И. Хендерсон. «Пикты. Таинственные воины древней Шотландии». Глава 2

Наши книги

 

Изабель Хендерсон

Пикты. Таинственные воины древней Шотландии

 

назад на содержание

 

Глава 2. Короли пиктов

Основную массу имеющихся у нас данных по истории пиктов составляют даты кончин королей и битв, в которых они сражались, и даже эти краткие записи мы находим лишь в иностранных источниках. У нас нет гарантии, что битвы, информация о которых была зафиксирована, представляют собой полную и логичную последовательность событий, которую можно было бы ожидать от исторического документа, составленного местным жителем. Если мы что-то знаем о том или ином короле, помимо его воинских доблестей, то лишь потому, что он участвовал в каком-либо важном событии в истории церкви или привлек к себе внимание монахов в каком-то зарубежном монастырском скриптории. Например, Адамнан, аббат Ионы, сообщает о том, какую роль играл Бриде, сын Маэлкона, в обращении пиктов в христианство святым Колумбой, а Беда описывает реформацию пиктской церкви, которую провел Нехтон, сын Дериле, потому что она была делом рук его собственного аббата — аббата Вермута и Ярроу. Церковные нововведения пиктских королей, а также менее хорошо известные процессы в пиктской церкви будут описаны в одной из следующих глав. Здесь же нас интересуют только воинские подвиги монархов и то, как они повлияли на историю пиктского народа. В ту эпоху лидерство играло ключевую роль: появление или безвременная гибель удачливого короля-полководца буквально ежегодно могли в корне менять судьбу нации.



Рис. 11. Карта Шотландии

Из длинного списка пиктских королей в исторический период только трое произвели существенное впечатление на современных им зарубежных анналистов. К счастью, все эти три короля правили в разные столетия. Для VI века это Бриде, сын Маэлгуна, для VII — Бриде, сын Били, и для VIII — Онуйст, сын Вургуйста, или Энгуст, сын Фергуса в ирландских источниках. И даже о них троих мы знаем сравнительно мало. Однако и того, что мы о них знаем, достаточно, чтобы засвидетельствовать воинскую доблесть пиктов, в некоторых случаях — даже исключительную, вместе со всем, что предполагает это понятие: людские ресурсы, стратегия, экипировка и транспорт. Эти пиктские короли бились рядом с другими великими королями-воинами ирландцев, бриттов и англов в тех «ужасных столкновениях битв»1 (как красочно охарактеризовал их Адамнан), которые в послеримский период велись год за годом между соседними государствами за господство над южной Шотландией.

Царствование Бриде, сына Маэлкона

Послеримская история пиктов начинается с царствования Бриде, сына Маэлкона, поскольку он — первый король в королевском списке, который упомянут в независимом историческом источнике. Имя его отца — Маэлкон — является эквивалентом имени Маэлгун; так звали короля северного Уэльса, чья семья якобы происходила из области к югу от Форта, находившейся в то время в руках бриттов. Маэлгун умер в 547 году, и вполне возможно, что этот могущественный король Уэльса на самом деле и был отцом Бриде.

Примерно через пять лет после начала своего царствования Бриде победил скоттов в Аргайле. В том же году летописи фиксируют смерть короля скоттов — Габрана. Род Габрана поселился в Напдэйле и Кинтайре в V веке, и его семья играла важную роль во всей истории Дал Риады. Не вполне ясно, действительно ли это «бегство скоттов перед Бриде, сыном Маэлкона» было решительной победой пиктов, однако уже само то, что оно в тот момент фигурировало в ирландских анналах, отражает важность этого события, причем в следующие пятнадцать лет между пиктами и скоттами никаких столкновений не зафиксировано.

Согласно «Житию Колумбы», написанному Адамнаном, Колумба посетил племянника (и наследника) Габрана — Коналла, сына Комгалла, непосредственно перед тем, как в первый раз отправиться на Иону. Семейство Комгалла владело областью Лох-Файн, которая до сих пор носит его имя: Ковал. Им также удалось взять под свой контроль область к западу — от озера до самого морского побережья. В ходе визита Колумбы король и святой, несомненно, детально обсудили проблему пиктских соседей Коналла. Действительно, вполне возможно, что сама миссия Колумбы к пиктам была предпринята по прямой просьбе Коналла в то время, когда на Дал Риаду оказывалось давление.

Основным источником информации об обращении пиктов Колумбой является «Житие», составленное Адамнаном. Адамнан, девятый аббат Ионы, написал «Житие» приблизительно в конце VII века, примерно через сто лет после кончины Колумбы. У Адамнана была возможность черпать информацию как из письменных источников, так и из свидетельств «наших предшественников, верных людей». Однако Адамнана, естественно, интересовали не столько факты жизни Колумбы, сколько факты, подтверждавшие его святость.

К сожалению, описание действий Бриде в рассказе Адамнана почти целиком состоит из литературных штампов. Он изображен как некий условный языческий монарх, который лицом к лицу столкнулся с апостолом веры. Подлинная встреча между Бриде и Колумбой, вероятно, была совсем не похожа на изображенную у Адамнана картину: с одной стороны святой-чудотворец, с другой — ошеломленный и озадаченный король. Однако именно такое представление доминировало во многих последующих работах на эту тему. Типичный пример — деталь фрески работы художника XIX века Уильяма Хоула, которая показана здесь (фото 3). Коренастый, мужиковатый Бриде просто остолбенел от всего того, что говорит и делает неземной, почти воздушный святой Колумба. Вполне понятными средствами рассказ Адамнана показывает, с точки зрения автора «Жития», духовное превосходство и силу своего героя, которому помогает Бог, в контрасте с уязвимостью безбожных язычников. Однако этот рассказ мало что говорит нам об историческом Бриде.

 

Фото 3. Деталь стенной росписи в Национальной портретной галерее (Эдинбург) работы Уильяма Хоула (1846-1917).

Бриде, окруженный христианскими соседями, не мог не знать о существовании и общем характере христианской веры. Когда он услышал о приезде Колумбы и о его желании проповедовать, он, видимо, должен был тщательно взвесить все плюсы и минусы, связанные с выдачей Колумбе разрешения на миссионерскую деятельность. Выгоды были связаны в основном со статусом и с тем, что таким образом была бы нейтрализована особая связь, объединявшая ирландцев в Британии и британцев, — их общая вера, что, конечно, было очень желательно для пиктского короля. При этом он просто мог думать, что Бог христиан кажется гораздо более могущественным, чем боги пиктов. Основной невыгодой было то, что вся страна неминуемо должна была оказаться под сильным влиянием ирландцев.

