945 гг. они возросли в целом по стране более чем в 2,5 раза593. 23 мая 1944 г. Государственный Комитет Обороны вынес постановление, наметившее ускоренное строительство заводов по производству сборных жилых домов, а также развитие жилищного строительства на базе использования гипса и шлакобетона594. Всемерно поощрялись восстановление индивидуального жилого фонда и усиление индивидуального жилищного строительства. Наркомсредмашу, например, выделялось в 1945 г. на сооружение индивидуальных домов для рабочих 45 млн. руб., Наркомстанкопрому — 50,3 млн. руб.595

Обкомы партии, ЦК компартий союзных республик, наркоматы взяли под контроль выполнение планов жилищного и культурно-бытового строительства, хотя нелегко было осуществить установленную программу, когда не хватало и строительных материалов, и кадров. Энтузиазм, инициатива трудовых коллективов, всего населения сыграли огромную роль в темпах восстановления жилищ.

Военный быт был суров. В обстановке, когда вопрос стоял о жизни социалистического государства, рабочий класс шел на жертвы ради победы. Коммунистическая партия, [157] Советское правительство в сложных условиях войны ни на минуту не забывали о советском человеке, требовали, чтобы все руководители проявляли максимум заботы о людях.

Централизованная система распределения трудовых ресурсов позволила органам Советского государства в сложнейшей военной обстановке гибко и оперативно решать одну из труднейших проблем военного времени — проблему кадров. Обеспечивая рабочей силой в первую очередь оборонную индустрию, черную металлургию, угольную промышленность, партия и правительство изыскивали возможности для направления новых пополнений в отрасли гражданского производства, призванные удовлетворять как нужды фронта, так и народного хозяйства.

Рабочие, инженерно-технический персонал заводов станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения несмотря на сокращение своих рядов вместе с другими отрядами рабочего класса сумели организовать выпуск военной продукции и одновременно обеспечивать народное хозяйство необходимым оборудованием, станками, машинами. Их трудовая энергия вливалась в общий поток героического и самоотверженного труда в защиту социалистического Отечества, построенного руками братских народов Страны Советов.

 

Примечания:

 

366. На территории, оккупированной врагом, до войны проживали 88 млн. человек, или 45% населения Советского Союза. — В кн.: Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков. М., 1946, с. 429; История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1975, т. 5, с. 50.

367. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М., 1968, т. 3, с. 37-38.

368. Советская экономика в период Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг. М., 1970, с. 190.

369. Накануне войны в городах имелось около 5 млн. домашних хозяек в трудоспособном возрасте. См.: Соколов П. В. Война и людские ресурсы. М., 1961, с. 132.

370. История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1980, т. 11, с. 334; ЦГАНХ СССР, ф. 7963, оп. 2, д. 200, л. 39.

371. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросан, т. 3, с. 64. [219]

372. Там же, с. 183-186, 190-194.

373. Там же; История СССР с древнейших времен до наших дней. М., 1973, т. 10, с. 608.

374. Митрофанова А. В. Рабочий класс Советского Союза в первый период Великой Отечественной войны (1941-1942 гг.). М., 1960, с. 458.

375. Котляр Э. С. Государственные трудовые резервы СССР в годы Великой Отечественной войны. М., 1975, с. 72-73; Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны. М., 1971, с. 433.

376. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 3820, л. 12-13.

377. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1111, л. 215; ф. 8259, оп. 1, д. 1, л. 19.

378. Более подробно о применении труда женщин и молодежи на предприятиях НКСС, НКТМ и НКСМ см. гл. III, § 2, 3 настоящей книги.

379. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 4, л. 79-80.

380. Там же, д. 268а, л. 36; ф. 8243, оп. 4, д. 35а, л. 38; ф. 8115, оп. 1, д. 61, л. 177.

381. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 268а, л. 41-42.

382. Там же, ф. 8476, оп. 1, д. 631, л. 11.

383. Васильев А. Ф. Промышленность Урала в годы Великой Отечественной войны, 1941-1945. М., 1982, с. 69; Урал и оборона Советской страны: Материалы науч. конф. Свердловск, 1968, с. 284-285.

