Смирнов А.В. «Рабочие кадры тяжелого машиностроения СССР в 1946-1958 гг.»

Книжная полка Analogopotom

 

Смирнов А.В.

Рабочие кадры тяжелого машиностроения СССР в 1946-1958 гг.

Исторические записки. Том 71. 1962. С. 3-24.

 

Настоящая статья посвящена исследованию количественных и качественных изменений состава рабочих предприятий тяжелого машиностроения в послевоенные годы и построена в основном на материалах бывшего Министерства тяжелого машиностроения СССР, хранящихся в Центральном государственном архиве Октябрьской революции и социалистического строительства (ЦГАОР СС). В ней использованы также материалы Центрального архива профессиональных союзов (ЦА ВЦСПС) и Центрального партийного архива НМЛ при ЦК КПСС (ЦПА НМЛ).

Заводы тяжелого машиностроения вступили в послевоенный восстановительный период с сокращенным контингентом рабочих. Например, Уральскому турбинному заводу в конце 1944 г., по самым минимальным подсчетам, требовалось 1984 рабочих, а в наличии было всего 893. Людиновский машиностроительный завод (Калужская область) по плану должен был иметь 3777 рабочих, но числилось там только 900 чел.1

Даже такой гигант тяжелого машиностроения, как Уральский завод им. С. Орджоникидзе, в начале 1946 г. был укомплектован рабочей силой только на 90%, в то время как производственный план второй половины года предусматривал увеличение выпуска продукции на 40%, что должно было вызвать дополнительную потребность в рабочих кадрах2.

Пополнение рабочими восстанавливаемых заводов, находившихся на освобожденной от оккупации территории, происходило крайне медленно. Многие эвакуированные рабочие не торопились возвращаться на старые места работы вследствие серьезных материально-бытовых трудностей в этих районах. С июля по декабрь 1945 г. на предприятия тяжелого машиностроения, расположенные в Ростовской, Харьковской, Запорожской, Калужской, Донецкой, Днепропетровской, Одесской и Николаевской областях, прибыло из эвакуации всего 574 чел.3

Вместе с тем начавшаяся реэвакуация поставила в затруднительное положение многие предприятия Востока, рабочие коллективы которых частично состояли из эвакуированных и мобилизованных в годы войны.

Пополнение заводских коллективов затруднялось нехваткой жилплощади, которая по Министерству тяжелого машиностроения за время [3] войны сократилась в два раза. Если в 1940 г. жилой фонд составлял около 1 млн. кв. м., то в 1945 г. он едва превышал 500 тыс. кв. м.4

Важнейшей проблемой в период перехода на выпуск мирной продукции было повышение удельного веса квалифицированных рабочих в производственном персонале предприятий.

В ходе реэвакуации вернулась известная часть квалифицированных рабочих, но этого было недостаточно, так как восстановление заводов сопровождалось ростом производственных мощностей. Освоение новой техники требовало от рабочих повышения технических знаний, а квалификация многих рабочих, как правило, не соответствовала тому уровню работ, которые им приходилось выполнять5. Например, на Ново-Краматорском машиностроительном заводе г. Электросталь (Московская область)*) в 1947 г. средний разряд производственных рабочих равнялся 4,2, а работы, выполняемые ими, требовали среднего разряда 4,6. По отдельным профессиям это несоответствие было еще резче (среди токарей и зуборезчиков — 4,1 и 4,7, у расточников и карусельщиков — 4,3 и 5,2) 6.

В связи с этим в четвертом пятилетнем плане предусматривалось обучение 7,7 млн. новых рабочих непосредственно на предприятиях и повышение квалификации 13,9 млн. чел.7

Значительный интерес представляет исследование источников пополнения предприятий тяжелого машиностроения рабочей силой (табл. 1).

Характерно, что увеличение контингента рабочих происходило главным образом за счет свободного найма. В 1946 г. эта категория составила две трети всех поступивших рабочих. В четвертой и пятой пятилетках ее удельный вес продолжал расти и в 1954-1956 гг. составлял более 80% всех принятых рабочих, а в первом квартале 1957 г. превысил 90%8.

В первые годы после войны в этой категории было значительное число демобилизованных из рядов Советской Армии. Так, в Ленинградскую область к началу 1946 г. прибыло 32 400 демобилизованных. Из них 47% было направлено на работу в промышленность9.

За счет демобилизованных на предприятиях происходило некоторое увеличение удельного веса квалифицированных рабочих. Например, из 660 демобилизованных, поступивших на Ленинградский металлический завод, 465 чел. имели профессии токарей, слесарей, фрезеровщиков, модельщиков и т. д. Из числа учтенных по разрядам (284 чел.) 198 чел., или почти 70%. составляли рабочие 5-8-го разрядов, т. е. средней и высокой квалификации10. Демобилизованные воины в большинстве быстро становились передовиками производства, выполняя нормы на 150-300%11.

В последующие годы демобилизованные, поступавшие на заводы, являлись не старыми кадровыми рабочими, призванными в армию во время войны, а молодежью, отслужившей свои сроки. Но и они выделялись тем, что быстрее осваивали новую технику и прогрессивные методы труда. [4]

Таблица 1

Источники комплектования рабочих на предприятиях тяжелого машиностроения

(в процентах) *

*ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 1402, д. 11, л. 21; д. 8, л. 23; д. 60, л. 27; оп. 139, д. 1, л. 31; оп. 2030, д. 1, л. 37; оп. 15, д. 159, л. 76; д. 318, лл. 5,7, 10; д. 669, л. 90; оп. 1, д. 654, л. 4; д. 927, л. 21; д. 974, л. 15; оп. 2063, д. 1, л. 38.

** В том числе демобилизованные. [5]

Организованный набор сельского населения ни разу за все послевоенные годы не дал значительного количества новых рабочих. Наоборот, значение этого источника для предприятий тяжелого машиностроения постоянно уменьшалось. Это объясняется двумя причинами.

Во-первых, из сельского населения набиралась молодежь в училища и школы трудовых резервов, где с 1946 по 1958 г. она составляла две трети общего континента12.

Во-вторых, происходил усиленный приток сельского населения в города, что было обусловлено не только потребностями промышленности и развитием механизации в сельском хозяйстве, но и серьезными ошибками в руководстве сельским хозяйством, в частности нарушением принципа личной материальной заинтересованности колхозников13. В городе эти люди, приходившие на предприятия, учитывались как городское население, поступающее в порядке свободного найма.

