Республика Наталь

Неоглот Zdvij

 

Республика Наталь

 

Когда голландцы в XVII веке начали заселять южную окраину Африки, им вряд ли приходила в голову мысль, что их метрополия не сможет оказать помощь своим согражданам. Тем не менее, за 150 лет морская мощь Голландии стала меньше, а претенденты на ее владения — сильнее. Да и сама метрополия вряд ли предвидела, насколько разрастется случайный поселок, построенный в 1647 году на южной окраине Африки жертвами кораблекрушения судна «Nieuwe Haarlem» и превратившийся в важный порт Капштадт.

К концу XVIII века жители голландской колонии на юге Африки контролировали уже не только порт возле Столовой горы, но и близлежащие районы, на которых были основаны благоустроенные фермы. К голландским фермерам-бурам (boer) к этому времени присоединились их единоверцы из числа французских гугенотов и кое-кто из немцев, португальцев и англичан. Капштадтская колония жила замкнуто, неохотно принимая новых поселенцев и тщательно отгораживаясь от чернокожих соседей — готтентотов и бушменов. Впрочем, от соседских земель и рабов голландцы не отказывались. Относительная изоляция, нарушаемая только приходом европейских кораблей, привела к появлению у поселенцев собственного диалекта — тааль, а затем языка — африкаанс.

Далекая колония управлялась Голландской Ост-Индской компанией (Vereenigde Oost-Indisch Compagnie — VOC) и служила просто удобной стоянкой на пути в восточные владения маленькой европейской страны. Жители Капштадтской колонии были не в восторге от методов колониальной администрации, но вполне могли терпеть их еще полтораста лет. Резкие перемены в положении заморских владений произошли 19 января 1795 года, когда победоносные войска Французской республики свергли штатгальтера (статхаудера) Вильгельма V Оранского и посодействовали провозглашению унитаристской Батавской республики.

Создание профранцузского режима обеспокоило власти по другую сторону Ла-Манша, которые увидели в таком повороте угрозу и Англии и ее заморским владениям. Угрозу Британии предотвратили 11 октября 1797 года, разгромив флот Батавской республики в морском сражении при Кампердауне. Потеря флота сделала заморские территории совершенно беззащитными, и английские эскадры начали занимать голландские владения одно за другим (кроме торгового поста в Японии). В 1798 году Голландская Ост-Индская компания была распущена за ненадобностью.

В числе прочих была захвачена и Капштадтская колония, жители которой отнеслись к произошедшей смене хозяина сравнительно спокойно. Волноваться долго не пришлось. В 1802 году по Амьенскому миру Южная Африка была возвращена прежнему владельцу. Однако вскоре Англия получила повод вернуть себе захваченные территории. В 1806 году Голландия стала королевством во главе с Луи Бонапартом и оказалась в состоянии войны с Великобританией. На этот раз присоединение Южной Африки к английским владениям было необратимым. После небольшого столкновения 8 января 1806 года при Блааувберге (Blaauwberg, Blouberg) голландцы капитулировали. В 1814 году все дипломатические формальности были улажены, и Капштадт стал Кейптауном — столицей Капской колонии, за которую голландцы получили 6 миллионов фунтов стерлингов

Смена власти происходила уже в иных условиях. В 1807 году в Англии был подтвержден Закон о запрете работорговли. Это решение не означало отмену рабства, но положение африканцев формально изменилось. Рабы получили право жаловаться на своих владельцев. Однако южноафриканские фермеры к таким вольностям не привыкли. В их среде разрасталось недовольство новыми порядками. Чтобы успокоить колонистов, губернатор Кальдерон в 1809 году принял «Готтентотскую прокламацию», которая, с одной стороны, позволяла чернокожим батракам менять место работы, а с другой — требовала от них специального разрешения от прежних хозяев и допускала порку.

Желая приобрести капитал, соблюдая невинность, британские власти так и не смогли удовлетворить ни африканцев, ни буров. Решения так называемого «Черного выездного суда» («Black Circuit») прямо задевали интересы белых поселенцев. С другой стороны, ничего реального для освобождения чернокожих рабов сделано не было.

Кроме материальных интересов буров, были задеты и национальные. По решению губернатора Джона Крэдока в колонии стали насаждать школьное образование на английском языке. С 1826 года были упразднены голландские суды, и английский язык объявили единственным допускавшимся в судопроизводстве. От этих экспериментов еще было далеко до законов о языке XXI века, но буры почему-то и этой малости терпеть не хотели. В 1820 году началось переселение в Южную Африку 5 тысяч человек из отсталых районов Англии, которые должны были стать оплотом, как против племени зулусов, так и против «бледнолицых братьев». С помощью приезжих на востоке колонии были основаны два новых порта: Элизабет (в 1820 г.) и Порт-Наталь (в 1824 г.).

1828 год в Южной Африке ознаменовался принятием еще одного либерального акта, провозглашавшего равенство всех свободных граждан перед законом. И снова часть свободных граждан восприняла это как непозволительную вольность для африканцев. Но английский парламент не остановился в своем законотворчестве и в 1833 году принял акт об отмене рабства. Однако и в этом радикальном законе была сделана оговорка о сохранении зависимости от прежних хозяев в виде «ученичества» («apprenticeship”), которое должно было спасти рабовладельческие хозяйства от немедленного краха.