В конце концов Бриде согласился на просьбу Колумбы. Этот шаг он должен был сделать рано или поздно. Однако это была и еще одна стадия постепенного процесса, в результате которого скотты подорвали пиктскую независимость. Первый шаг был сделан, когда ирландцам удалось постоянно поселиться на пиктской территории и религиозная жизнь пиктов оказалась под контролем главы церкви Дал Риады.

В главах о пиктах в «Житии» Адамнана приведен один факт, который, скорее всего, не является плодом идейных установок автора, а именно указание на то, что королевская крепость Бриде находилась около реки Несс. Точное местоположение крепости пока установить не удалось, хотя многие историки полагают, что она могла стоять на месте «глазированного» форта на Крэг Фадриг2. Адамнан не говорит, действительно ли эта северная крепость была постоянной резиденцией Бриде, или же он просто временно находился в той области, когда Колумба посетил его. Естественно, однако, было бы предположить, что Бриде находился там, где Колумба ожидал его найти, то есть там, где он жил постоянно. Беда, чья информация на этот счет, возможно, исходит от самих пиктов, заставляет нас думать, что Бриде — «самый могущественный король», правил всеми пиктами, как северными, так и южными. Кончина «Кеннлата, короля пиктов» зафиксирована в ирландских анналах во время царствования Бриде, но он, скорее всего, был подчиненным ему королем, который какое-то краткое время правил вместе с Бриде.

«Житие» Адамнана мало чем может нам помочь в определении точных границ королевства пиктов при Бриде. Практически в единственном эпизоде с участием Бриде, который не пронизан литературными штампами, сообщается, что Бриде контролировал Оркнейские острова3. «Королек» Оркнейских островов находился при пиктском дворе, и у Бриде находились его заложники4. Необходимость брать заложников, возможно, предполагает, что острова когда-то были достаточно независимыми и могли снова претендовать на независимость.

Хотя Адамнан рассказывает о ряде случаев, имевших место на западных островах Шотландии, в большинстве случаев непонятно, принадлежали ли эти острова ирландцам или пиктам. После визита к Бриде Колумба и его монахи, скорее всего, могли рассчитывать на хороший прием как на пиктской, так и на ирландской территории. Изгнанника «из благородного пиктского рода» послали на остров Айлей, чтобы он мог спасти свою жизнь; поэтому можно думать, что остров был ирландским. На Айлее нет ранних пиктских символов. В «Житии» Колумба дважды посещает остров Скай, и именно там встречает пикта, который загадочным образом называется «главой когорты Геоны»5 и которого он крестит с помощью переводчика. На Скае есть много камней с пиктскими символами и по одному — на островках Бенбекла и Паббей на западе от острова и Гебридском море. Если Бриде действительно правил из области Инвернесса, вполне возможно, что он контролировал Глен-Мор и районы непосредственно к западу от нее, вплоть до самых Гебрид. Трудно определить границу между пиктами и ирландцами на западе. Скин полагал, что она проходила по Лox-Левен, через Морвен и затем через остров Малл, разрезая его надвое. Можно считать, что, кто бы ни владел Маллом, он тем самым владел и Ионой, так что обстоятельства дарения этого острова святому Колумбе могли бы помочь определить границу между двумя народами в то время. К несчастью, Адамнан, как это ни странно, совершенно ничего не говорит о дарении Ионы.

Пикты и Аэдан, сын Габрана, король Дал Риады

Коналл умер около 574 года, и его двоюродный брат Аэдан, сын Габрана, стал королем Дал Риады. Аэдан был способным и амбициозным лидером, и, пожалуй, он занимает второе место после Бриде по роли, которую он сыграл в ранней истории Шотландии.

Вскоре после вступления Аэдана на трон «многие союзники сыновей Габрана были убиты в сражении в Кинтайре». Победителями, должно быть, оказались пикты, но это с тем же успехом могли бы быть и другие ирландцы, жившие на островах. Шесть лет спустя ирландские анналы фиксируют кампанию Аэдана на Оркнейских островах. Это выглядит как вторжение на пиктскую территорию, однако если Оркнейские острова иногда враждовали с Бриде, то вполне возможно, как предположила Марджори Андерсон, что флот Дал Риады фактически действовал по просьбе пиктов. Далее мы узнаем, что в 582 году Аэдан сражается на южной границе королевства Бриде в бриттской области Манау Гододдин.

Через два года Бриде умер. В «Житии Колумбы» у Адамнана об обстоятельствах его кончины не сообщается ничего, за исключением, к несчастью, достаточно рядового для житийной литературы сообщения о том, что целительный камень Колумбы, который находился в сокровищнице Бриде, в день кончины короля никак не могли отыскать. В 584 году ирландские анналы просто фиксируют смерть Бриде, однако другая запись, ошибочно отнесенная к 752 году, дает больше информации. Там говорится: «Битва при Асрете, в земле Киркинн, в которой с обеих сторон сражались пикты, и там пал Бриде, сын Маэлгуна». Из этого как будто явствует, что Бриде с трудом контролировал южную часть своего королевства6.

Возможно, что конец царствования Бриде стал и концом господства севера в пиктских делах. Позднее короли пиктов определенно базировались на юге. Растущая сила ирландской колонии вместе с растущей угрозой со стороны англов вполне оправдывает такую перемену. Бриде удалось временно прекратить наступление ирландцев на западном побережье, однако настоящая опасность коренилась в проникновении ирландцев (скоттов) через долины Пертшира в богатые земли вокруг заливов Тэя и Форта.

Кончина Бриде знаменовала собой и завершение периода мирного существования скоттов и пиктов. Считается, что после этого Аэдан покорил значительную часть южных областей пиктского королевства. На самом деле нет никаких определенных данных о деятельности Аэдана в этих областях. Согласно Адамнану, Аэдан одержал победу над народом, который называли миаты; судя по этому названию, они были связаны с меатами римской эпохи. Адамнан не дает точной даты битвы и не связывает миатов того времени именно с пиктами. Он сообщает, что это была «несчастная победа», в которой пали многие воины, в том числе два сына Аэдана — Артур и Эохайд Финд. Таким образом, маловероятно, что эта победа привела к каким-то долговременным завоеваниям на востоке.

