Зинич М.С. «Трудовой подвиг рабочего класса в 1941-1945 гг.»

Наши книги

 

Зинич М.С.

«Трудовой подвиг рабочего класса в 1941-1945 гг. (по материалам отраслей машиностроения)»

 

Содержание

 

Глава первая

Перестройка ведущих отраслей машиностроения на обслуживание нужд фронта

Освоение выпуска оборонной продукции в условиях начавшейся войны

После нападения фашистской Германии на Советский Союз Коммунистическая партия и Советское правительство призвали народ к защите социалистического Отечества. 29 июня СНК СССР и ЦК ВКП(б) обратились с директивным письмом ко всем партийным, советским, хозяйственным организациям, где содержалась конкретная программа мобилизации сил народа на разгром агрессора46. 3 июля 1941 г. с программой партии и правительства по укреплению тыла, обеспечению всесторонней помощи фронту выступил по радио И. В. Сталин. Призыв Коммунистической партии нашел горячий отклик в сердцах советских людей, осознавших всю глубину опасности, нависшей над страной.

Работники гражданского машиностроения, как и весь рабочий класс страны, в первые же дни войны на митингах и собраниях заверили правительство о своей готовности отдать все силы на оборону Родины. Так, на митинге коллектива Московского станкозавода имени С. Орджоникидзе была принята резолюция, в которой говорилось: «Мы, работники ордена Трудового Красного Знамени станкозавода имени С. Орджоникидзе, в ответ на провокационное нападение германских фашистов обещаем нашей партии и правительству, что будем работать еще лучше, еще организованней. Мы… сумеем со всеми трудящимися СССР обеспечить все нужды нашей Красной Армии!». В том, что «с честью выполнит любое задание партии и правительства, выполнит свой долг перед Родиной», — поклялся и многотысячный коллектив Кировского завода47.

В соответствии с новой обстановкой, руководствуясь указанием В. И. Ленина о том, что «в современной войне… экономическая организация имеет решающее значение»48, в стране началась перестройка экономики на военный лад. [18] Важнейшими экономическими мероприятиями явились перераспределение материальных, финансовых и трудовых ресурсов для обеспечения нужд фронта; переключение на военное производство гражданских отраслей промышленности; эвакуация из угрожаемых районов главной части производительных сил49.

Централизованное управление народным хозяйством, его планомерное регулирование — эти преимущества социалистической системы хозяйства создавали возможности успешного перевода советской экономики на военные рельсы, мобилизации всех ее внутренних ресурсов для удовлетворения потребностей фронта.

Основные направления деятельности всей промышленности, в том числе станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения, были определены мобилизационным военно-хозяйственным планом на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии, одобренным ЦК ВКП(б) и СНК СССР 16 августа 1941 г.50 Наркомат станкостроения и Наркомат по строительству обязывались форсировать строительство с тем, чтобы в третьем квартале 1942 г. ввести в действие: завод тяжелых станков в Свердловске, завод автоматов и револьверных станков в Алапаевске, станкостроительный завод в Новосибирске, новый цех Челябинского абразивного завода. Наркомтяжмашу было предложено обеспечить ввод в действие в четвертом квартале 1942 г. первой очереди заготовительных и механосборочных цехов Красноярского завода тяжелого машиностроения «Сибтяжмаш». Главное место в плане заняли мероприятия по скорейшему развертыванию производственной базы на востоке51.

С первых дней войны возникла необходимость быстро мобилизовать и развернуть резервы гражданского машиностроения. На его предприятиях налаживался выпуск танковых корпусов, минометов, снарядов, мин, авиабомб52.

Перевод всех отраслей машиностроения на военные рельсы осуществлялся в напряженной обстановке, которая была связана с мобилизацией в действующую армию, добровольным вступлением в народное ополчение и партизанские отряды огромного количества высококвалифицированных кадров и потерей в первые месяцы войны крупных экономических баз.

Массовый характер приняло движение советских патриотов за добровольное вступление в ряды защитников Родины. Было немало случаев, когда заявления о немедленной отправке на фронт поступали от всех рабочих отдельных [19] бригад, цехов, смен. Труженики предприятий машиностроения воевали в различных частях и соединениях Красной Армии. Так, в ее рядах в грозные годы сражались более 6 тыс. посланцев Первого государственного подшипникового завода (ГПЗ-1), за героизм на фронтах они были награждены 809 орденами и 14 505 медалями. С памятного воскресенья 22 июня 1941 г. до конца войны ушли на фронт 16 тыс. московских автозаводцев. Из работников Наркомсредмаша в июле 1941 г. была сформирована добровольная танковая бригада. По пути в действующую армию, пополнившись добровольцами Горьковского автомобильного и Харьковского тракторного заводов, она была разделена на две бригады, которые сражались на Брянском и Ленинградском фронтах. Многие рабочие и служащие Ворошиловградского паровозостроительного завода имени Октябрьской революции вступили в сформированную в Донбассе 214-ю стрелковую дивизию, которая спустя семь дней после начала фашистской агрессии была отправлена на фронт53.

В первые же дни войны отряды народного ополчения были сформированы на московских заводах «Калибр», «Красный пролетарий», ГПЗ-1, Коломенском паровозостроительном имени В. В. Куйбышева, на ленинградских Металлическом, Невском машиностроительном имени В. И. Ленина, заводе подъемно-транспортного оборудования имени С. М. Кирова и т. д.54

Наряду с отправкой кадров на службу в регулярную армию, в народное ополчение, партизанские отряды машиностроительные предприятия выделяли значительную часть рабочих в истребительные батальоны, аварийно-спасательные отряды, на строительство оборонительных сооружений. Например, в октябре-ноябре 1941 г. работники Коломенского паровозостроительного завода имени В. В. Куйбышева соорудили мощный оборонительный рубеж от Коломны до Люблино (132 км), установили 2200 противотанковых «ежей» и более 500 стальных башен-колпаков. Станкостроители заводов «Красный пролетарий», имени С. Орджоникидзе создавали оборонительные сооружения по Калужскому шоссе, воздвигали противотанковые баррикады в Москве по Большой и Малой Калужской улицам.

Московские автозаводцы строили доты и дзоты, противотанковые рвы на рубежах за чертой Коломенского поселка, на 15-м километре Волоколамского шоссе, на станции Домодедово и в Люберцах55.

Обстановка требовала также мобилизации трудящихся на овладение минимумом военных знаний. На многих [20] предприятиях проводились занятия по программе Всевобуча, работали курсы, кружки, дружины, в которых обучались будущие танкисты, артиллеристы, связисты. По неполным данным, предприятия тяжелого машиностроения в 1941-1942 гг. подготовили своими силами 2,5 тыс. медсестер, более 5 тыс. сандружинниц56.

Быстрое продвижение противника повлекло за собой потерю крупных экономических баз. Фашистские войска уже к началу июля 1941 г. оккупировали Литву, Латвию, Белоруссию и часть Украины и Молдавии. За три недели войны враг углубился на нашу территорию на западном направлении до 600 км, на северном — до 500 км и на южном — более чем на 350 км57. Страна лишилась и ряда крупных машиностроительных центров в Киеве, Минске, Гомеле, Кировограде. С особой настойчивостью фашистские полчища рвались к Москве и Ленинграду — важнейшим политическим и экономическим центрам Советского Союза, мощным машиностроительным комплексам.

Потери производительных сил, которые продолжались осенью 1941 г., были значительны. Так, накануне войны удельный вес Северо-Запада, Центра, Украины, Северного Кавказа, Белоруссии составлял: по производству станков — 83,5%, металлургического оборудования — 72,5%, магистральных паровозов — более 95%, автомобилей, врубовых машин, шарикоподшипников — 100%58.

В неблагоприятных условиях начавшийся перевод предприятий станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения на обслуживание нужд фронта имел отраслевую специфику. Еще в третьей пятилетке при разделении Народного комиссариата машиностроения (февраль 1939 г.) образовались три наркомата: тяжелого (НКТМ), среднего (НКСМ), общего машиностроения (НКОМ); 5 июня 1941 г. был создан Наркомат станкостроения (НКСС)59. На командные посты в эти отрасли были выдвинуты В. А. Малышев60 (тяжелое машиностроение), А. И. Ефремов61 (станкостроение), И. А. Лихачев62 (среднее машиностроение).

В наркоматах была организована система главных управлений. В Наркомстанкопроме функционировало четыре производственных главка: станкостроения, абразивной, инструментальной промышленности, кузнечно-прессового машиностроения; в Наркомтяжмаше — три: подъемно-транспортного оборудования, котлотурбинной и автогенной промышленности; в Наркомсредмаше — четыре: автомобильной, тракторной промышленности, транспортного машиностроения и производства автотракторных деталей63. Главки [21] руководили заводами, которых в каждом наркомате находилось около 10064.

Аппарат управления отраслями являлся не только центром отраслевого руководства социалистической индустрии, но и научным штабом, где сосредоточивались силы талантливых организаторов, специалистов, ученых.

Чтобы успешнее осуществлять выполнение напряженных военно-хозяйственных планов, в сложившейся в мирные дни системе управления отраслями машиностроения, в расстановке кадров между подразделениями, а также внутри каждой отрасли были произведены некоторые изменения. В военное время Наркомтяжмаш возглавлял Н. С. Казаков65, а Наркомсредмаш (с сентября 1941 г.) — С. А. Акопов66.

26 ноября 1941 г. Народный комиссариат общего машиностроения был преобразован в Народный комиссариат минометного вооружения, наркомом стал П. И. Паршин67.

Большие организационные изменения коснулись самого «молодого» Наркомата — станкостроительной промышленности. С образованием в сентябре 1941 г. Народного комиссариата танковой промышленности68 станкоинструментальные предприятия включались в его состав. Нарком станкостроения А. И. Ефремов стал заместителем назначенного наркомом танковой промышленности В. А. Малышева69. Вначале эта реорганизация имела целью лучшее использование станкостроительных заводов для налаживания производства танков и их узлов. Однако сразу возникла и постепенно все больше увеличивалась потребность военных производств в быстром оснащении их высокопроизводительными специальными и операционными станками.

В связи с этим в период перестройки экономики на военный лад станкостроители были призваны: укрепить техническую базу оборонной индустрии путем массового выпуска станков высокого класса; одновременно выполнять новые заказы в специально созданных цехах. Инструментальные заводы должны были снабжать предприятия специальным режущим, измерительным инструментом, приспособлениями и штампами, которые требовались в большом количестве.

В июне 1941 г. бригады станкостроителей были посланы на заводы других ведомств, чтобы помочь перевести станочный парк на массовый выпуск новой продукции. Экспериментальный научно-исследовательский институт металлорежущих станков (ЭНИМС) конструировал для наиболее трудоемких операций специальное оборудование, например линию из 15 станков для обработки корпусов танка «KB». [22] Конструкторы нашли необычное и смелое решение такой задачи, как производительная обработка особо тяжелых деталей танков70.

Были созданы новые типы станков, в том числе и таких, которые по производительности в 10-15 раз превышали прежние. О высокой эффективности этого оборудования можно судить, например, по тому факту, что 36-шпиндельный полуавтоматический горизонтально-расточный станок, изготовленный для авиационной промышленности, заменил 30 универсальных радиально-сверлильных станков и давал экономию в рабочей силе до 30 человек в смену71. Создание специальных станков производилось на новой технической основе.

В перестройке станкоинструментальной промышленности на нужды фронта главную роль играл Центральный промышленный район. Коллективы крупнейших московских станкоинструментальных предприятий «Красный пролетарий», имени С. Орджоникидзе, «Фрезер», «Калибр» создавали и расширяли спеццеха, оборудование и кадры которых не эвакуировались.

Московская партийная организация, руководствуясь директивой СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г., совместно с наркоматами и директорами предприятий уже в первые недели и месяцы войны проделала большую работу по налаживанию военного производства72.

Вставало много вопросов, таких, как замена кадров, ушедших на фронт, разработка новой технологии, организация межзаводской кооперации, экономия сырья и материалов73. Благодаря огромному трудовому подъему, исключительной оперативности работников всех звеньев, эти проблемы разрешались. Так, краснопролетарцы, возглавляемые энергичным и опытным руководителем П. Ф. Тараничевым, разработали за 8-10 дней технологию для первого фронтового заказа. Когда поступил срочный заказ — изготовить направляющие для «катюш», усилиями коллектива была создана технология, изготовлена оснастка всего за несколько дней. Продукция была освоена быстро и стала регулярно поступать в район боевых действий74.

На заводе имени С. Орджоникидзе работу по перестройке производства возглавила партийная организация (секретарь П. И. Иванов). Несмотря на большие трудности, связанные с коренным изменением технологического процесса, потерей поставщиков и т. д., с предприятия поступали радостные вести о трудовых победах. Слесарь Молчанов за месяц изготовлял продукции в 5 раз больше нормы, фрезеровщик [23] Царьков в 4 раза. Завод выполнил план августа по выпуску валовой продукции на 105%75.

Московский инструментальный завод (МИЗ) в ноябре организовал выпуск стволов пулеметов-пистолетов системы Г. С. Шпагина (ППШ) — одного из видов ручного автоматического оружия Красной Армии. Для создания ствольного производства в крупных масштабах требовалось довольно большое количество оборудования, причем не только универсальных станков, но и специальных, в том числе для глубокого сверления, развертывания, образования нарезов. Представители завода получили мандат, подписанный уполномоченным Государственного Комитета Обороны, который давал право забирать необходимое неэвакуированное оборудование на железнодорожных путях и станциях, а также на местных предприятиях. Пользуясь этим документом, удалось довольно быстро укомплектовать новое производство универсальными станками, в первую очередь токарными. Но не хватало специальных станков. Их пришлось конструировать на заводе с помощью сотрудников Экспериментального научно-исследовательского института металлорежущих станков (ЭНИМС).