Все эти нововведения дошли до Капской колонии в 1834 году. Для осуществления этих мер был назначен новый губернатор Бенджамин Д’Урбан, который готовился провести решения метрополии через местный Законодательный и Исполнительный советы. За 35755 невольников предполагалось выплатить 1200000 фунтов (вместо 3 миллионов), причем деньги можно было получить только в Лондоне. В 1835 году события подстегнул указ (ordinance) № 1, запретивший телесные наказания слуг и ограничивший время работы на хозяев для освобожденных рабов. Господам стало совсем невтерпеж, и они стали мечтать об обетованных землях, где рабов можно было давить до последней капли.

Кроме английских законов, невыносимые условия для фермеров создавали набеги племени коса или амакоса (amaXhosa — народ банту, самым известным представителем которого стал Нельсон Мандела). В ходе шестой войны с колонистами воины коса (Xhosa) под руководством вождя Гайка (Ngqika) в 1834-1836 годах убили 40 буров, уничтожив 416 ферм. Многие буры за время этих набегов потеряли свои дома, а английские чиновники, включая министра колоний лорда Гленелга (Glenelg), вместо помощи пострадавшим, стали обвинять их в разжигании войны. Нужно было срочно выбирать между копьями африканцев и не менее опасными перьями колониальных чиновников. Чувствуя невозможность сохранения прежних порядков, «голландоговорящие» граждане (африканеры или буры) решили покинуть обжитые места и на еще свободных от англичан землях создать новые самоуправляющиеся поселения.

К счастью для искателей свободных территорий, в Южной Африке сохранились еще земли за рекой Оранжевой, недоступные для представителей Лондона. Туда буры и решили отправиться. Инициаторами решения о переселении на север были Луи Тричардт (Louis Trichardt), Ханс ван Ренсбург (Hans van Rensburg), Хендрик Потгитер (Andries Hendrick Potgieter) и Герт Мариц (Gert Maritz). Для разведки маршрутов переселения фермерами в 1834 году были сформированы специальные экспедиции (Commissie Treks).

Первый из походов, совершенный на территорию нынешней Намибии, разочаровал сведениями об огромной пустыне, непригодной для ведения хозяйства. Вторая экспедиция под руководством Шольтца (Scholtz), чудом избежавшая столкновения с воинами матабеле (амандебеле), обнадежила буров сведениями о богатых пастбищах в районе Зутпансберга (Zoutpansberge). И наконец, третья экспедиция во главе с Питером Уйсом достигла Порта Наталь, где в это время проживало 30 англичан. Поверхностное изучение территории вокруг Порта Наталь привело буров к ошибочному выводу, что их переселение в этот район не вызовет противодействия ни со стороны англичан, ни со стороны вождя зулусов Дингаана. После долгих дискуссий буры склонились к переселению в Зутпансберг.

Буры были легки на подъем, а их сплоченность позволяла начать переселение почти одновременно. По сигналу Хендрика Потгитера многолюдные кланы Штейнов, Либенбергов, Крюгеров, Бот и Робертсов стали распродавать свои фермы, закупая продовольствие и боеприпасы. Луи Тричардт вынужден был покинуть свой дом раньше намеченного срока. Этот лидер буров считался англичанами главным виновником войны с племенем коса, и за его голову была назначена награда. Спасаясь от погони, Тричардт в 1835 году перешел границу британских владений и основал ферму в месте слияния рек Оранжевая и Каледон. В следующем году беглый бур совершил дальний поход вплоть до португальского поселка Лоренсу-Маркиш в Мозамбике. Параллельно с ним двигалась колонна Йоханнеса ван Ренсбурга, чей поход закончился трагически на реке Лимпопо. Во всех этих пробных переселениях буры перегоняли на север сотни голов скота.

Вслед за разведчиками в феврале 1836 года реку Оранжевую пересекли 200 переселенцев во главе с Хендриком Потгитером. Начался исход африканеров (буров) из Капской колонии, получивший название Великий трек (Die Groot Trek — Великое переселение). Сотни фургонов с семьями фермеров и прочих граждан двинулись на север и восток от Кейптауна. Переселенцы стали называть себя «фоортреккерами» (Voortrekker — пионер или первопроходец) или «трекбурами».

В 1836 году британские власти попробовали остановить начавшееся переселение, приняв Акт с поэтичным названием «О наказаниях мыса Доброй Надежды». Согласно новому закону «фоортреккеры» лишались права отказываться от британского подданства и считались находящимися под британской юрисдикцией вплоть до 25 градуса южной широты. Это решение позволило удержать от немедленного переселения большую часть африканеров, но 10 тысяч «фоортреккеров» (около четверти населения Капской колонии) все-таки ушли на север.

1836-1838 годы прошли у буров в боях с племенем амандебеле во главе с вождем Мзиликатси (Mzilikatsi). В борьбе с непонятливым народом, не знавшим о планах создания колонии на своих землях, переселенцы воспользовались помощью других африканских племен и метисов «гриква». Коллективными усилиями был захвачен опорный пункт амандебеле — Мосега, после чего Мзиликатси и его людей вытеснили за реку Лимпопо на территорию нынешнего Зимбабве. Трофейный скот был разделен между бурами.

