Сокровища на краю света

(Тема на форуме: «Золотые лихорадки»)

 

Фернандо Магеллан достиг южного края Америки в 1520 году. С тех пор многие известные и не очень путешественники посещали эти берега. Внутренние районы страны, названной Патагонией, интереса у европейцев не вызвали. Что могло быть привлекательного в безлесных холодных равнинах и покрытых льдами горах? Испанцы не очень стремились присоединять эти территории к своим владениям. Вот если бы там было золото…

Фернандо Магеллан

А золото там как раз и было. Просто испанцам не повезло. Не повезло и англичанину Джону Нарборо (John Narborough), который пытался узнать о наличии золота в районе Магелланова пролива в 1669-1670 годах. Мало что добавили к этому более поздние исследования знаменитого капитана Фицроя в 1832-1834 годах. Ни слова о драгоценном металле не было и в первом географическом и этнографическом исследовании колонии Магальянес «Bosquejo sobre la historia natural de Magallanes i las costumbres de sus habitantes», опубликованном в 1847 году.

Неудивительно, что для министра внутренних дел Чили стал полной неожиданностью доклад губернатора колонии Магальянес Оскара Вила (Oscar Viel y Toro), который сообщил, что в октябре 1869 года золото нашли на Угольной реке (Rio del Carbon, после открытия россыпей переименованной в Rio de las Minas — реку Приисков) недалеко от нынешнего города Пунта Аренас. Точный вес добытого золота остался неизвестным. Металл, добытый на 15 участках, был продан за 1000 долларов. Уголь, добытый в тех же местах, продавался по 1 доллару за тонну. Достоверно был зарегистрирован только самородок весом в 35 грамм, отправленный губернатором Вилом президенту Чили Хосе Хоакину Пересу (Jose Joaquin Perez).

По приблизительным оценкам с 7 февраля 1868 года по 31 мая 1871 года в районе Магелланова пролива золота было добыто на сумму 25 тысяч долларов (считается, что добыли более 10 килограммов). За 1871-1872 годы в этом же районе добыли еще 15 килограммов металла. Эти сведения не могут однако считаться достаточно полными, поскольку часть золота, отправлявшегося на север, не декларировалась, а кое-что просто перепродавалось на корабли, проходившие через Магелланов пролив. Под влиянием слухов о золоте в Пунта Аренасе поселились несколько сот эмигрантов из Франции, Англии, Испании и Германии.

К 1875 году добыча золота сократилась, и чилийское правительство отправило в Пунта Аренас двух известных горных инженеров Джона Гамильтона и Федерико Шанклина, ранее работавших в Австралии и Калифорнии. Но ни усилия опытных геологов, ни совершенствование методов промывки, ни поддержка губернатора Диего Альмейды добычу золота не увеличили.

Ситуация изменилась, когда в январе-феврале 1879 года лейтенант чилийского флота Рамон Серрано Монтанер обнаружил признаки золота на главном острове Огненной Земли. Золотой песок и небольшие самородки были найдены в русле реки, названной первооткрывателями Золотой (Rio del Oro). Успех Монтанера, однако, не убедил правительство, и на Огненную Землю была отправлена новая экспедиция под руководством опытного офицера Хорхе Портера, который вместе с профессиональным старателем Хуаном Варгесом Каньясом (Juan Vargas Canas) наладил добычу золота. В 1881 году губернатор территории Магальянес Франсиско Сампайо сообщил уже о существовании на Огненной Земле небольших приисков.

Причал Пунта Аренас в 1900 году

В марте 1885 года посланные на Огненную Землю чилийские инспекторы Алехандро Бертранд и Анибал Контерас обнаружили на Рио дель Оро несколько десятков старателей, добывавших в день 50-60 грамм золота. К 1889 году количество золотоискателей за Магеллановым проливом существенно выросло. К чилийцам из Пунта Аренас присоединились выходцы из Перу, Англии, Греции, Испании, Италии, Хорватии, Норвегии, Германии, Франции и Новой Зеландии. Среди них попадались люди, знакомые с горным делом, и полные дилетанты. Некоторые золотоискатели пытались официально закрепить за собой золотоносные участки. Большинство же составляли «вольные старатели», работавшие и селившиеся где угодно. Произвольный захват участков приводил иногда к серьезным конфликтам, но население далекого острова поначалу было слишком редким, чтобы начать войны между соседями.

