Новейшие открытия в области античной археологии. 1955 год


Новейшие открытия в области античной археологии

«Вестник древней истории», 1956, No 3, стр. 159-162.

 

Афины. Раскопки 1955 г. на афинской агоре производились в южной части исследуемого пространства. Была открыта улица, ведшая от Акрополя к Ареопагу в VII-VI вв. до н. э. По ее северной стороне располагались фундаменты неких общественных сооружений, по южной — остатки жилых построек, по большей части весьма незначительных размеров. Глубже этого города VII-VI вв. открыты слои поздне- и среднеэлладийского периодов.

Ниже уровня щебня, которым была вымощена открытая раскопками улица, обнаружен водопровод из глиняных труб (60 см длиной и 30 см в диаметре). Каждая труба имела боковые отверстия, позволявшие изнутри промазать соединение двух труб между собою и сделать его герметическим. Внутренняя поверхность труб аккуратно заглажена. На внешней поверхности их иногда встречались знаки и лигатуры. На одной было нацарапано имя Χάρων, по форме букв — конца VI в. до н. э.

Этот водопровод подавал воду в юго-восточный колодец, открытый в 1952 г. и, вероятно, идентичный с павсаниевым Эннеакруносом (Paus., I, 14, 1), а может быть, и сам водопровод идентичен с упомянутым в IG, I2, 54 άγωγγ.

При этих раскопках расследовано также несколько архаических колодцев и ям, содержавших много различного бытового материала, преимущественно керамики, среди которой несколько очень хороших образцов чернофигурной техники (AJA, 60, No 2, 1956, стр. 135 сл.).

Пелопоннес. Эпано Энглианос. Результаты двух последних археологических кампаний на месте древнего Пилоса сделали очевидным, что так называемый «дворец Нестора» состоит из двух более или менее самостоятельных архитектурных единиц — юго-западной, видимо, более ранней по времени сооружения, и северо-восточной, составляющей собственно мегарон, с «тронным залом», вестибюлем, портиком и внутренним двором. Во дворце очень большое количество различных хозяйственных помещений.

Руководитель раскопок (С. Blegen) пока ничего не сообщает о предполагаемой дате сооружения дворца, но считает, что он просуществовал до XII в. до н. э.

Вход во дворец помещался на его юго-восточной стороне, представляя собой пропилон, с деревянными колоннами на каменных базах. Стены широкого коридора, ведшего от входа в «тронную залу», были оштукатурены и расписаны, подобно самой зале и некоторым другим помещениям. Работа по реставрации живописных изображений позволила установить детали некоторых растительных и звериных орнаментальных композиций, а также и мифологических сцен. Представление об этом последнем жанре дает фрагментированное изображение сидящего и играющего на лире человека — может быть, Орфея.

Среди находок должна быть отмечена дюжина миниатюрных золотых апликаций в виде человеческих голов в профиль, служивших украшением тулова серебряной чаши, подобной найденной в свое время в Микенах.

В одном из примыкающих к зале помещений было найдено много столовой керамики, предназначавшейся, как полагают исследователи, для угощения посетителей дворца.

В другом помещении найден большой каменный светильник на пьедестале и с раковинообразными украшениями по верхнему краю.

Одно из помещений, исследованных в 1955 г., признано кухней, в виду большого количества (несколько сот штук) соответствующей посуды на трех ножках, без украшений и со следами употребления ее для варки пищи. Эта хозяйственная посуда частично располагалась рядами вдоль стен помещения.

В другом помещении, также примыкающем к «тронной зале», найдено много вмазанных в глиняные прилавки пифосов, а среди них несколько фрагментированных табличек линейного письма. На них неоднократно прочтено слово e-la-wo (έλαιον), что, может быть, позволяет судить о содержимом пифосов.

В одном из помещений открыта широкая лестница с каменными ступенями (их сохранилось восемь), ведшая, видимо, на второй этаж.

Двор мегарона фланкирован с северо-восточной стороны деревянной колоннадой, поддерживавшей деревянную же конструкцию — нечто вроде балкона. Колонны были с тонкими каннелюрами, о чем дает возможность судить отпечаток одной из них на декоративной штукатурке, покрывавшей нижнюю часть ее ствола.

Вся расписная керамика, найденная во дворце, — позднемикенского стиля. Открыто также помещение с терракотовым сооружением в виде ванны, орнаментированной декоративной растительно-геометрического характера росписью. Археологи полагают, что у Нестора была ванна, найденный в ней разбитый килик настроил их воображение на сцены питья прохладительных напитков во время купанья (AJA, 60, No 2, 1956, стр. 95 сл.).