Последняя категория наряду с демобилизованными и определила неуклонный рост численности рабочих, нанятых самими предприятиями.

Важным источником пополнения рабочей силы были школы ФЗО и РУ. В первое послевоенное пятилетие, когда промышленность остро нуждалась в рабочей силе, школы системы государственных трудовых резервов выпустили около 3,4 млн. рабочих для промышленности, транспорта и строительства14. В дальнейшем вследствие большого притока на заводы и фабрики демобилизованных и молодежи, окончившей среднюю школу, а также вовлечения в производство городского населения, ранее занятого в домашнем хозяйстве, выпуск из школ системы трудовых резервов был сокращен. За 1951-1955 гг. школы ГТР выпускали для промышленности в среднем 347 тыс. рабочих в год, а в 1956-1958 гг. — 145 тыс.15.

На предприятиях тяжелого машиностроения удельный вес рабочих, принятых /из школ ГТР, упал в среднем с 18% (в 1945 г.) до 15% (в 1951-1955 гг.) от общего количества вновь принятых рабочих. Но в общей численности рабочих тяжелого машиностроения доля молодежи, окончившей школы системы ГТР, за все послевоенные годы продолжала расти: в 1945 г. она составляла 18%, в 1949 г. — 21,2%, а к 1958 г. достигла примерно трети коллектива предприятий16.

Необходимо, однако, отметить, что руководители многих предприятий неоднократно обращали внимание министерств тяжелого машиностроения и государственных трудовых резервов на низкую специальную подготовку молодежи в школах ФЗО и РУ17. Многие выпускники школ ГТР из числа поступивших на Ленинградский металлический завод в 1946 г. после двухнедельного испытания не смогли выполнить задания, соответствующие их разряду, и показали крайне низкую производительность труда (30-40% к плану)18. [6]

При правильной расстановке молодых рабочих на производстве и заботе об их техническом росте можно было добиться быстрого повышения квалификации. Но, к сожалению, не везде к техническому росту молодежи относились внимательно. В ряде случаев среди молодых рабочих слабо велась воспитательная работа. Поэтому перед партийными, комсомольскими и профсоюзными организациями встала задача поднять уровень воспитания молодежи.

Кадровые рабочие установили шефство над молодыми и отстающими рабочими. Только на трех заводах — Ленинградском металлическом. Невском машиностроительном и Уралмашзаводе к концу 1950 г. шефство осуществляло свыше 1000 передовых рабочих старшего поколения. Каждый из старых рабочих-уралмашевцев обязался помочь пяти молодым рабочим овладеть своей профессией и получить за год квалификацию не ниже 5-го разряда19. Эта инициатива нашла поддержку и на других заводах тяжелого машиностроения. Выпускники ФЗО и РУ, попадая, в заботливые руки шефов, стали быстрее осваивать свою специальность.

Рабочие, учитываемые по графе «переведенные из других предприятий», занимали в общем количестве рабочих небольшое место. Перевод рабочих осуществлялся преимущественно в пределах одной отрасли промышленности. Чаще всего это были рабочие высокой квалификации, направляемые на другие предприятия в порядке помощи в налаживании производства. Наибольшие показатели их удельного веса относятся к 1949 (2,6%) и 1956 гг. (1,1%), что было связано с расширением процесса внедрения в производство новой техники и технологии. В этой графе учтены также строительные рабочие, перешедшие в состав промышленно-производственного персонала.

Таким образом, основными источниками пополнения рабочего класса в первые послевоенные годы явились демобилизованные и люди, переселившиеся в город из деревни, а также молодежь, окончившая школы ГТР. В последующие годы (примерно с конца четвертой пятилетки) состав рабочих пополнялся коренными горожанами, поступавшими на производство в результате сокращения административного аппарата, а также трудоспособным населением, ранее занятым в домашнем хозяйстве. Одновременно продолжался приток рабочей силы из деревни. С середины 50-х годов на промышленные предприятия стали поступать выпускники средней школы.

Рабочие, занятые в тяжелом машиностроении, составляли сравнительно небольшой отряд рабочего класса СССР (в 1957 г. — 125,7 тыс., т. е. около 3% к общей численности рабочих машиностроения и металлообработки). Но по темпам роста рабочих кадров тяжелое машиностроение не намного уступало промышленности в целом и ее важнейшим отраслям (табл. 2)20.

Продукция тяжелого машиностроения составляет основу развития всех отраслей промышленности. Поэтому первоочередной задачей послевоенного развития были восстановление и дальнейший подъем производственных мощностей заводов, выпускающих блюминги, прокатные станы, буровые установки, кузнечные прессы и т. д. Отсюда и быстрый рост численности рабочих-машиностроителей. [7]

Таблица 2

Темпы роста численности рабочих отдельных отраслей промышленности

(в процентах, 1940 г. = 100)*

*ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 1, д. 198, л. 165; оп. 1178, д. 1, л. 112; оп. 1. д. 927, лл. 22,30; оп. 480, д. 44, лл. И, 38; оп. 15, д. 409, л. 45; оп. 14, д. 107, л. 5; оп. 1399, д. 14, л. 33; оп. 1, д. 331, л. 30.

Интересно сравнить темпы прироста числа рабочих и служащих предприятий тяжелого машиностроения в предвоенные и послевоенные годы (в процентах к началу периода)21:

Основные заводы тяжелого машиностроения вступили в строй в начале второй пятилетки. В четвертой пятилетке промышленно-производственный персонал рос такими же темпами, как и в годы становления тяжелой индустрии. В последующие годы (1951-1957) темпы роста несколько снизились.

Увеличение промышленно-производственного персонала на предприятиях тяжелого машиностроения происходило главным образом за счет рабочих. Об этом свидетельствуют данные таблицы 3. Уровень 1940 г., несмотря на значительное падение в период 1941-1945 гг., был достигнут и превзойден по числу рабочих уже в 1948 г., а по всему промышленно-производственному персоналу — в 1949 г. Послевоенный рост промышленных кадров прошел через определенные этапы. В 1946-1950 гг., когда для восстановления машиностроительной промышленности и ее дальнейшего развития требовалось большое количество рабочей силы, численность рабочих коллективов на предприятиях тяжелого машиностроения увеличилась более чем в полтора раза. В 1951-1957 гг. рост продолжался, но более медленными темпами. В этот период главной задачей являлся качественный рост кадров, повышение их культурно-технического уровня.