Гибель в битве двух других сыновей Аэдана — Брана и Домангарта — записана в ирландских анналах около 598 года. Адамнан говорит, что Домангарт был убит «в военной стычке» в Англии. «Стычку», как правило, отождествляют с битвой при Дегсастане, которая, согласно Беде, произошла в 603 году, однако, возможно, имеется в виду и какое-то другое нападение скоттов на английскую территорию. Одна из версий ирландских анналов — «Анналы Тигернаха» ошибочно сообщают о смерти Артура и Эохайда Финда в той же самой записи, которая рассказывает о гибели Брана и Домангарта. В записи сказано, что Артур и Эохайд погибли в «битве в Киркинне»7. Поэтому некоторые ученые располагают миатов Адамнана в пиктской области Киркинн (примерно совпадает с современным Кинкардинширом). Отсюда делаются широкие выводы относительно внутренних подразделений пиктских областей.

Трудно понять, каким образом запись в «Анналах Тигернаха» оказалась испорченной. Сообщение о том, что Аэдан был «побежден», видимо, относится к той битве, где погибли Бран и Домангарт, и которая, как мы знаем, была «стычкой». Поскольку эта запись, видимо, была призвана дать добавочную информацию о гибели детей Аэдана, Тигернах не дает нам ни точной даты, ни результата «битвы в Киркинне». В таком случае мы не должны отождествлять эту битву со сражением с миатами, где Аэдан, как мы знаем, одержал победу и которое, как дает нам понять Адамнан, произошло задолго до 598 года.

Помимо гипотез, касающихся внутреннего деления пиктского королевства, важным аспектом этой проблемы для пиктской истории в целом является связь Аэдана с Киркинном. Если хоть в какой-то момент он сражался на восточном побережье Шотландии — с победой или нет, — то это предполагает, что ему удалось довольно далеко продвинуться сквозь самое сердце пиктских земель.

Эти скудные обрывки информации являются, однако, единственными данными о пиктских завоеваниях Аэдана, которыми мы располагаем. Аэдан, несомненно, пытался распространить влияние Дал Риалы на восток, однако, если бы ему хотя бы временно удалось завоевать южную часть страны пиктов, тогда можно было бы ожидать, что даже в скудных источниках, которые есть у нас но этому периоду, была бы хоть какая-то недвусмысленная запись о победах Дал Риады над пиктами, вместо одной лишь испорченной и, возможно вставленной позднее записи о битве в Киркинне.

Более ясное упоминание об амбициях Аэдана на юге содержится у Беды. В весьма красочном пассаже в конце первой книги его «Церковной истории» Беда рассказывает, как Этельфрид, король Нортумбрии, завоевал больше бриттских земель, чем какой-либо другой английский король, истребляя на своем пути бриттов и расселяя на их месте англосаксов. Обеспокоенный его завоеваниями Аэдан, возможно действуя от имени бриттского королевства Стратклайд, как и от своего, выступил против Этельфрида с огромной армией, которая потом была почти полностью уничтожена в битве при Дегсастане в 603 году. Это место, которое славилось в дни Беды из-за произошедшего там сражения, сейчас забыто, и мы не знаем, где точно оно находилось. В 731 году Беда, оглядываясь назад, смог написать: «И с того времени ни один король скоттов до сего дня не осмеливался воевать с англами».

С точки зрения пиктов, битва при Дегсастане стала изменением общей политической ситуации. Крушение надежд скоттов на то, чтобы конкурировать с англосаксами на юге, видимо, усилило давление Дал Риады на восток, а отражение нашествия скоттов, в свою очередь, привело к продвижению английской границы на восток, до Форта. У пиктов теперь появился на юге новый сосед, по меньшей мере столь же амбициозный, как и их соседи-скотты на западе.

Пикты и Нортумбрия

Сведений о том, что происходило с пиктами в первой половине VII века, у нас практически нет. Все, чем мы располагаем, — это имена королей и продолжительность их царствования, указанные в королевских списках, которые достаточно последовательно подтверждаются записями об их смерти в ирландских анналах. Таким образом, у нас нет данных о том, какими были взаимоотношения Дал Риады и пиктов в этот период. Внук Аэдана — Домналл Брекк, который царствовал примерно с 630-го по 643 год, считался могущественным и деятельным монархом. Отчасти он был занят укреплением своей собственной позиции в Дал Риаде. Кроме того, он участвовал в нескольких значительных сражениях в Ирландии. Однако кажется вполне вероятным и то, что он мог попытаться расширить свое королевство за счет пиктов. Возможно, что сражение при Гленн-Майрисон, произошедшее в 640 году, «в котором люди Домналла Брекка бежали», происходило в пиктской области Глен-Мористон в Инвернессшире, однако эти названия нельзя отождествить со стопроцентной точностью. Домналл Брекк погиб в битве с королем бриттов Стратклайда8, которая произошла в Страткарроне. Значит, в этот период скотты и бритты — какими бы ни были их взаимоотношения раньше — стали врагами, что для пиктов было очень выгодно.

И все-таки самый страшный удар пиктам в VII веке нанесла Нортумбрия. В результате они почти на тридцать лет потеряли значительную часть территории на юге пиктского королевства.

К несчастью, в ирландских источниках нет никакой информации о том, как это случилось. Чтобы проследить взаимоотношения между пиктами и Нортумбрией, мы должны черпать практически все сведения у Беды, и все последующие данные (если не оговорено иначе) происходят из «Церковной истории» Беды.

В 617 году, когда Эдвин, король Дейры, стал королем Нортумбрии, сыновья Этельфрида, короля Берникии, были изгнаны. Некоторые из них бежали в Ирландию, некоторые — к пиктам. Конечно, нортумбрийских изгнанников в стране пиктов было не так много, но они были знатными людьми, и поэтому их присутствие оказывало на пиктов определенное влияние. Один из сыновей Этельфрида, Эанфрид, женился на пиктской принцессе, и их сын был королем пиктов с 653-го по 657 год. У пиктов сыновья Этельфрида явно чувствовали себя в безопасности от когтей Эдвина, и можно считать, что у Эдвина не было никакой власти над пиктами.