Румыния. Истрос. Раскопками 1953 г. здесь обнаружена посвятительная надпись религиозной ассоциации ύμνωδοι πρεσβύτεροι περι τον μέγα θεόν Διόνυσον, относящаяся к 222-225 гг. н. э., судя по упоминанию в ней консуляра Юлия Гетулика. Надпись имеет много общего с вотивом Элагабалу 218 г. н. э. от σπεϊρα Διονυσιαστών πρεσβυτέρων (опубликованным в «Histria», I, Бухарест, 1954, стр. 533, No 17). В ней идет речь о музыкальных и поэтических агонах, происходивших в начале III в. в Истрии. Надпись имеет существенное значение для истории культа Диониса в древней Фракии.

В Дялул Гредиштей раскопками 1954 г. открыто дакийское поселение римского времени, с мастерской для обработки бронзы и железа, где найдено большое количество железного сырья (криц). Там же открыто круглое помещение, возможно, религиозного характера, где найден сосуд с клеймом Decebalus per Scorilo. Сосуд датируется эпохой, непосредственно предшествующей покорению Дакии римлянами.

В 1954 г. производились также исследования на limes Transalutanus между кастелями Жидавы и Рукера. В последнем из названных пунктов, возникшем в эпоху завоевания Дакии римлянами, найдены кирпичи с клеймами Conors II Flavia Bessorum. Лагерь был разрушен, судя по археологическим данным, при Адриане, во время дакийского восстания, связанного с нашествием роксолан («Studii si cercetari de Istorie veche», VI (1955), No 1-2, стр. 61 сл.; стр. 195 сл.; ср. RA, XLVII (1956), стр. 105 сл.).

Италия. Пестум. Летом 1954 г. в 130 м к югу от храма Афины (обычно именуемого храмом Деметры) были обнаружены остатки помещения из больших каменных блоков на солидной субструкции. Под этим зданием обнаружено подземелье, перекрытое большими плитами на два ската. Этот гипогей, размерами 4 на 3 м, был закрыт со всех сторон и не имел доступа, пребывая нетронутым на протяжении веков. Вскрытие его было произведено сверху, через крышу.

Стены вырубленного в скале гипогея отштукатурены и покрыты белой облицовкой. Вдоль стен стояли восемь бронзовых позолоченных сосудов и одна аттическая чернофигурная амфора последней четверти VI в. до н. э.

Посреди помещения находилась каменная скамья, поддержанная пятью железными брусьями длиной в 1,35 м. Тут же найдены были остатки дерева и ткани, позволявшие заключить, что это некогда была κλίνη.

Стоявшие в гипогее сосуды были снабжены пробковыми крышками и некогда содержали в себе мед.

Время сооружения гипогея определяется фрагментами коринфской и ионийской керамики второй половины VI в. до н. э., найденными вне гипогея, но современными находившимся внутри него вазам. Вне гипогея найден также фрагментированный сосуд местной работы, но ионийского образца, с посвящением местной нимфе.

Ш. Пикар, у которого мы заимствуем это сообщение, оспаривая мнение открывшего гипогей Сестиери, определившего его как героон, считает сооружение кенотафом. По его мнению, об этом свидетельствует наличие ложа и сосудов с медом — приношения сугубо погребального характера. Не противоречит этому, якобы, и вотив нимфе, поскольку под видом этой нимфы могла фигурировать женщина, в память которой был сооружен кенотаф (RA, XLVII (1956), стр. 97 сл.).

Англия. Лондон. В конце 1954 г. в Уолбрукс (Walbrook), в Лондоне, был открыт Митреум римского времени, где вместе с весьма интересными и характерными для культа Митры скульптурами обнаружена серебряная пиксида, которая, после ее расчистки и реставрации, оказалась украшенной рельефными изображениями, имевшими ритуальное значение.

На тулове пиксиды изображены сцены venatio — сражений между людьми, зверей с людьми и зверей между собой. На крышке пиксиды представлены крылатые грифоны с орлиными клювами, сидящие на больших пиксидах, подобных той, на которой они изображены.

Такие же изображения, имевшие, вероятно, определенный дидактически-культовый смысл, имеются на мозаике из виллы IV в. н. э. в Пьяцца Армерина в Сицилии. На этой мозаике также представлены, наряду со сценами охоты, грифоны на предмете, напоминающем клетку или западню, в которой находится человек.

Внутри найденной в лондонском Митреуме пиксиды имелась пластинка-фильтр с отверстиями, расположенными в виде схематизированного растительного орнамента. Опубликовавший пиксиду W.F.Grimes полагает, что она служила для приготовления каких-либо ритуальных смесей (ILN, от 26 мая 1956 г., No 6103, стр. 601 сл.).

Л. Е.

 

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.