384. Там же.

385. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 268, л. 72; Тельпуховский В. В. Обеспечение промышленности рабочими кадрами в первый период Великой Отечественной войны.- Вопр. истории, 1958, № 11, с. 35

386. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 12, л. 30.

387. Там же, оп. 4, д. 309, л. 10; ф. 8259, оп. 1, д. 268а, л. 42.

388. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 270, л. 93; ф. 8243, оп. 4, д. 309, л. 8.

389. Там же, ф. 8243, оп. 4, д. 309, л. 54; ф. 8259, оп. 1, д. 268а, л. 42.

390. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 268, л. 17-22.

391. Там же, ф. 8243, оп. 1, д. 9, л. 1-13.

392. См.: Там же, ф. 8243, оп. 4, д. 309, л. 54; ф. 8259, оп. 1, д. 168а, л. 42.

393. Там же, ф. 8572, оп. 1, д. 89, л. 21.

394. Указатель важнейших решений партии и правительства, принятых во время Великой Отечественной войны. М., 1980, ч. 1, с. 96.

395. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1131, л. 281; д. 14, л. 76.

396. Митрофанова А. В. Рабочий класс Советского Союза в первый период Великой Отечественной войны, с. 341-342; Котляр Э. С. Указ. соч., с. 72-73.

397. ЦГАНХ СССР, ф. 7963, оп. 2, д. 175, л. 17.

398. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 64.

399. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 2, д. 50, л. 4-5.

400. Там же, оп. 4, д. 332, л. 115; ф. 8259, оп. 1, д. 226, л. 20.

401. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 1212, л. 121-122.

402. Там же, ф. 8243, оп. 4, д. 315, л. 36.

403. См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 183-186, 190-194; Ист. зап., 1970, т. 85, с. 23.

404. Там же, ф. 7997, оп. 2, д. 735, л. 38; ф. 8259, оп. 1, д. 1659, л. 35; ф.8454, оп. 1, д. 231, л. 76.

405. Ист. зап., т. 85, с. 24-25; ЦГАНХ СССР, ф. 8454, оп. 1, д. 231, л. 76.

406. Там же, ф. 8243, оп. 4, д. 318, л. 70-72. [220]

407. Тельпуховский В. В. Обеспечение промышленности рабочими кадрами в период Великой Отечественной войны: Дис. … канд. ист. наук. М., 1960, с. 91; ЦГАНХ СССР, ф. 8250, оп. 1, д. 179, л. 31.

408. Там же, ф. 7963, оп. 2, д. 182, л. 16.

409. Там же, ф. 8243, оп. 4, д. 334, л. 6.

410. См.: Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 268, л. 8-10; Советская экономика в период Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг., с. 196-197.

411. Ист. зап., т. 85, с. 26-27.

412. В 1941 г. среднегодовая численность рабочих и служащих в промышленности составляла 85,5% к 1940 г., т. е. меньше на 14,5%. См.: Митрофанова А. В. Рабочий класс Советского Союза в первый период Великой Отечественной войны, с. 344. Здесь и далее данные по промышленности приведены без учета работников промысловой кооперации, которые включены в численность рабочих и служащих в статистических сборниках, изданных в последние годы.

413. Ист. зап., т. 85, с. 26-27.

414. Смирнов А. В. Рабочие кадры тяжелого машиностроения СССР в 1946-1958 гг. — Ист. зап., 1962, т. 71, с. 9; Тельпуховский В. Б, Изменения в составе промышленных рабочих СССР в период Великой Отечественной войны.- Вопр. истории, 1960, № 6, с. 33; Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 442-443; Ист. зап., т. 85, с. 26-27; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 2, д. 1445, л. 40-85; ф. 8243, оп. 4, д. 1а, л. 1-12.

415. В книге Г. Г. Морехиной «Рабочий класс — фронту» (М., 1962, с. 270) приводятся следующие данные о количестве рабочих тяжелого машиностроения: в 1941 г.- 37 438 человек, в 1942 г.- 22 343 человека. Эти цифры занижены. Автор не делает оговорку, что в общий итог не включены сведения по эвакуированным предприятиям и заводам Глававтогена.