В результате абсолютного увеличения численности рабочих и некоторого сокращения других категорий работников тяжелого машиностроения возрос удельный вес рабочих в промышленно-производственном персонале. В 1957 г. он равнялся 72,8% против 69,5% в 1946 г. и 66,2% в 1940 г. [8]

Таблица 3

Динамика среднегодовой численности промышленно-производственного персонала тяжелого машиностроения

(в процентах) *

* ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 1, д. 198, лл. 149, 161, 151, 153, 145; оп. 1402, д. И, л. 21; д. 6, л. 15; д. 1, л. 13; д. 7, л. 17; д. 8, л. 23; оп. 6/476, д. 6, л. 21; оп. 1, д. 442, л. 117; оп. 1401, д. 60, л. 27; оп. 1939, д. 1, л. 31; оп. 2030, д. 1, л. 37; оп. 2063, д. 1, л. 38; оп. 1, д. 1164, лл. 2, 10.

** Не выделен младший обслуживающий персонал (МОП) [9]

Изменения по сравнению с 1940 г. произошли и в составе учеников, т. е. рабочих, подготовляемых на производстве. Непосредственно после войны, когда численность рабочих росла за счет демобилизованных и выпускников ФЗО и РУ, контингент учеников на предприятиях тяжелого машиностроения сократился более чем вдвое. В последующие годы количество учеников осталось примерно на том же уровне, а их удельный вес снизился вдвое (по сравнению с 1946 г.) в связи с общим ростом промышленно-производственного персонала. Это объясняется притоком квалифицированных рабочих из школ системы ГТР, перераспределением рабочей силы между отраслями народного хозяйства, а также переходом части рабочих из категории обслуживающего персонала в производственный, в связи с механизацией и автоматизацией трудоемких процессов. Таким образом, потребность предприятий в новых рабочих восполнялась не путем подготовки учеников, а по другим каналам.

Продукция заводов тяжелого машиностроения в силу своей сложности требует участия в производстве множества специалистов. Этим объясняется высокий процент ИТР, который в 1957 г. в два раза превышал средний показатель по всей промышленности СССР (9%)22.

Важным мероприятием Советского государства в послевоенные годы явилось планомерное сокращение административно-управленческого аппарата, в связи с чем удельный вес служащих на предприятиях тяжелого машиностроения снизился с 6,6% в 1940 г. до 4,2% в 1957 г.

Таким образом, в послевоенные годы улучшилась структура промышленного персонала предприятий тяжелого машиностроения: увеличился процентный состав рабочих и инженерно-технических работников.

***

В послевоенный период произошли значительные изменения в половом и возрастном составе рабочих. Большой приток рабочих-мужчин в результате демобилизации вызвал снижение удельного веса женщин в промышленности СССР с 51% в 1945 г. до 45% в 1958 г.23 Аналогичные изменения имели место и в тяжелом машиностроении. Численность женщин-работниц в этой отрасли в процентах к общему числу рабочих составляла:24

Кроме того, за послевоенные годы изменилась и роль женщин на производстве (табл. 4).

В 1947 г. женщины составляли более трети рабочих. В дальнейшем процент женщин, занятых непосредственно на производстве, имел тенденцию к понижению. Также снизился удельный вес женщин-учеников вследствие общего сокращения числа учеников и значительного притока рабочих-мужчин.

В архивных материалах не удалось обнаружить, как повысился к 1957 г. удельный вес женщин среди ИТР, но, учитывая общий рост группы ИТР, можно предполагать, что численность женщин-ИТР несколько увеличилась. Среди служащих так же, как и в составе младшего обслуживающего персонала, женщин было подавляющее большинство. [10]

Таблица 4

Распределение женщин по категориям производственно-технического персонала на предприятиях тяжелого машиностроения (среднегодовые данные в процентах ко всему персоналу) *

* ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 364, л. 58; оп. 1, д. 551, л. 14; оп. 1, д. 1167, л. 42.

Изменения в возрастном составе рабочих показывает таблица 5.

В начале 1945 г. среди рабочих было более 15% молодежи в возрасте до 18 лет. Такое положение сложилось в период войны, когда к станкам встала молодежь, заменившая ушедших на фронт отцов и старших братьев. После окончания войны удельный вес этой группы резко сократился, составив в 1957 г. всего 1,5% всех рабочих.

Намного сократилась доля женщин среди молодежи в возрасте до 26 лет. Если в начале 1945 г. в этой группе рабочих женщин было более половины, то в 1957 г. их осталась только треть.

В первые послевоенные годы рабочие кадры росли в значительной мере за счет увеличения группы молодежи в возрасте 18-25 лет. В 1951 г. эта группа почти равнялась наиболее многочисленной группе рабочих в возрасте 26-49 лет (46,6% против 47,9%).

В дальнейшем в связи с насыщением промышленности рабочей силой доля этой возрастной категории (до 26 лет) понизилась, а группа рабочих в возрасте 26-49 лет, в которую перешла бывшая молодежь, увеличилась и в 1957 г. составляла 63% всех рабочих тяжелого машиностроения.

Анализ состава рабочих в возрасте от 50 лет и старше показывает, что в первые годы после войны удельный вес этой группы сократился главным образом за счет рабочих, ушедших на пенсию, а также переведенных по состоянию здоровья в категорию непромышленного персонала. В 1947-1957 гг. эта возрастная категория оставалась почти на одном уровне.

Большой интерес представляют данные о рабочих в возрасте примерно до 35 лет. В 1957 г. эта группа составляла 70,1% всех рабочих против 61,8% в 1945 г., причем если в 1945 г. почти треть в этой группе приходилась на молодежь до 18 лет, то в 1957 г. такой молодежи осталось лишь 2%.

Таким образом, на предприятиях тяжелого машиностроения стала преобладать категория рабочих в возрасте 18-35 лет, т. е. люди, [11] которые могли наиболее активно участвовать в производстве, способствовать росту производительности труда и техническому прогрессу.

Таблица 5

Распределение рабочих предприятий тяжелого машиностроения по полу и возрасту

(в процентах к общему числу рабочих) *

*ЦГАОР СС, 8243, оп. 15, д. 107, лл. 1, 3, 5; он. 1, Д. 392, л. 1036; д. 643, л. 29; д. 1167, л. 42. [12]

Необходимым дополнением к характеристике общих изменений в составе рабочих-машиностроителей являются данные о стаже непрерывной работы на предприятии (табл. 6). Они важны потому, что стаж работы находится в прямой связи с культурно-техническим уровнем промышленных кадров.