В 632 году Эдвин был убит Кадваллоном, королем Гвинедда (королевство в Северном Уэльсе), при содействии и короля Мерсии Пенды. Этот союз доставил много хлопот Нортумбрии. Эанфрид несколько месяцев правил западной частью Нортумбрии — королевством Берникия, однако эта интересная ситуация — король Нортумбрии, сын которого являлся потенциальным претендентом на пиктский трон, — ни к чему не привела, так как Эанфрид был убит, когда отправился к Кадваллону для переговоров о мире.

В 633 году Освальду удалось изменить ситуацию в Нортумбрии к лучшему: он убил Кадваллона и снова объединил королевства Дейра и Берникия. Смерть их короля положила конец надеждам бриттов остановить нашествие нортумбрийцев на запад. Косвенно победа Освальда могла дать ему некоторую степень контроля над частями бриттской территории. Хотя, возможно, Беда несколько преувеличивает, заявляя, что святой король Освальд покорил бриттов, пиктов и скоттов. В другом, более прозаическом пассаже Беда ясно говорит: Нортумбрия во времена Освальда имела те же границы, что и при его отце Эдвине, и только брат Освальда — Озвиу «покорил и заставил платить дань» пиктов и скоттов.

Беда не дает определенной даты завоеваний Озвиу, но, судя по всему, предполагается, что это было спустя три года после его великой победы в 655 году. В 654 году ирландские анналы фиксируют победу Талоркана — сына Эанфрида и племянника Озвиу — над людьми Дал Риады, но вслед за этим нет никаких записей о сражениях между пиктами и скоттами до того момента, как те свергли власть Нортумбрии.

Нигде не говорится о том, какая часть пиктского королевства была оккупирована. Позднее Аберкорн на южной стороне Ферт-оф-Форт был, как пишет Беда, выбран в качестве резиденции епископа «провинции пиктов, которая в то время была подчинена англам». Из-за этого выбора оккупированной провинцией считается Файф, который находился на противоположном берегу. Беда, однако, в то же время пишет, что Озвиу подчинил «большую часть пиктов» и вполне возможно, что в руках англов оказалась вся страна пиктов к югу от Грампианских гор. Оккупация продолжалась почти тридцать лет. Ни в одном из имеющихся источников нет никаких намеков на то, считали ли пикты это время эпохой чужеземного ига. Той частью страны пиктов, которая осталась свободной, правил в то время некто Гартнат, о котором мы не знаем ничего, кроме того, что он умер в 663 году и ему наследовал его брат Дрест.

В последующие годы ирландские анналы фиксируют серию событий, которые, как кажется, отражают нечто вроде гражданской войны между независимыми пиктами. Этот материал трудно использовать, поскольку мы не всегда можем быть уверены, что все эти события или какие-то из них выстраиваются в логическую последовательность или же они совершенно не связаны друг с другом. Конечно, их можно связать в гипотетический рассказ, но полученный результат будет иметь сомнительную историческую ценность.

Дрест был свергнут в 672-м, и, возможно, это каким-то образом связано с инцидентом, зафиксированным в «Житии святого Уилфреда», написанном в VIII веке и приписываемом Эддию Стефану. Согласно этому «Житию», когда нортумбрийский король Эгфрид был молодым и незадолго до того, как его супруга Этильтрида ушла в 672 году в монастырь, «зверские племена пиктов» (populi bestiales pictorum), пытаясь положить конец нортумбрийской оккупации, собрали «бесчисленные племена с севера» и организовали восстание. Эгфрид быстро и, судя по всему, очень жестоко его подавил, поскольку, как сообщается, он построил через две реки мост из тел пиктов, так что его армия смогла пройти там, не замочив ног, и перерезать оставшуюся часть пиктской армии.

Несмотря на некоторую сенсационность этого рассказа в «Житии», у нас нет причин сомневаться в том, что восстание произошло на самом деле. Автор не объясняет, почему оно произошло именно в это время, и не сообщает, кто был вождем восставших. На эти вопросы можно дать много ответов, но все они одинаково недоказуемы.

Озвиу скончался в 670 году, и неминуемые административные перетасовки на севере, когда его сын взошел на престол, могли дать пиктам возможность восстать. Вполне вероятно, что Эгфрид был вынужден вывести войска из страны пиктов, чтобы направить их в поход для освобождения собственной провинции Линдсей от англосаксонских собратьев — королевства Мерсия. Эта экспедиция, как мы знаем, оказалась успешной. Однако войну за Линдсей мы точно датировать не можем; известно лишь, что она произошла между 671-м и 675 годами.

Из рассказа в «Житии» как будто явствует, что восстание было организовано не внутри оккупированной территории, а свободными пиктами на севере. Из этого можно сделать вывод, что у северных пиктов был отважный и инициативный вождь, которому подчинялись большие массы людей. Дрест, как мы видели, был свергнут в 672 году, процарствовав девять лет. Это могло быть результатом полного провала восстания, а может быть, и предварительным устранением неэффективного лидера еще до начала военных действий. В последнем случае вождем восстания мог быть Бриде, сын Биле, наследник Дреста. Именно он оказался тем королем, который в конце концов сверг власть Нортумбрии.

Бриде, сын Биле, — это первый пиктский король после Бриде, сына Маэлкона, деятельность которого привлекла внимание зарубежных хронистов. Как и его предшественник, он, вероятно, происходил из бриттской королевской семьи: весьма возможно, что Биле — это на самом деле Бели, сын Нейтона, который был королем бриттов Стратклайда. Заметка в королевских генеалогиях Берникии, которые включены в «Историю бриттов», называет Бриде кузеном Эгфрида; таким образом, мать Бриде, видимо, была дочерью Эанфрида, сына Этельфрида, чей сын Талоркан ранее был королем пиктов.