416. См.: История СССР с древнейших времен до наших дней, т. 10, с. 266; Ист. зап., т. 85, с. 26.

417. Очерки истории Ленинграда. Л., 1967, т. 5, с. 120; Ист. зап., 1970, т. 85, с. 11, 12.

418. ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 2, д. 1445, л. 40-85; Ист. зап., т. 85, с. 26-27.

419. К концу войны в промышленности СССР было 9,5 млн. рабочих и служащих, или 86,4% довоенного уровня. См.: Вопросы труда в СССР. М., 1958, с. 33; Промышленность СССР: Стат. сб. М., 1964, с. 84-85; Труд в СССР: Стат. сб. М., 1968, с. 84.

420. Изменения в численности и составе советского рабочего класса: Сб. ст. М., 1961, с. 236; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 2, д. 1445, л. 40, 85; ф. 8259, оп. 1, д. 1810, л. 29.

421. Вопросы труда в СССР, с. 33; Ист. зап., т. 85, с. 26-27.

422. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 557, л. 12-17.

423. Там же, ф. 8115, оп. 4, д. 435, л. 38.

424. Ист. зап., т. 85, с. 26-27; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 2, д. 1445, л. 60.

425. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 277, л. 83.

426. Там же, д. 1222, л. 16.

427. Там же, д. 444, л. 10-13; д. 2041, л. 39; Изменения в численности и составе советского рабочего класса, с. 236.

428. История рабочего класса Узбекистана. Ташкент, 1965, т. 2, с. 105.

429. Сапарбаев К. Коммунистическая партия Казахстана в борьбе за создание машиностроительной промышленности в республике в годы Великой Отечественной войны. Алма-Ата, 1974, с. 55. [221]

430. Народное хозяйство Грузинской ССР: Стат. сб. Тбилиси, 1957, с. 33.

431. Ист. зап., т. 85, с. 29.

432. Там же, с. 32-33.

433. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 2, д. 808, л. 59; Митрофанова А. В. Рабочий класс Советского Союза в первый период Великой Отечественной войны, с. 348.

434. Исследователи пока не располагают необходимыми сведениями, характеризующими динамику восстановления кадров по отраслям промышленности на территории, подвергшейся оккупации.

435. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1226, л. 20; Тельпуховский В. Б. Изменения в составе промышленных рабочих СССР в период Великой Отечественной войны, с. 31-32.

436. Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 39, с. 204.

437. Труд в СССР, с. 120; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 4, л. 86.

438. Правда, 1941, 29 июня.

439. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 4, л. 86-87.

440. Там же; Грозовский М.Л., Зурин М.В. Ударный «Калибр». М., 1982, с. 96.

441. Горьковский автомобильный: Очерк истории завода. М., 1964, с. 103.

442. Митрофанова А. В. Рабочий класс Советского Союза в первый период Великой Отечественной войны, с. 358; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 4, л. 86.

443. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1222, л. 15; ф. 8476, оп. 1, д. 696, л. 14.

444. История Московского автозавода имени И. А. Лихачева. М., 1966, с. 384.

445. Татьяна Петровна Ячменева (Шилова) родилась в 1927 г., поступила на завод в июне 1942 г.; по 1949 г. работала токарем, затем наладчиком. В 1950 г. вступила в ряды КПСС. В этом же году за внедрение методов скоростного режима резания металлов удостоена звания лауреата Государственной премии. В 1954 г. окончила станкоинструментальный техникум, многие годы работала конструктором в Экспериментальном научно-исследовательском институте металлорежущих станков. Награждена медалями.

446. ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 4, д. 62, л. 129.

447. Вознесенский И. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М., 1947, с. 111.

448. Цит. по: Правда, 1965, 9 мая.

449. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 9, с. 247.

450. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1709, л. 50; История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. М., 1963, т. 5, с. 377.

451. Изменения в численности и составе советского рабочего класса, с. 240-241.

452. В СССР в 1939 г. на производстве было занято 6% молодежи до 18 лет по отношению к общей численности рабочих и служащих, в 1942 г.- 15%. См.: Вознесенский Н. Указ. соч., с. 112.

453. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 327, л. 1-5.