Большую работу по налаживанию нового производства провели начальник технического отдела МИЗ Г. Н. Сахаров, старший конструктор С. Г. Захаров, начальник цеха № 1 М. М. Эйдинов. Выпуск стволов, очень сложный в техническом отношении, был освоен быстро. И уже в декабре завод изготовил их 15 тыс. Эти изделия отправлялись на сборочные конвейеры ППШ, которые действовали на многих предприятиях города. Последующее увеличение количества освоенных изделий стало возможным благодаря героическому труду всего коллектива, особенно небольшой группы ветеранов — Е. С. Давыдова, К. Ф. Ефимова, Г. И. Ларина, И. Г. Смирнова, которые в короткий срок превратились в оружейников и готовили новые кадры76.

Помощь фронту тружеников столицы, в том числе станкостроителей, была особенно ощутима в разгар битвы под Москвой, когда Советские Вооруженные Силы нуждались в постоянном пополнении людьми и техникой. До конца 1941 г. москвичи передали Западному фронту тысячи минометов, пулеметов-пистолетов, сотни орудий, танков, автомашин, миллионы бомб, снарядов, мин, гранат, много другого вооружения и снаряжения77.

Кроме того, коллективы предприятий в большом количестве ремонтировали танки, самоходные орудия, которые из цехов снова направлялись на передовые позиции, где [24] шли упорные бои с войсками фашистских оккупантов. Бывший токарь «Красного пролетария» А. К. Скворцов, работавший на предприятии вместе с отцом К. И. Скворцовым, вспоминал: «Днем и ночью в затемненных цехах кипела напряженная работа. На завод привозили поврежденную боевую технику. И каждый раз солдаты и офицеры просили: «Скорее, друзья! На вас вся надежда». Но просить и не надо было. Все краснопролетарцы сутками не уходили с завода. Помню, как-то, принимая от отца отремонтированную машину, молодой капитан осмотрел ее, затем крепко пожал руку отцу и сказал: «Вы настоящий хирург, Константин Иванович! Спасибо Вам от Советской Армии»»78.

Высокую сознательность и массовый трудовой подвиг демонстрировали и станкостроители Ленинграда. Несмотря на артиллерийские обстрелы, воздушные бомбардировки, преодолевая физическую слабость, они не покидали своих рабочих мест и выпуск оборонной продукции не прекращался. Центральный Комитет ВКП(б), Государственный Комитет Обороны, городской комитет партии уделяли большое внимание переводу на военные рельсы крупнейшего машиностроительного центра, который должен был внести свой вклад в оборону города.

Оперативно перестроил свою деятельность коллектив станкозавода имени Я. М. Свердлова. Директор предприятия И. И. Чуйков, секретарь парторганизации М. Д. Потемкина, начальник цеха № 15 В. М. Сараев, рабочие отдавали все силы организации нового производства. Они трудились круглосуточно, выпуская мины и снаряды. Когда фронт вплотную подошел к Ленинграду, на территории предприятия разместились люди и оборудование Кировского и Ижорского заводов. Механик станкозавода имени Я. М. Свердлова В. Г. Озолин, электрик С. П. Усов, бригады слесарей применили такой метод установки поступившего оборудования, который позволил в чрезвычайно короткий срок пустить его в действие. За досрочное выполнение заказов фронта Советское правительство в феврале 1942 г. наградило И. И. Чуйкова орденом «Знак Почета», технолога А. П. Ульянова — орденом Красной Звезды, мастера А. Н. Гончарова — медалью «За трудовую доблесть»79.

Кузницей оружия, как и в первую мировую войну, стал старейший инструментальный завод имени С. П. Воскова. Получив первый фронтовой заказ, коллектив не имел ни чертежей, ни технологических карт. Пришлось разобрать образец и раздать детали старейшим лекальщикам. Пробные модели нового изделия изготовляли токари и слесари 7 — [25] 8-го разрядов. После того как специальный цех был оборудован станками высокого класса и прессами, начался массовый выпуск оружия. В этом большая заслуга трудовых династий Егоровых, Копыловых, ветеранов, отдавших заводу многие годы жизни и обладавших исключительным профессиональным мастерством80. Про первую работу О. П. Копылова, имеющего «золотые руки» и «глаз вернее верного микрометра», мастер сказал: «Копыловым все можно доверить: и работу, и винтовку, и дружбу»81. Рабочие города-героя, мужественно неся трудовую вахту, бесперебойно выполняли установленные программы.

Важное значение для производства новых изделий на предприятиях Ленинграда имели межзаводское кооперирование и специализация по изготовлению деталей разных видов вооружения и боеприпасов. При непосредственном участии городского комитета партии к решению этого вопроса были привлечены коллективы станкоинструментальных заводов имени С. П. Воскова, имени Я. М. Свердлова, завода револьверных станков и автоматов82. Специализация разных предприятий города на производстве какой-либо одной детали или узла определенного вида продукции и их кооперация обеспечивали сокращение до минимума сроков освоения продукции для фронта.

Как и в прифронтовой полосе напряженно трудились коллективы восточной группы заводов Наркомстанкопрома — Куйбышевского станкозавода, Новосибирского инструментального, Челябинского абразивного и др. На Куйбышевском станкозаводе новые изделия изготовлялись не только в специальных цехах, но и в литейных, кузнечных, механических. Коллектив не имел для этого необходимого оборудования. Героический труд монтажной бригады, руководимой старым производственником М. Жирновым, помог заводу вдвое быстрее приступить к выполнению заказов, чем предполагалось, и перевыполнить план 1941 г.83

Ударными темпами шли работы по сооружению Алапаевского завода автоматов и револьверных станков, включенного в военно-хозяйственный план, утвержденный СНК СССР и ЦК ВКП(б) 16 августа 1941 г. И с декабря 1942 г. завод-новостройка стал снабжать своей продукцией оборонные предприятия Урала84.

Таким образом, перестройка станкоинструментальной промышленности на военный лад, осуществленная в сложных условиях, дала возможность труженикам отрасли внести заметный вклад в мобилизацию внутренних ресурсов страны и наладить производство необходимой продукции. В системе [26] номенклатур Наркомата станкостроения объекты производства специального назначения в первом квартале 1942 г. составили 80% против 6% в довоенный период85.

Трудный путь прошли коллективы заводов тяжелого машиностроения — от коренной ломки профиля производства к началу восстановления основных отраслей. В отличие от Наркомстанкопрома, который подвергся реорганизации, Наркомтяжмаш сохранил свою основную структуру. Действовали главки подъемно-транспортного оборудования, котлотурбинной, автогенной промышленности. Нарком Н. С. Казаков, его заместители П. Г. Грешных, К. И. Коваль, Я. В. Юшин руководили перестройкой отрасли на нужды войны.

Новый характер работы заводов тяжелого машиностроения заключался в изменении номенклатуры выпускаемой продукции в основных цехах и в переходе на производство новых изделий в специально созданных цехах. Паровозовагоностроительные заводы: Коломенский имени В. В. Куйбышева, Ворошиловградский имени Октябрьской революции, брянский «Красный Профинтерн» — перешли на изготовление бронепоездов и бронеплощадок86. Металлический завод и Невский машиностроительный имени В. И. Ленина осваивали важнейшие заказы для Балтийского и Северного флотов. Сложные задания по ремонту боевой техники выполнял коллектив Ленинградского завода подъемно-транспорного оборудования имени С. М. Кирова.

Номенклатура изделий, выпускаемых для Красной Армии, расширялась в соответствии с возросшими запросами Советских Вооруженных Сил. Например, на Коломенском паровозостроительном заводе имени В. В. Куйбышева освоили также постройку передвижных платформ для зенитных орудий. Опытные конструкторы и технологи под руководством главного конструктора Л. С. Лебедянского в деталях разработали весь процесс производства платформ. Все работы в цехах по налаживанию этой продукции выполнялись вне очереди. И уже в июле были изготовлены первые платформы, а в августе начался их серийный выпуск.

Коломенцы стали выпускать «катюши», одновременно изготовляли бронекорпуса и детали к легким танкам Т-60, хотя сначала с выполнением фронтовых заказов не все шло гладко. И прежде всего потому, что предприятие тогда еще не имело опыта производства оборонной продукции, не было соответствующей технологии и т. п. В перестройке нуждалось не только каждое звено производства, но и партийная, политико-массовая работа в коллективе. Однако партком завода совместно с дирекцией, комсомольской и профсоюзной [27] организациями и на новом направлении работы сумели мобилизовать трудящихся на энергичное выполнение увеличившейся программы. В общей сложности до января 1942 г. на передовые позиции было отправлено 18 800 зенитных снарядов, 128 направляющих плоскостей для «катюш», 310 «катюш», 770 платформ для зенитных установок, 241 бронекорпус для танков Т-60 и другое военное снаряжение87.

Самоотверженно выполнял боевые задания коллектив Ворошиловградского паровозостроительного завода имени Октябрьской революции. Рабочие производили ремонт танков и запасные части к ним, изготовляли противотанковые ружья, минометы и автоматы, бронированные мотовозы и т. д. Вся продукция предназначалась главным образом для войск, сражавшихся на южном направлении88. Требованиям фронта подчинили всю свою деятельность машиностроители Ленинграда, производившие до войны почти одну четвертую часть общесоюзной продукции тяжелого машиностроения. Работа осложнялась эвакуацией квалифицированных кадров, первоклассного оборудования, которая началась с первых месяцев войны89. На предприятиях остались изношенные станки, которые, по выражению М. Беляева, мастера завода подъемно-транспортного оборудования имени С.М. Кирова, походили на «старенькие балалайки»90. Трудности усугублялись голодом, временным отсутствием топлива и электроэнергии. Но никакие невзгоды не могли сломить дух ленинградцев. Трудовой энтузиазм проявлялся повсюду. Например, на заводе подъемно-транспортного оборудования имени С. М. Кирова была оборудована внутризаводская электросиловая установка, на которой использовали дизель-мотор с плавучего стенда. Подобные электросиловые установки оборудовались на многих предприятиях города. Фронтовые заказы выполнялись и вручную91.

Металлическому заводу, для того чтобы полностью переключиться на выпуск вооружения, пришлось отыскать и установить на новый фундамент около 500 станков, выпустить несколько тысяч комплектов инструмента и приспособлений, обучить различным специальностям 1500 рабочих и в значительной степени переквалифицировать инженерно-технический персонал92.

Неоценимое значение для работы на оборону имело развитие социалистического соревнования. В канун 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции в «Ленинградской правде» было опубликовано обращение коллектива Металлического завода ко всем предприятиям города — начать традиционное предоктябрьское [28] социалистическое соревнование за досрочное выполнение планов93. На призыв откликнулись все предприятия ленинградской промышленности. С высоким трудовым подъемом работали машиностроители, что позволило им раньше срока завершить программу октября по выпуску специальной продукции.

Главное внимание руководителей Металлического завода было приковано к танкам. В коллектив гидротурбинного цеха, где шел монтаж танков «KB», влилось около трехсот кировцев. Они одновременно вели монтаж машин и передавали свой опыт турбостроителям. Работали в «замороженном» цехе, где на стенки сыпался снег. Узлы машин собирали в конторках, которые были немного утеплены. Ход освоения правительственного задания держали под строгим контролем партийные организации. Бюро Ленинградского горкома ВКП(б) неоднократно обсуждало работу партийного комитета Металлического завода. Это было продиктовано необходимостью еще выше поднять боеспособность первичных организаций. С этой целью коммунистами укреплялись те участки, где решалась судьба фронтовых заказов94. Так, ремонт танков возглавил член партии М. Бойченко. К важнейшему заказу подключили коммунистов — конструкторов и технологов Г. А. Дробилко, Н. И. Хорькова и Д. И. Чижика. В цех, где собирались танки, был направлен бригадиром опытный руководитель Ф. В. Задворный, который сутками не покидал рабочее место. От чрезмерного напряжения, скудного блокадного пайка он ослаб и не мог двигаться. Каждой операцией руководил, сидя в кресле, поднятом при помощи крана до уровня башни танка95. Последние силы люди отдавали на оборону Родины.

Всего труженики Металлического завода освоили двадцать видов вооружения и боеприпасов96. В суровую пору становления нового производства не оставались в долгу перед фронтом машиностроители других заводов крепости на Неве.

Внесли свою долю в перестройку тяжелого машиностроения предприятия глубокого тыла. Чтобы увеличить мощности восточной группы заводов, Наркомтяжмаш срочно решал задачи по наращиванию площадей, созданию кузнечных и металлургических баз, реконструкции цехов. В результате принимаемых мер резко возрастали мощности машиностроительных предприятий. Так, на Иркутском заводе имени В. В. Куйбышева в 1941 г. выпуск продукции по сравнению с предыдущим годом поднялся в 1,7 раза. Коллектив добился значительного ежеквартального увеличения выпуска оборонных изделий. В четвертом квартале их производство [29] возросло более чем в 6 раз по сравнению с первым кварталом. На Белохолуницком машиностроительном заводе благодаря эффективному использованию внутренних резервов, трудовому героизму план 1941 г. был выполнен на 112%97. На Востоке страны развертывался мощный комплекс оборонной индустрии, форсировалось развитие ряда отраслей, в том числе тяжелого машиностроения. Ударной стройкой первого военного года стал Красноярский завод «Сибтяжмаш».