Собственно, ссориться особо не приходилось. Независимо от богатств золотоносных участков, основная часть доходов района Магелланова пролива сосредотачивалась в карманах чилийского торговца, скотовода и судостроителя Хосе Ногейра (Jose Nogueira). С его помощью золото Огненной Земли переправлялось прямо в Вальпараисо, Монтевидео или Гамбург. По официальным данным за первую половину 1886 года Чили экспортировало 5,6 кг золота на сумму 675 фунтов стерлингов. В 1891 году на приисках Бокерона работало около 80 человек. В 1898 году количество старателей в этих местах достигло 250 (из них 170 были хорватами), и они добывали около 100 кг золота за сезон. К концу XIX века экспорт золота в чилийском секторе Огненной Земли перешел от Ногейры в руки фирм Braun & Blanchard и Хосе Менендеса.

Одновременно с месторождениями Огненной Земли были обнаружены признаки золота и в континентальной Патагонии. Произошло это при трагических обстоятельствах. В ночь с 23 на 24 сентября 1884 года французский пароход «Арктика» потерпел кораблекрушение у мыса Вирхенес (Вирджинc). Оказавшись на берегу, команда обнаружила в морском песке следы золота. Капитан поспешил сообщить о сделанном открытии в Буэнос Айрес, поскольку он находился на аргентинской территории, и в Пунта Аренас, поскольку в этом чилийском городке находился Хосе Ногейра, способный отремонтировать поврежденное судно.

Едва начав добычу, старатели переименовали богатый район в Занха-а-Пике (Zanja a Pique), распространив затем это название на всю территорию вплоть до устья реки Гальего. Первыми на богатые аргентинские участки перебрались из Пунта Аренас «чилийцы», большинство из которых на самом деле никакого отношения к Чили не имели. Особенно отличился немец Фриц Оттен, добывший в течение двух недель 17 кг золота. Французы братья Гильом извлекли по 5 кг металла «на брата». В течение 3 месяцев несколько других компаньонов набрали по 30 кг на каждого. Говорят, что какому-то французу удалось добыть 50 кг золота. Всего же за сезон старатели извлекли от 300 до 500 кг драгоценного металла. Прибывшие с опозданием на это место аргентинские старатели застали южнее реки Гальего только следы работы «чилийцев» и весьма скромные месторождения.

В числе тех, кто отправился из Буэнос-Айреса по следам едва отшумевшей «лихорадки», был горный инженер Юлиус (Хулио) Поппер. Он родился 15 декабря 1857 года Бухаресте в семье директора еврейской школы профессора Нефталия Поппера. Видимо, еще в Румынии Юлиус Поппер увлекся геологией и предпочел благоустроенной жизни горожанина со средним достатком дальние и рискованные походы. После учебы в Париже с дипломом горного инженера он отправился на Восток, посетив Египет, Турцию, Индию, Китай и Японию. Ненадолго вернувшись на родину, Юлиус Поппер продолжил свои странствия в западном направлении — в Латинскую Америку. Нигде подолгу не задерживаясь, он переезжал из страны в страну, в поисках настоящего дела.

Хозяин золота Огненной Земли Юлиус Поппер

Во время непродолжительной остановки в Бразилии Поппер узнал об открытии золота на Огненной Земле. Видимо, его увлекла перспектива возглавить самостоятельный проект без чрезмерной опеки со стороны коллег и чиновников. В конце 1884 года (или в начале 1885 года) Юлиус Поппер прибыл в Буэнос-Айрес. Ему удалось убедить аргентинских чиновников и просто инвесторов в сходстве геологического строения побережья к югу и к северу от Магелланова пролива, что позволяло надеяться на открытие золота на песчаных пляжах Огненной Земли. После полутора лет переговоров исследователю Патагонии удалось получить необходимые юридические и финансовые гарантии.