454. Митрофанова А. В. Рабочий класс Советского Союза в первый период Великой Отечественной войны, с. 355-356; ЦГАНХ СССР, ф. 8454, оп. 1, д. 730, л. 10.

455. Тридцатилетие Победы советского народа в Великой Отечественной войне: Док. и материалы. М., 1975, с. 5.

456. Цит. по: Правда, 1974, 24 апр.

457. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1859, л. 36. [222]

458. Профсоюзы СССР: Док. и материалы. М., 1963, т. 3, с. 254.

459. Тельпуховский В. Б. Изменения в составе промышленных рабочих СССР в период Великой Отечественной войны, с. 41.

460. Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 459-460.

461. Смирнов А. В. Рабочие кадры тяжелого машиностроения СССР в 1946-1958 гг.: Дис. … канд. ист. наук. М., 1962, с. 95-96; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1192, л. 163-164.

462. Полетаев В. Е. Рабочие Москвы на завершающем этапе строительства социализма, 1945-1958 гг. М., 1967, с. 80.

463. ЦГАОР СССР, ф. 7676, оп. 11, д. 22, л. 23.

464. Виктор Васильевич Ермилов родился в 1909 г., член КПСС с 1944 г., в 1943 г. награжден орденом Ленина. В 1957 г. он удостоен Звания Героя Социалистического Труда, неоднократно избирался депутатом Верховного Совета СССР. В. В. Ермилов был делегатом XXIII и XXIV съездов КПСС. На заводе Ермилов работает на участке, где создаются станки новых марок — автоматы и полуавтоматы, является наставником молодежи.

465. История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 385.

466. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1192, л. 163-164.

467. Там же, оп. 4, д. 310, л. 43; ф. 8259, оп. 1, д. 1630, л. 30.

468. История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1977, т. 8, с. 362-363.

469. Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. М., 1957, т. 2, с. 725-726.

470. См.: Куманев Г. А. Трудовой подвиг комсомола в Великой Отечественной войне. М., 1975, с. 10.

471. Товарищ комсомол: Док. съездов, конференций и ЦК ВЛКСМ, 1918-1968. М., 1969, т. 2, с. 9-11.

472. Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 217-218.

473. Народное хозяйство СССР в 1958 году: Стат. ежегодник. М., 1959, с. 694; Достижения Советской власти за сорок лет в цифрах. М., 1957, с. 264.

474. Кравченко Г. С. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). М., 1970, с. 111.

475. ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 321, л. 359; ф. 8243, оп. 1, д. 17, л. 23.

476. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 7, л. 24.

477. Там же, д. 11, л. 219-220.

478. Там же, ф. 8115, оп. 1, д. 61, л. 154, 178.

479. Там же, ф. 8243, оп. 1, д. 9, л. 8.

480. Там же, л. 5; ф. 8259, оп. 1, д. 44, л. 131.

481. Там же.

482. Цит. по: ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 17, л. 197.

483. Ист. зап., т. 85, с. 40.

484. Там же.

485. Например, в апреле 1944 г. на 68 заводах тяжелого машиностроения самая многочисленная группа командного состава — мастера — насчитывала 1979 человек. По стажу: до 1-го года — 21,7%, до 2-х лет — 28,9, свыше 3-х лет — 49,4%, т. е. половина из них пришла на заводы до войны, хорошо знала производство и имела опыт работы с молодежью. См.: ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 558, л. 16-17.

486. См.: Морехина Г. Г. Указ. соч., с. 284-285.

487. Двигатель, 1942, 13 мая. [223]

488. Большевик станкозавода, 1944, 26 июня; Чипирев Н. Как я стал рабочим. М., 1956.

489. Цит. по: Правда, 1981, 20 апр.

490. ЦГАОР СССР, ф. 7676, оп. 11, д. 54, л. 6-19.

491. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 42, л. 265.

492. Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 483.

493. Всесоюзная конференция по станкостроению: Итоги и решения. М., 1944, вып. 1, с. 39.

494. См.: Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 476-478.