Наряду с работой на нужды фронта заводы тяжелого машиностроения поставляли оборудование для ведущих отраслей народного хозяйства — Наркомчермета, Наркомата по строительству и др. На главного металлурга НКТМ Н. А. Шамина была возложена обязанность максимально использовать мощности заводов для размещения заказов черной и цветной металлургии. Предприятия котлотурбинной промышленности изготовляли оборудование и запчасти для электростанций, выполняли значительную работу по техническому руководству монтажом перебазированных турбин и котельных установок.

В системе Глававтогена НКТМ осваивался ряд новых видов оборудования. В частности, были разработаны и освоены новый тип передвижной кислородной установки для получения жидкого кислорода и отвечающие возросшим требованиям авиационной промышленности конструкции горелок для сварки узлов самолетов. Проводились и другие мероприятия для увеличения производства кислорода и эффективного его применения98.

Среди важных проблем, которые пришлось быстро решать в военное время, выделялась проблема обеспечения перевозок подвижным составом. В целях ее оперативного решения на предприятиях тяжелого машиностроения, изготовлявших подъемно-транспортные средства, произошли некоторые упрощения в паровозовагоностроении. Так, был упрощен ряд узлов паровоза серии «СО», пересмотрены конструкции узлов в углезагрузочных вагонах. Осуществлялись работы по типизации и унификации узлов и деталей подвижного состава и применению сварки металлоконструкций99.

В связи с особыми условиями военного времени, вызвавшими необходимость переключения мощностей гражданского машиностроения на производство военной техники, перестраивалось среднее машиностроение. Специфика работы Наркомсредмаша заключалась в том, что целые отрасли, входящие в НКСМ, переводились на выпуск новой продукции. К таким отраслям относилась, например, тракторная [30] промышленность100. В короткие сроки перешли на выполнение специальных заказов заводы сельскохозяйственного машиностроения. Хорошая материально-техническая база отрасли давала возможность успешно справляться с правительственными заданиями101.

В крупную базу, где ковалось оружие победы над врагом, превратились предприятия автомобильной промышленности. На них новая продукция выпускалась как в основных, так и в специально созданных цехах. В номенклатуре Московского автозавода в сентябре, т. е. через два месяца после начала Великой Отечественной войны, выпуск оборонных изделий составил более 40%102.

Во вновь организованных подразделениях этого завода, как и на других предприятиях страны, работали главным образом молодежь и женщины, которые совершили множество славных трудовых дел. Так, в цехе № 6 комсомольский женский конвейер под руководством бригадира А. Селивановой и молодого мастера-коммуниста А. Сачкова в соревновании обогнал другие коллективы сборщиков и завоевал первое место, которое девушки не уступили до конца войны. В ноябре коллектив Московского автозавода перевыполнил плановое задание, а в декабре удвоил производство продукции103. Разумеется, это потребовало огромного напряжения сил партийных, комсомольских и хозяйственных организаций.

Горьковские автомобилестроители в короткие сроки перешли на выпуск легких танков и другой боевой техники. Бывший директор завода Иван Кузьмич Лоскутов104 вспоминал: «Вызов в Москву в Центральный Комитет партии. Экстренный… В такое время по мелочам не вызывают… В точно назначенное время я был в приемной ЦК. В просторном кабинете, кроме партийных работников, представителей армии, военных министерств и ведомств, хозяйственные руководители…

Коротко доложил, что первая партия танков будет собрана согласно установленному сроку. Перестройка производства идет полным ходом, но мешают трудности, связанные с нехваткой металла, людей… Наркомат обязал смежные предприятия оказывать необходимую помощь автозаводу в поставке подшипников, электрооборудования и других изделий. Мне дали более широкие права в решении хозяйственных, административных и финансовых вопросов…»105.

Для определения наиболее целесообразных направлений перестройки автозавода и организации производства новой продукции в августе 1941 г. в Горький специально [31] приезжал кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) Н. А. Вознесенский. Более четко и оперативно решать сложные вопросы, связанные с выполнением правительственного задания, помогали первый секретарь обкома М. И. Родионов, второй секретарь обкома, непосредственно ведавший вопросами промышленности, С. Я. Киреев, первый секретарь Автозаводского райкома партии Н. Ф. Кочетков106.

Проявляя величайшую энергию и инициативу, коллектив Горьковского автозавода успешно осваивал новые производственные процессы, непрерывно наращивал выпуск вооружения. Например, с июля по октябрь, несмотря на воздушные налеты и разрушения отдельных цехов, выпуск оборонных изделий увеличился в 8 раз107. В это трудное время по инициативе инструментальщиков на предприятии были организованы одни из первых комсомольско-молодежные фронтовые108 бригады В. Шубина и В. Тихомирова. Их примеру сразу же последовали молодые рабочие П. Давыдова, П. Любавин, В. Шабаев, И. Якименко. В основе самоотверженной работы фронтовых бригад лежало стремление оказывать максимальную помощь фронту, Родине. Так, в механо-сборочном цехе бригада В. Шабаева систематически выполняла сменное задание на 600%, а в отдельные дни — на 800%. В литейном цехе серого чугуна члены бригады П. Давыдовой в первый же день дали 255% нормы109. В то же время были организованы комсомольско-молодежные фронтовые бригады на Уралмашзаводе. О патриотической инициативе молодежи рассказывала центральная и местная печать. Таким образом, горьковские комсомольцы одновременно с уральцами стали зачинателями новой формы социалистического соревнования военной поры. Это начинание тружеников тыла способствовало выполнению общенародной задачи — обеспечению Красной Армии всем необходимым.

За образцовое выполнение заданий правительства Горьковский автозавод Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 декабря 1941 г. был награжден орденом Ленина. Высоких наград Родины были удостоены: директор И. К. Лоскутов, конструкторы В. А. Дедков, М. И. Казаков, A. А. Липгарт, рабочие А. С. Кузьмин, И. Ш. Ляхов, B. Ф. Шубин и многие другие автозаводцы110.

Ударный труд и творческие поиски автомобилестроителей, высокий технический уровень и разнообразие оборудования их предприятий дали возможность производить в цехах многие детали и узлы специзделий, а также боевую технику. [32]

Рабочие автомобильной и подшипниковой промышленности налаживали новое производство и в глубоком тылу на базе эвакуированного из Центра оборудования. Однако, несмотря на то, что большинство коллективов заводов этих отраслей в 1941 г. с честью выполняли фронтовые заказы, осуществить основные строительные работы и значительно повысить роль восточных районов в производстве станков, инструмента, автомобилей и другой продукции удалось лишь в 1942 г.

Благодаря огромному напряжению сил передовых отрядов рабочего класса, трудившихся под руководством партийных и советских организаций, сложнейшая задача перевода машиностроительной промышленности на военные рельсы была решена в кратчайшие сроки. Вместе с тем не везде удалось добиться четкости и оперативности в работе. В результате чего ряд машиностроительных предприятий, выпускавших гражданскую продукцию, не был подготовлен к выполнению даже тех оборонных заказов, которые предусматривались довоенными мобилизационными планами; некоторые заводы в течение длительного времени не имели четких заданий111. Но эти естественные при деятельности таких масштабов сбои никоим образом не сказывались на мобилизации гражданского машиностроения в целом на обслуживание нужд фронта, начатой с первых дней войны. Наркоматы, главки, местные партийные организации помогали вскрывать и устранять недостатки, находить неиспользованные резервы. Рабочие, инженерно-технический персонал трудились с удвоенной энергией, и результаты сказывались незамедлительно. Во все возрастающем количестве боевая техника и снаряжение поступали в войска.

Машиностроительная промышленность семи областей Украины в третьем квартале 1941 г. сверх плана выпустила для действующей армии 19 бронепоездов, 45 танков, 2711 минометов, свыше 700 тыс. мин, 1200 огнеметов, 300 орудий; было отремонтировано 1858 танков и бронемашин, 520 тракторов и т. д.112

Москвичи-машиностроители, изо дня в день наращивая темпы военного производства, внесли большой вклад в общие усилия Коммунистической партии и советского народа, направленные на срыв наступления фашистских войск под Москвой.

За первые шесть месяцев войны промышленность Ленинграда дала Красной Армии 713 танков, 480 бронемашину 58 бронепоездов, 3053 орудий, 9977 минометов, 2585 огнеметов и много других видов вооружения и боеприпасов113. [33] В этом огромная доля участия работников станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения, составлявших ядро рабочего класса города-героя.

К исходу 1941 г. за образцовое выполнение оборонных заказов Советское правительство наградило орденами и медалями тружеников ряда предприятий, в том числе завода «Фрезер», Горьковского автомобильного, ГПЗ-1114.

Перевод мощностей гражданского машиностроения на выпуск военной продукции — это вынужденная мера, позволившая сосредоточить все силы и средства на обеспечении нужд Вооруженных Сил. В то же время она привела к сокращению мирного производства. В 1941 г. по сравнению с 1940 г. было изготовлено гораздо меньше паровых турбин и котлов. Выпуск тракторов прекратился совсем, производство подшипников за июнь-ноябрь 1941 г. сократилось в 21 раз. В станкостроении производство долбежных, зуборезных, автоматических станков уменьшилось, а специальных агрегатных станков — увеличилось. В тяжелом машиностроении меньшее снижение наблюдалось в изготовлении металлургического оборудования, так как оно срочно требовалось для расширения металлургической базы115.

Последние месяцы 1941 г. в народном хозяйстве, как и во всей жизни страны, были исключительно тяжелыми. Оккупация немецко-фашистскими войсками части советской территории, массовая эвакуация, нехватка кадров и оборудования — все это отрицательно сказалось на общем состоянии промышленности116. Используя преимущества советского общественного и государственного строя, Коммунистическая партия, Советское правительство, труженики тыла делали все возможное, чтобы восполнить понесенные потери и обеспечить рост военно-экономического потенциала Советского Союза.

Трудовой подвиг рабочих при эвакуации и размещении предприятий на новых базах

Перестройка гражданского машиностроения осуществлялась по двум направлениям: свертывание ряда мирных производств и освоение военных заказов; перебазирование заводов. Вынужденный отход советских войск в глубь страны, расширение театра боевых действий потребовали немедленного вывоза из угрожаемой зоны людей, предприятий, материальных ценностей. Исключительно трудные задачи встали перед [34] работниками станкоинструментальной промышленности, тяжелого и среднего машиностроения. Им предстояло перевезти на восток оборудование и кадры значительной части ведущих заводов в этих отраслях, которые давали основную массу продукции («Красный пролетарий», имени С. Орджоникидзе, Брянский паровозостроительный, Ворошиловградский паровозостроительный имени Октябрьской революции, Новокраматорский и Старокраматорский машиностроительные, Московский автозавод ГПЗ-1). Особую сложность представляло перебазирование предприятий Наркомтяжмаша, оснащенных уникальными станками, мощными прессами больших габаритов и весов.

Во исполнение решения Совнаркома СССР «Об уполномоченных Совета по эвакуации по наркоматам» во всех машиностроительных наркоматах были созданы бюро, комиссии по эвакуации и выделены уполномоченные Совета, которыми стали заместители наркомов117. Специальное бюро при Наркомтяжмаше возглавил заместитель наркома П. Г. Грешных. На начальника механико-энергетического отдела Наркомата среднего машиностроения Э. Зомергарда возлагались «учет и контроль за отправкой и погрузкой, продвижением в пути, прибытием, монтажом и использованием оборудования эвакуированных заводов»118.

Уполномоченными наркоматов по перебазированию крупнейших станкоинструментальных заводов «Красный пролетарий», имени С. Орджоникидзе, Московский инструментальный (МИЗ) были назначены опытные квалифицированные работники аппарата наркоматов и заводов А. Бродянский, М. Глазер, И. Комзин; на ленинградские предприятия НКСС — сотрудник главка С. Коныпин, на ГПЗ-1 — заместитель главного инженера Г. Б. Лурье; на Московский автозавод — заместитель главного инженера Е. А. Дундуков, инженеры А. А. Коротков и А. М. Силачев. В целях быстрейшего продвижения эшелонов с грузами НКСС, проходивших через Куйбышев в Чкалов, а также для своевременного обеспечения эвакуируемых рабочих и служащих питанием в пути на начальника Транспортного отдела Наркомата станкостроения Н. И. Матвеева возлагался контроль за продвижением эшелонов к месту их назначения в районы Средней Азии119.

Исходя из указаний правительственных органов, наркоматы, соблюдая общий порядок эвакуации для всех предприятий, разрабатывали конкретные предложения и мероприятия по вывозу подведомственных заводов, уточняли сроки проведения эвакуации. Например, Ворошиловградский [35] завод имени Октябрьской революции, Таганрогский «Красный котельщик» пришлось эвакуировать дважды. Московский инструментальный завод (МИЗ), ГПЗ-1 также за время войны имели не один пункт назначения.

В первую очередь в системе наркоматов станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения должны были вывозиться предприятия из западных областей страны, в том числе из Белоруссии. Но по причине быстрого продвижения немецко-фашистских захватчиков только из восточных областей республики удалось отправить незначительную часть предприятий, включая гомельские и витебские станкозаводы120. Руководство и партийные организации предприятий приняли все меры, чтобы вывезти кадры, станочный парк, незавершенную продукцию, сырье и материалы. Оборудование, которое вывезти было невозможно, приводили в такое состояние, чтобы враг не смог им воспользоваться. Всего из Белоруссии были перебазированы 11 машиностроительных и 7 металлообрабатывающих предприятий121.