Таблица 6

Распределение рабочих тяжелого машиностроения по стажу непрерывной работы

(в процентах к общему числу рабочих) *

* ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 1а, лл. 18-19; оп. 1, д. 392, л. 103б; д. 551, л. 14-. 1167, л. 42. В связи с тем, что в материалах за 1940 г. распределение рабочих по стажу представлено данными от трех до шести лет и выше, автор в целях сравнительной характеристики счел возможным оставить эту группировку, хотя она и отличается от ныне принятой.

В послевоенные годы продолжалось уменьшение удельного веса рабочих со стажем работы до одного года, которое началось еще до войны. Одновременно происходил процесс, с одной стороны, постоянного обновления состава, а с другой — роста ядра кадровых рабочих с большим производственным стажем.

Улучшение материального положения рабочих после 1947 г. способствовало стабилизации промышленных кадров. Мероприятия партии и правительства по повышению реальной заработной платы, единовременные денежные выплаты за выслугу лет и развертывание жилищного строительства в городах усилили заинтересованность рабочего в сохранении стажа работы на данном предприятии.

На это указывает увеличение группы рабочих со стажем от одного до трех лет по сравнению с довоенным периодом. За четвертую пятилетку ее удельный вес почти не изменился, так как шел процесс накопления постоянных рабочих кадров и эта группа являлась источником пополнения состава последующих групп. С 1950 по 1957 г. ее удельный вес снизился и увеличилась группа рабочих со стажем работы от трех до шести лет и более, которая представляет собой основной костяк рабочих коллективов. Одновременно возрастало число рабочих, имевших стаж свыше шести лет, т. е. людей более высокой квалификации, что положительно влияло на развитие производства.

Аналогичные процессы происходили во всех отраслях промышленности Советского Союза.

По данным статистического ежегодника «Народное хозяйство СССР», группа рабочих со стажем до одного года за 1953-1957 гг. во всей промышленности сократилась с 21 до 19%; в машиностроении и металлообработке — с 19 до 17% (в тяжелом машиностроении эта группа [13] в 1957 г. составляла всего 13,7%); в черной металлургии — с 14 до 13%; в химической — с 17 до 15% и т. д.

Уменьшилась и группа рабочих со стажем от одного до пяти лет. В 1957 г. по сравнению с 1953 г. она составляла: во всей промышленности — 41 % против 47%; в машиностроении и металлообработке — 37% вместо 45%; в черной металлургии — 31 % вместо 41 % и в химической — 39% против 45%25. В тяжелом машиностроении эта группа рабочих на 1957 г. составляла 33,2%.

Зато увеличилась группа рабочих со стажем от пяти до 10 лет и более. В целом по промышленности эта группа в 1957 г. составляла 40% против 32% в 1953 г.; в машиностроении и металлообработке — соответственно 46 и 36%, в черной металлургии — 56 и 45%, в химической промышленности — 46 и 38%26. В тяжелом же машиностроении эта группа за 10 лет (1947-1957) с 23,8% выросла до 62,1%27.

Таким образом, в тяжелом машиностроении более интенсивно шел процесс увеличения численности кадровых рабочих, что определило и их качественный рост.

***

Одним из важных условий качественного роста рабочего класса является стабильность состава рабочих данного предприятия. В послевоенные годы в результате упорной работы партийных и профсоюзных организаций удалось значительно снизить текучесть рабочей силы. Если в 1940 г. на предприятиях тяжелого машиностроения выбыло 51,2% к общему числу рабочих, то за 10 послевоенных лет (1946-1956) текучесть понизилась с 30,5 до 23,6%28.

После окончания войны были сняты ограничения военного времени в отношении перехода рабочих на другое предприятие, а так как заводы еще не могли обеспечить надлежащие материально-бытовые условия своим рабочим, последние довольно легко меняли место работы.

Текучесть рабочей силы в первые послевоенные годы обусловливалась также недостатками в организации и оплате труда. Не только на различных предприятиях, но даже на одном заводе, внутри одного цеха ставки рабочих были неодинаковы. На Ново-Краматорском машиностроительном заводе в 1947 г., например, дневная ставка крановщика в прессовом пролете равнялась 30 р. 53 к., а в кузнечном — 21 р. 70 к.29

Большое значение для улучшения организации труда и закрепления кадров на производстве имели отмена карточной системы и денежная реформа в декабре 1947 г. С 1948 г. на предприятиях была восстановлена система коллективных договоров и массовая проверка их выполнения. Все это способствовало повышению заинтересованности рабочих и укреплению трудовой дисциплины.

Причины текучести рабочей силы весьма разнообразны. Помимо поисков лучших условий труда и жизни, часть рабочих выбывает по причинам государственной необходимости (призыв в армию, перевод на другие предприятия), в связи с переходом на учебу, по инвалидности, болезни и т. п. В целом в послевоенный период можно выделить три основные причины ухода рабочих с предприятий: возвращение мобилизованных и [14] эвакуированных на довоенное местожительство, поступление в школы, техникумы и ВУЗы и, наконец, желание улучшить свои материальные, а главное жилищные условия.

Представление о соотношении различных причин увольнения дает таблица 7.

Таблица 7

Распределение уволенных рабочих предприятий тяжелого машиностроения по причинам ухода в 1951 г.

(в процентах к общему числу уволенных) *

*ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 1, д. 654, л. 4; оп. 15, д. 451, л. 30.

Таким образом, рабочие, ушедшие с предприятий по личным мотивам, составили 43,3% всех выбывших.

В послевоенные годы число самовольных уходов постоянно уменьшалось. За 10 лет (1946-1956) на предприятиях тяжелого машиностроения оно понизилось до 1,8% (к числу выбывших рабочих) против 22,5% в начале первой послевоенной пятилетки, а количество рабочих, ушедших по разрешению администрации, выросло с 32,8 до 54,5%30. Текучесть приобрела своеобразную «законную» форму — увольнение по собственному желанию с разрешения администрации.

Имеющиеся в нашем распоряжении данные о выбывших рабочих на Уралмашзаводе31 свидетельствуют о том, что это были главным образом лица с небольшим стажем и малоквалифицированные рабочие. Так, процент лиц, проработавших на заводе до трех лет, среди уволенных составлял в 1937 г. 84,1% и в 1956 г. 70%, рабочих низкой квалификации — соответственно 76 и 75%. В то же время общая текучесть по заводу за этот период снизилась с 56,4 до 21,3%.