Как мы видели, начало царствования Бриде было отмечено национальной катастрофой. В следующие годы невозможно сказать определенно, какие из очевидно пиктских событий, зафиксированных в ирландских анналах, действительно могут относиться к его подвигам. Скин полагал, что все эти события относятся к Бриде и, таким образом, служат прелюдией к его триумфу в 685 году. Возможно, Скин и прав, но только в одной записи в анналах действительно упоминается имя Бриде: это разорение Оркнейских островов в 682 году. Эта краткая запись интересна тем, что, как она показывает, Бриде командовал флотом и его власть распространялась до крайнего севера страны непосредственно перед тем, как он получил полный контроль над югом. За год до 685-го анналы фиксируют «осаду Дунноттара» (фото 13). Эта запись очень важна, поскольку это одно из очень немногих упоминаний о пиктских делах в северо-восточной Шотландии, и, кроме того, она свидетельствует о наличии укреплений раннего Средневековья на скале Дунноттар. Осаду, возможно, вел сам Бриде, который хотел продемонстрировать свою власть перед походом на северные острова, но это лишь догадка. Осада Дунбайтте, по мнению Скина, указывает на деятельность Бриде в Данбите (Кайтнессе), однако это опять-таки лишь предположение. В 683 году анналы фиксируют осаду Дунадда в Дал Риаде и Дундурна в стране пиктов. Первое, возможно, было результатом внутреннего конфликта в Дал Риаде, а второе — пограничной схваткой; ни то ни другое не имело особого влияния на карьеру Бриде.


Фото 13. Скала Дунноттар (Кинкардиншир).

Возможно, это тот самый Дун-Фойтер, осада которого упоминается в ирландских анналах в VII веке. На скале Диннакайр, непосредствен­но к северу от Дунноттара, были обнаружены шесть камней с символами (теперь находятся в саду Бэнчори-Хауз). Символы вырезаны не очень аккуратно, и их трактовка показывает, что они относятся к периоду упадка, тем не менее они свидетельствуют о том, что исторические пикты использовали скалистые мысы в этой области.

Если о первых годах деятельности Бриде мы можем лишь строить догадки, то нельзя сомневаться в самом характере его величайшего достижения — победы, которая навеки отодвинула границу Нортумбрии обратно на южную сторону Ферт-оф-Форт. Эта битва — наиболее хорошо документированное событие в истории пиктов. О нем упоминают англосаксонские, ирландские и бриттские авторы. Более того, их информация совершенно независима друг от друга, и, наверное нельзя сомневаться, что эта победа была очень значительным и важным событием для всех народов северной Британии.

Беда сообщает, что в 684 году Эгфрид, идя вопрек советам друзей, послал некоего Берхта в карательную экспедицию против ирландцев, которых Беда называет «безобидным народом, который всегда относился к англам самым дружеским образом». Берхт выполнил поручение с редкой безжалостностью, не щадя ни церквей, ни монастырей, и привез с собой в Нортумбрию множество пленных.

В следующем году Эгфрид, игнорируя проклятия взбешенных ирландских церковников и опять-таки вопреки всем советам (на этот раз прежде всего советам святого Катберта), лично отправился на юг со всей своей армией, чтобы сокрушить пиктов. Он как будто бы без сопротивления пересек Форт, а потом и Тэй, но, оказавшись на территории нынешнего Энгуса, столкнулся с пиктской армией. При виде нортумбрийского войска пикты повернулись и побежали, и Эгфрид, уже привыкший из всех конфликтов выходить победителем, пустился в погоню. Но это была ловушка. Эгфрид, по словам Беды, был «запутан в теснинах недоступных гор», и в каком-то месте (видимо, выбранном заранее) пикты повернулись; к ним присоединилось подкрепление, и они начали резню нортумбрийской армии. Эгфрид был убит вместе со своими телохранителями, которые держались вокруг короля до последнего. Катберт, обходя римские руины в Карлайле, где он вместе с королевой Эорменбургой ждал новостей о северном походе, узрел страшное видение этого катастрофического события, которое произошло в субботу, 20 мая 685 года.

В ирландских анналах это сражение именуется «битвой при Дун-Нехтане», название, которое в XIX веке было отождествлено с Даннихеном, небольшой деревней близ Форфара в Энгусе. В то время там, на южной стороне холма Даннихен, были довольно внушительные развалины крепости, и, хотя добыча камня значительно уменьшила эти руины, по тому, что осталось, вполне можно допустить, что в VII веке там существовало пиктское поселение. Это укрепление или поселение, скорее всего, и есть Дун, упоминаемый в анналах.

Беда не называет никакого места в связи с этой битвой, но в более поздних англосаксонских источниках она фигурирует как битва при Нехтановом болоте (Нехтансмире), и это, видимо, было название, которое использовали англосаксы для обозначения этого сражения. В одной заметке в «Истории бриттов», где говорится о взаимоотношениях Бриде и Эгфрида, битва именуется «Gueith Lin Garan», что можно перевести как «Битва у пруда цапель». Эта заметка восходит, скорее всего, к письменному источнику из Стратклайда, но, поскольку имя, данное там Бриде, воспроизводит пиктское написание, возможно, что и «Лин Гаран» — также пиктское название. «Болото» или «пруд», упоминаемый в источниках, можно отождествить с тем, который известен как Даннихенское болото — болотистое озеро на востоке от деревни. Болото было искусственно осушено в XIX веке, однако детальные исследования топографии и аэрофотосъемка позволили определить его местоположение и размеры. Таким образом, место, где произошла битва, должно было располагаться на сравнительно небольшой территории между холмом к северу от современной деревни и болотом к востоку от нее.

После битвы многие нортумбрийцы в стране пиктов были убиты или обращены в рабство, хотя некоторым и удалось спастись. Тело Эгфрида каким-то образом было доставлено на Иону. Трумвине, который в то время был епископом у пиктов, ушел из Аберкорна вместе со своими монахами. Разместив монахов в других монастырях, он с небольшой группой друзей удалился в Уитби. Подобный же исход монахинь, бежавших из северного монастыря в страхе перед «варварской армией», описан Бедой в прозаическом «Житии святого Катберта». Пикты получили обратно всю территорию, которой владели нортумбрийцы, и со скоттов и бриттов уже более не взималась дань.

Нортумбрийцам уже никогда не удалось получить обратно ту землю к северу от Ферта, которой они владели почти тридцать лет. В действительности нет никаких данных даже о том, что они когда-либо предпринимали серьезную попытку это сделать. Наследник Эгфрида Алдфрид поддерживал северную границу по Форту, но южную границу королевства приходилось энергично защищать от растущей силы Мерсии, и повторное завоевание и оккупация пиктской провинции повлекли бы за собой перенапряжение ресурсов.

Немедленный уход нортумбрийцев с пиктской территории после победы в 685 году нужно понимать как результат периода военной дезорганизации после смерти короля и бегства нортумбрийской армии. Несомненно, Эгфрид, продвигаясь на север, в Энгус, привлек в свою армию все военные подразделения, которые были размещены в принадлежавших англосаксам областях страны пиктов, так что его поражение погубило одним ударом и наступавшую, и оккупационную армию.