В июле 1941 г. в связи с угрожающим положением на Северо-Западном фронте были приняты незамедлительные меры к перебазированию заводов Ленинграда. Часто демонтаж и отправка оборудования заводов «Русский дизель», Невского машиностроительного имени В. И. Ленина, «Экономайзер», станкозаводов проводились под обстрелами врага, в условиях необходимости выполнять срочные военные заказы. Летом 1941 г. ушли в Киров, Новосибирск и Новокузнецк эшелоны с предприятий Наркомстанкопрома из Ленинграда и Ленинградской области. Активное участие в перебазировании этих предприятий принимал уполномоченный НКСС, сотрудник Главинструмента А. И. Гречухин. Особенно сложно из-за нехватки транспорта, погрузочных средств, вагонов проходила эвакуация завода «Русский дизель». Тем не менее к сентябрю благодаря усилиям работников Наркомата тяжелого машиностроения, Ленинградского горкома партии и Ленсовета, а также героизму работников завода в Горький были отправлены 145 вагонов оборудования122.

Перебазирование предприятий Ленинграда не прекращалось и в течение 1942 г. Водным и воздушным транспортом летом 1942 г. из города были переброшены оборудование и кадры следующих заводов: Невского машиностроительного имени В. И. Ленина, станкозавода имени Я. М. Свердлова.

Огромная работа была проведена наркоматами станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения по эвакуации южных предприятий. Нелегким делом оказалось [36] перебазирование краматорских заводов в сентябре-октябре 1941 г.123. Город бомбили «юнкерсы», неподалеку от завода раздавались взрывы, но люди продолжали трудиться, стараясь работать не только за себя, но и за погибших на трудовом посту товарищей. Всеми мероприятиями по эвакуации руководил партком. Вывоз крупногабаритного оборудования требовал большого количества вагонов (только для двух станков Новокраматорского завода необходимо было 13 вагонов). Их не хватало. Железные дороги были заполнены воинскими составами и эшелонами, направляющимися на фронт и в глубокий тыл. Поэтому было отгружено наиболее ценное оборудование, в том числе 1276 станков, 53 молота, 1699 электромоторов124, разрушалось то, что с таким трудом создавалось советским народом.

Многообразная и сложная работа по эвакуации требовала от людей огромного физического и морального напряжения. Люди проверялись на мужество, верность социалистической Родине. «В спешке, в тяжелой работе мы не замечали ничего вокруг, — вспоминает начальник механического цеха И. П. Дудкин. — Но когда погрузили последний станок, нас внезапно поразила тишина… Признаюсь, жутко становилось на душе. К горлу подкатывался комок. Тяжелые думы не выходили из головы: когда же вновь возвратимся на родной завод? Что ожидает нас?»125. Значительная часть оборудования и кадров направлялась в Орск, затем в Электросталь, где в 1942 г. был восстановлен Новокраматорский гигант126.

В трудной обстановке в октябре-декабре 1941 г. проходила эвакуация Ворошиловградского паровозостроительного завода имени Октябрьской революции. Благодаря трудовому героизму рабочих, помощи партийных и советских организаций завод отправил на Восток 65 эшелонов с оборудованием и людьми127.

С Украины только заводами наркоматов станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения были перебазированы в тыл почти 9,5 тыс. станков128. Это потребовало величайшего напряжения сил. Вывезенное оборудование дало жизнь вновь построенным объектам.

Эвакуация машиностроительной промышленности из центральных областей Российской Федерации началась со второй половины июля. Наряду с оборонными заводами вывозились предприятия тяжелого и среднего машиностроения, станкостроения, в том числе крупный паровозостроительный завод «Красный Профинтерн» из Брянска. Эвакуация шла одновременно с выполнением срочных заказов. [37] Немецкое командование стремилось захватить завод на ходу, чтобы его огромные производственные мощности использовать в своих целях. Но враг просчитался. Люди, работая с огромным напряжением, во время бомбежек сумели отправить в тыл большие материальные ценности, рабочих с семьями. Задача облегчалась тем, что были свои вагоны и паровозы. Составы загонялись прямо в цехи и благодаря этому погрузка значительно ускорялась. Вечером 6 июля ушел в Красноярск первый эшелон. Эвакуация завода продолжалась до 8 октября, т. е. до вступления немцев в город. Всего было отправлено 7550 вагонов. Часть из них ушла в Горький, Свердловск, Нижний Тагил, но основная масса — свыше 6 тыс. вагонов — в Красноярск. В Сибири началась новая жизнь «Красного Профинтерна»129.

Крупным центром, откуда проводилось перемещение машиностроительных предприятий в 1941 г., была Москва. Основная их эвакуация началась после того, как ГКО 10 октября 1941 г. принял постановление об эвакуации из Москвы большинства предприятий крупной промышленности и населения130. Было решено вывезти из города и области все важнейшие производства, хотя частичное перебазирование населения и материальных ценностей столицы проводилось с июля. Например, 22 июля 1941 г. было вынесено решение о рассредоточении подшипникового производства и оборудования ГПЗ-1 в восточных районах, так как фашистская авиация имела непосредственную задачу вывести из строя ГПЗ-1. В течение августа — октября основное оборудование и кадры были вывезены в Куйбышев, Саратов, Свердловск и Томск131. 1 августа Совет по эвакуации принял предложение наркоматов станкостроения, тяжелого, среднего, общего машиностроения и электропромышленности эвакуировать 103 завода столицы и области132.

В октябре 1941 г., когда враг стоял у ворот Москвы, началась срочная эвакуация крупнейших предприятий — автомобильного, станкостроительных («Красный пролетарий», имени С. Орджоникидзе), инструментальных («Калибр», «Фрезер»), Коломенского паровозостроительного имени В. В. Куйбышева и др.

15 октября в 11 часов наркомы были вызваны в Кремль, в зал заседаний Совнаркома СССР. Им было объявлено, что наркомы сегодня должны выехать из столицы в места, указанные для перебазирования наркоматов133. Официальные распоряжения об эвакуации в глубокий тыл получили директора предприятий. [38]

В предельно сжатые сроки проводилась эвакуация Коломенского паровозостроительного завода. К ноябрю 78% оборудования и 38% рабочих были отправлены в Киров134.

15 октября началась срочная эвакуация Московского автозавода. Он перебазировался на Урал (Миасс, Челябинск) и в Поволжье (Ульяновск)135. Работая днем и ночью, автозаводцы в спешном порядке отправляли эшелоны и автоколонны. 22-23 октября в цехах прошли партийные, комсомольские и рабочие собрания, на которых обсуждались меры к ускорению эвакуации. Трудная и ответственная работа по демонтажу и отгрузке была закончена к 20 ноября. На Восток были отправлены 7 тыс. работников, а вместе с членами семей — 14 166 чел., 12 800 единиц оборудования136.

В ночь на 15 октября начал эвакуацию и коллектив станкозавода имени С. Орджоникидзе. Велики были переживания людей, которые были свидетелями его рождения и роста и которым пришлось своими руками демонтировать оборудование. В Нижний Тагил были отправлены 622 вагона с имуществом и людьми. Особенно отличились работники завода А. Твердов, И. Дугин, К. Зюзин.

Большие трудности представляла подача станков к местам погрузки. Не хватало подъемно-транспортных средств, половина оборудования подавалась вручную. Председатель заводского комитета профсоюза А. Твердов показывал личный пример, а также провел оперативную работу по созданию бригад для демонтажа и погрузки оборудования, по обеспечению рабочих необходимыми запасами для дальней дороги. Начальнику инструментального цеха И. Дугину с помощью небольшого коллектива удалось одному из первых отправить на восток ценные инструменты и оборудование своего цеха137. Рабочие, инженерно-технический персонал понимали необходимость и значимость принятых правительством мер и проявляли самоотверженность.

В обстановке, когда кровопролитные бои происходили на ближних подступах к Москве, когда тысячи жителей покидали столицу, в городе возникла напряженная атмосфера. 17 октября по поручению ЦК ВКП(б) по радио выступил кандидат в члены Политбюро, секретарь ЦК, МК и МГК партии А. С. Щербаков. Он призвал к строжайшему соблюдению порядка, поддержанию высокой организованности, необходимой городу, у стен которого велось ожесточенное сражение138.

Москвичи, проникаясь чувством ответственности за судьбу родного города, соблюдали порядок и спокойствие. Эвакуация предприятий продолжалась, несмотря на бомбежки [39] (в октябре самолеты противника произвели 31 налет на Москву)139. Бомбы падали на территорию заводов, на железнодорожные составы, уходящие на восток.

Рабочий «Красного пролетария», Герой Социалистического Труда В. В. Ермилов, покидавший столицу 30 октября 1941 г. вместе с последним заводским эшелоном, вспоминает: «Посадку в эшелон прервала воздушная тревога. Вокруг заговорили зенитки… Противовоздушная оборона загнала нас в подвалы, а дежурный по вокзалу грозил отправить поезд по расписанию: «У меня график, военные эшелоны!» — кричал он… Кто-то дал команду продолжать посадку, и она быстро закончилась. Так под залпы зениток и разрывы снарядов наш поезд медленно отошел от перрона Казанского вокзала»140.

Несмотря на тяжелые условия, организованно была проведена переброска оборудования и кадров столичных заводов «Калибр», «Фрезер», «Станкоконструкция» и др. Станкостроители и инструментальщики, эвакуированные на Урал, в Сибирь, их заводское оборудование сыграли немаловажную роль в создании материально-технической базы оборонной промышленности.

Огромная организаторская деятельность партии и правительства, героизм и мужество рабочих и служащих позволили за июль — ноябрь 1941 г. переместить из прифронтовой полосы 150 предприятий машиностроения. К маю 1942 г. были эвакуированы 47 заводов тяжелого машиностроения, большая группа станкоинструментальных предприятий. Наркомат среднего машиностроения эвакуировал крупные объекты из Москвы, Серпухова, Киева, Харькова, Днепропетровска141. Исследователи приводят разные цифры о количестве перебазированных предприятий142.

Успешное осуществление массового перебазирования промышленности было величайшей победой советского народа, Коммунистической партии, возможной только в условиях плановой системы хозяйства. Перемещение машиностроительных заводов, оснащенных новейшим, в ряде случаев уникальным оборудованием, лишило немецких оккупантов возможности использования их производственных мощностей и обеспечило развитие и укрепление военного хозяйства СССР.

В кратчайшие сроки удалось не только успешно осуществить эвакуацию больших производственных мощностей, но и быстро решить другую, не менее сложную проблему — ввести в действие заводы на новых местах, хотя нелегко было разместить оборудование и рабочих с семьями, установить [40] новые производственные связи и быстро изыскать необходимые материалы. Здесь многое зависело от умелого партийного и государственного руководства, от энергии и инициативы местных органов власти.

Секретарю ЦК партии А. А. Андрееву, находившемуся с частью аппарата ЦК в Куйбышеве, предоставлялось право давать от имени Центрального Комитета ВКП(б) указания в распоряжения обкомам Поволжья, Урала, Сибири, Казахстана, Средней Азии «по вопросам организации промышленности в связи с эвакуацией предприятий в эти области, а также по вопросам сельскохозяйственных заготовок»143.

Для более оперативного решения поставленной партией задачи — развертывания в восточных районах основной военно-промышленной базы страны -29 октября 1941 г. Правительство СССР приняло постановление «О графике восстановления заводов, эвакуированных на Волгу, Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан». Руководители наркоматов обязывались представить в СНК СССР графики восстановления перебазированных заводов не позднее 1 ноября 1941 г.144 Такие графики были утверждены по крупным предприятиям станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения. НКСМ обязал Гипросредмаш немедленно командировать на заводы бригады проектировщиков и возложил руководство восстановлением перебазированных объектов на заместителя наркома Г. Г. Александрова.

Несмотря на то, что при эвакуации учитывалось наличие родственных производств в районах, куда направлялись отраслевые предприятия, удачно разместить заводы удавалось не всегда: не хватало помещений промышленного типа, поэтому станки размещались в непроизводственных и подсобных помещениях. Например, лубненский станкозавод «Коммунар», эвакуированный из Полтавской области, разместился на территории Саракташской МТМ (Южный Урал), Харьковский велосипедный — в недостроенном универмаге Ижевска, Витебскому станкозаводу было отведено здание обозостроительного завода145.

Особенность восстановления перебазированных станкоинструментальных заводов заключалась в сравнительно незначительном объеме строительства новых сооружений под производственные цеха. Чаще производились достройка и переоборудование имеющихся помещений. Предприятиям тяжелого машиностроения, для работы которых требовались крупные прессы, большие печи для обжига, необходимы были фундаментально построенные и специально оборудованные здания. Работа по восстановлению заводов на новых [41] местах осложнялась нехваткой материалов, подъемно-транспортных средств, рабочих рук. Но прибывшие на новые базы коллективы встретили всемерную поддержку местных партийных организаций и заводских коллективов и совместными усилиями развернули активную деятельность по возрождению предприятий.

Восстановление многих предприятий тяжелого и среднего машиностроения превращалось, по существу, в новое строительство. Поэтому при наркоматах были созданы союзные строительно-монтажные тресты Главтяжмашстрой и Средмашстрой. В системе станкостроения руководство всеми стройками осуществляли Союзстанкострой и Главное строительное управление, которому подчинялись строительно-монтажные тресты и управления экономических районов. В ходе войны по мере увеличения масштабов строительно-восстановительных работ в отраслях были организованы новые тресты и управления. Важнейшие народнохозяйственные объекты восстанавливались и сооружались совместно с Наркоматом по строительству.

Наркоматы, эвакуированные в Свердловск (НКТМ), Чкалов (НКСС) и Челябинск (НКСМ), принимали меры по активизации деятельности хозяйственных и профсоюзных организаций, осуществляли постоянный контроль за сроками пуска объектов. В декабре 1941 г. Коллегия Наркомтяжмаша отметила неудовлетворительную работу по возрождению эвакуированных заводов. Наркомат подверг резкой критике работу своего транспортного отдела, не принявшего реальных мер к ускорению продвижения оборудования.

