Заднепровский Ю.А. Рец. на: Hole F., Flannеrу К.V., Nееlу J.А. «Prehistory and human ecology…»

Заднепровский Ю.А.

Hole F., Flannеrу К.V., Nееlу J.А. «Prehistory and human ecology of the Deh Luran plain. An early village sequence from Khuzistan, Iran».
Memoirs of the Museum of Anthropology, University of Michigan, No 1. Ann Arbor, 1969, XV, 438 pp., 140 figs — 44 pis.

«Советская археология». No 4. 1973. С. 283-285.

 Замечательные результаты исследований американской экспедиции Ф. Хоула, К. Флэннери и Дж. Нили в долине Дех Луран в Юго-Западном Иране в 1961 и 1963 гг. уже по предварительным публикациям вошли в научный оборот и получили широкое признание в мировой науке, в том числе в работах советских ученых1. Полный отчет об этих работах, законченный в июне 1967 г., вышел в свет в 1969 г. Это фундаментальный труд, прекрасно изданный и богато иллюстрированный.

Основные материалы получены из раскопок поселений Али Кош и Тепе Сабз. Первый из них представляет собой холм округлой формы, диаметром 135 и высотой 4 м. Раскопки (площадь раскопа 100 кв м) производились по квадратам, размером 1 Х 1 м, слоями по 10-20 см. Вся земля просеивалась через два грохота. Такая скрупулезность оказалась исключительно плодотворной. Усовершенствование методики привело к поразительным результатам в фиксировании растительных остатков и мелких находок и дало возможность обнаружить строительные остатки, тогда как другие исследователи на аналогичных памятниках не смогли их выявить (стр. 23-26). Раскопки были доведены до материка на площади 40 кв м. Мощность культурных напластований достигала 7 м. В основании лежат слои фазы Бас Мордех, представляющие древнейшие свидетельства оседлой жизни в долине. Затем следуют наиболее мощные отложения фазы Али Коша, сверху они перекрываются слоями фазы Мохаммад Джаффар (стр. 29-49, рис. 4-12). На Тепе Сабз, расположенном в 16 км от Али Коша, работы велись траншеей площадью 30 кв м на западном краю холма. Общая толщина слоя достигает почти 10 м. Культурные наслоения этого поселения представляют непосредственное продолжение Али Коша. Выделено четыре строительных периода — фазы Сабз, Хазинех, Мехмех и Баят (перечислены в хронологическом порядке снизу вверх — стр. 50-64. рис. 13-19). Разведывательные раскопы заложены также на Тепе Мусиян Е (стр. 65- 72, рис. 20, 21) и Ашрафабад (стр. 73).

В разных культурных слоях обнаружены строительные остатки, отдельные погребения, большое количество кремневых орудий, отщепов, керамики, костей животных, карбонизированные семена и зерна. Стратиграфическая последовательность выявлена исключительно четко и обстоятельно документирована. В книге дана детальная классификация всех без исключения категорий находок со статистическими подсчетами послойного распределения каждого типа. Для того чтобы читатель мог представить огромный объем проделанной работы, приведем некоторые цифровые данные. Археологи обработали 41 000 каменных орудий (табл. 4, 5), около 92 000 нуклеусов и отщепов (табл. 6, 7), около 18 000 фрагментов керамики (табл. 18, 19), почти 100 000 костей животных (стр. 262) и 45 000 зерен, семян и т. п. (стр. 385). Отметим также, что хронология всех семи периодов-фаз опирается на серию из 31 радиоуглеродных дат (стр. 331-341, табл. 77). Она хорошо согласуется с датами, установленными для памятников Загроса, и сопоставлена с аналогичными комплексами Ближнего Востока (табл. 76, 78, 79).

Одно из достоинств рецензируемой книги — освещение основных закономерностей становления и развития производящего хозяйства в Юго-Западном Иране. Поскольку материалы и выводы исследователей представляют большой интерес и еще недостаточно известны в нашей литературе, позволим себе привести краткую характеристику основных этапов.