Самый непонятный факт, касающийся битвы при Нехтансмире, как ее обычно называют, — это то, почему она вообще произошла. Вряд ли мы можем считать, что эта великая победа, принесшая пиктам освобождение, произошла случайно, из-за агрессивной прихоти Эгфрида. Для того чтобы как-то объяснить случившееся, историки предположили, что еще в 684-м начался своего рода «кельтский заговор» с целью разгромить Нортумбрию, которому ирландцы, жившие в Ирландии, обещали свою помощь. Действия Эгфрида в 684-м и 685 годах можно объяснить как своевременное предупреждение крупного восстания. Но рассказ Беды опровергает это мнение: Беда подчеркивает агрессивный характер обеих кампаний Эгфрида. Таким образом, перед нами победа, которую одержал Бриде, сын Били, завоевав пиктам место в истории и немедленный политический престиж, какого у них никогда не было, и которая обеспечила пиктам сто пятьдесят лет господства к северу от Форта, но эта победа отнюдь не была инициативой самих пиктов.

Остается возможность того, что Беда был плохо информирован. Эгфрид мог осознавать, что именно происходит на севере, и такие клирики, как Катберт и Беда, не обязательно могли быть в курсе этих проблем. А смерть Эгфрида должна была лишь подкрепить точку зрения, согласно которой его дело было неправым. Усиление партизанских действий на границах оккупированной пиктской территории вместе с сообщениями о воинской отваге короля свободных пиктов вполне могли подсказать Эгфриду, что наступило время действовать как можно быстрее. Уже тот факт, что он лично возглавил кампанию, говорит о том, насколько серьезной была, с его точки зрения, ситуация.

Бриде царствовал в объединенной стране пиктов еще восемь лет после своей великой победы. Мы не знаем, как он провел эти годы. В «Житии Колумбы» Адамнан замечает, что в дополнение к этим бедам в 686 году нортумбрийцы пострадали от чумы, которая в то время прокатилась по всей Европе. Одни лишь пикты и скотты спаслись от этой эпидемии — как считал Адамнан, из-за того, что оба эти народа почитали святого Колумбу. Таким образом, кажется, что последние годы Бриде были мирными. Он скончался в 693 году и в ирландских анналах в записи о его смерти назван «королем Фортриу» — указание на то, что после 685 года его администрация располагалась на юге.

Наследником Бриде стал некий Таран, который спустя четыре года был свергнут другим Бриде — Бриде, сыном Дериле. Этот Бриде мог быть внуком Бриде, сына Били, однако существует лишь единственное свидетельство на этот счет — отрывок из весьма темной ирландской поэмы.

В самом начале его царствования между пиктами и нортумбрийцами произошла битва — первая за тринадцать лет. Судя по всему, в ней победили пикты, так как предводитель нортумбрийцев был убит. В ирландских анналах есть несколько кратких заметок о конфликтах на западе Шотландии во время царствования Бриде, но их следует понимать как отдельные эпизоды в многочисленных гражданских войнах, которые в то время преобладали в истории Дал Риады.

Царствование Нехтона, сына Дериле, и приход к власти Энгуса, сына Фергуса

Бриде умер в 706 году, и ему наследовал его брат Нехтон. Нехтон, сын Дериле, — важная фигура в пиктской истории, поскольку именно он был ответствен за изменение в пиктской церкви даты Пасхи с кельтской на римскую. В ранние годы его царствования нортумбрийцы и пикты снова вступили в конфликт, но на сей раз пикты потерпели поражение. Возможно, Нехтон решил положить конец бесполезным пограничным схваткам и сделать Нортумбрию союзником. С помощью умелой дипломатии он добился перемен и в политической, и в религиозной обстановке, обратившись к церкви Нортумбрии за помощью в решении вопроса о Пасхе. Достигнутые таким образом добрососедские отношения между пиктами и Нортумбрией продлились долго и были официально подтверждены наследником Нехтона.

За этим последовал, возможно, наиболее интересный период пиктской истории, поскольку теперь наконец источники дают нам несколько больше информации. Само по себе это отражает важность происходивших событий. Именно в этот период у пиктов появился крупнейший военный вождь — Энгус, сын Фергуса (это ирландская форма его имени, которая по-пиктски звучала как Онуйст, сын Вургуйста). И действительно, Энгус заслужил, чтобы его помнили. Если бы только наследники смогли закрепить его достижения, современная Северная Британия сегодня определенно называлась бы не Шотландией, а Пиктландией.

Энгус пробил себе путь на трон страны пиктов после целого ряда впечатляющих побед, одержанных в течение всего двух лет. Его деятельность обратила на себя внимание ирландских анналистов. Во всех отношениях он показал себя как самый способный из четырех претендентов на корону и, прочно утвердившись на троне, обратил все свои силы на завоевание соседних королевств.

Первые признаки внутреннего напряжения в царствование Нехтона возникают уже в 713 году. Тогда ирландские летописцы отметили, что брат Нехтона, Киниод, был убит королем области Атолл. Нехтон сразу отреагировал на это, заключив убийцу под стражу, и эта немедленная кара как будто предотвратила все возможные беспорядки еще на десять лет. В 724-м анналы сообщают, что Нехтон ушел в монастырь и ему наследовал Друст. Вполне возможно, что Нехтон оставил трон добровольно, но в следующем году сын нового пиктского короля оказался в плену, а еще через год был захвачен сам Нехтон9. Поэтому можно не сомневаться в том, что с самого начала Нехтон находился под давлением. Царствование Друста оказалось коротким, поскольку в 726 году он был «изгнан с царства пиктов, и Алпин царствовал вместо него».

В этой, если можно так выразиться, «войне за пиктское наследство» было четыре претендента: Нехтон, который царствовал уже долго и чье законное право на трон, очевидно, было бесспорным; Друст, с успехом претендовавший на место Нехтона, видимо, с помощью силы; некий Алпин, который сместил Друста, но о его биографии мы ничего не знаем, и, наконец, Энгус, которому суждено было выйти победителем и о происхождении которого нам также ничего не известно. Все они были пиктами, поскольку битвы, в которых они участвовали, происходили, по словам ирландских летописцев, «между самими пиктами». Все они, скорее всего, были вождями различных областей страны пиктов, состоятельными людьми, которые могли командовать собственной дружиной.