7 сентября 1886 года Поппер покинул Буэнос-Айрес (c пересадкой в Монтевидео), а уже через два месяца приступил к поиску золота в бухте Сан Себастьян на Огненной Земле (это было начало лета в южном полушарии). Работа аргентинского представителя облегчалась тем, что в 1881 году после долгих препирательств было достигнуто чилийско-аргентинское соглашение о демаркации границы на Огненной Земле. Экспедиция Поппера была хорошо обеспечена необходимыми инструментами. Кроме руководителя, важную роль в работе на Огненной Земле играл горный инженер и металлург Хулио Карлссон.

Извлечение золота из пород, найденных на побережье Огненной Земли, оказалось сложной задачей, однако она была решена с использованием силы огромных волн, ставших естественными камнедробилками. С первыми образцами драгоценного металла Юлиус Поппер вернулся в Буэнос-Айрес, где 5 марта 1887 года на собрании в Аргентинском Географическом институте доложил об открытии золота на Огненной Земле. Одновременно он обратил внимание собравшихся на возможность развития овцеводства в южной Патагонии.

Под впечатлением доклада Поппера была создана «Компания золотодобытчиков Юга» («Compania Lavaderos de oro del Sud»). Однако первая же хорошо финансировавшаяся экспедиция в бухту Сан Себастьян закончилась провалом, принеся на 80 тысяч песо вложений золото стоимостью в 200 песо. Акционеры снова передали руководство экспедицией Юлиусу Попперу. Опытный инженер тут же перенес основные работы из бухты Сан Себастьян на полуостров Парамо. После небольшой подготовки прииск стал приносить по полкилограмма золота в день.

Оборудование прииска на полуострове Парамо

Поппер был принципиальным сторонником промышленной добычи золота с использованием оригинальных методов, на которые он в 1889 году получил официальный патент. Естественно, успешная деятельность аргентинской компании вызвала беспокойство у старателей в чилийской Патагонии. Вольные старатели из Пунта Аренас тут же бросились на полуостров Парамо, ничуть не смущаясь аргентинскими законами и правами аргентинской компании. Поппер срочно вернулся в Буэнос Айрес, где 20 апреля 1888 года добился создания на Огненной Земле полицейского поста в бухте Сан Себастьян во главе с Максимо Поппером (братом руководителя приисков).

Пока Юлиус Поппер ездил в аргентинскую столицу, на приисках был поднят мятеж, в ходе которого были захвачены 24 кг добытого золота. С помощью чилийского флота похитители были арестованы. Вернувшийся в бухту Сан Себастьян Поппер быстро восстановил контроль над прииском и продолжил начатую работу. Добыча золота расширялась. Кроме приисков на полуострове Парамо, начались разработки в бухте Слоггет и в долинах речек Бета, Кульен и Кармен Сильва. Чилийцы, пытавшиеся захватить прииски на аргентинской стороне, изгонялись жандармами Поппера. Это вызвало возмущение жителей Пунта Аренас, устроивших 9 августа 1888 года бурную демонстрацию с требованием расправы над Поппером. Но хозяин приисков находился по другую сторону Магелланова пролива.

В январе 1889 года Попперу пришлось с помощью оружия подавлять попытку захвата прииска на речке Бета. Короткий бой закончился эффектной победой хозяина приисков, хотя часть его солдат была вооружена только палками. После «битвы при Бете» власть Поппера в аргентинской части Огненной Земли стала безоговорочной. Технический директор приисков превратился в диктатора золотоносных районов. Ему принадлежала небольшая флотилия, снабжавшая старателей Огненной Земли всем необходимым. Он контролировал единственную полицейскую станцию, служащие которой полностью зависели от него. И главное, в руках Поппера было золото, добывавшееся на Огненной Земле.