Захватив желанные земли, «фоортреккеры» решились сформулировать свою программу. Это сделал 22 января 1837 года потомок гугенотов Питер Ретиф (1780-1838). В «Манифесте» Ретифа были открыто перечислены претензиии к британскому правительству. Англичане обвинялись в пренебрежении интересами буров и главное — в недопустимом уравнивании в правах «белых» и «черных». Впрочем, претензии буров в 1838 году только усилились, когда после окончания переходного периода в Великобритании были отменены последние рабовладельческие привилегии.

Как только Ретиф перебрался за реку Оранжевую, он взялся за организацию свободного бурского государства. «Манифест» 22 января сразу привлек к Питеру Ретифу симпатии переселенцев. Он был провозглашен «губернатором объединеннных лагерей». Вскоре окруженные фургонами «вагенбурги» стали преобразовываться в постоянные поселения, а покоренная бурами территория была провозглашена «Свободной провинцией Новая Голландия в Юго-Восточной Африке».

На самом деле это было не первое бурское государство. Еще в 1795 году в условиях разрыва отношений с метрополией на юге Африке были образованы две короткоживушие республики Свеллендам и Граафф Рейнет. После повторного английского завоевания попытку создания самостоятельных государств предприняли южноафриканские метисы или, как их называли, «гриква» (Griqua — «бастард»). Эта группа населения, отторгнутая и бурами, и англичанами, организовала на окраинах Капской колонии две небольшие самоуправляющиеся общины — земли Ватербура и Адама Кока. Но это были скорее автономии, так или иначе связанные с основной колонией. В ходе «Великого Трека» многие «гриква» поддерживали буров.

Сами «фоортреккеры» расчитывали сохранить свои поселения как можно дольше. Они не могли уходить слишком далеко на север, где их поджидали не только воинственные племена, но и муха цеце, смертельно опасная для крупного рогатого скота. Кроме того, буры понимали, что без самостоятельного выхода к морю их государства обречены на изоляцию и последующее завоевание англичанами. Занятые «фоортреккерами» равнины находились в глубине континента. Проблему выхода к морю можно было решить или договорившись с португальскими колониальными властями в Мозамбике или путем создания собственной гавани.

К 1836 году побережье Южной Африки, кроме англичан, контролировали африканские племена коса и зулу (зулусы). Наиболее доступным местом казалась слабонаселенная территория к югу от реки Тугелы, получившая от Васко да Гамы название «Наталия» («Рождество»). На этом участке побережья находился всего лишь небольшой поселок Порт-Наталь, а зулусские деревни располагались немного севернее. Вариант создания бурской колонии в прибрежных районах казался очень заманчивым. Сторонником переселения в Наталь был и лидер «фоортреккеров» Питер Ретиф, однако ему не удалось заручиться поддержкой всех переселенцев, часть из которых под руководством Потгитера предпочла оставаться подальше от моря.

Лидеру буров пришлось самому взяться за реализацию проекта переселения на побережье. 5 октября 1837 года Питер Ретиф вместе с сотней «фоортреккеров» и слугами расположился у подножия Драконовых гор (Drakensberg), откуда на следующий день совершил разведку местности в сторону Порта Наталь, к этому времени уже переименованному в честь губернатора в Дурбан. Место бурам очень понравилось, но оказалось, что оно уже принадлежит племени зулусов. Воинственный африканский народ к этому времени создал мощное объединение во главе с вождем Чакой (Шакой), который ввел всеобщую воинскую обязанность и специальные тренировочные лагеря. Преемник Чаки, его сводный брат Дингаан (Dingaan, Dingane), имея в своем распоряжении неплохо организованную армию, периодически совершал набеги на соседей и пришлых европейцев.

Без согласия зулусского вождя небольшая община буров была обречена на уничтожение. Переговоры между Ретифом и Дингааном проходили при посредничестве миссионера Оуэна. Конечно, вождю меньше всего хотелось получить по соседству новое поселение чужаков, но он был не против, если буры помогут ему вернуть скот, похищенный соседним вождем Секониелой (Sekonyela). На этих условиях Ретиф и Дингаан смогли договориться. 4 февраля 1838 года в резиденции (краале) вождя зулусов было подписано соглашение, разрешившее «фоортреккерам» селиться к югу от реки Тугела.

Бурско-зулусский договор просуществовал 48 часов. На третий день зулусы напали на переселенцев и вырезали 66 человек, «не считая слуг-готтентотов». В числе погибших был и Питер Ретиф. Остальные буры находились в лагерях на Бушмен-ривер. Они не знали о судьбе Ретифа, и Дингаан решил одним ударом уничтожить всех чужестранцев.

В ночь с 16 на 17 февраля три «полка» зулусов (10 тысяч человек) обрушились на спящих буров. Затрудняло бойню то, что общая численность переселенцев была неизвестна атакующим. Из уничтоженного лагеря Блоукранс (Bloukrans) смогли вырваться несколько всадников, которые предупредили остальных «фоортреккеров».