495. Митрофанова А. В. Рабочий класс Советского Союза в первый период Великой Отечественной войны, с. 406-407; Ист. зап., 1970, т. 85, с. 40-41; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 4, д. 998, л. 6

496. Ист. зап., т. 85, с. 41.

497. Сборник руководящих материалов по обучению молодежи и взрослых. М., 1957, с. 9-10.

498. Постановление «Об организации вечерних школ сельской молодежи» было принято Совнаркомом СССР 6 июля 1944 г. См.: Народное образование в СССР: Общеобразовательная школа. М., 1967, с. 391-393.

499. ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 43, д. 1790, л. 24-25.

500. Деятельность трудовых резервов в годы войны освещена в работах: Блинчевский Ф.Л., Зеленко Г. И. Профессионально-техническое образование рабочих в СССР. М., 1957; Кузница рабочих кадров Ленинграда. М., 1957; Котляр Э. С. Указ. соч.; и др.

501. Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР, 1938-1967. М., 1968, т. 2, с. 177-178.

502. Там же.

503. Труд в СССР, с. 303.

504. См.: Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 211.

505. Подробно см.: Котляр Э. С. Указ. соч.

506. Там же, с. 233.

507. Там же, с. 72-74.

508. ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 1519, л. 65; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 282, л. 13.

509. Там же.

510. Котляр Э. С. Указ. соч., с. 25.

511. Там же, с. 37-38.

512. Там же, с. 209.

513. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 282, л. 13.

514. ЦГАОР СССР, ф. 9507, оп. 1, д. 118, л. 4; ЦГАНХ СССР, ф. 7997, оп. 2, д. 808, л. 57-59.

515. Котляр Э. С. Указ. соч., с. 105.

516. См.: Там же, с. 154-157; Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 190-194.

517. Котляр Э. С. Указ. соч., с. 155-156.

518. ЦГАНХ СССР, ф. 7963, оп. 2, д. 175, л. 18.

519. Там же, ф. 8243, оп. 1, д. 1152, л. 53-56.

520. Там же, оп. 4, д. 316, л. 80-81.

521. См.: ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 1236, л. 27.

522. Котляр Э. С. Указ. соч., с. 72-73.

523. Там же.

524. Там же, с. 145. [224]

525. Цит. по: Калинин М. И. О некоторых вопросах агитации и пропаганды.- Спутник агитатора, 1942, № 20, с. 26.

526. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 359.

527. История СССР с древнейших времен до наших дней, т. 10, с. 108.

528. Советская экономика в период Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг., с. 263-264; История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. М., 1965, т. 6, с. 69.

529. В системе Наркомата пищевой промышленности СССР из 10400 предприятий 5500 оказались в занятых врагом районах. В 1942 г. производство в этой отрасли составило 42%, в 1945 г.- 51% к уровню 1940 г.; в легкой промышленности — соответственно 48 и 62%. См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945, т. 6, с. 63; История СССР с древнейших времен до наших дней, т. 10, с. 110.

530. Подробно об этом см.: Вознесенский Н. Указ. соч., с. 126; История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945, т. 6, с. 75; Любимов А. В. Торговля и снабжение в годы Великой Отечественной войны. М., 1968, с. 53-55; История социалистической экономики СССР. М., 1978, т. 5, с. 458-459.

531. См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. М., 1961, т. 2, с. 550-551; Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 226.

532. Советский Союз в годы Великой Отечественной войны, 1941-1945. М., 1976, с. 118-119.

533. История социалистической экономики, т. 5, с. 464.

534. Чернявский У. Г. Война и продовольствие: Снабжение городского населения в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.). М., 1964, с. 146.

535. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 65.

536. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 6, л. 73; ф. 8243, оп. 1, д. 128, л. 83; ф. 8115, оп. 2, д. 320, л. 280.

537. ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 316, л. 6.

538. ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 63, л. 4.

539. ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 151, л. 20; д. 723, л. 10; Чернявский У. Г. Указ. соч., с. 146.

540. Советская экономика в период Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг., с. 387.

541. См.: Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 505-506.

542. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 188-190.

543. Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 511.

544. Советская экономика в период Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг., с. 403-405.

545. Более подробно см.: Чернявский У. Г. Указ. соч., с. 178-185.