Борьба с текучестью серьезно затруднялась отсутствием достаточного жилого фонда у заводов. Например, жилой фонд Уралмашзавода на 1 января 1946 г. на 50% состоял из каркасных домов и бараков, построенных еще в 1928-1929 гг.32. В последующие годы положение несколько улучшилось, но жилья по-прежнему не хватало.

Нередко причиной текучести являлись слабая воспитательная работа с кадрами, неполадки в организации труда и в системе заработной платы, неритмичная работа некоторых предприятий, что приводило к снижению заработной платы, и, наконец, недостаточное внимание к бытовому и культурному обслуживанию рабочих. [15] Особенно это затрагивало молодежь. Из числа всех выбывших молодых рабочих в 1951 г. 41,7% оставили работу самовольно. Текучесть среди них была следствием частичного нарушения трудового законодательства и запущенности бытового и культурного обслуживания рабочих.

Министерство тяжелого машиностроения СССР, особенно с 1951 г., уделяло большое внимание закреплению молодежи на предприятиях. В декабре 1952 г. коллегия специально рассматривала этот вопрос. Руководителям ряда предприятий было указано, что они неправильно ориентировались только на рабочих 6-7-го разрядов и не обеспечивали условий для роста квалификации молодежи. В результате молодые рабочие в течение четырех-пяти лет не повышали своего разряда, их заработки оставались низкими и у них исчезал стимул к улучшению своей работы33. В сочетании с недостаточной культурно-воспитательной работой это приводило к самовольному уходу многих молодых рабочих.

Укрепление трудовой дисциплины и улучшение материального благосостояния трудящихся в послевоенные годы привели к значительному сокращению текучести. Однако высокий процент молодежи среди увольнявшихся рабочих требовал от руководителей предприятий особого внимания к вопросу повышения квалификации молодых рабочих и улучшения политико-воспитательной работы среди них.

С переходом на выпуск мирной продукции перед тяжелым машиностроением, как и перед всем народным хозяйством страны, вставала задача обеспечения развивающегося производства высококвалифицированными рабочими кадрами.

При серийном выпуске военной продукции, которую выпускали заводы тяжелого машиностроения в годы войны, низкая квалификация рабочих не являлась серьезным препятствием для производства. Иное дело — создание уникальных машин и механизмов, которые предстояло производить машиностроительным заводам после войны. В этих условиях высокое мастерство рабочих являлось решающим условием выполнения производственной программы. Необходимо было преодолеть тяжелое наследие войны — падение уровня квалификации промышленно-производственного персонала.

В послевоенные годы проблема подготовки рабочих кадров и особенно повышения их квалификации решалась главным образом за счет значительного расширения обучения непосредственно на предприятиях. При этом производственное обучение проходили как неквалифицированные, так и квалифицированные рабочие, поступившие на работу не по своей специальности. Общий процесс подготовки рабочих можно проследить по таблице 8.

Расхождение в количестве вновь принятых на предприятия и обученных объясняется тем, что какая-то часть рабочих имела квалификацию, а некоторые нанимались в качестве вспомогательных рабочих и не нуждались в обучении.

В 1946 г., когда в связи с перестройкой промышленности на мирный лад и расширением гражданского производства ощущалась огромная потребность в квалифицированных кадрах, было обучено новым специальностям 87,1% принятых рабочих. В последующие годы наблюдается снижение количества рабочих, подготовленных на производстве, так как предприятия уже не испытывали такого острого недостатка в рабочей силе. [16]

Таблица 8

Подготовка новых рабочих на предприятиях тяжелого машиностроения *

*ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 159, л. 76; д. 318, лл. 6,7, 10; д. 669, л. 90; д. 152, л. 36; д. 458, л. 28; д. 566, л. 9; д. 652, л. 1; оп. 1, д. 654, л. 4; оп. 2195, д. 113, л. 29.

Основным видом производственно-технического обучения являлось индивидуальное обучение. Оно длилось в среднем три-четыре месяца, а иногда и больше, в зависимости от общеобразовательной подготовки учащихся.

Вследствие индивидуального характера производства бригадное обучение в тяжелом машиностроении не нашло широкого распространения. За 10 послевоенных лет (1946-1956) им было охвачено в среднем лишь 8% подготовленных рабочих34.

Из общего числа обучаемых 55-60% становились рабочими наиболее массовых профессий: токарями, слесарями, фрезеровщиками и т. д.35 Ясно, что при индивидуальном методе обучения качество навыков будущего рабочего во многом зависело от квалификации обучавшего и его добросовестности.

Одновременно с практическим обучением нового рабочего у станка он должен проходить теоретический курс, получить первоначальные знания в области устройства оборудования, технологии, техники безопасности и т. п. Однако на практике не представляется возможным обучать теоретическому и практическому курсу параллельно, так как ученики поступают в индивидуальном порядке, в разное время. Поэтому теоретическое обучение часто организуется после практического.

Этот разрыв представляет собой один из существенных недостатков индивидуальной формы подготовки рабочих. Такое положение сохраняется почти на всех предприятиях и в настоящее время. Правда, на некоторых заводах делаются попытки сочетать теоретическое и практическое обучение. Так, на Ленинградском металлическом заводе успешно практикуются индивидуальные консультации по вопросам теории для учеников некоторых профессий. Дальнейшее изучение и обобщение опыта работы по подготовке новых рабочих позволит найти приемлемую форму сочетания теоретического и практического обучения.

Особенно важное значение в послевоенные годы приобрела проблема повышения квалификации уже обученных рабочих. В успешном решении этой проблемы большую роль играет уровень общеобразовательной подготовки рабочих. За время войны этот уровень снизился. Новая техника, поступавшая на предприятия после войны, потребовала от рабочих [17] технических знаний и умения управлять современными сложными машинами. Вот тут-то и выявился разрыв между необходимостью постоянного повышения квалификации рабочих и невозможностью этого при их сравнительно низком общеобразовательном уровне. Большинство молодых рабочих имело образование не выше четырех-пяти классов средней школы.

В пятилетнем плане развития народного хозяйства на 1946-1950 гг. была снова поставлена задача осуществления в стране всеобщего обязательного семилетнего обучения, выдвинутая еще XVIII съездом партии. Особое внимание обращалось на повышение образовательного уровня рабочих. С этой целью была развернута широкая сеть вечерних и заочных школ, в которых трудящиеся могли получать образование без отрыва от производства.