В других лагерях зулусы столкнулись с более серьезным сопротивлением. Обитатели лагеря ван Ренсбурга укрылись на вершине холма и с трудом отбили атаки. В Зайлаагер Герт Мариц успел наскоро организовать оборону и помешать переправе зулусов через Бушмен-ривер. Атакующие рвались вперед, не считаясь с потерями, но огнестрельное оружие создавало непреодолимый заслон на пути к бурским фургонам. Тем не менее, в течение одной недели зулусы перебили около 600 (360?) буров, включая женщин и детей. От дальнейшего уничтожения поселенцев спасли паводки на местных реках. В руки Дингаана попало большое количество скота. Спустя 57 лет тела 370 погибших в лагере Блоукранс были перезахоронены в специальном мемориале. Место бойни буры назвали Веэнен («поле плача»), а зулусы — КваНобамба («место, где мы их поймали»).

«Фоортреккеры» не стали ждать новых набегов и сами нанесли ответный удар. 347 бойцов из «летучего отряда» (Die Vlugkommando) под руководством Хендрика Потгитера и Питера Уйса 6 апреля 1838 года отправились в рейд на зулусскую территорию. Однако уже 11 апреля отряд буров попал в зулусскую засаду, откуда удалось вырваться с большим трудом.

Нападения зулусов встревожили обе группы переселенцев: и буров за Драконовыми горами, и англичан в районе Дурбана. 20 англичан при поддержке 700 дружественных им зулусов попробовали совершить ответный набег на владения вождя Дингаана. Но стоило наскоро составленному британскому отряду пересечь реку Тугела, как они были атакованы недружественными зулусами, которые 17 апреля 1838 года наголову разгромили и англичан, и их союзников. Уцелевшие британцы не только сбежали в Дурбан, но и на всякий случай перебрались на корабль, чтобы при необходимости покинуть опасные берега.

Вынужденные временно отступить, «фоортреккеры» вернулись через полгода. На этот раз они не ограничились устройством временных лагерей, а 23 октября 1838 года в плодородной долине Мсундузи (Msunduzi) основали город Питермарицбург. Название будущей столицы Наталя соединило имена двух бурских лидеров Питера Ретифа и Герта Марица.

16 декабря 1838 года бурам удалось нанести поражение зулусам в долине реки Нкоме (Инкоме). Инициатива, как и раньше, принадлежала Дингаану. Узнав о том, что небольшой отряд буров из 470 человек расположился в месте соединения реки Нкоме и длинного оврага («донга»), вождь зулусов решил раздавить слабого противника крупным войском из 10-15 тысяч воинов во главе с Дамбуза (Нзела) и Ндлела КаСомписи.

Бежать «фоортреккерам» было некуда. Однако зулусы не учли, что окруженные со всех сторон фургонами враги никуда бежать не собирались. Имевшихся у буров боеприпасов было вполне достаточно, чтобы нанести африканскому племени серьезный урон.

Командир бурского «коммандо» Андриес (Андриус) Преториус еще 15 декабря узнал о приближении крупных сил зулусов и заранее приготовился к отражению атаки. Кроме мушкетов, у буров были небольшие полевые орудия. Утром 16 декабря зулусы, вооруженные щитами и копьями-ассегаями, начали штурм лагеря Преториуса, окруженного 57 фургонами. Плотный огонь вынудил атакующих после 3 безуспешных штурмов залечь в 50 метрах от фургонов. Чтобы окончательно отогнать зулусов, Преториус бросил в атаку кавалеристов, которые с третьей попытки обратили противника в бегство.

Разгром был полный. На трех раненых буров пришлось 3 тысячи убитых зулусов (пленных не брали). Переполнившуюся кровью погибших реку Нкоме стали называть Кровавой рекой (Blood river). Первая крупная победа дала поселенцам уверенность в том, что они смогут отстоять захваченные в Натале и других местах земли. Со временем 16 декабря превратилось в национальный праздник африканеров (буров), который называли то Днем Дингаана, то Днем Ковенанта, то Днем Клятвы (Vow), сопровождавшимся специальной церковной службой. С 1995 года эту дату переименовали в «День согласия», хотя еще большой вопрос, на сколько лет этого согласия хватит?

Для Дингаана «день согласия» означал ослабление племени. Поспешили использовать сложившуюся ситуацию и англичане. В декабре 1838 года губернатор Капской колонии Джордж Непир (George Thomas Napier), обеспокоенный набегами зулусов и усилением буров на востоке британских владений, отправил в Дурбан роту 72-го Хайлендерского полка под командованием майора Сэмюела Чартерса. Однако малочисленность гарнизона вынудила губернатора через год вывести солдат из отдаленной бухты. Единственно, чего удалось добиться Непиру, это заключения соглашения 23 марта 1839 года, по которому зулусы с согласия англичан передали бурам земли к югу от реки Тугелы. Этим обе стороны косвенно признали право британцев распоряжаться передаваемой территорией.