Древнейшая фаза — Бас Мордех (7500-6750 гг. до и. э., стр. 34-40, 342-345). Поселение состояло из небольших однокомнатных жилищ, построенных из блоков глины (размером 15 х 25 х 5-10 см). Комнаты (2 х 2,5 м) с глинобитным полом, покрытым циновкой. Домостроительные приемы самобытны и отличаются от синхронных памятников Ближнего Востока. В хозяйстве населения тесно переплеталось собирательство, возделывание злаков, разведение домашних коз (в меньшей мере овец), охота и рыболовство. Обнаружение зерен пшеницы и ячменя, дикорастущие предки которых отсутствуют в этом равнипном районе, — заставляет предполагать, что они были заимствованы извне, из горных районов. Урожай убирали кремневыми составными серпами. В небольшом количестве (всего 1%) представлены орудия из обсидиана, который поступал из района оз. Ван, расположенного в 900 км от Дех Лурана. Керамика отсутствовала. В употреблении были каменные сосуды. Довольно разнообразен набор украшений: клыки кабана, раковины, в том числе каури, каменные бусы и др. Эта фаза по характеру инвентаря может быть сопоставлена с памятниками типа Зави-Шеми Шанидар, Карим-Шахир в горной полосе.

В период Али Кош (6750-6000 гг. до н. э., стр. 347-350) возрастает роль земледелия (культурным злакам принадлежит около 40% всех зерен) и охоты на крупных копытных животных, отмечается уменьшение роли собирательства, происходит увеличение обрабатываемой площади. Но наиболее ярко прогрессивное развитие отражено в домостроительстве — появляются многокомнатные дома и увеличиваются размеры комнат до 3 x 3 м (употребляются блоки-кирпичи иного размера — 40 х 25 х 10 см). Выделяются дворы с очагом и хозяйственными ямами. Имеются определенные остеологические свидетельства доместикации коз. Расширяется ассортимент каменных орудий. В большом количестве встречены разные зернотерки, песты и т. п. Несколько больше орудий из обсидиана. Появляются плетеные циновки и корзины, часть которых покрыта натуральным асфальтом для водонепроницаемости. Значительно больше каменных сосудов. Кроме глиняных фигурок животных появляются первые изображения человека. Обнаружены под полом жилищ захоронения в скорченной позе. На женских черепах заметна деформация. В инвентаре преобладают украшения, среди которых встречены привозные бусы из бирюзы и медная бусина — пожалуй, наиболее древнее металлическое изделие в мире. Али Кош — единственное поселение этой фазы в долине. Площадь его около 1 га и население не более 100 человек. Типологически эта фаза синхронизируется с докерамическим слоем Джармо и Тепе Гуран.

Фаза Мохаммад Джаффар (6000-5600 гг. до н. э., стр. 350-354) знаменуется нововведениями в области добычи пищи, домостроительства и изделиях. Жилища построены из сырцовых блоков-кирпичей на фундаменте из камней и валунов. Стены обмазаны и расписаны красной охрой. В начале периода овец разводили меньше, чем коз, но к концу этого периода соотношение стало обратным. Продолжается развитие земледелия при сохранении известной роли охоты и собирательства в хозяйстве. Наиболее заметное новшество — появление первых глиняных сосудов. Керамика представлена тремя типами, в том числе имеются сосуды с геометрической росписью. Формы их повторяют формы каменных сосудов. В целом отмечается более разнообразное употребление глины в этот период. Наблюдаются изменения в погребальном обряде, например отсутствует деформация черепов, что, возможно, объясняется малочисленностью захоронений и преобладанием среди них мужских. Для этой фазы помимо Али Коша известно еще два небольших поселка, что дает основание говорить об увеличении плотности населения. Особенности материальной культуры позволяют сопоставлять эту фазу с Тепе Гуран и Сабз, а также с Самаррой и Матарра в долине Тигра.