Изоляция от внешнего мира позволяла хозяину приисков вести себя, как главе независимого государства. Он даже основал собственную почту (и выпускал свои марки). Более того, на Огненной Земле стали чеканить собственную монету. На этих золотых кружочках ценой в 10 сентаво было три надписи: «Огненная Земля», «Парамо» и «Поппер».

Деньги Поппера

  

Одновременно с добычей золота Поппер всячески поощрял скотоводов, начавших осваивать пастбища Огненной Земли. Совершенно невинная, на первый взгляд, работа пастухов обернулась бедствием для коренных жителей Огненной Земли — индейцев она (selknam, ona). Под влиянием выпаса овец и охоты существенно сократилась численность гуанако, дававших индейцам мясо и шкуры. Попытки она охотиться на овец привели к столкновениям с пастухами. Для защиты овцеводства владельцы пастбищ при поддержке Поппера организовали облавы на индейцев, закончившиеся фактическим геноцидом небольшого племени, от которого остались несколько сот метисов. Власти Аргентины не придали уничтожению она серьезного значения.

Официальный губернатор аргентинской части Огненной Земли Феликс Пас находился в поселке Ушуайя (ближе к мысу Горн). Как всякий чиновник, он пытался распространить свою власть на всю доверенную ему территорию, но для борьбы с Поппером ему не хватало ни людей, ни денег. Попытка губернатора вмешаться в вопросы регистрации золотоносных участков встретило упорное сопротивление. Поппер легко доказал, что решения о регистрации участков, согласно Горному кодексу Аргентины, следует принимать в Буэнос-Айресе при участии нотариуса. Феликс Пас ссылался на старые мексиканские законы, которые облегчали быстрое заселение подведомственной территории.

Губернатор Огненной Земли Феликс Пас

Бурные столкновения между двумя хозяевами Огненной Земли, едва не дошедшие до дуэли, закончились 23 апреля 1890 года отставкой Феликса Паса. Однако и новый губернатор (главный врач флота) Марио Корнеро не смог ужиться с Поппером. В конце концов, руководитель приисков вынужден был сам отправиться в Буэнос Айрес, чтобы отчитаться перед инвесторами о проделанной работе. Внешне 5 лет золотодобычи на Огненной Земле были довольно успешными. Согласно сведениям Юлиуса Поппера, его компания добыла на Огненной Земле около 600 кг золота, однако финансовое положение самого руководителя приисков после нескольких лет работы было незавидным. Его реальное богатство осталось на Огненной Земле.

Более ощутимым был вклад Поппера в геологическое и географическое изучение района к югу от Магелланова пролива. С его помощью был подготовлен атлас Огненной Земли и внесены поправки в существовавшие карты. Итогом этой работы был доклад Поппера, прочитанный на конференции в Аргентинском Географическом институте. Энергичный горный инженер готовился продолжить свои исследования южнее, начав добычу золота в Антарктиде. Новая экспедиция была уже почти подготовлена, но задерживали тяжбы с губернатором Огненной Земли Корнеро. Реализация планов была сорвана в самом начале.

Утром 6 июня 1893 года Поппер назначил встречу своему партнеру инженеру Берфорту. Гость пришел вовремя, но хозяин дома, в котором жил Юлиус Поппер сообщил, что его постоялец спит. Когда после некоторого ожидания Берфорт решился войти в комнату, он обнаружил своего друга, лежащим без движения на шкуре гуанако. Медицинская комиссия установила, что Поппер умер от сердечного приступа. Некоторые авторы утверждают, что смерть диктатора Огненной Земли наступила после ухода неизвестного посетителя. Согласно кинофильму «Огненная Земля», Поппера прикончил наемный убийца, но там показана другая история, хотя и похожая на описанную у чилийских и аргентинских авторов.

Проекты, начатые Юлиусом Поппером, продолжались и после его смерти. Работал прииск на полуострове Парамо. Менее успешно продвигались разработки в бухте Слоггет, где 31 старатель не спеша осваивали месторождение на свой страх и риск. А другие золотоискатели продвигались дальше на юг. Еще в 1888 году один из хорватов (далматинцев), переправившись через пролив Бигль, добрался до островов Леннокс и Нуэва (Новый), где обнаружил богатую россыпь. Жители Пунта Аренаса, измученные неравной борьбой с Поппером, с радостью восприняли сообщение об открытии золота на еще никем не занятых островах.