Однако сами «фоортреккеры» не собирались доверять свою судьбу ни африканским племенам, ни лондонским чиновникам. Буры, имевшие за спиной богатый опыт голландского самоуправления, энергично взялись за формирование государственных органов. Едва обжившившись на новом месте, они в 1838 году избрали Фольксраад (Volksraad — Народный совет) из 24 депутатов и сформировали правительство во главе с Андриесом Преториусом. 12 октября 1839 года уже существующее правительство бурского государства провозгласило создание Республики Наталь (Republiek van Natalia).

Государственное устройство республики Наталь не отличалось устойчивостью. Никакого разделения властей в наскоро заселенной территории не было. Формально и законодательные, и судебные, и исполнительные функции были сосредоточены в Фольксрааде. Кроме общереспубликанского высшего органа власти, периодически образовывались окружные советы, которые по примеру конфедераций могли отменять решения республиканского совета. Иногда в Натале действовало сразу несколько фольксраадов, каждый из которых считал себя главным.

Республиканские и окружные советы созывались нерегулярно, и поэтому часто реальная власть сосредотачивалась в руках избранной Фольксраадом Комиссии (Commissie Raad). Отдельно от Фольксраада действовал Военный Совет (Krygsraad), под руководством главнокомандующего решавший актуальные для буров вопросы выживания во враждебном окружении. Реальной же основой политической системы Наталя были собрания поселенцев, которые могли принимать решения по любым вопросам, не ожидая одобрения высших органов. В каком-то смысле это походило на архаичную военную демократию. Крайняя децентрализация вполне могла привести к развалу едва созданого государства, если бы не опасность уничтожения разрозненных бурских общин.

Главной угрозой для буров оставалось, хотя и ослабленное, но все еще мощное войско зулусов. Сплоченность африканского племени казалась исключительной прочной. И все-таки неудачи Дингаана в войне с бурами поколебали доверие к нему со стороны соплеменников. Против вождя выступил его сводный брат Мпанде. C 1838 года он неоднократно пытался свергнуть правителя зулусов и регулярно терпел поражения. В 1839 году Мпанде с 17 тысячами сторонников, спасаясь от преследования, перешел реку Тугелу. Власти Республики Наталь тут же решили воспользоваться выгодной расстановкой сил и сделать вождем зулусов дружественную фигуру. Фольксраад официально признал Мпанде «правящим князем зулусов в изгнании».

После некоторых раздумий 4 января 1840 года было решено, что известного зулусского «диссидента» нельзя держать на чужбине, а следует при помощи хорошо вооруженных друзей поднять на вершину власти. Подготовка к свержению Дингаана заняла немного времени. Уже 14 января Мпанде повел свою армию через Тугелу. Зулусами командовал «губернатор» Нонгалаза (Nongalaza), а чтобы союзники не разбежались раньше времени, их сопровождал Андриес Преториус со своим отрядом-«коммандо». На известной Кровавой реке 29 января по приказу бурского главнокомандующего был казнен ближайший помощник Дингаана Тамбуза (Tambuza) и его слуга Комбесана (Kombesana). Дингаан не стал ждать прихода врагов и предусмотрительно бежал в земли племени свази, ставшие впоследствии независимым государством Свазиленд, где его и прикончили.

Поход завершился полной победой претендента на племенной «престол». 10 февраля 1840 года Андриес Преториус провозгласил Мпанде королем зулусов. Правда, церемония коронации имела для африканского племени горький привкус, поскольку одновременно бурский главнокомандующий объявил о присоединении к Республике Наталь территории между реками Тугела и Черная Умфолози.

Оттесненные на север зулусы больше не представляли опасности как организованная сила. Однако африканские племена по-прежнему составляли большинство в республике, насчитывавшей всего 4 тысячи «лиц европейской национальности». Буры, с одной стороны, стремились всячески отгородиться от чужаков, а с другой стороны, для их огромных ферм требовалось большое количество рабочих рук. По странному стечению обстоятельств у рабочих рук были также и головы, которые вполне могли обходиться без отеческих указаний своих хозяев. И «раса господ» вполне справедливо предвидела конец своего господства.

Чтобы хоть как-то обмануть сразу и социологию, и демографию, Фольксраад в августе 1841 года решил ограничить количество черных батраков пятью семьями на одного белого фермера (Преториусу за военные заслуги разрешили содержать 10 чернокожих семей). Все «избыточное» африканское население переселялось в резервации, выход из которых разрешался только по специальным пропускам. Это был настоящий апартеид, хотя сами африканцы познакомились с этим словом через сто с лишним лет.

Власти Великобритании поначалу смотрели на усиление позиций буров сквозь пальцы. Англичанам в определенной мере было выгодно ослабление африканских племен, ранее совершавших набеги на британские владения. Пока «фоортреккеры» фактически выполняли черную колонизаторскую работу, Лондону можно было не беспокоиться. 22 июня 1840 года губернатор Непир в письме к лорду Расселлу подчеркнул, что он понимает намерение британского правительства «не расширять колониальные владения в этой части земного шара». Силы Капской колонии были не настолько велики, чтобы немедленно уничтожить бурскую республику. В сентябре 1840 года Великобритания в лице губернатора Капской колонии Джорджа Непира заявила о признании «Республики Наталь и примкнувших к ней стран».

