Зинич М.С. «Рабочие кадры тяжелого машиностроения и станкостроения…»

Книжная полка Analogopotom | Общие вопросы

 

Зинич М.С.

Рабочие кадры тяжелого машиностроения и станкостроения в годы Великой Отечественной войны

Исторические записки. Том 85. 1970. С. 7-46.

 

Отечественное тяжелое машиностроение и станкостроение как самостоятельные отрасли были созданы в период выполнения первого пятилетнего плана. Эти отрасли являются технической базой промышленности и в наибольшей степени обеспечивают технический прогресс во всем народном хозяйстве страны.

Проводя курс на социалистическую индустриализацию, а также учитывая огромную роль машиностроения в обороне государства, Коммунистическая партия и Советское правительство неустанно занимались его развитием и совершенствованием. За годы первых пятилеток вступили в строй крупнейшие предприятия: Ново-Краматорский машиностроительный, Уралмаш, Харьковский турбогенераторный заводы, инструментальные заводы «Калибр», «Фрезер», «Станколит», «Станкоконструкция», станкозавод им. С. Орджоникидзе, которые составили основу производственной базы тяжелого машиностроения и станкостроения. Во всей продукции станкозаводов, выпущенной в 1937 г., удельный вес старых предприятий, построенных до Советской власти, составил 6,3%, остальные 93,7% давали заводы-новостройки1. Ввод в эксплуатацию Уралмашзавода и Ново-Краматорского в Донбассе был крупнейшей победой советского машиностроения. По мощности и технической оснащенности оба они не имели себе равных в Европе. Эти заводы-гиганты служили технической базой производства самого тяжелого оборудования для черной и цветной металлургии, энергетики, горной промышленности. Уже в 1933 г. выпуск прокатных станов на Уралмаше составил 6,5 тыс. тонн против 3,6 тыс. тонн в 1931 г.2. В довоенный период (1933-1940 гг.) здесь было выпущено продукции на 2,5 млрд. руб. (в ценах 1926-1927 гг.)3. Ново-Краматорский завод с момента пуска в эксплуатацию в 1934 г. до войны изготовил 140 тыс. тонн оборудования. Благодаря [7] этим предприятиям Советский Союз еще до начала войны смог отказаться от импорта подъемных кранов, шахтного оборудования, углеразмольных и других машин.

Вступление в строй действующих десятков новых машиностроительных заводов знаменовало торжество генеральной линии партии на социалистическую индустриализацию страны. Уже в начале второй пятилетки доля крупного и тяжелого машиностроения в основных фондах всего машиностроения составляла более 50%, а накануне войны этот показатель был еще выше4.

Темпы роста машиностроения и металлообработки значительно превышали общесоюзные темпы. В 1940 г. по сравнению с 1913 г. производство продукции крупной промышленности СССР возросло в 13,4 раза, машиностроения и металлообработки — в 29,6 раза5. В 1940 г. было произведено 24 тыс. тонн металлургического оборудования, 1256 врубовых машин, 133 шахтные подъемные машины, 511 рудничных электровозов, 31,9 тыс. штук глубинных насосов6.

Станкостроительная промышленность превратилась в одну из сильнейших ведущих отраслей отечественного машиностроения. Опираясь на плановую систему хозяйства, Советский Союз в течение 10-15 лет создал такую отрасль промышленности, которая обеспечивала современными станками, кузнечно-прессовым оборудованием, инструментом все отрасли, производящие машины и приборы. В 1940 г. по сравнению с 1913 г. выпуск металлорежущих станков в нашей стране увеличился в 39 раз и составил 58,4 тыс. штук в год7.

Учитывая большой удельный вес предприятий станкоинструментальной промышленности, а также их важную роль в решении военно-экономических задач, в июне 1941 г. был организован Народный комиссариат станкостроения.

В результате форсированного развития тяжелого машиностроения и станкостроения были созданы огромные производственные мощности, которые сыграли решающую роль в перестройке промышленности на нужды фронта.

В ходе социалистического строительства выросли ряды рабочего класса, изменилась структура распределения рабочей силы по отраслям промышленности. В связи с преимущественным развитием тяжелой промышленности удельный вес рабочих машиностроения и металлообработки поднялся в 1940 г. до 28,7% (в 1913 г.- 113,8%), а численность рабочих достигла 2575 тыс.8 [8]

Большие изменения произошли в квалификации кадров. Только с 1926 по 1939 г. число станочников в промышленности возросло в 14 раз, инструментальщиков — в 12,3 раза, токарей — в 6,8 раза, фрезеровщиков — в 13 раз9. Повысилась общеобразовательная подготовка рабочих. В1939 г. число рабочих с неполным средним, средним и высшим образованием (на тысячу человек) составляло среди токарей 320, машинистов — 211, шоферов — 14110.

Рабочие тяжелого машиностроения и станкоинструментальной промышленности составляли один из значительных отрядов рабочего класса СССР, причем наиболее передового, квалифицированного, обладающего высокой культурой производства. В 1940 г. в двух отраслях было занято 188 тыс. рабочих и служащих (в тяжелом машиностроении — 109 983. в станкостроении — 78 088)11.