Только за 1950-1958 гг. количество учащихся в школах рабочей молодежи выросло более чем в два раза36. Это привело к значительным изменениям в составе рабочих по общеобразовательному уровню. Так, например, по данным отдела подготовки кадров Ленинградского металлического завода, эти изменения за период с 1948 по 1958 г. выглядят следующим образам (в процентах к производственному персоналу)37:

Заметные сдвиги в росте общеобразовательного уровня рабочих произошли, когда на предприятия тяжелого машиностроения стали приходить выпускники средних школ. Привлечению их на производство способствовала регулярная разъяснительная работа, которую развернули среди школьников некоторые машиностроительные предприятия.

Так, рабочие Турбинного завода им. С. М. Кирова часто приглашались в 21-ю среднюю школу г. Харькова. В январе 1955 г. учащиеся встретились с токарем-скоростником К. С. Кисляковым, уже выполнившим производственную программу в счет 1969 г., который просто и убедительно рассказал ребятам, как он стал передовиком производства. В мае в школе побывал главный инженер завода, призвавший выпускников пополнить ряды рабочего класса. В результате 108 десятиклассников решили стать рабочими38. В 1956 г. все они работали на заводе своих бывших шефов и выполняли нормы на 120-200%39.

Более высокий общеобразовательный уровень выпускников средних школ позволял в короткие сроки подготовить на производстве рабочих средней квалификации.

В конце 1955 г. на Иркутском заводе тяжелого машиностроения держали экзамен на рабочий разряд 62 выпускника средней школы. Из них 48 чел. (77%) получили 4-й и 5-й квалификационные разряды. В то же время на экзаменах учеников, не имевших среднего образования, 4-й и 5-й разряды были присвоены только 42%. Подавляющее большинство указанных выше 48 десятиклассников после перехода на самостоятельную работу стало быстро выполнять и перевыполнять нормы40. [18]

Характерно, что рабочие, пришедшие на производство из средней школы, стремились продолжать свое образование. На Иркутском заводе в 1955 г. насчитывалось 72 выпускника средней школы, и все они учились: 25 — на вечернем отделении Горнометаллургического института, два — в Машиностроительном техникуме, 24 — на подготовительных курсах в институт, два — в заочном политехническом институте и 19 — на ускоренных курсах техников41.

В первые послевоенные годы предприятия тяжелого машиностроения прилагали большие усилия, чтобы привести уровень квалификации рабочих в соответствие с задачами освоения новой техники. Это потребовало организовать работу по повышению квалификации почти половины состава промышленных рабочих (табл. 9).

Таблица 9

Динамика повышения квалификации рабочих на предприятиях тяжелого машиностроения *

*ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 2063, д. 1, л. 38; оп. 2195, д. 55 л. 58; д. ИЗ, л. 29; оп. 15, д. 154, л. 7; д. 380, л. 44; д. 566, л. 9; д. 65, л. 1.

В послевоенные годы сложились разнообразные формы повышения квалификации.

В период четвертой пятилетки еще продолжала функционировать одна из старейших форм технического обучения рабочих на производстве — техминимум. Однако в условиях роста новой техники этот вид обучения уже не мог обеспечить повышение квалификации рабочих, так как его программа была слабо насыщена вопросами теории и не предполагала изучения передовых методов труда. [19] Техминимум отмирает, и распространяются новые формы, гласным образом производственно-технические курсы. Их цель заключается в повышении технического уровня и производственной квалификации рабочих. Слушатели получают знания о новой технике, прогрессивной технологии и передовых методах труда. Все успешно окончившие курсы, при выполнении ими производственных работ высшей квалификации имеют право на первоочередное присвоение следующего тарифного разряда.

Обучение вторым и смежным специальностям широкого распространения в тяжелом машиностроении не получило, так как в этой отрасли подготовка рабочего с двумя-тремя специальностями ограничена индивидуальным, несерийным характером производства. От рабочего требуется постоянное совершенствование мастерства, углубленное изучение передовых методов труда по своей специальности. Элементы автоматизма в работе здесь сведены до минимума. В тяжелом машиностроении совмещение профессий применяется только у рабочих, занятых на ремонтных работах.

Большие качественные изменения претерпели школы передового опыта. В первые послевоенные годы обучение рабочих передовым методам труда носило случайный характер. Поэтому нередко рабочие, полностью не уяснив сущность опыта новатора, продолжали работать по-старому.

Положение изменилось с появлением в 1948 г. метода научного изучения и обобщения опыта работы не одного, а целой группы новаторов одной или смежных специальностей, предложенного инженером московской фабрики «Пролетарская победа» Ф. Ковалевым. На основе изучения опыта передовиков данного предприятия составлялась технологическая карта отдельных приемов работы. В результате получался новый цикл обработки той или иной детали. Как правило, затраты времени на данную операцию были меньше, чем у отдельных новаторов, опыт которых использовался в технологической карте. Этот комплекс передового опыта и изучался в школах.

Для пропаганды опыта новаторов были широко использованы многотиражные заводские газеты, выпускались специальные плакаты и брошюры. На Уралмаше только за 1950 г. было издано более 20 таких брошюр42.

Однако первое время обучение новаторским приемам по новому методу шло довольно медленно, в связи с чем партийные и профсоюзные организации многих предприятий тяжелого машиностроения специально занялись вопросом скорейшего внедрения метода Ковалева.

Завком Уралмаша на своем заседании в феврале 1951 г. указал, что распространение на заводе почина инженера Ковалева проходит неудовлетворительно. Правда, отмечалось, что за 1950 г. составлено 150 и внедрено в производст во 100 технологических карт с описанием опыта новаторов, по которым обучено 300 рабочих. Но это были небольшие успехи, так как во многих цехах завода изучение передового опыта рабочих вообще даже не начиналось43.

На Уралмаше была применена практика издания приказов, обязывающих определенную группу рабочих пройти обучение в школе передового опыта и затем работать только по новой технологии44. Конечно, правомерность подобных методов спорна, но в интересах производства нельзя было ждать, когда все рабочие поймут экономическую выгоду [20] применения передового опыта. Были случаи, когда рабочие рассуждали по принципу «хочу — учусь, хочу — нет». В этих условиях было важно указать на общественную необходимость овладения передовыми методами труда.

Обучение в школах передового опыта дало неплохие результаты. Бригада строгальщиков Уралмаша в составе тт. Голышева, Клопкова и Вострякова после изучения передовых методов труда стала давать за сутки 56 деталей вместо 21 по норме45. В модельном цехе того же завода бригада стерженщиц во главе с т. Селивановой, применив новый метод непрерывной засыпки стержневой смеси, ежемесячно выполняла нормы на 200-250%. Опыт этой бригады после изучения его в школе стал применяться всеми бригадами цеха. В результате производительность труда стерженщиков цеха повысилась на 26,5%46.