30 марта 1942 г. Коллегия Наркомстанкопрома также указала отделу капитального строительства на недостаточные темпы восстановления и наметила мероприятия по снабжению строек рабочей силой и материалами146.

Война поставила перед строителями и наркоматами ряд важнейших и безотлагательных задач: строить быстро, с максимальной экономией материалов, с минимальным количеством кадров. Основным методом организации строительно-монтажных работ стало скоростное строительство. Большое значение для массового внедрения скоростных методов строительства имело постановление СНК СССР от 11 сентября 1941 г. «О строительстве промышленных предприятий в условиях военного времени»147.

В целях ускоренного ввода в действие промышленных сооружений наркоматам и ведомствам в случае необходимости разрешалось строить для основных и вспомогательных цехов здания временного типа. Наркоматы обязывались резко [42] сократить расходы дефицитных стройматериалов (металла, цемента, кирпича) и широко применять дерево и другие местные материалы (шлакобетон, высокопрочный гипс и т. д.).

Существенным фактором ускорения строительства явился совмещенный график производства строительно-монтажных работ, позволявший одновременно выполнять многообразные процессы. Это прогрессивное начинание ломало установившиеся традиции очередности и последовательности строительных работ. Новые принципы скоростного строительства применялись при восстановлении эвакуированных предприятий.

Так, на крупном карборундовом заводе Наркомстанкопрома, эвакуированном из Запорожья в Ташкент, в кратчайшие сроки не только были восстановлены прежние мощности, но и сооружены два новых цеха. Если до войны в Запорожье на возведение подготовительных цехов понадобилось 30 месяцев, то во время войны в Ташкенте — всего 5 месяцев; на создание печного цеха соответственно 36 и 7 месяцев148. Ускорение темпов строительства было достигнуто прежде всего благодаря самоотверженному труду рабочих и новым принципам строительства.

Наркоматы, местные партийные и советские организации добивались, чтобы все перебазированные машиностроительные заводы были пущены в кратчайший срок и заработали на полную мощность. Люди забывали о сне и отдыхе. Дни сливались с ночами. Рабочие, инженеры, техники работали насколько хватало сил, думая об одном — дать продукцию фронту. Усилиями партии, рабочего класса восстановление промышленности, эвакуированной в восточные районы, осуществлялось в сжатые сроки.

Несмотря на суровые погодные условия (морозы доходили до 40°), по графику шло возрождение машиностроительных заводов на Урале. Свердловский и Челябинский обкомы партии решали сложные вопросы размещения и восстановления прибывающих предприятий. Так, пленум Свердловского обкома дважды — в сентябре и ноябре — рассматривал вопрос, связанный с пуском перебазированных заводов, налаживанием производства149. Часть станкозаводов была размещена в цехах ведущих предприятий уральского машиностроения — Челябинского тракторного, Уралмаша. Быстро установили оборудование и приступили к выполнению производственных заданий краснопролетарцы, прибывшие на Челябинский тракторный завод. Немало трудностей испытывали рабочие с питанием, жильем, но, несмотря на это, уже в декабре 1941 г. краснопролетарцы послали на [43] фронт новую продукцию. Фронтовую вахту несли лучшие токари — В. Агафонов, С. Павлов, Н. Смирнов и другие товарищи, прибывшие из Москвы. Они не только оперативно выполняли срочные заказы, но и передавали свой опыт местным рабочим, обучали молодежь. Через два месяца после прибытия в Нижний Тагил вступило в эксплуатацию оборудование Московского станкозавода имени С. Орджоникидзе150.

В Свердловске на базе цеха мелких серий с ГПЗ-1 рождался новый завод, специализирующийся на выпуске подшипников для танков. В числе руководящих работников, кому пришлось создавать новый завод, были инженеры и конструкторы В. Ф. Барышев, И. Ф. Гаврилов, Г. И. Игнатов, Р. С. Кособоков, И.М. Фролов, П. И. Щеголев и др. Здесь же в Свердловске восстанавливалось производство энергетического оборудования коллективом Харьковского турбогенераторного завода151.

Партия и правительство исключительное значение придавали быстрейшему возрождению цехов Московского автозавода, эвакуированных на Урал (Челябинск, Миасс, Шадринск) и в Поволжье (Ульяновск). Продукция этого завода была крайне необходима фронту, предприятиям Востока, ставшими главным арсеналом страны. Оборудование и кадры кузнечного, прессового, рессорного и рамного цехов использовались для создания Челябинского кузнечно-прессового завода. 30 ноября 1941 г. состоялось решение ГКО о строительстве Миасского автомоторного завода. В Ульяновске рождался новый автозавод, в Шадринске на базе Московского карбюраторного и цехов Московского автозавода строился арматурно-радиаторный завод. Путь становления новых предприятий не был гладким. Но уже в апреле 1942 г. в Ульяновске развернулась сборка автомобилей, в Миассе была выпущена первая партия моторов152.

В результате нового размещения машиностроения на Урале развернулось производство многих видов продукции — станков, электрооборудования, молотов, прессов и особенно боевой техники и вооружения. В важнейших центрах Урала произошли сдвиги в удельном весе машиностроения и металлообработки в промышленной продукции. Например, в Свердловской области доля машиностроения возросла с 44% в 1941 г. до 70% в 1942 г., в Нижнем Тагиле машиностроение в 1943 г. составляло 80% промышленной продукции153.

В крупных городах Поволжья эвакуированные рабочие и специалисты-машиностроители быстро наладили производство. В Куйбышеве, куда прибыла часть оборудования и [44] кадров ГПЗ-1, под заводские цехи пришлось приспосабливать склады, казармы, конюшни Линдова городка и гаражи Союзтранса. В числе лучших ремонтников и монтажников, которые с исключительной оперативностью вводили в действие оборудование, были Г. Борисов, Т. Гуреев, В. Косов и др. Активную помощь москвичам оказывали Куйбышевский обком и горком партии. Саратовский завод (ГПЗ-3), где трудились 2 тыс. москвичей-подшипниковцев, с каждым месяцем наращивал темпы работы154.

В Поволжье (г. Сызрань) впервые создавалось сложное производство локомобилей на базе оборудования и кадров перебазированного Людиновского локомобильного завода. Трудовой героизм коллектива возглавила первичная партийная организация. Секретарь парткома П. И. Мастеров непосредственно руководил приемом и размещением грузов и людей. Коммунисты проводили широкую массово-политическую работу, которая сдружила коллектив, создала боевое настроение. В 1941 г. Сызранский локомобильный завод вступил в строй действующих предприятий Советского Союза155.

Одним из основных районов размещения инструментальных, тракторных и других заводов была Сибирь. С помощью партийных и советских организаций Новосибирска и Томска коллективы крупнейших в стране перебазированных заводов — Сестрорецкого инструментального имени С.П. Воскова и московского инструментального «Фрезер» — обеспечили быстрое возрождение эвакуированного производства. На базе прибывших с Украины и Белоруссии предприятий сельскохозяйственного машиностроения в Сибири началось строительство новых объектов этой отрасли — «Алтайсельмаша» и Алтайского тракторного завода. В Сибири появились предприятия по выпуску приборов, режущего инструмента, котлов156.

На берегах Енисея в окрестностях Красноярска рабочие и служащие брянского завода «Красный Профинтерн» возводили новый завод — крупную базу тяжелого машиностроения в Сибири. При недостатке железнодорожных путей и автотранспорта, отсутствии подъемных средств, в условиях уже наступившей суровой зимы от людей требовалось напряжение всех сил. Работа велась круглосуточно. Сноровка, хватка выручали в самые трудные минуты. Государственный Комитет Обороны, краевая партийная организация уделяли внимание строительству завода-гиганта. XIII пленум Красноярского комитета ВКП(б), отмечая успешную работу партийной организации по строительству предприятия, указал и на отставание пуска некоторых объектов. [45] Вопрос о создании этого завода был в центре внимания партийных и хозяйственных организаций и в последующие годы157.

Перебазирование машиностроительных заводов проводилось и в Казахстан, где до Отечественной войны эта отрасль была развита недостаточно. Сюда прибыли 19 предприятий машиностроения158, а непосредственно в Алма-Ату перебазировался крупнейший завод страны — Ворошиловградский паровозостроительный завод имени Октябрьской революции. ЦК КП Казахстана, горкомы партии постоянно держали в поле зрения вопросы, связанные с созданием новых центров машиностроения159. Самоотверженный труд прибывших рабочих, братская помощь местного населения дали положительные результаты. В республике возникла новая отрасль индустрии, выпускающая станки, горное оборудование, малолитражные двигатели и т. д.

Коллективы эвакуированных предприятий мужественно выдержали трудные испытания. К середине 1942 г. уже действовали 245 предприятий машиностроения. Работало полным ходом более половины перебазированных заводов тяжелого машиностроения. В системе Наркомтяжмаша в 1942 г. было построено, восстановлено и реконструировано 269,4 тыс. кв. м производственных площадей (сооружено вновь 73,9 тыс. кв. м). На них смонтировано около 7 тыс. единиц оборудования. В системе Наркомсредмаша было введено 90 тыс. кв. м новых производственных площадей и установлено 9,5 тыс. единиц оборудования160. Медленнее возрождались и строились заводы сельскохозяйственного машиностроения, абразивные и предприятия смежного производства. Это объяснялось недостатком проектных учреждений, кадров, слабой материально-технической базой строительных организаций наркоматов. По отдельным объектам процесс восстановления продолжался в течение всего 1942 г.

Социалистическая система хозяйства, героизм рабочего класса позволили успешно осуществить важнейшее военно-экономическое мероприятие — эвакуацию огромных материальных ценностей и кадров, организовать наиболее рациональное размещение предприятий. Успех эвакуации был обеспечен руководящей ролью Коммунистической партии, проявившей выдержку и стойкость.

Перебазирование заводов станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения как составная часть программы наращивания военно-экономического потенциала страны дало возможность укрепить материально-техническую базу оборонной индустрии и создать новые крупные промышленные комплексы. Увеличение количества баз отечественного [46] машиностроения дало также возможность организовать новое производство на нескольких предприятиях в восточных районах и тем самым приблизило сбыт продукции машиностроения к потребителям.

Рабочие и специалисты авто-, станко-, турбостроения, эвакуированные на Восток, обогатили опытом, общей и производственной культурой кадры новых индустриальных центров и вместе с ними оказали немалую помощь фронту в самый напряженный период войны.

Выполнение заказов для народного хозяйства в 1942 г.

Историческая победа под Москвой, освобождение ряда районов Центра Российской Федерации в течение зимы 1941/42 г. отодвинули боевые действия на запад. Поражение немецких захватчиков под Москвой явилось первой крупной военной катастрофой гитлеровцев во второй мировой войне. Наступательные бои Красной Армии и крупная победа под Москвой показали силу Советских Вооруженных Сил, которые способны не только устоять против мощного напора противника, но и нанести ему сокрушительный удар.

Изменение обстановки положительно сказалось на решении военных и экономических задач. Впервые в истории в условиях войны начались работы по возрождению разрушенной врагом индустрии в прифронтовых и освобожденных районах, в том числе машиностроения.

В 1942 г. намечалось довести выпуск станков в стране по всем ведомствам до 26,3 тыс. штук. Для Наркомтяжмаша годовой выпуск оборудования для строек черной металлургии утверждался в количестве 15,5 тыс. т. Планировалось, не снижая темпов производства военной техники, приступить к выпуску паровозов на Ворошиловградском и Коломенском паровозостроительных заводах и локомобилей на Людиновском заводе. План по Наркомсредмашу, кроме спецпродукции, включал производство автомобилей, мотоциклов, на 385 млн. руб. подшипников и т. д.161

Коммунистическая партия и Советское правительство в 1942 г. в своих решениях определили дополнительные меры по развитию станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения, разрешили реэвакуировать с Востока часть оборудования и кадров. 14 апреля 1942 г. было принято постановление ГКО, предусматривающее восстановление производства металлургического оборудования на заводах НКТМ [47] и НКТП; 5 ноября ГКО вынес решение «О восстановлении производства паровозов на заводах Наркомтяжпрома и НКПС» и др.162

Вместе с тем передача машиностроительных предприятий в другие ведомства осложнила работу отрасли. До войны в каждый из машиностроительных наркоматов входило около 100 заводов, а в первом квартале 1942 г. в системе станкостроения имелось 76 предприятий, в тяжелом машиностроении — 25 действующих заводов. Отрасли, обладавшие высококвалифицированными рабочими, талантливыми инженерами, конструкторами, претерпели серьезные изменения в кадрах163. В связи с повышенным спросом на продукцию станкостроения партия и правительство приняли меры к возобновлению деятельности Наркомата станкостроения. В феврале 1942 г. он был восстановлен. Его вновь возглавил крупный организатор социалистической экономики А. И. Ефремов. В Наркомсредмаше для руководства возрождением и строительством автомобильных заводов было создано Главное управление автозаводами. Таким образом, теперь решающие отрасли гражданского машиностроения имели централизованное специализированное управление164.

В этот период основные материальные, финансовые и трудовые ресурсы по-прежнему сосредоточивались на действующих предприятиях в военных отраслях. Однако с весны 1942 г. начались первоочередные восстановительные работы на заводах станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения, и прежде всего в ведущих цехах основного производства.

Перевод на военные рельсы народного хозяйства, в том числе его главной базы — промышленности, развертывание строительства и восстановления предприятий требовали все больше оборудования, машин, станков, подъемно-транспортных механизмов.