Произошло четыре битвы до того, как новый король пиктов смог укрепиться на троне. Первое сражение произошло в 728-м (точная дата неизвестна), последнее — 12 августа 729 года. Первую битву ирландские летописцы называют «битвой при Монах-Крэби», что предлагалось отождествить с Монкрифф-Хилл, к югу от Перта. Однако это название, как и все остальные, связанные с этим конфликтом, еще точно не идентифицировано. До этой битвы претендентами были, как мы уже видели, царствующий король Нехтон и некий Друст. В первой битве на сцену вышли другие действующие лица — Энгус и Алпин. В результате — бесспорная победа Энгуса. Многие соратники Алпина были убиты, в том числе и его сын.

Энгус поступил очень умно, позволив Нехтону покончить с Алпином. В том же самом году Нехтон и Алпин сошлись в «прискорбной битве» в месте, которое называлось Каслен-Креди. Алпин потерял все свои территории и всех своих людей, и здесь мы слышим о нем в последний раз. Победа — хотя она и была одержана над противником, которого уже успел ослабить Энгус, — очевидно, дала Нехтону достаточный повод снова начать называть себя «королем пиктов»10.

В 729 году случилось неминуемое столкновение Нехтона и Энгуса. Битва, как сообщается, произошла при Монит-Карно близ озера Логда. Энгус снова одержал полную победу. И последняя битва — битва Дрома Дерг Блатнуг — была уже между Друстом и Энгусом. Друст был убит, и Энгус, которого с тех пор стали называть «королем пиктов», прочно утвердился на своем с таким трудом завоеванном троне.

Эта гражданская война, очевидно, была чем-то большим, чем сварой между мелкими князьками, иначе о ней не сообщалось бы в ирландских анналах так подробно. Не исключено, что последующие редакторы двух основных дошедших до нас сводов анналов — «Анналов Тигернаха» и «Анналов Ульстера» — независимо друг от друга перефразировали даже еще более длинные версии записей, которые были в оригинальном тексте анналов.

Энгус и Дал Риада

Амбиции Энгуса вскоре заставили его выйти за пределы страны пиктов. В этот момент он, очевидно, не имел намерения расширять свое королевство на юг, так как, если верить Беде, в 731 году между пиктами и Нортумбрией соблюдался мирный договор. Очевидной целью была Дал Риада, и первое столкновение произошло уже в 731 году, когда сын Энгуса Бруде обратил в бегство вождя Дал Риады11. Два года спустя Дунгал, сын Селбаха, из области Лорн в Дал Риаде, взял в плен Бруде, когда он находился в святилище на острове Тори12. В том же самом году Эохайд, сын Эохайда, короля Дал Риады, умер, и королевство, судя по всему, было разделено между Дунгалом и его кузеном Муйредахом, сыном Айнвкеллаха. Власть, которой Эохайд обладал над землями Дал Риады в северной Ирландии, перешла к некоему Индрехтаху. Задачей Энгуса, таким образом, стало устранить этих кузенов-ирландцев и их потенциального союзника в Ирландии.

Энгус вскоре отомстил Дунгалу за то, как тот обошелся с его сыном Бруде. В 734 году он разрушил крепость Дал Риады — Дун-Летфинн и ранил Дунгала, который, по выражению летописца, «бежал от власти Энгуса в Ирландию». В ходе кампании 734 года сын короля Атолла был взят в плен близ Дунолли, важной крепости Дал Риады, что показывает, насколько далеко пикты проникли на западное побережье. В это время произошел один любопытный инцидент: Талорк, сын Конгуса, передал своего брата пиктам13. Может быть, этот самый брат должен был быть заложником, но в целом все это выглядит как неприглядный эпизод в семейном конфликте. Разумеется, пикты безо всяких сомнений казнили его по принятому у них обычаю путем утопления.

Кампания Энгуса в 736 году оказалась более разрушительной. Ирландские анналы утверждают, что в этом году он опустошил области Дал Риады, захватил очень важную крепость Дунадд, и другую, под названием Крейк. Вернувшийся из Ирландии Дунгал был взят в плен, так же как и его брат Ферадах. Однако в этот момент большой бедой для Энгуса стала гибель его сына Бруде, который был отважным бойцом. Наследником Энгуса в его завоеваниях стал брат, который победил кузена Дунгала, Муйредаха, в области под названием Калатросс (где она находилась, мы не знаем).

Потом сражения, судя по всему, прекратились на целых три года. В следующий раз имя Энгуса появляется в анналах в тот момент, когда он приказал утопить короля Атолла14. Полная лояльность владетеля этой пограничной области должна была быть чрезвычайно важна для Энгуса, и это распоряжение, видимо, стало твердым ответом на какие-то предательские сношения между этим королем и его соседями из Дал Риады.

В 741 году Энгус столкнулся с последним вождем разделенного королевства Эохайда. В двух битвах, которые, видимо, произошли в Ирландии, Энгус победил и убил короля Дал Риады Индрехтаха. Ситуацию после десяти лет сражений очень точно определил ирландский летописец: «Энгус, сын Фергуса, заставил содрогнуться Дал Риаду».

Энгус и бритты Стратклайда

Энгус, как того и следовало ожидать, обратился затем к завоеванию бриттского королевства Стратклайд. Правда, для долгосрочных перспектив пиктского королевства было бы лучше, если бы он упрочил свою позицию в Дал Риаде.

Северные бритты были сильным и сплоченным народом, в отличие от Дал Риады, королевства, сильно ослабленного внутренними конфликтами. Более того, еще один фактор усложнял положение — Нортумбрия, интересы которой непременно должны были быть затронуты при любой попытке со стороны пиктов захватить территорию, принадлежавшую их западным соседям.

Естественно, что источники, касающиеся этого нового и последнего периода биографии Энгуса, уже не ирландские. Теперь на Энгуса обратили внимание в Нортумбрии, и последующий рассказ основан на англосаксонских источниках.