«Примкнувшими» странами, кроме зависимых от Наталя владений «короля» Мпанде, были также бурские республики: Винбург и Почефструм (Потхефстроом). Эти два государства были созданы по инициативе Хендрика Потгитера, считавшего внутриконтинентальные поселения более безопасными. Укрепление республики Наталь вызвало у буров, живших за Драконовыми горами, надежды на использование гавани Дурбана для установления связей с европейскими и прочими странами. В конце концов, Потгитер дал согласие на формирование федерации бурских республик, которая была создана 16 октября 1840 года. Естественным центром бурского государства стал Наталь, однако в 1841 году столицу перенесли в Почефструм.

Границы новой страны стали более безопасными. Благодаря усилиям «коммандо» Преториуса была фактически сведена на нет угроза со стороны зулусов. Однако если северная граница Наталя была вполне безопасной, то на юге племена коса периодически проверяли на прочность бурские фермы.

После того, как вождь племени Бхака по имени Нкафаи (Ncaphayi) или Нкапа похитил у буров большое количество скота, терпение у поселенцев лопнуло. Фольксраад поручил главнокомандующему наказать злоумышленников. 19 декабря 1840 года «коммандо» Преториуса перешло реку Умзимвубу и захватило селение похитителей. Скот был возвращен с процентами, учитывая моральный ущерб. Видимо, в счет возмещения морального ущерба, буры захватили также 17 детей, превращенных в «подмастерий», а проще говоря — в рабов. Последний факт больше всего возмутил африканцев, которые с помощью английских миссионеров обратились за помощью к главному вождю земли Пондоленд Факу, а тот — к властям Капской колонии.

Факт захвата рабов давал губернатору Непиру основание для вмешательства в конфликт африканского племени с республикой Наталь. Для защиты вождя Нкафаи от бурской агрессии на территорию Пондоленда был послан отряд под командованием Томаса Смита. Тем временем, отчеты о положении на границах Наталя были отправлены в Лондон. После многомесячных размышлений британское Министерство колоний, озабоченное сугубо «гуманитарными» вопросами, решило ликвидировать полурабовладельческий режим Республики Наталь. Игнорировать факт укрепления буров на побережье больше было невозможно. Единственный в Натале населенный англичанами поселок был совершенно незащищен.

Получив из Лондона соответствующие указания, губернатор Непир 2 декабря 1841 года объявил о намерении вновь оккупировать Дурбан. В декларации говорилось о том, что буры не имеют никакого права на независимость. От слов перешли к делу. 28 января 1842 года британские войска были переброшены на реку Умгази.

Буры предвидели возможные осложнения в отношениях с английскими колониальными властями и понимали, что ополчение в несколько тысяч человек не сможет остановить армию и флот самой богатой страны мира. Некоторые шансы могла дать ускоренная колонизация Наталя. В это время слухи о бурских государствах достигли Европы. Наиболее сильное впечатление они, разумеется, произвели на голландцев. В марте 1842 года в Дурбан прибыло голландское судно, посланное сочувствовавшим бурам амстердамским торговцем Оригом (Охриг, Ohrig). На борту судна находилась большая группа эмигрантов и товары для Наталя, доставленные известным политиком Смеллекампом.

Первая весточка из Нидерландов очень обнадежила буров. Им даже стало казаться, что бывшая метрополия снова готова взять их под свое покровительство. 25 апреля 1842 года Фольксраад обратился к королю Нидерландов Виллему II с просьбой объявить Наталь голландской колонией. Ответа из Голландии не последовало. Буры лишний раз убедились, что вступить дважды в одну воду не получится, если в этой воде нет сильного флота.

Пока голландцы сомневались, стоить ли брать под свою опеку своих бывших подданных, британские колониальные власти активно готовились защитить крохотный английский поселок. Чтобы поддержать соотечественников, губернатор Непир в марте 1842 года послал в Дурбан 2 роты (323 солдата) под командованием капитана Томаса Чарлтона Смита, имевшего богатый опыт службы в войсках Веллингтона на Пиренеях и при Ватерлоо.

3 мая 1842 года отряд Смита прибыл в Дурбан и приступил к строительству форта в 1 миле от города. Через несколько дней два торговых судна «Пилот» и «Мазепа» доставили английским войскам припасы и два полевых орудия. Появление слабого британского подразделения на территории республики вызвало у ее граждан только раздражение, и они решили просто выдворить незванных гостей. Как и многие скотоводы, буры умели не только разводить скот, но и при необходимости его красть.

22 мая небольшой бурский отряд угнал скот, пасшийся в окрестностях британского лагеря. Возмущенный капитан Смит тут же бросился в погоню с одной ротой и двумя пушками. Он решил застигнуть похитителей врасплох в приморском поселке Конгелла. На беду англичан ночь оказалась лунной, и буры сразу заметили лодку с преследователями. Отряд Смита был обстрелян и, потеряв 49 человек убитыми и ранеными и обе пушки, начал отступать.