При возрождении сложного гражданского машиностроения, имеющего разнообразную специализацию, сказывалась специфика каждого отраслевого подразделения. Так, восстанавливать тяжелое машиностроение было сложнее, чем станкоинструментальную промышленность. Это объяснялось рядом объективных причин: огромными масштабами разрушений, несерийным характером производства и т. д. Это усугубило трудности нелегкого процесса восстановления заводов.

Важную роль в решении вставших трудных задач играл Московский промышленный район, где находилось свыше 20 предприятий НКСС. Они занимали главное место в [48] системе станкостроения. Нарком А. И. Ефремов приказом от 21 февраля 1942 г. обязал начальников Главстанкопрома А. А. Павлова, Главстанкосмежпрома В. И. Скопцева, директора Экспериментального научно-исследовательского института металлорежущих станков И. Ф. Масленникова организовать реэвакуацию московских предприятий — станкостроительных заводов «Красный пролетарий», имени С. Орджоникидзе, «Станкоконструкция», Московского завода шлифовальных станков и др.165

В коллективах были разработаны планы восстановительных работ, графики ввода цехов в действие. Завод имени С. Орджоникидзе восстанавливался с сохранением старого профиля: производство револьверных станков и автоматов. Для всех основных объектов был намечен единый срок ввода в эксплуатацию — 1 июля 1942 г. Между бригадами строителей развернулось соревнование за быстрейшее проведение монтажа и высокое качество работ. В результате героического труда строителей и станкозаводцев к июлю 1942 г. намеченный план восстановления завода был выполнен. За самоотверженный труд 11 работников были награждены орденами и медалями Советского Союза. Среди них были фрезеровщик С. Н. Мигачев, слесарь Т. В. Кусаев, начальник производства В. Л. Глухарев и др.166

Не меньших успехов при возрождении своих предприятий добились коллективы заводов «Красный пролетарий», «Калибр», «Фрезер» и др.

Возрождение московской станкоинструментальной промышленности положительно сказалось на росте выпуска продукции в наркомате. Если принять производство станков в первом квартале 1942 г. за 100%, то во втором квартале оно составило 258%. За первое полугодие в СССР были изготовлены 8 тыс. металлорежущих станков167. Это, в свою очередь, позволило улучшить материально-техническое обеспечение военного производства и непосредственно станкостроения.

В начале 1942 г. возрождалось подшипниковое производство. В данной отрасли в связи с эвакуацией ведущих заводов наблюдалось наиболее резкое падение выпуска продукции — в 21 раз (за июнь-ноябрь 1941 г.)168. В большом количестве подшипников нуждалась вся сложная военная техника, отправляемая в действующую армию, а также производство автомашин и других изделий. Для ликвидации тяжелого положения с обеспечением промышленности подшипниками Наркоматом среднего машиностроения был [49] утвержден ежесуточный график выпуска особо дефицитной продукции.

В Москву на ГПЗ-1 из Куйбышева возвращалось эвакуированное оборудование завода. Однако для налаживания производства не хватало квалифицированных кадров, специалистов. Из принятых на завод в 1942 г. 3060 человек только 156 ранее трудились на ГПЗ-1. Инициативу в выполнении трудной задачи проявила партийная организация, возглавляемая инженером А. Н. Шклюковым. Она взяла под контроль вопрос подготовки кадров, особенно рабочих-станочников, инструментальщиков, наладчиков169.

Завод возрождался, темпы работ нарастали. На восточных предприятиях, созданных на базе эвакуированных из столицы кадров и оборудования ГПЗ-1, также увеличивался выпуск продукции. В целом по Главку во втором квартале по сравнению с первым кварталом увеличение выпуска изделий произошло в два раза170.

Развертывалось восстановление и автомобильных заводов. Но положение в автопромышленности в первом полугодии 1942 г. было сложным. В январе-феврале продолжалось снижение выпуска машин. Постепенный подъем производства начался с марта. В июне выпуск автомашин составил 19% к довоенному уровню против 4% в феврале 1942 г. Вновь создаваемые в Поволжье и на Урале пять заводов отрасли только налаживали это производство171.

Государственный Комитет Обороны 6 января 1942 г. принял решение о восстановлении автомобильного производства на Московском автозаводе. Перед коллективом были поставлены ответственные задачи: возродить основные заводские цехи, наладить выпуск машин ЗИС-5, не нарушая темпов роста оборонной продукции. Срок восстановления выпуска грузовых машин ЗИС-5 был определен к 16 марта172.

Коллектив мобилизовал усилия на создание довоенного производства. Партийный комитет 26 января и 11 апреля рассмотрел выполнение решения ГКО. Большую помощь предприятию оказывали Московский городской комитет партии, Пролетарский райком ВКП(б). Чтобы быстрее ввести в действие заводские цехи, в Москву были вызваны работники 5-го строительного управления особой строительно-монтажной части «Строитель» с оборонительных рубежей. Они трудились по 12-15 часов в сутки. В течение 5 месяцев были восстановлены 20 цехов, расширено производство 5 действующих цехов. Несмотря на огромные усилия коллектива, из-за отсутствия необходимого оборудования, подготовленных кадров, сроки, установленные Государственным [50] Комитетом Обороны, не были выдержаны. Завод начал выпускать машины в июне 1942 г.173

Одновременно в тылу — в Ульяновске — эвакуированные автозаводцы начали сборку машин ЗИС-5, а в Миассе выпустили первую партию моторов174. Работники автомобильной промышленности, преодолевая огромные трудности, направили на фронт новые машины повышенной проходимости, пистолеты-пулеметы системы Г. С. Шпагина (ППШ) и другую оборонную продукцию.

Весной 1942 г. начались крупные работы на заводах Наркомтяжмаша. Строители приступили к возрождению гиганта тяжелого машиностроения — Новокраматорского завода, оборудование которого было переброшено в г. Электросталь. Здесь создавалась база по производству металлургического и горнорудного оборудования. Срок окончания строительства был определен 1 декабря 1942 г. На строительстве завода люди работали по 18 часов в сутки. За успешную работу по восстановлению наркомат объявил благодарность и премировал большую группу новокраматорцев, в том числе директора Е. Новоселова, главного инженера Б. Яковлева, электрослесаря С. Короткевича. В августе 1942 г. раньше установленного правительством срока Новокраматорский завод вступил в строй действующих предприятий175, став ведущим предприятием в отрасли. Изготовленное оборудование в срочном порядке доставлялось на новостройки металлургии.

Уже в первом полугодии 1942 г. началось постепенное восстановление машиностроительной базы угольной промышленности. Прежде всего выпущенные механизмы, агрегаты направлялись в Подмосковный угольный бассейн. Однако в условиях ограниченного материально-технического снабжения, нехватки квалифицированных кадров процесс восстановления и налаживания специфичного и трудоемкого производства металлургического, энергетического оборудования, паровозов проходил с большими трудностями, огромным напряжением, планы не всегда выполнялись. Так, по Наркомтяжмашу план по товарной продукции в феврале 1942 г. был выполнен лишь на 50,9%, в марте — на 64,2%176.

В этих сложных условиях труженики отраслей находили пути решения вставших задач. Многообразна была творческая инициатива рабочих, служащих. Увеличивались ряды стахановцев и ударников. В апреле 1942 г. по Наркомтяжмашу их насчитывалось 26,4% рабочих, выполнение норм выработки в среднем по НКТМ составляло 136%177. [51]

Политическая и производственная активность масс росла с каждым днем. В начале мая кузнецкие металлурги первыми в стране предложили начать Всесоюзное социалистическое соревнование по отраслям промышленности. Коммунистическая партия поддержала новую патриотическую инициативу рабочего класса и приняла меры по развертыванию Всесоюзного социалистического соревнования по всей стране178.

Машиностроители откликнулись на призыв металлургов. Коллективы заводов «Красный пролетарий», Горьковского автомобильного и Коломенского паровозостроительного обратились к труженикам машиностроения с призывом начать Всесоюзное социалистическое соревнование и увеличить выпуск станков, автомобилей, инструмента, вооружения и боеприпасов179. В обращении краснопролетарцев говорилось: «Сейчас настало время, когда нам, станкостроителям, надо удвоить и утроить свои усилия, чтобы в кратчайший срок снабдить наши оборонные заводы дополнительно сотнями и тысячами дешевых и производительных станков, чтобы с этих станков… ежедневно и ежечасно безотказно и непрерывным потоком текла бы на фронт могучая боевая техника…»180. Во Всесоюзное соревнование включились все предприятия станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения.

Партийные комитеты, цеховые партийные организации проводили большую организаторскую и агитационно-массовую работу. Почти две тысячи агитаторов Горьковского автозавода в обеденные перерывы и после смены проводили беседы о том, как лучше выполнить обязательства. Издавались специальные плакаты: «Завоюем переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны!», «Больше танков — ближе победа!», «Фронт требует — выше производительность труда!».

«В труде, как в бою» — под этим патриотическим лозунгом работали тысячи машиностроителей, с каждым месяцем наращивая темпы производства. Успешно выполнили взятые обязательства коллективы заводов «Красный пролетарий», Московского инструментального, ГПЗ-1, Ворошиловградского паровозостроительного имени Октябрьской революции, Горьковского автомобильного и др.181

Всесоюзное социалистическое соревнование явилось мощным толчком для развития творческой активности масс. Стало популярным соревнование между предприятиями и фронтовиками. Летом 1942 г. в Красноярск на «Красный Профинтерн», эвакуированный из Брянска, пришло письмо от партизан — бывших рабочих завода. В письме говорилось: «Мы выражаем твердую уверенность в том, что… среди наших [52] земляков выросли и растут замечательные люди, показывающие высокие образцы в работе. Вызываем Вас на социалистическое соревнование за скорейший разгром врага»182. Этот призыв с энтузиазмом был встречен рабочими и инженерами, которые оперативно решали сложные производственные задачи и намного перевыполняли нормы мирного времени. Рабочий Сенин достиг выработки 1006%, слесарь Алексеев — 1009%, инструментальщик Котов — 1008%. Соревнование между трудовыми коллективами и фронтом развивалось на ленинградских и уральских заводах. Оно выражало народный характер Отечественной войны, крепнущую связь между фронтом и тылом183.

На предприятиях машиностроения развернулось соревнование по профессиям, отличавшееся большой конкретностью и широким обменом опыта. Победителям присваивали звание лучшего по профессии.

Социалистическое соревнование играло большую роль в мобилизации всех сил и средств на увеличение выпуска продукции и обеспечение неотложных нужд народного хозяйства. Экономические показатели в важнейших отраслях машиностроения постепенно улучшались. В июне по заводам Наркомтяжмаша план по выпуску товарной продукции был выполнен на 110%, в инструментальной промышленности был превзойден довоенный уровень производства184.

Увеличилось число предприятий, перевыполнявших государственные планы и свои социалистические обязательства. В тяжелом машиностроении в июне таких заводов насчитывалось 12, июле — 21, в среднем машиностроении их число соответственно возросло с 34 до 39185. Победителям в соревновании были присуждены переходящие Красные знамена ЦК ВКП(б), ГКО и ВЦСПС. Героически трудились рабочие, инженеры других заводов, чтобы в самые сжатые сроки достичь намеченных рубежей.

Летом 1942 г. обстановка ухудшилась. Гитлеровское командование, пользуясь отсутствием второго фронта в Европе, начало новое наступление. Основная цель наступления заключалась в том, чтобы разгромить советские войска Юго-Западного и Южного фронтов, овладеть районами Северного Кавказа, Советского Закавказья и Нижней Волги. Захват немцами Кавказа и потеря важнейшего стратегического пункта, каким был Сталинград, поставили бы Советский Союз в чрезвычайно критическое положение. Развернулась величайшая битва второй мировой войны — Сталинградская.

Хотя самая тяжелая полоса в работе промышленности осталась позади, общее состояние индустрии продолжало [53] оставаться напряженным. Вследствие глубокого вторжения врага топливно-энергетическая и металлургическая база страны резко сократилась, между тем рост военной индустрии резко увеличил потребность в черных и цветных металлах, топливе, электроэнергии. В этих крайне неблагоприятных условиях партия и правительство приняли срочные меры по укреплению обороны Нижнего Поволжья и Северного Кавказа, по мобилизации резервов социалистической экономики. ЦК ВКП(б), ГКО и Совнарком СССР вынесли ряд постановлений, направленных на подъем базовых отраслей промышленности186. Отставание этих ведущих подразделений экономики серьезным образом сказывалось и на деятельности предприятий машиностроения, потребляющего большое количество металла и электроэнергии. Наркоматам приходилось проводить значительную работу по изысканию внутренних резервов, установлению более надежных кооперативных связей, максимальному использованию местных ресурсов.

При крайне ограниченных возможностях машиностроители — передовой отряд рабочего класса СССР — брали на себя дополнительные обязательства по выпуску продукции для фронта и тыла. Наркомат станкостроения наметил конкретные мероприятия для каждого предприятия и подведомственного научно-исследовательского института, которые были изложены в приказе № 157 от 14 июля 1942 г. Коллегии Наркомтяжмаша и Наркомсредмаша в июне-июле подробно рассмотрели деятельность заводов по выпуску оборонной и гражданской продукции187. Принятые развернутые постановления фактически явились программой дальнейшего восстановления отраслей. Коллегии наркоматов, указав на недостаточное использование местных возможностей, ставили задачу увеличить мощности заводов, производящих подъемно-транспортное и металлургическое оборудование, освоить новую марку машины на Московском автозаводе, увеличить производство подшипников, мотоциклов188.

Коллективы предприятий включились в борьбу за реализацию намеченных программ. Они трудились с возрастающей энергией, чтобы приблизить час победы. Непреодолимая стойкость Красной Армии на фронтах войны, беспредельный героизм, моральная сила советских воинов вдохновляли рабочий класс, весь советский народ на новые патриотические подвиги.