Период Сабз (5500-5000 гг. до н. э., стр. 354-358) составляет переломный этап в доистории Ирана. Именно в этот период появляются первые свидетельства использования ирригации в земледелии. Внедряется шестирядный ячмень, который становится в дальнейшем основной культурой в равнинной Месопотамии. Найдены полированные каменные плоские топоры, употребляемые в земледелии. Их появление, очевидно, не случайно совпадает с возникновением ирригации. В скотоводстве также происходят изменения — начинается разведение крупного рогатого скота. Впервые обнаружены кости домашней собаки. Значительные усовершенствования отмечаются в керамическом производстве — появляются новые типы керамики, улучшается ее качество; сосуды, очевидно, уже обжигаются в специальных печах. Незначительный объем раскопок не позволяет охарактеризовать домостроительство и погребальный обряд. Значительные изменения происходят в кремневой индустрии. Уменьшается общее количество орудий, в качестве сырья используется кремень плохого качества, полностью исчезает обсидиан. Все эти изменения, несомненно, отражают уменьшение роли охоты в жизни общества. В этот период в долине было не менее шести поселений, что свидетельствует о дальнейшем увеличении плотности населения. Вопрос о местном происхождении культуры фазы Сабз остается открытым, поскольку по сравнению с предшествующим периодом заметны существенные различия в ее облике. Наибольшее сходство отмечается с ранним Убейдом в Южной Месопотамии, а не с Северной Месопотамией и не с горными районами.

Последующие три фазы: Хазинех (5000-4500 гг. до н. э., стр. 359-360), Мехмех (4500-4100 гг. до н. э., стр. 361-363) и финальная фаза Баят (4100-3700 гг. до н. э., стр. 363-366) характеризуют дальнейшие этапы развития раннеземледельческой культуры в долине Дех Луран, ставшей провинциальной тихой заводью по сравнению с соседней Сузианой, находившейся на пути образования городской цивилизации.

В целом исследования американских археологов в Дех Луране позволили по-новому осветить исторический процесс становления экономики нового типа — земледелия и скотоводства на Ближнем Востоке. Особо следует отметить четкость проблемной программы исследований и комплексный подход с привлечением данных естественных наук. Общая картина становления производящего хозяйства и основные положения авторов не вызывают каких-либо возражений. Это не исключает возможности разной оценки некоторых фактов и возможности иной трактовки. Так, упомянутые выше советские исследователи полагают, что на начальном этапе основу хозяйства по-прежнему составляла охота. Это заключение, однако, не вытекает из публикуемых материалов, и вообще на современном уровне наших знаний определение значимости того или иного способа добычи пищи в истории такой древней эпохи является делом исключительно сложным. Остается открытым вопрос о соотношении данной конкретной периодизации с общей археологической периодизацией — мезолит, неолит, энеолит. В книге ни разу не употреблен термин «неолит» или «неолитическая революция». Весьма возможно, что в этом объемном труде могут быть какие-то частные недостатки. Но мне удалось заметить лишь одно упущение — непонятное противоречие в указании количества поселений для периода Хазинех на одной и той же стр. 360: в начале говорится о 6-8, а затем о 12 поселениях.

Самостоятельную ценность представляют приложения. Особо отметим исследование известного датского палеоботаника X. Хельбека «Собирательство, неорошаемое и орошаемое земледелие в Дех Луране доисторического периода» (стр. 383-426). Специальные статьи посвящены анализу медной бусины из Али Коша (стр. 427-428), обсидиана (стр. 429-433) и сравнительному изучению фаунистических находок из Дех Лурана и синхронного поселения Рас аль-Амия в Южной Месопотамии, где кости животных исследовались очень мало (435-438). Рецензируемая книга представляет образец комплексного подхода к решению сложнейших исторических проблем возникновения и развития производящего хозяйства.

Оценивая книгу в целом как выдающееся явление в мировой исторической литературе, следует особо подчеркнуть, что она отражает наиболее прогрессивное направление в зарубежной науке и что своим трудом американские исследователи, обращающие главное внимание на разработку проблем истории древней экономики, объективно содействуют укреплению материалистических позиций в изучении основных закономерностей истории человечества.

 Примечания:

1. В. М. Массон. От возникновения земледелия до сложения раннеклассового общества. Доклады и сообщения археологов СССР. VII Междунар. конгресс доисториков и протоисториков. М., 1966; Б. В. Андрианов. Древние оросительные системы Приаралья. М., 1969.

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.