После поражения в ночном бою англичане были блокированы в форту Виктория возле Дурбана. Осада продолжалась 26 дней и стоила британцам еще 26 человек. К концу осады командир гарнизона был счастлив, когда на завтрак съел ворону. Выручили отряд Смита связные Джордж Като, Ричард Кинг и один зулус, сумевшие в течение 9 дней проскакать 600 миль до ближайшего британского поста и сообщить о разгроме. На помощь был послан шлюп (sloop) «Конч», к которому чуть позже присоединился фрегат «Саутгемптон».

25 июня английский фрегат вошел в гавань Дурбана и без больших усилий отогнал пушечными выстрелами буров от осажденного форта. На берег высадились 5 рот 25-го пехотного полка (25th Foot, The King’s Own Borderers) под командованием полковника (подполковника?) Джозии Клута (Cloete). Еще две роты были доставлены 26 июня на шлюпе «Конч». Один рейс фрегата полностью изменил расстановку сил на территории Наталя. Против почти 700 британских штыков Преториус мог выставить около 600 ополченцев с минимальным запасом пороха.

В бурском руководстве не было единства по поводу продолжения борьбы с английскими войсками, находившимися совсем недалеко от столицы Наталя. Сначала пытался возражать против уступок англичанам Преториус, но вскоре и он убедился в бессмысленности сопротивления. Недавний союзник буров король зулусов Мпанде вступил в переговоры с британским командованием.

Нужно было принимать решение до того, как английские войска подойдут к Питермарицбургу. 15 июля 1842 года Фольксраад Республики Наталь официально признал власть британской короны. На южной окраине Питермарицбурга расположился британский гарнизон.

Сравнительно бескровный успех британских войск в покорении Наталя поставил в тупик не только бурское, но и само английское правительство. Именно в этот момент в Лондоне еще окончательно не решили, что делать с непредусмотренной бюджетом дополнительной территорией. Отказываться от Наталя никто не собирался, но некоторое время ушло на определение его статуса. В конце концов, 23 апреля губернатор Непир получил долгожданное указание от министра колоний лорда Стенли. Британское правительство разрешало преобразовать Наталь в колонию, в которой запрещалась дискриминация людей по признакам расы, языка и происхождения. Кроме этого, снова расширялись владения зулусов до реки Тугелы, а племен коса — до реки Умзимкулу. Таким образом, заранее подрывалась возможность восстановления бурской государственности.

12 мая 1843 года Наталь был официально присоединен к Капской колонии, превратившись в третьеразрядное заморское владение крупнейшей державы. 8 августа 1843 года Фольксраад, несмотря на возражения некоторых бойцов «коммандо», единогласно утвердил условия преобразования Наталя из независимой республики в колонию. И снова, как восемь лет назад, многие буры погрузили пожитки в фургоны и погнали скот через Драконовы горы, но уже в противоположном направлении. К концу 1843 года в Натале осталось не более 500 бурских семей. Надежда на поддержку Нидерландов угасла вместе с возвращением Смеллекампа, сообщившего, что голландское правительство не имеет ни малейшего желания ссориться с Великобританией из-за каких-то фермеров на юге Африке.

Колониальные власти могли делать на захваченной территории все, что угодно. Скорее по инерции несколько лет сохранялись остатки бурского самоуправления. Но вскоре и они исчезли. В декабре 1845 года Республика Наталь была упразднена решением лейтенант-губернатора Мартина Веста. Задача, намеченная «фоортреккерами», была по-прежнему далека от разрешения. Они снова жили на чужой земле и подчинялись чужим законам, запрещавшим им такую «малость», как рабовладение и расовую дискриминацию.

Среди оставшихся на территории колонии был и Преториус. Он формально стал британским подданным и пытался защищать интересы поселенцев легальными методами. В сентябре 1847 года Преториус отправился в Грэхемстаун, чтобы вручить губернатору Капской колонии Генри Поттингеру жалобы буров на плохое обращение со стороны чиновников. Однако губернатор даже отказался принять бывшего главнокомандующего Республики Наталь, сославшись на отсутствие времени для личных бесед.

Не дождавшись сочувствия от колониальных властей, Преториус вернулся домой и посоветовал землякам «паковать чемоданы». Вскоре почти все оставшиеся в Натале буры двинулись на север. Почти у самых перевалов их нагнал новый губернатор Гарри Смит. На этот раз представитель британских властей сам пытался уговорить буров остаться в Натале.

От имени 300-400 семей выступил Преториус, который сказал: «Дорогой друг полковник Смит, мы жили тихо под властью правительства, которое нам досталось; однако наша преданность была взята под подозрение, наши земли или отдавались нам частично, или мы их лишались — мы не могли их даже приобрести. Кафры [африканцы] размещались на наших землях и смешивались с нами. Это причины, которые привели нас к необходимости бросить наши дома, неубранный урожай и сады, выращенные нашими руками. Мы будем искать пристанище в диких землях».

Дальнейшие уговоры были бесполезны. Насчет «диких земель» Преториус немного преувеличил. Буры ушли в районы, уже населенные их соплеменниками. Здесь на основе уже имевшихся государств Винбург и Почефструм были созданы новые: в 1852 году — Трансвааль, а в 1854 году — Оранжевая республика. Президентом «Оранжевого свободного государства» в 1855-1859 годах стал бывший мэр Питермарицбурга — Якобус Бошофф, а его преемником в 1859-1863 годах — сын Андриеса Преториуса — Мартинус, основатель столицы ЮАР — Претории. Новым странам предстояла долгая борьба за существование, закончившаяся разгромом в англо-бурской войне.