Ширилось движение комсомольско-молодежных фронтовых бригад, ставшее одной из важных форм социалистического соревнования. Известностью во всей стране пользовалась фронтовая бригада слесаря-монтажника А. Г. Шашкова [54] с Московского завода внутришлифовальных станков, не раз получавшая звание «Лучшая комсомольско-молодежная бригада г. Москвы».

Опытный бригадир, умело сочетая производственное обучение и политическое воспитание подростков, создал дружный коллектив, который за 16 месяцев работы темп сборки станков увеличил в 6 раз. Примеру А. Шашкова последовали рабочие многих предприятий. На заводах Главстанкопрома на 1 декабря 1942 г. было 90 бригад, которые получили звание фронтовых189. Это движение способствовало росту производительности труда на предприятиях и выполнению напряженных государственных планов, вовлекало молодежь в активную трудовую деятельность.

Машиностроители включились в социалистическое соревнование в честь XXV годовщины Октябрьской революции. Обращаясь к работникам тяжелого машиностроения, нарком Н. С. Казаков писал: «…выражаю уверенность, что многотысячные коллективы заводов Наркомтяжмаша еще шире развернут предоктябрьское соревнование и добьются новых успехов в непрерывном движении вперед на пути к новым победам на трудовом фронте»190. Соревнование, проводившееся под знаком оказания помощи героическим защитникам Сталинграда, охватило буквально все звенья производства. Достойно встретили великий праздник многие коллективы. Переходящие Красные знамена в тяжелом машиностроении получили Иркутский и Кусинский машиностроительные заводы, в среднем машиностроении — Московский автозавод и АТЭ-1191. Вручение Красного знамени было высшим проявлением морального поощрения победителей Всесоюзного соревнования, важным фактором стимулирования ударного труда.

В борьбе за выполнение правительственных заданий работники важнейших отраслей машиностроения достигли существенных результатов. «Мы добились такого положения, когда наши предприятия не только выполнили, но и перевыполнили план и досрочно дают продукцию для фронта. Неплохо решена проблема специальных агрегатных станков для танковой, авиационной промышленности… Очень большая работа проделана московской станкоинструментальной промышленностью»192,- отметил нарком станкостроения А. И. Ефремов. Но несмотря на высокие темпы развития, общий выпуск станков в стране в 1942 г. составил 22,9 тыс. штук. Это был самый низкий показатель за все военные годы. Низкие годовые показатели по сравнению с довоенным периодом были и в ведущих отраслях индустрии СССР — [55] электроэнергетике, нефтяной, угольной, металлургической промышленности. Тем не менее в условиях, когда в высшей степени рационально использовались каждый киловатт электроэнергии, каждая тонна топлива, металла и т. д., они составляли надежную основу для дальнейшего развития военно-экономического потенциала страны193.

В системе тяжелого машиностроения возобновлялось производство котлов средней и малой мощности, рудных топок. На заводах подъемно-транспортного машиностроения наладили производство нормальных электрических кранов, специальных магнитных кранов, элеваторов. Предприятия НКТМ совместно с заводами других ведомств изготовили 19,4 тыс. т металлургического оборудования, в котором остро нуждались восточные и восстанавливаемые объекты. В целом в Наркомтяжмаше годовой план товарной продукции был перевыполнен194.

Итоги работы промышленности среднего машиностроения за 1942 г. также характеризовались перевыполнением показателей по валовой и товарной продукции195. Значительных успехов добились ярославские и куйбышевские машиностроители, давшие сверхплановой продукции на 53 млн. руб. Большая заслуга в этом Куйбышевского обкома ВКП(б), который в течение года неоднократно анализировал состояние промышленности города196.

Все это свидетельствовало о проделанной огромной работе. Но имелись недостатки в деятельности отдельных звеньев, неиспользованные резервы. Так, не удалось еще наладить ритмичного процесса производства. Главный же недостаток заключался в том, что заводы не справились с государственным заданием по номенклатуре выпускаемых изделий. Например, Наркомат среднего машиностроения недовыполнил годовой план по производству автомобилей на 17%, автозапчастей — 28,5, подшипников на 10,7%197.

Отставание в выпуске мирной продукции в гражданском машиностроении объяснялось прежде всего большими потерями в начале войны и поворотом отрасли на обслуживание нужд фронта. В системе Наркомстанкопрома в четвертом квартале 1942 г. для военных нужд направлялось 67,6% от общего выпуска продукции против 6% в довоенный период198. На предприятиях, оставшихся в Наркомтяжмаше, по сравнению с 1941 г. выпуск боеприпасов увеличился в 4 раза, мин — в 6 раз, минометов — в 2,5 раза199. В 1942 г., в период величайшего напряжения сил в борьбе с врагом, предпринимались лишь первые шаги по восстановлению гражданского машиностроения. [56]

Ведущие отрасли машиностроения прошли трудный этап перестройки на военный лад, которая в основном была завершена к середине 1942 г.

Единая социалистическая система народного хозяйства дала возможность перераспределить материальные, финансовые и трудовые ресурсы в пользу военного производства, сосредоточить усилия на выполнении первоочередных военно-хозяйственных задач.

Плановый характер социалистической экономики обеспечил в период перестройки наиболее эффективное регулирование деятельности всех звеньев народного хозяйства в интересах фронта.

Возрастала роль машиностроения, от работы которого во многом зависело успешное решение новых важных задач. Доля машиностроения и металлообработки в промышленной продукции СССР в 1942 г. составила 57% против 36% в 1940 г.»200

Развитие машиностроительной промышленности в большей мере стало происходить за счет восточных регионов, где рабочие, переживая невзгоды и лишения, трудились самоотверженно. Удельный вес отрасли в уральской промышленности в 1942 г. равнялся 66% против 42% в 1940 г.201 С 1941 по 1942 г. Урал повысил производство металлургического оборудования с 7929 до 11 154 т. Восточная Сибирь, не производившая до войны этого вида продукции, в 1941 г. выпустила 339 т, в 1942 г. — 2429 т. В производстве подшипников удельный вес Поволжья составлял 66,4%, Урала и Сибири — 9,7%, в то время как в 1940 г. вся продукция производилась только в Москве202.

Мощности машиностроения нарастали также за счет заводов, восстанавливаемых в освобожденных и прифронтовых районах СССР. Так, в 1942 г. предприятия машиностроительной и металлообрабатывающей промышленности на освобожденной от врага территории изготовили продукции на 158 млн. руб. В центральных районах РСФСР было выпущено 45,9% всех металлорежущих станков, 23,9% подшипников203.

В советском машиностроении в 1942 г. наблюдались рост производительности труда и снижение себестоимости. В течение года себестоимость всей продукции отрасли была снижена на 17%, что явилось важным источником финансирования военного хозяйства СССР. Вместе с тем общее [57] состояние основных отраслей машиностроения Советского Союза в этот период уступало немецкой машиностроительной промышленности. Германия в 1942 г. выпустила, например, локомотивов 2637 вместо 1688 штук в 1940 г., станков — 290 тыс. вместо 288 тыс. штук. Немецкие заводы вместе с предприятиями оккупированных и зависимых стран могли производить до 600 тыс. автомашин в год204.

Однако преимущества социалистического способа производства дали возможность Советскому государству при серьезных потерях не только мобилизовать ресурсы на обеспечение военных нужд, но и эффективно их использовать. В 1942 г. Советский Союз на 1 тыс. выпущенных металлорежущих станков производил самолетов в 8,1 раза, а танков в 12,3 раза больше, чем Германия205.

В упорной борьбе за освоение новой продукции, за восстановление ряда основных направлений производства наркоматы приобрели большой опыт, восстанавливались и складывались новые заводские коллективы, поднялся уровень их хозяйственной, общественно-политической деятельности. Это имело серьезное значение для индустрии страны в последующие годы. [58]

 

Примечания:

 

46 Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, 1941-1952 годы. М., 1968, т. 3, с. 38-40.

47 Большевик станкозавода, 1941, 26 июня; Профсоюзы СССР: Док. и материалы. М., 1963, т. 3, с. 188.

48 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 194.

49 См.: История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1970, т. 5, кн. 1, с. 273; История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1975, т. 4, с. 132.

50 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 44-48.

51 См.: Там же, с. 47.

52 См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 282, 284.

53 См.: История Первого государственного подшипникового завода, 1932-1972. М., 1973, с. 124, 163; История Московского автозавода имени И. А. Лихачева. М., 1966, с. 290, 387; Жданов Г. В. Верность традициям: Очерк истории Ворошиловградского ордена Ленина и ордена Октябрьской революции тепловозостроительного завода имени Октябрьской революции. М., 1981, с. 97.

54 См.: Московское ополчение: Крат. ист. очерк. М., 1969, с. 27; Москва — фронту, 1941-1945: Сб. док. и материалов. М., 1966, с. 119-120; История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 290; Партийное строительство, 1942, № 13, с. 25.; Франтишев И. М. Ленинградские краностроители. Л., 1962, с. 197-198, 200; и др.

55 Научный архив Института истории СССР АН СССР (далее: НАИИ), ф. 2, разд. 9, оп. 7, д. 22, л. 16; История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 296.

56 Центральный государственный архив Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР (далее: ЦГАОР СССР), ф. 5451, оп. 25, д. 1519, л. 34.

57 См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. М., 1961, т. 2, с. 40.

58 Подсчитано по: Промышленность СССР: Стат. сб. М., 1957, с. 210, 221, 225; Центральный государственный архив народного хозяйства СССР (далее: ЦГАНХ СССР), ф. 8259, оп. 1, д. 1226, л. 20.

59 Ведомости Верховного Совета СССР, 1939, 23 февр.; 1941, 15 июня.

60 Вячеслав Александрович Малышев (1902-1957) — советский государственный деятель, Герой Социалистического Труда. Член партии с 1926 г. В. А. Малышев в 1934 г. окончил МВТУ имени Н. Э. Баумана. В 1934-1939 гг. работал конструктором, главным инженером, директором Коломенского паровозостроительного завода имени В. В. Куйбышева. В военное и послевоенное время был наркомом, министром тяжелого, транспортного, среднего машиностроения, танковой, судостроительной промышленности. Одновременно в 1940-1944 гг. являлся заместителем председателя Совнаркома СССР, в 1947-1953 и 1954-1956 гг.- заместителем председателя Совета Министров СССР. На XVIII-XX съездах КПСС избирался членом ЦК. Дважды удостоен Государственной премии СССР, отмечен шестью орденами и медалями. См.: БСЭ. 3-е изд., 1974, т. 15, с. 295.

61 Александр Илларионович Ефремов (1904-1951) — видный организатор социалистической индустрии, нарком станкостроения в 1941-1949 гг. Начал свою трудовую деятельность в качестве слесаря-инструменталыцика, в 1924 г. вступил в партию. После окончания в 1935 г. Московского станкоинструментального института А. И. Ефремов прошел школу руководства производством от мастера до наркома. Он занимал пост заместителя председателя Совета Министров СССР, избирался депутатом Верховных Советов СССР и РСФСР. За огромные заслуги перед Родиной был награжден орденами и медалями. См.: БСЭ. 3-е изд., 1972, т. 9, с. 109.

62 Иван Алексеевич Лихачев (1896-1956) — крупный специалист и авторитетный руководитель промышленности, родился в семье рабочего, с 12 лет начал трудовую деятельность. С 1917 г. член партии большевиков. В 1921-1926 гг. И. А. Лихачев находился на профработе, учился в Горной академии и электромеханическом институте. В 1939-1940 гг.- нарком среднего машиностроения. Около 24 лет руководил И. А. Лихачев Московским автозаводом (1926-1938, 1940-1950 гг.). С 1953 по 1956 г. занимал пост министра автомобильного транспорта и шоссейных дорог. За большие успехи в развитии автопромышленности получил звание лауреата Государственной премии, отмечен многими правительственными наградами. См.: БСЭ. 3-е изд., 1973, т. 14, с. 569.

63 ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 3, д. 775, л. 9; ф. 8243, оп. 1, д. 13, л. 13.

64 Там же.

65 Николай Степанович Казаков (1901-1970) — родился в семье потомственных сормовских рабочих, с 13 лет работал по найму. В 1923 г. вступил в партию. В период с 1925 по 1941 г. Н. С. Казаков находился на ответственной работе в г. Горьком, затем в Ленинграде. В 1941 г. он, как талантливый организатор и одаренный специалист, был назначен народным комиссаром, затем министром тяжелого машиностроения. Николай Степанович избирался кандидатом в члены ЦК КПСС, а также депутатом Верховных Советов СССР и РСФСР. Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили его деятельность, наградив четырьмя орденами Трудового Красного Знамени и медалями. См.: Правда, 1970, 8 июля.

66 ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 36, л. 7; История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1976, т. 6, с. 352.

67 Правда, 1941, 27 нояб.; История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 284.

68 Там же, с. 283.

69 Там же; Чадаев Я. Е. Экономика СССР в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). М., 1965, с. 261; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 6, л. 7-11.

70 ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 2595, л. 1-4.

71 Чадаев Я. Е. Указ. соч., с. 263.

72 Всего к осени 1941 г. на выпуск вооружения и боеприпасов, снаряжения и продовольствия для Красной Армии были переведены около 2 тыс. предприятий столицы. См.: Очерки истории Московской организации КПСС, 1883-1965. М., 1966, с. 570.

73 См.: История Москвы в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период, 1941-1965. М., 1967, с. 23-24. [208]

74 См.: Кузница победы: Подвиг тыла в годы Великой Отечественной войны. М., 1974, с. 20.