Пикты и Нортумбрия жили в мире, когда Беда в 731 году закончил свою «Церковную историю». Этот мир был нарушен по меньшей мере уже в 740-м, когда король Нортумбрии Эадберхт, как сообщается, сражался со своей армией против пиктов. Маловероятно, чтобы Энгус предпринял какую-то попытку агрессии против Нортумбрии в такой ключевой момент своей кампании против Дал Риады. Гораздо более вероятно, что Эадберхт воспользовался шансом, который дало ему отсутствие Энгуса, чтобы напасть на южную часть пиктских земель. Между тем оказалось, что Этельбальд, король Мерсии, в свою очередь, воспользовался отсутствием Эадберхта и опустошил часть Нортумбрии.

В 744 году зафиксирована первая битва между пиктами и бриттами. Результат нам неизвестен, может быть, победа не досталась ни одной из сторон.

В 750 году в продолжении хронологических заметок, которыми заканчивается «Церковная история» Беды, есть любопытное упоминание о том, что Кутред, король Уэссекса, «восстал» против Энгуса и Этельбальда. Такая формулировка заставляет предполагать, что между этими королями был союз. В 743 Этельбальд и Кутред сражались против валлийцев, так что все эти три короля питали неприязнь к бриттам. Факты заставляют предполагать, что после успеха в войне с Дал Риадой Энгус решил заключить союз с любым королем, готовым помочь ему закрепиться в Стратклайде.

В том же самом году, и, видимо, в результате развала союза, пикты, под предводительством брата Энгуса, Талоркана, потерпели серьезное поражение от бриттов. Это было первое крупное поражение Энгуса. Талоркан погиб в битве. Таким образом, Энгус лишился не только значительной части своей армии, но и поддержки брата, который уже показал себя способным полководцем. Разгром 750 года, очевидно, был серьезным провалом для Энгуса. В этом году ирландский хронист записал: «Упадок15 власти Энгуса». Возможно, запись отражает удивление хрониста по поводу того, что счастье отвернулось от непобедимого доселе Энгуса, и он не имел в виду, что Энгус действительно перестал царствовать (как это иногда предполагают).

В 756 году Энгус снова заключил союз с Нортумбрией. Он и Эадберхт выступили против столицы Стратклайда — крепости на скале Дамбартон. Сначала им как будто везло, и 1 августа они заставили бриттов заключить с ними договор. Но десять дней спустя почти вся армия союзников была уничтожена.

Если считать, что внезапное молчание всех источников хоть что-нибудь значит, то это была последняя битва Энгуса. Его агрессия против Стратклайда, будь она при с поддержке со стороны или без нее, ни к чему не привела. Однако не следует предполагать, что Энгусу не удалось удержать свои позиции в Дал Риаде до самой своей кончины в 761 году. В ирландских анналах смерть его отмечена безо всяких комментариев. У продолжателя Беды мы читаем довольно откровенную эпитафию Энгусу: «Скончался Энгус, король пиктов, тиран и убийца, который с начала и до конца своего царствования упорствовал в совершении кровавых преступлений».

 

Примечания:

 

1. Цитата из предисловия к «Житию святого Колумбы».

2. Раскопки Крэг-Фадриг (скала Патрика) показали, что форт был построен еще в IV веке до н. э., однако впоследствии он был отчасти перестроен и расширен. Когда именно это случилось, неизвестно. Находки внутри форта показали, что в IV-VII веках н. э. здесь жили люди, так что он вполне мог быть резиденцией пиктского монарха.

3. Колумба попросил Бриде, чтобы тот велел оркнейскому королю не вредить ирландским монахам, которые пустились в плавание с целью найти пустынные островки для отшельничества. Благодаря этой просьбе друг Колумбы, Кормак, действительно спасся на Оркнейских островах от гибели («Житие», II, 42).

4. Практика взятия заложников более сильным королем у подчиненных ему властителей была распространена в раннем Средневековье в кельтских странах, особенно в Ирландии. В качестве заложников чаще всего выступали королевские сыновья.

5. Существует предположение, что Геона — это не название места, а имя короля, у которого этот человек командовал каким-то воинским подразделением.

6. Описанная у Адамнана попытка исцелить короля с помощью камня из сокровищницы с трудом вяжется с его гибелью на поле битвы, видимо, вдали от королевской резиденции. Однако не исключена возможность, что, говоря о пропавшем камне, Адамнан имел в виду не Бриде — современника Колумбы, а его тезку и своего друга, тоже короля пиктов — Бриде, сына Биле (ум. 693).

7. Запись в «Анналах Тигернаха» датируется 596 годом, и в ней говорится буквально следующее: «Убийство сыновей Аэдана, то есть Брана, и Домангарта, и Эохайда Финда, и Артура в битве в Киркинне, в которой Аэдан был побежден, и битва при Коранне».

8. То, что Биле был королем пиктов и бриттов одновременно, подтверждает «Житие Адамнана» (то есть житие автора «Жития Колумбы»). Говоря о том, как Адамнан похоронил Бриде, сына Биле, в монастыре на Ионе, автор жития называет его «королем пиктов» и в то же время «властителем над Камнем Клайда» (Камень Клай­да — Алклуит — столица бриттских королей).

9. В 725 году ирландские анналы сообщают: «Симал (в другом написании — Симул), сын Друс(т)а, связан», в 726 году — «Нехтон, сын Дер Или, связан королем Друстом». Если понимать это имя так, как его пишут ирландские анналисты, по-ирландски, то Дер Или как будто значит Дочь Айлея.

10. «Нехтон, сын Дер Или, взял королевскую власть у пиктов», — говорят ирландские «Анналы Тигернаха».

11. Точнее говоря, в этом году произошло две битвы: первая — при Муирболке, где пикты были разбиты войсками Дал Риады, и вторая — где сын Энгуса Бриде победил некоего Талорка, сына Конгуса (о нем см. ниже).

12. Остров Тори считался святым местом. Есть легенде, что автор «Жития Колумбы» Адамнан, обходя монастырское кладбище на этом острове, сказал, что на этом кладбище покоятся «четверо: если бы они попросили Бога, чтобы море, которое между Тори и материком, стало бы землей, и чтобы поднять небо с земли, если бы оно на нее упало, то это было бы сделано ради них».

13. Толкование этого инцидента у автора основано на «Анналах Тигернаха». Запись в «Анналах Ульстера» говорит, что не Талорк предал брата, а, напротив, Талорк был предан своим братом (что выглядело бы естественнее, учитывая упомянутое столкновение Талорка с Бруде).

14. Его звали Талоркан, сын Дростана.

15. Буквально — «отлив» (aithbe).

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.