546. Цены на рынке резко поднимались. Например, в Горьком за декаду (с 25 марта по 5 апреля 1942 г.) цена килограмма картофеля выросла с 35 до 40 руб., говядины — с 202 до 243 руб., литра молока — с 36 до 41 руб. В Иванове цена килограмма картофеля выросла с 35 до 50 руб., говядины — со 180 до 220 руб., литра молока — с 55 до 65 руб. (в старом масштабе цен). См.: Арутюнян Ю. В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны М., 1970, с. 353.

547. Павлов Д. В. Ленинград в блокаде. М., 1969, с. 87-92, 166. [225]

548. Цит. по: Поэзия в бою: (Стихи о Великой Отечественной войне). М., 1959, с. 82.

549. Правда, 1975, 10 апр.

550. Дзенискевич А. Р. Военная пятилетка рабочих Ленинграда. Л., 1972, с. 73-74.

551. Цит. по: Большой путь: К столетию со дня основания Невского машиностроительного завода имени В. И. Ленина, 1857-1957. Л., 1957, с. 109-110.

552. Любимов А. В. Указ. соч., с. 34; ЦГАНХ СССР, ф. 8234, оп. 1, д. 517, л. 88.

553. История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 373.

554. ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 43, д. 1082, л. 13-20.

555. ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 346, л. 182; д. 1519, л. 53-54.

556. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945, т. 5, с. 368.

557. Поотраслевыми и внутриотраслевыми данными о зарплате автор не располагает.

558. Вознесенский Н. Указ. соч., с. 117. При этом, конечно, нельзя не учитывать, что в годы войны произошел значительный рост рыночных цен на продовольственные и промышленные товары.

559. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 216, л. 75-76.

560. Там же, ф. 8476, оп. 1, д. 696, л. 10.

561. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945, т. 6, с. 73-74.

562. Морехина Г. Г. Указ. соч., с. 323-324; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 216, л. 75-76.

563. См.: История второй мировой войны, 1939-1945, т. 8, с. 365.

564. В помощь фабрично-заводским и местным комитетам. М., 1945, № 1/2, с. 44.

565. ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 65, л. 84-86.

566. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 283, л. 41-43.

567. ЦА ВЛКСМ, ф. 1, оп. 1, д. 264, л. 15-16.

568. Собрание постановлений и распоряжений правительства, 1942, № 2, ст. 26.

569. История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1978, т. 9, с. 378.

570. Араловец Н. Д. Женский труд в промышленности СССР. М., 1954, с. 103; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 82, л. 35.

571. Белохолуницкому машиностроительному заводу — 200 лет. Киров, 1965, с. 133-134.

572. Ефремцев Г. П. История Коломенского завода. М., 1973, с. 208.

573. История второй мировой войны, 1939-1945, т. 9, с. 378.

574. ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 44, д. 213, л. 3-4.

575. ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 1025, л. 42-45, 85.

576. Профсоюзы СССР, т. 3, с. 394-395.

577. В помощь фабрично-заводским и местным комитетам. М., 1945, № 1/2, с. 42-43.

578. Двигатель, 1945, 8 янв.; 31 июля.

579. Подробно см.: Митерев Г. А. В дни мира и войны. М., 1975, с. 152-171, 204-229.

580. Цит. по: Правда, 1975, 9 апр.

581. ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 3, д. 926, л. 1-59.

582. Цит. по: Там же, д. 927, л. 1.

583. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 194.

584. ЦГАОР СССР, ф. 5454, оп. 27, д. 15, л. 13. [226]

585. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. М., 1962, т. 4, с. 614.

586. Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 516.

587. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 490, л. 39.

588. Там же, оп. 5, д. 98, л. 74.

589. ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 1519, л. 60-61.

590. История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 345.

591. См.: Профсоюзы СССР, т. 3, с. 222-224.

592. Сб. тр. каф. истории КПСС Челяб. политехи, ин-та, 1961, вып. 4, с. 18-20; Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 532.

593. Советский тыл в Великой Отечественной войне. М., 1974, кн. 1, с. 85.

594. История второй мировой войны, 1939-1945, т. 8, с. 366.

595. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 346, л. 18.

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.