75 Архив завода имени С. Орджоникидзе. Протоколы партийно-комсомольских собраний 1941-1945 гг., л. 68.

76 Ордена Трудового Красного Знамени Московский инструментальный завод. М., 1969, с. 51-60; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 270, л. 10-15.

77 См.: На огненных рубежах Московской битвы. М., 1981, с. 249.

78 Цит. по: Славные традиции: К 100-летию завода «Красный пролетарий» имени А.И.Ефремова, 1857-1957 гг. М., 1957, с. 161.

79 См.: Борисов Г., Васильев С. Станкостроительный имени Свердлова. Л., 1962, с. 188-189, 193-194.

80 Кукушкин В. Сестрорецкая династия. Л., 1959, с. 72-75, 93-96.

81 Цит. по: Кукушкин В. Указ. соч., с. 96.

82 См.: Очерки истории Ленинграда. Л., 1967, т. 5, с. 114.

83 ЦГАНХ СССР, ф. 7998, оп. 1, д. 347, л. 36.

84 См.: Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (далее: КПСС в резолюциях…). М., 1971, т. 6, с. 29; Вопр. истории, 1973, № 5, с. 38.

85 ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 269, л. 47.

86 См.: Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны. М., 1971, с. 136; Жданов Г. В. Указ. соч., с. 98- 103; Ефремцев Г. П. История Коломенского завода. М., 1973, с. 204-205.

87 Там же, с. 205.

88 Жданов Г. В. Указ. соч., с. 105-106.

89 См.: Очерки истории Ленинграда, т. 5, с. 31, 120.

90 Франтишев И. М. Указ. соч., с. 202-203.

91 Колесник А. Д. РСФСР в годы Великой Отечественной войны: Проблемы тыла и всенародной помощи фронту. М., 1982, с. 119-120.

92 См.: Очерки истории Ленинграда, т. 5, с. 112.

93 Ленинградская правда, 1941, 5 окт.

94 См.: Губанов П. Строители турбин. Л., 1959, с. 50; Очерки истории Ленинградской организации КПСС. Л., 1968, ч. 2, с. 618.

95 Белов Б. А. Турбостроители. Л., 1977, с. 142-143.

96 Там же, с. 135.

97 Белохолуницкому машиностроительному заводу — 200 лет (1764-1964 гг.). Киров, 1965, с. 124, 126-127; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 2, д. 350, л. 58-60.

98 См.: Чадаев Я. Е. Указ. соч. с. 258-259; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1218, л. 13.

99 См.: Чадаев Я. Е. Указ. соч., с. 259.

100 См. Там же, с. 254; История второй мировой войны, 1939-1945, т. 4 с. 149.

101 См. Там же, с. 150.

102 Кузница победы, с. 10.

103 История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 308-310.

104 Иван Кузьмич Лоскутов (род. в 1900 г.) работал директором завода в трудные предвоенные и военные годы. Член партии с 1919 г., участник гражданской войны. Окончил Ленинградский политехнический институт. С 1934 г. на Горьковском автозаводе молодой инженер прошел школу хозяйственной и партийной работы. После войны И. К. Лоскутов работал в Министерстве электростанций СССР [209] и Госплане РСФСР. Дважды награжден орденом Ленина и медалями Союза ССР. См.: Горьковский автомобильный. М., 1981, с. 56-57.

105 Цит. по: Горьковский автомобильный, с. 56.

106 См.: Там же, с. 57.

107 Лихоманов М. И. Организаторская работа партии в промышленности в первый период Великой Отечественной войны (1941-1942 гг.). Л., 1969, с. 69.

108 Звание фронтовых присваивалось тем бригадам, которые систематически выполняли план на 150-200%, добивались высокой квалификации всех членов бригады, являлись образцом на производстве и в быту.

109 См.: Горьковский автомобильный, с. 64-66.

110 См.: Правда, 1941, 30 дек.; Ведомости Верховного Совета СССР, 1942, 18 янв.

111 ЦПА ИМ Л, ф. 17, оп. 43, д. 448, л. 60-61.

112 Советский тыл в Великой Отечественной войне. М., 1974, кн. 2, с. 335.

113 Князев С. П., Стрешинский М. Л., Франтишев И. М., Шевердалкин П. Р. Яблочкин Ю. Н. На защите Невской твердыни. Л., 1965, с. 302.

114 См.: Правда, 1941, 5, 21 и 30 дек.; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 63, л. 126.

115 Митрофанова А. В. Рабочий класс Советского Союза в первый период Великой Отечественной войны (1941-1942 гг.). М., 1960, с. 216; Вознесенский Н. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М., 1947, с. 43; Кравченко Г. С. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). 2-е изд. М., 1970, с. 199.

116 См.: История второй мировой войны, 1939-1945, т. 4, с. 152.

117 См.: Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 76; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 316, л. 128.

118 Цит. по: ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 316, л. 127-128.

119 См.: История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 298; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 2, л. 78, 89.

120 Подробнее об этом см.: Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 81-82; Олехнович Г. И. От Припяти — за Волгу.- В кн.: Эшелоны идут на Восток. М., 1966, с. 91-93.

121 Эшелоны идут на Восток, с. 95-97; Липило П. П. КПБ — организатор и руководитель партизанского движения в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны. Минск, 1959, с. 20-21.

122 См.: Митрофанова А. В. Рабочий класс Советского Союза в первый период Великой Отечественной войны (1941-1942 гг.), с. 94-95; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 44, л. 399.

123 См.: Шевченко А., Зайцев А. Новокраматорцы. Донецк, 1968, с. 64-69.

124 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 268, л. 143-144.

125 Шевченко А., Зайцев А. Указ. соч., с. 67.

126 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 268, л. 143-144

127 Там же, д. 486, л. 5; Изв. АН КазССР, I960, вып. 3(11), с. 17.

128 Развитие народного хозяйства Украинской ССР (1917-1967). Киев, 1967, т. 2, с. 104-107. На укр. яз.; Эшелоны идут на Восток, с. 44-45.

129 См.: Кузница победы, с. 98-100. [210]

130 История Москвы в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период, с. 71.

131 См.: История Первого государственного подшипникового завода, с. 129-133; История рабочих Москвы, 1917-1945 гг. М., 1983, с. 380-381.

132 Эшелоны идут на Восток, с. 47.

133 См.: Вопр. истории, 1975, № 3, с. 141-142.

134 Ефремцев Г. П. Указ. соч., с. 206; ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 24, д. 151, л. 19.

135 Подробнее об этом см.: История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 298-304; Эшелоны идут на Восток, с. 246-260.

136 История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 298-304.

137 НАИИ, разд. IX, д. 22, л. 2.

138 См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 230-231.

139 История второй мировой войны, 1939-1945, т. 4, с. 101; История СССР, 1981, № 5, с. 71-78.

140 Ермилов В. В. Счастье трудных дорог. М., 1972, с. 150.

141 Морехина Г. Г. Рабочий класс — фронту. М., 1962, с. 160; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1128, л. 51; ф. 8569, оп. 1, д. 124, л. 3.

142 См.: Кантор Л. М. Перебазирование промышленности СССР.- Зап. Ленингр. план, ин-та, 1947, вып. VI, с. 119; Розенфельд Я. С, Клименко К. И. История машиностроения СССР. М., 1961, с. 366.

143 Цит. по: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 293.

144 История второй мировой войны, 1939-1945, т. 4, с. 153.

145 Васильев А. Ф. Деятельность партийных организаций Южного Урала по размещению эвакуированных предприятий в 1941-1942 годах.- Вопр. истории, 1961, № 6, с. 64-65; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 11, д. 320, л. 60.

146 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 43, д. 2402, л. 54; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1112, л. 253-254.

147 Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 49.

148 Соколов Б. Промышленное строительство в годы Отечественной войны. М., 1946, с. 36-37.

149 См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 294.

150 Славные традиции, с. 140, 420; НАИИ, разд. IX, д. 22, л. 2.

151 История второй мировой войны, 1939-1945, т. 4, с. 156; История Первого государственного подшипникового завода, с. 133; Подвиг трудового Урала. Свердловск, 1965, с. 60-63.

152 См.: Очерки истории Ульяновской организации КПСС. Ульяновск, 1972, ч. 2, с. 192, 196; История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 335-360.

153 Розенфельд Я. С, Клименко К. И. Указ. соч., с. 370.

154 История Первого государственного подшипникового завода, с. 130-132; ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 43, д. 1049, л. 66-67, 179.

155 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 499, л. 18.

156 См.: История второй мировой войны, 1939-1945, т. 4, с. 156; Кузнецов И. И. Восточная Сибирь в годы Великой Отечественной войны, 1941-1945. Иркутск, 1974, с. 65, 73-74; Мальков Р. А. Размещение на Алтае машиностроительных заводов. В кн.: Трудящиеся Сибири — фронту. Новосибирск, 1975, с. 108-112. [211]

157 Кузница победы, с. 101, 110-111; ЦПА ИМЛ ф. 17, оп. 43, д. 996, л. 229-231.

158 В литературе встречается и другая цифра о количестве эвакуированных в республику машиностроительных заводов — 15 (см.: Развитие народного хозяйства Казахстана за 50 лет Советской власти. Алма-Ата, 1967, с. 227). Более точной является цифра 19, подтвержденная архивными данными (ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 43, д. 996, л. 229-230).

159 См.: Изв. АН КазССР, 1960, вып. 3(11), с. 17-19; Сапарбаев К. Коммунистическая партия Казахстана в борьбе за создание машиностроительной промышленности в республике в годы Великой Отечественной войны. Алма-Ата, 1974, с. 30, 33-34, 37.

160 См.: История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1975, т. 5, с. 36; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 158, л. 13; ф. 8243, оп. 1, д. 19, л. 46.

161 История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945, т. 2, с. 491; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 2, д. 1468, л. 9-52; ф. 8243, оп. 1, д. 4, л. 10; ф. 8573, оп. 1, д. 176, л. 2.

162 История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945, т. 2, с. 504; Советская экономика в период Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг. М., 1970, с. 334.

163 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 13, л. 18-19.

164 Айзенштадт Л. А., Чихачев С. А. Очерки по истории станкостроения СССР. М., 1957, с. 320; Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 143.

165 См.: История второй мировой войны, 1939-1945, т. 4, с. 157; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 6, л. 4-16, 36-37.

166 ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 6, л. 4-16; Большевик станкозавода, 1942, 6 авг.

167 История второй мировой войны, 1939-1945, т. 4, с. 157; Жедь М. С. Вопросы экономики станкоинструментальной промышленности. М., 1946, с. 19.

168 Вознесенский Н. Указ. соч., с. 42-43.

169 История Первого государственного подшипникового завода, с. 134-137; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 320, л. 89.

170 ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 61, л. 298; оп. 2, д. 155, л. 1-4.

171 Кравченко Г. С. Указ. соч., с. 199.

172 История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 313, 315.

173 Там же, с. 317-320; Строители — фронту. М., 1968, с. 23-24.

174 Очерки истории Ульяновской организации КПСС, ч. 2, с. 192, 196.

175 Шевченко А., Зайцев А. Указ. соч., с. 70; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 12, л. 3-7.

176 История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941- 1945, т. 2, с. 505; ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 26, д. 202, л. 19.

177 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 19, л. 59; ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 26, д. 202, л. 14-15.

178 См.: История второй мировой войны, 1939-1945, т. 5, с. 303.

179 См.: Соревнование машиностроителей и станкостроителей. М., 1942, с. 17-19, 36-39; Горьковский автомобильный, с. 66.

180 Цит. по: ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 9, л. 44.

181 См.: Горьковский автомобильный, с. 66-68; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 9, л. 44-46.

182 Цит. по: Волохов В. Брянский ордена Трудового Красного Знамени машиностроительный завод. Тула, 1966, с. 121; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 202, л. 51. [212]

183 Там же.

184 Там же, д. 202, л. 13; ф. 8259, оп. 1, д. 1630, л. 8.

185 Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 167.

186 См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 452-458.

187 ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1630, л. 7, 10.

188 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 11, л. 3; ф. 8573, оп. 1, д. 176, л. 2.

189 Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны, с. 308-309; ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 176, л. 83.

190 Цит. по: ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д.1130, л. 276.

191 ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 4, д. 52, л. 142.

192 Цит. по: ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 272, л. 30-31.

193 История второй мировой войны, 1939-1945, т. 6, М., 1976, с. 341-342; Кравченко Г. С. Указ. соч., с. 141.

194 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 11, л. 3-24; Шаги пятилеток: Развитие экономики СССР. М., 1968, с. 140.

195 См.: ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 63, л. 128-132; оп. 2, д. 155, л. 1-4; История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1976, т. 7, с. 49.

196 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 43, д. 1049, л. 66-67, 179; д. 1082, л. 1-3; д. 2628, л. 6.

197 ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 63, л. 128-132.

198 ЦГАНХ СССР, ф. 7998, оп. 2, д. 808, л. 3

199 История СССР, 1971, № б, с. 99.

200 Белов П. А. Вопросы экономики в современной войне. М., 1951, с. 191; Вознесенский Н. Указ. соч., с. 80.

201 Вознесенский Н. Указ. соч., с. 49-52.

202 Кравченко Г. С. Указ. соч., с. 141-142; ЦГАНХ СССР, ф. 7998, оп. 5, д. 9, л. 5-6; ф. 8115, оп. 2, д. 155, л. 1.

203 Приходько Ю. А. Восстановление индустрии, 1942-1950. М., 1973, с. 50; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 2, д. 155, л. 1.

204 Кравченко Г. С. Указ. соч., с. 143-144, 200.

205 История второй мировой войны, 1939-1945, т. 6, с. 342-343.

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.