Для доставки золотоискателей на южные острова был использован пароход «Торо». На острове Нуэва моряки обнаружили двух старателей: Хуана Симона Паравича (Paravic) и Энрике Сондерса (Saunders), которые нашли на пустынных берегах признаки золота. Когда новость о золотоносных островах дошла до Буэнос Айреса, там сразу же нашлись желающие испытать судьбу на границах Антарктики. Некоторые из золотоискателей, не имея возможности сесть на шхуну, добирались до заветных островах на лодках. Например, хорваты (далматинцы) Матео Треботич, Матео Кармелич, Матео Мартинич и Томаш Бувинич добирались от Пунта Аренаса до Леннокса 20 дней, добыв впоследствии 5 кг золота на каждого.

Ансамбль хорватов-старателей в Пунта Аренас

К 1890 году на островах Пиктон, Леннокс, Нуэво и в восточной части острова Наварин работало около 300 старателей, преимущественно хорватов. Губернатор территории Магальянес Мануэль Сеньорет (Senoret), посетивший южный архипелаг в 1892 году, писал, что на Ленноксе некоторые извлекали до килограмма золота на 1 кубометр извлеченной породы. Некоторые старатели образовывали артели, добивавшиеся неплохих результатов. Например, Лаутаро Наварро Авария с 14 далматинцами с декабря 1891 года по январь 1892 года добыл 115 кг золота на Ленноксе. 5 чилийцев в тех же местах за 63 дня добыли 48 кг золота.

Слухи о добытых сокровищах привлекали на острова новых старателей. Только шхуна (goleta) «Коломба Мария» доставила на прииски около 78 далматинцев во главе с Андресом Стамбуком. Десятки золотоискателей были доставлены шхунами «Сан Педро» и «Пичинча». К 1893 году на островах Огненной Земли работали около тысячи человек.

Однако интенсивная добыча драгоценного металла вскоре показала, что кладовые южных островов не бездонны. С 1894 года добыча золота начала постепенно сокращаться. Продолжалась активная работа на приисках острова Наварино, но месторождения Леннокса к 1895 году истощились. К 1897 году на островах остались только самые упорные золотоискатели, надеявшиеся обмануть еще более упрямую геологию.

Однако заброшенные прииски совсем не убедили опытных инженеров в невозможности добычи золота на Огненной Земле. Среди них были новозеландцы Камерон и Масграве (Musgrave), которые в 1902 году взялись за механизацию горных работ в чилийской провинции Магальянес, однако экспериментальные установки оказались ненадежными.

В 1903 году к созданию золотодобывающих предприятий на юге Чили подключилась группа американцев во главе с Робертом Сатфеном (Sutphen). Некоторые из них работали на приисках Калифорнии. В 1903 году Сатфен получил в Буэнос Айресе необходимые кредиты, на которые создал фирму «Compania Sutphen de Lavaderos de Oro de Tierra del Fuego». В октябре 1903 года дирекция компании получила технический отчет о возможности добычи золота в долинах рек Рио Оро, Рио Верде и Оскар. Запасы золота на Рио Оро оценивались почти в 17 миллионов долларов. К январю 1905 года фирма Сатфена установила на прииске драгу, которая стала давать до 1,5 кг золота в день.

Акции золотодобывающей фирмы Сатфена

Вскоре для добычи золота в чилийской провинции Магальянес была создана новая компания «Sociedad Explotadora de Minas de Magallanes». За многими формировавшимися в это время фирмами стояли крупные дельцы из Вальпараисо, Сантьяго, Буэнос Айреса и Пунта Аренаса. А за латиноамериканскими инвесторами стояли еще более энергичные предприниматели из США Робертс и Брикер, с помощью которых на Огненной Земле образовали 14 компаний.