Машиностроители Ново-Краматорского завода (г. Краматорск) за три месяца 1952 г. разработали 48 новых технологий, из которых 32 внедрили в производство. Этим они сократили затраты труда на 4300 нормо-часов и сэкономили металла 701 т, топлива — 504 т и других материальных ценностей на сумму 639,4 тыс. руб.47

В школах передового опыта изучался не только комплекс новаторских начинаний, направленных на повышение производительности труда, но и использовались другие методы обобщения. Так, по методу А. Чутких разрабатывались мероприятия по улучшению качества продукции и т. д.

Освоение рабочими различных способов улучшения производства давало предприятиям значительную экономию при отличном качестве продукции.

Это послужило основой для возникновения новой формы обобщения передового опыта, с которой в 1951 г. выступили кузнец Уралмашзавода Т. Л. Олейников и технолог этого же завода А. В. Поздеев48. Они предложили обобщать передовые методы новаторов по всему комплексу достижений, обеспечивающих высокую производительность труда, выпуск продукции отличного качества, ликвидацию брака, экономное расходование материалов, топлива и электроэнергии, лучшее использование оборудования и производственных площадей. Эта ценная инициатива явилась углублением метода Ф. Ковалева.

За 10 месяцев 1952 г. на Уралмаше был изучен и обобщен опыт работы 1696 новаторов, разработано 542 комплексные технологии, обучено передовым приемам труда 3223 рабочих. В результате внедрения по заводу только 343 комплексных технологий трудозатраты снизились на 180 тыс. нормо-часов и получена следующая экономия: металла — 480 т, электроэнергии — 94 тыс. кВт/час, газа — 2 млн. м3 и т. д.49.

Почин уралмашевцев по изучению и обобщению целого комплекса передовых методов распространился по всем заводам тяжелого машиностроения.

На Старо-Краматорском заводе им. С. Орджоникидзе в 1955 г. работало 149 школ по освоению методов новаторов производства, где было обучено 661 чел. при плане в 525. После изучения в школах комплексных технологий 248 рабочих-станочников повысили месячную производительность труда в среднем на 30%50. [21] В школах передового опыта Ново-Краматорского завода (г. Краматорск) в 1955 г. прошли обучение по комплексной технологии 1166 рабочих. В результате 813 рабочих стали выполнять нормы от 120 до 150% и 353 рабочих — от 150 до 200% и выше51.

По инициативе комсомольцев Уралмашзавода в конце 1955 г. на заводах тяжелого машиностроения развернулось соревнование молодежи за овладение передовыми методами труда каждым молодым рабочим52. Большую помощь в этом благородном деле оказали школы передового опыта. Для работы в них были привлечены лучшие рабочие заводов.

Всего с 1946 по 1956 г., как видно из таблицы 9, количество рабочих, обученных в школах передового опыта, увеличилось в 2,5 раза. Эти школы являются наиболее подвижной формой повышения квалификации. Они могут быть организованы как для новых рабочих, так и для квалифицированных с целью освоения ими передовых методов труда.

Курсы целевого назначения организуются для освоения определенными группами рабочих нового оборудования, новой технологии производства, чтения сложных чертежей и т. п., исходя из конкретных нужд предприятия.

На Коломенском машиностроительном заводе в 1952 г. основными темами для изучения на курсах были: освоение нового сложного оборудования; изучение технологических процессов обработки и сборки новых и наиболее сложных деталей и узлов; правила технической эксплуатации различных электроустановок с целью экономии электроэнергии; улучшение качества продукции на каждой операции; изучение электросхем станков (для электромонтеров); изучение сложных чертежей53.

Курсы целевого назначения комплектуются, как правило, из квалифицированных рабочих. После прохождения программы слушатели сдают экзамены и в отдельных случаях экзаменационная комиссия имеет право присваивать рабочим следующий повышенный разряд.

На протяжении послевоенных лет численность рабочих, окончивших курсы целевого назначения, постоянно возрастала. В связи с внедрением новой техники и совершенствованием технологических процессов эта форма повышения квалификации приобретает большое значение.

Благодаря широко поставленному обучению и повышению квалификации кадров непосредственно на производстве происходил качественный рост рабочих кадров тяжелого машиностроения. Одним из показателей этого роста являются данные об изменениях в группах рабочих по тарифным разрядам (табл. 10).

Таблица 10

Изменение квалификационного состава рабочих тяжелого машиностроения

(в процентах) *

o ЦГАОР СС ф. 8243, оп. 15, д. 466, л. 93; оп. 1, д. 1164, лл. 2, 10; д. 1166, л. 6. [22]

Сгруппировав эти данные, получим следующую картину роста квалификации рабочих:

В послевоенные годы четко проявилась тенденция к росту числа рабочих, имеющих средние и высшие тарифные разряды. Повышение среднего разряда рабочих, занятых в тяжелом машиностроении, до 4,7 в 1957 г. говорит о значительном повышении квалификации рабочих кадров.

Эти изменения будут еще более показательны, если сравнить приведенные данные с довоенным уровнем квалификации. За 20 лет (1937-1957) показатель среднего разряда рабочих Уралмашзавода повысился с 3,6 до 4,854. Рост квалификационного уровня рабочих является фактом первостепенного экономического и политического значения, отражающим закономерности перехода к развернутому строительству коммунизма.

В результате анализа количественных и качественных изменений в составе рабочих кадров предприятий тяжелого машиностроения можно сделать следующие выводы:

1. В послевоенные годы в связи с расширением производства возобновился рост численности рабочих. Изменился удельный вес источников пополнения предприятий рабочей силой. Непосредственно после войны напряженное положение с рабочими кадрами было устранено благодаря возвращению на производство демобилизованных из армии. В дальнейшем отмечается усиленный приток в промышленность сельского населения. С середины 50-х годов на производство начинает все больше поступать молодежь, оканчивающая среднюю школу. Основным каналом поступления рабочей силы становится свободный наем, оргнабор утрачивает свое значение.

2. В составе рабочих также произошли серьезные изменения. Во-первых, изменилось соотношение возрастных групп. К 1958 г. более 2/3 рабочих было в возрасте до 35 лет. Это имело большое значение, так как основную массу рабочего класса стала составлять наиболее подготовленная к труду часть населения. Во-вторых, усилилось ядро кадровых рабочих, что привело к дальнейшему росту квалификации и повышению производительности труда. В условиях социалистического общества этот процесс происходил быстрыми темпами, так как отношения взаимопомощи на производстве способствовали восприятию опыта передовых рабочих.