Основным населением Наталя (80 процентов из 10 миллионов жителей) остались те самые зулусы, в войне с которыми и возникла поселенческая республика. Да и сама провинция ЮАР с 1994 года называется КваЗулу-Наталь, то есть, Наталь — земля зулусов. Правительство ЮАР периодически пробовало сделать этот уголок Южной Африки оплотом своего влияния в стране, но несмотря на всю лояльность, африканское племя сохранило свое автономное положение. О временах бурского правления в Натале напоминают только название его столицы — Питермарицбурга и мемориал на Кровавой реке в виде цепочки бронзовых фургонов.


Ссылки

Оливер Рансфорд. Великий трек. 10-я глава посвящена республике Наталь

Поворотные пункты южноафриканской истории. Современный официальный очерк

Статья о войне буров с племенем матабеле в 1836-1837 годах

Статья о битве на Кровавой реке из «Википедии»

О битве 16 декабря 1838 года

О мемориале на Кровавой реке

О битве, превратившей реку в кровь

О битвах бурско-зулусской войны

А.М. ван Ренсбург. О лидере «Великого трека» ван Ренсбурге

Записки пастора Марка Доуни о битве на Кровавой реке с расистским уклоном

Дэрдре Филдс. Битва на Кровавой реке

А.Конан Дойл. Глава «Бурские государства» из «Англо-бурской войны»

Статья о Батавской республике из «Википедии»

Джордж Эдмундсон. История Голландии

Марко Рамерини. Голландцы в Южной Африке. Имеется статистика

Говард Хиллегас. Ранняя история бурской расы

Первая бурская война и ее причины. Формат — *.DOC

Статья о «Великом треке» из «Википедии»

Подборка коротких статей по «Великому треку» для туристов. Меню — слева

Манифест Питера Ретифа 22 января 1837 года. На английском и языке африкаанс

История «Великого трека» с биографиями лидеров «фоортреккеров». На африкаанс

Джеймс Брюс. Две южноафриканские конституции. Глава из «Истории юриспруденции»

Биография Андриеса Хендрика Потгитера из «Википедии»

Биография Пита Ретифа из «Википедии»

Рандольф Винье. Депеша лорда Гленелга

Хронология южноафриканской истории XIX века

Дж.П.Фицпатрик. Трансвааль изнутри

Ян Уйс. Бурская семья. О Пите Уйсе. «Военно-исторический журнал ЮАР», Том 3, № 6

Уоллес Миллз. Курс истории Южной Африки. Канадский университет Сент-Мэри

Уоллес Миллз. Курс истории Африки в XIX веке. По теме — глава 18

Белые поселенцы в Южной Африке. С точки зрения совсем «белого» расиста

Войны европейцев с племенами коса

Традиционный образ жизни на востоке Капской провинции. Формат — *.PDF

Бойня в Блоукрансе в феврале 1838 года

Блоукранс 16-17 февраля 1838 года

Африканерская статья против «Дня согласия»

Биография последнего зулусского короля Кетчвайо, сына Мпанде

Биография Сареля Арнольдуса Сильерса на языке африкаанс

Энтони Такер. Инцидент в Конгелле в 1842 году

Р.Г.Гроссли. Имперский гарнизон Наталя. «Военно-исторический журнал ЮАР», Том 2, № 5

Статья о провинции КваЗулу-Наталь из «Википедии»

Томас МакКлендон. Кто взял на себя миссию? О миссионерах в Натале

Статья о республике Наталь из «Википедии» на языке африкаанс

Статья о республике Наталь из «Википедии» на английском языке

Статья о гербе города Питермарицбурга (ныне — Умгунгундлову)

История Питермарицбурга

История семьи Потгитеров

Д.Сакс. Реальная «1-я англо-бурская война». «Военно-исторический журнал ЮАР», Том 13, № 1

Статья о Фольксрааде республики Наталь из «Википедии» на языке африкаанс

Дневник Уильяма Вуда, переводчика вождя зулусов Дингаана

Ф.В.Рейтц. Столетие ошибок. С главой о Натале

Биография Андриеса Преториуса из «Википедии». На английском

Биография Андриеса Преториуса из «Википедии». На африкаанс

О Преториусе и «фоортреккерах» на языке африкаанс

Биография Пита Ретифа из «Википедии». На английском

Д.В. Титова. Нидерландские колонии в Африке и их передача Великобритании в XIX в

Картинки Наталя

Флаг республики Наталь

Воины зулусов

Бойня в Блоукрансе

Мемориал на Кровавой реке. Фургоны — бронзовые

Переход буров через Дракенсберг

Андриес Хендрик Потгитер

Андриес Преториус

Памятник «фоортреккерам» в Претории

Карты «Великого трека»

Первоначальные маршруты расселения буров в Капской колонии

Основные направления «Великого переселения» буров

Карта похода последнего похода Питера Ретифа

Схема битвы на Кровавой реке 16 декабря 1838 года

 

Либерея «Нового Геродота»

 

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.