Если первым старателям, чтобы уговорить кредиторов, требовались экспедиции и образцы пород, то с началом промышленной добычи золото само говорило за себя. Крупные инвесторы сами охотно рекламировали свои прииски в европейской и американской прессе. По мнению австралийского инженера Биггса, месторождения в районах Пунта Аренас, Рио де лос Сьервос (Rio de los Ciervos), Лорето, Леньядура, Трес Бразос и Агуа Фреска содержали до 1 г золота на 1 кубометр породы, что позволяло надеяться на 60-70 процентов прибыли на инвестированный капитал.

Другой специалист французский инженер Эмиль Мишон оценивал запасы в долине Сеньо де Ультима Эсперанца (Seno de Ultima Esperanza) в 25 миллионов кубических метров золотоносной породы с содержанием металла от 0,417 до 3,750 грамм на кубометр, что позволяло расчитывать на добычу 11 тонн золота.

Все эти впечатлающие оценки, однако, не вызвали массового желания отправиться на границу Антарктики. Там уже хозяйничали крупные компании, успевшие закрепить за собой самые перспективные участки. К 1908 году на месторождениях фирмы Сатфена работали уже две драги, выдавая за год на гора больше золота, чем это могли сделать все далматинцы Огненной Земли вручную. Рядом в долине Рио дель Оро работала драга фирмы Робертса. Еще две установки работали в долине Рио Верде.

Мощные гидравлические установки действовали в Росарио и на реке Русфин. По данным чилийской переписи населения, проведенной 27 ноября 1907 года, на 11 приисках Огненной Земли работало 368 человек. За год в провинции Магальянес добывали около 250 кг золота. Неудивительно, что дальнюю окраину в 1907 году посетил президент Чили Педро Монтт.

Однако ажиотаж вокруг приисков в чилийской провинции Магальянес приводил к тому, что наряду с реальными приисками появлялись проекты разработки несуществующих месторождений. Руководители золотодобывающих компаний часто специально завышали содержание золота на своих участках. Многие фирмы приступали к работе без необходимого оборудования. Разоблачения махинаций на приисках вызвали недоверие инвесторов. В результате за 1907 год были образованы только 3 компании по добыче золота на Огненной Земле: две — в Сантьяго и 1 — в Голландии (скорее, по инерции).

Возникли большие проблемы с топливом для паровых машин, работавших на приисках. Оборудование было создано в расчете на кардиффский уголь, доставка которого в Южную Америку обходилась дорого. А местный уголь оказался слишком низкого качества.

Все эти сложности привели к постепенному свертыванию добычи золота на в районе Магелланова пролива. В аргентинской части Огненной Земли в это время действовала только одна компания «The Argentine Tierra del Fuego Exploration Company Ltd». На этих приисках работал 271 аргентинский старатель, которые в 1902-1903 годах добыли 141 кг драгоценного металла. За пределами главного острова Огненной Земли золото продолжали добывать на Рио де лас Минас и острове Леннокс, однако в течение нескольких лет работы там были прекращены.

Периодически появлялись сообщения об открытии новых месторождений. Так, в 1910 году Федерико (Фриц) Оттен, преуспевший ранее на россыпях в Занха-а-Пике, заявил о запасах золота в верховьях реки Пенитенте. Еще 17 заявок было сделано в 1912 году на Огненной Земле, 1 — на острове Леннокс и 2 — на острове Санта Инес. Большинство из старателей были хорватами, все еще надеявшимися повторить знаменитые находки десятилетней давности. Иногда старателям-кустарям везло, и они извлекали из-под земли пригоршни золотого песка. Изредка попадались и самородки. Рекордным оказался самородок, найденный Франсиско Мариновичем на реке Санта Мария, весивший 590 граммов. Остальные довольствовались жалкими крохами. В 1935-1942 годах старатели на Огненной Земле добывали по 2 грамма золота в день.