3. В первые послевоенные годы при бурном росте численности рабочих центральной проблемой являлась подготовка новых кадров. В области повышения квалификации рабочих преобладала простейшая форма — техминимум. [23]

Новым этапом в подготовке кадров явились 1951-1958 годы. К этому времени заводы не испытывали острой потребности в рабочей силе. Основной задачей стало резкое повышение культурно-технического уровня рабочих, без чего было невозможно эффективное использование сложной современной техники. Поэтому центральной проблемой этого периода становится повышение квалификации рабочих. Техминимум уступает место более высоким формам — школам передового опыта и различным курсам.

Все эти изменения в количественном и качественном составе рабочих кадров тяжелого машиностроения в значительной мере отражают общие процессы роста и укрепления рабочего класса в послевоенный период, характерные для всей промышленности СССР. [24]

 

Примечания:

 

1. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 706, лл. 1, 2, 3, 35, 98.

2 Там же, д. 164, л. 33.

3 Там же, оп. 1, д. 209, лл. 5. 26

4. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 5/382, д. 1, л. 19; оп. 1402, д. 1, л. 25

5. Вообще определение уровня квалификации рабочих по тарифным разрядам носит несколько условный характер, так как в практике работы предприятий имелись случаи завышения и занижения разрядов. Несмотря на это, характеристика квалификации по разрядам позволяет правильно наметить общее направление процесса.

*). Это не ошибка — Ново-краматорский завод был эвакуирован в Электросталь. HF.

6. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 1, д. 402а, л. 143. Первая цифра означает средний разряд рабочих, вторая — средний разряд, требующийся для выполняемых ими работ.

7. «Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам». т. 3, М., 1958, стр. 45.

8. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 1, д. 1166, л. 20.

9. ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 4, ед. хр. 1122, л. 105.

10. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 112, лл. 71, 72.

11. Там же, л. 74 и сл.

12.»Народное хозяйство СССР в 1958 г.», М., 1959, стр. 694.

13. Только с 1950 по 1954 г. из села в город перешло более 9 млн. чел. (см. Н. С. Хрущев. Об увеличении производства продуктов животноводства. Доклад на Пленуме ЦК КПСС 25 января 1955 г., М., 1955, стр. 10).

14. «Народное хозяйство СССР в 1958 г.», стр. 692.

15. Там же

16. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 103, л. 13; д. 251, лл. 5, 7, 9, 11. 12, 16, 19, 24, 26-30; д. 311, л. 40.

17. Там же, д. 157, л. 9.

18. Там же.

19. ЦА ВЦСПС, ф. 242, оп. 10, д. 78, л. 27.

20. К сожалению, существующие статистические справочники не позволяют определить количество рабочих по отраслям промышленности за 1945 г. Численность рабочих и служащих всей промышленности СССР в 1945 г. составляла 86,7% к уровню 1940 г., а в тяжелом машиностроении — 76,1% (см. «Народное хозяйство СССР в 1958 г.», стр. 131; «Промышленность СССР», М., 1957, стр. 24).

21. «Народное хозяйство СССР в 1958 г.», стр. 131; «Промышленность СССР», стр. 27. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 1, д. 198, лл. 145, 149, 151, 153, 161 и др.

22. «Народное хозяйство СССР в 1958 г.», стр. 131.

23. «Достижения Советской власти за 40 лет в цифрах», М., 1957, стр. 266; «Народное хозяйство СССР в 1958 г.», стр. 664.

24. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 3/92, д. 87, л. 22; оп. 5/382, д. 1, л. 18; оп. 6/476, д. 1 л. 21; оп. 1402, д. 7, л. 17; оп. 1, д. 629, л. 2; оп. 1, д. 913, л. 6; оп. 1. д. 1167, л. 42.

25. «Народное хозяйство СССР в 1958 г.», стр. 671.

26. Там же.

27. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 1, д. 392, л. 1036; оп. 1, д. 1167 л. 42.

28. Там же оп. 1402, д. 1, л. 13; оп 15, д. 1а, лл. 5, ‘2’4; д. 159, л. 36; д. 200,л. 3; д. 466, л. 94 д. 451а, л. 30; д. 669, л. 90; оп. 1, д. 654, л. 927, л. 21; д. 974, л. 15.

29. Там же, оп. 1, д. 402а, л. 153.

30. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 466, л. 94; д. 669, л. 90; д. 251, лл. 7, 9, 11, 17; д. 669, л. 90.

31. ЦГАОР СС, ф. 7295, оп. 7, д. 99, л. 13; ф. 8243, оп. 1, д. 198, л. 165; оп. 15, д. 669 лл. 73, 78.

32. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 164, л. 38

33. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 565, лл. 6-10

34. См ЦГАОР СС, ф. 8243. оп. 15, д. 458, л. 29; д. 317а, л. 3; д. 455, л. 1

35. См. сноску к таблице 8.

36. «Народное хозяйство СССР в 1958 г.», стр. 817.

37. Текущий архив отдела подготовки кадров Ленинградского металлического завода, объяснительная записка к плану подготовки и повышения квалификации кадров на 1959-1965 гг., л. 2.

38. «Красное знамя» (Харьков). 25 мая 1955 г.

39. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 2195, д. 54, л. 8.

40. Там же.

41. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 21-95, д. 54, л. 11.

42. ЦА ВЦСПС, ф. 242, оп. 2, д. 116, л. 80.

43. Там же, д. 83, л. 62.

44. Там же, д. 116, л. 91.

45. ЦА ВЦСПС, ф. 242, от. 2, д. 83, лл. 100-101.

46. Там же.

47. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 552, л. 20.

48. В настоящее время Т. Л. Олейников руководит бригадой кузнецов, которой присвоено звание «бригады коммунистического труда».

49. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 552, л. 19.

50. Там же, оп. 2196, д. 52, л. 76.

51. ЦГАОР СС, ф. 8243, оп. 15, д. 54, л. 14.

52. Там же, д. 653, л. 152.

53. Я. Сонин. Подготовка квалифицированных рабочих на производстве. М., 1954, стр. 123.

54. ЦГАОР СС, ф. 7295, оп. 7, д. 99, л. 11; ф. 8243, оп. 15, д. 669, л. 94

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.