Старатели Патагонии

Большинство золотоносных участков в районе Магелланова пролива принадлежали компании «Porvenir» («Будущее»), основанной в 1933 году разбогатевшим старателем с острова Леннокс Рафаэлем Русовичем. Однако реальная деятельность этой фирмы сводилась к скупке золота у индивидуальных старателей, превратившихся фактически в батраков на чужой земле.

Прииски на Огненной Земле пустели, но в Чили и Аргентине золото продолжали добывать. Его находили в других районах на склонах Анд. Драгоценный металл выделяли из полиметаллических руд. По данным Веласко и Андерсона на территории Чили в 1998 году получили 44980 кг золота, в 1999 — 48069 кг, в 2000 — 54143 кг, в 2001 — 42673 кг, в 2002 — 38688 кг. Продолжают добычу золота и в Аргентине. Согласно сведениям журналистки агентства Рейтер Хелен Поппер (псевдоним?), в аргентинских Андах сейчас действуют 3 прииска, дающие 424 миллиона долларов от экспорта металла ежегодно. И несмотря на мощное экологическое движение против «грязного золота», добыча продолжает рости.

Масштабы этого производства теперь намного превосходят скромную добычу старателей на Огненной Земле в конце XIX — начале XX веков. Но никто не бросается, подобно прежним золотоискателям, мыть песок в едва изученных районах. Исход соревнования с современными предприятиями вполне предсказуем. Только в одном были равны и руководитель прииска, и обладатель единственной лопаты — в умении противостоять cуровой природе на краю света.

 


 

Ссылки (преимущественно на испанском).

 

Матео Мартинич Берос. Добыча золота на Юге Америки. Основной источник.

Статья Матео Мартинича о хорватской эмиграции в провинцию Магальянес.

Музей «Края света» («Fin del Mundo») на Огненной Земле.

Хронология исследований Огненной Земли.

Аргентинские губернаторы Огненной Земли.

Армандо Браун Менендес. Поппер, диктатор Огненной Земли.

Поппер и его современники.

Исторические материалы из Южной Патагонии.

Джон Спирс. Золотые копи мыса Горн. Записки журналиста в 1894 году.

Дневник пастуха Уильяма Блейна о пребывании на Огненной Земле в 1891-1898 годах.

Записки губернатора территории Магальянес об аборигенах Огненной Земли.

Журнал «Пунта Аренас» на английском языке. 1908 год.

Агустин Гомес Гарсиа. Путешествие чилийца в Магальянес в 1914 году.

Ф.Дюран. Общество освоения Огненной Земли в 1893-1943 годах. Больше об овцеводстве.

О железных дорогах Патагонии с кучей старых иллюстраций.

О добыче золота в аргентинской провинции Чубут.

Мегабайты информации об изменениях границы Чили и Аргентины. Хватит на диссертацию.

О чилийско-аргентинском размежевании в Патагонии в 1843-1881 годах.

Хелен Поппер. Золотая лихорадка набирает скорость в Аргентинских Андах.

Краткая история Патагонии от Магеллана до наших дней.

Справка о племени селкнам (она) из «Википедии».

30 статей по истории племени она на Огненной Земле.

Фотографии племени селкнам (она) на Огненной Земле.

Статьи об иммиграции в Аргентину, включая золотоискателей.

Хронология патагонской истории с сопутствующими событиями.

Райне Голаб. Удивительный Поппер.

Статья к 110-летию со дня смерти Юлиуса Поппера.

Статья о Поппере на туристическом сайте аргентинской Патагонии.

Хронология деятельности аргентинцев в Антарктике.

История Огненной Земли.

У.Бруматти. История района мысов Виргенес и Дунгенесс (у входа в Магелланов пролив).

«Король» Араукании и Патагонии. История мистификации. Кое-что о золоте.

Фотоальбом Огненной Земли времен Поппера.

 

КАРТЫ

 

Карта месторождений золота в районе Магелланова пролива

 

Карта угольных месторождений в районе Магелланова пролива

 

Карта Патагонии из книги Спирса 1894 года

Либерея "Нового Геродота" © 2016 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.