В 1941 — 1945 гг. наблюдалось значительное обновление рядов рабочего класса, что оказало влияние на состав промышленных кадров по полу, возрасту, стажу. Произошли сдвиги в размещении рабочих по экономическим районам страны.

В советской историографии вопрос о количественном и качественном изменении рабочего класса СССР в военный период получил уже довольно широкое освещение12. Как известно, годовые сведения о численности рабочих и служащих во время войны в статистических сборниках отсутствуют. В обобщающих трудах, монографиях, диссертациях, статьях вопросы изменения численности и состава промышленных кадров освещены в различной степени. Исследований, посвященных непосредственно анализу рабочих кадров тяжелого машиностроения и станкостроения в годы войны, не имеется. Некоторые данные по этому вопросу опубликованы в работах А. В. Митрофановой, В. Б. Тельпуховского и Г. Г. Морехиной13.

Цель данной статьи — раскрыть динамику количественного и качественного роста промышленных кадров в различные годы войны, показать источники пополнения рядов рабочего класса. На примере тяжелого машиностроения и станкостроения можно [9] наиболее наглядно и на значительном конкретно-историческом материале как проследить общие процессы развития рабочего класса в условиях войны, так и понять некоторые особенности, свойственные рабочим кадрам этих отраслей.

В основу статьи положены архивные материалы, хранящиеся в Центральном государственном архиве народного хозяйства СССР (ЦГАНХ СССР), Центральном государственном архиве Октябрьской революции и социалистического строительства (ЦГАОР СССР). Это фонды министерств тяжелого машиностроения и станкоинструментальной промышленности, ЦСУ, ЦК профсоюзов рабочих тяжелого машиностроения и станкостроения. Больше всего привлекались документы отделов рабочих кадров, труда и заработной платы, планово-экономических отделов. Использовались также некоторые заводские архивы.

Быстрое развертывание промышленности, ее непрерывный рост, достижение преимущества в области военной техники, имевшие огромное значение для победоносного исхода войны, во многом зависели от правильного решения проблемы кадров — одной из наиболее важных и трудных в организации военной экономики. Масштабы военного производства в сочетании с многочисленными трудностями, порожденными условиями войны, усложнили вопросы комплектования промышленности рабочими кадрами. Развертывание армии, оснащенной современной боевой техникой, вызвало необходимость массового отвлечения квалифицированных рабочих.

В первые же месяцы войны сократились трудовые резервы страны. На территории, временно оккупированной врагом, до войны проживало 88 млн. человек, или 45% населения14.

Создались исключительные трудности в обеспечении народного хозяйства кадрами. Коммунистическая партия и Советское правительство взяли под постоянный контроль вопросы пополнения рядов рабочего класса и провели крупные мероприятия в этой области. Усилилось централизованное государственное распределение людских ресурсов. В целях обеспечения правильного распределения и перераспределения рабочих кадров по отдельным отраслям хозяйства и районам страны 30 июня 1941 г. был создан Комитет по распределению рабочей силы при СНК СССР15. Планирующие органы систематически составляли балансы рабочей силы в территориальном разрезе и в целом по отраслям. Коммунистическая партия, исходившая в своей деятельности из [10] всестороннего учета факторов, определяющих ход современной войны, руководила работой местных партийных, советских, хозяйственных организаций, направленной на разрешение вопросов, связанных с привлечением на производство новых пополнений. Партийная печать, газета «Правда» уделяли постоянное внимание этому вопросу. Поскольку на различных этапах войны перед промышленностью стояли определенные задачи, постольку и вопрос пополнения рабочего класса ставился по-разному.

Общественная собственность на средства производства и плановая система хозяйства давали Советскому государству возможность наиболее рационально использовать людские и материальные ресурсы. Величайшей силой, способствовавшей успешному решению труднейшей проблемы военных лет, было морально-политическое единство советского народа, понимание справедливых целей войны.

Решение проблемы кадров в тяжелом машиностроении и станкостроении усугублялось сложностью процесса перестройки этих отраслей, тем, что новые пополнения в первую очередь направлялись в оборонную промышленность. Кроме того, известно, что заводы тяжелого машиностроения производят оборудование больших размеров и веса. Например, станины прокатных станов весят 80 и более тонн. Недостаток подъемно-транспортных средств в годы войны создавал дополнительные трудности в работе предприятий и требовал физически сильной мужской рабочей силы.

Война подвергла суровому испытанию рабочих-машиностроителей. Фронт требовал непрерывного обеспечения многочисленных армий не только снарядами, вооружением, но и людьми. Призыв в ряды защитников Родины сказался на уменьшении численности промышленно-производственного персонала наркоматов.

Ряд крупнейших предприятий (Уралмаш, «Двигатель революции», Кировский и др.), многие годы специализировавшихся на выпуске продукции тяжелого машиностроения, был переведен в военные ведомства. Только с передачей Кировского завода из Наркомтяжмаша выбыло 35 тыс. рабочих, служащих и инженерно-технических работников16.

В ноябре 1941 г. была свернута деятельность Наркомата станкостроения17. Переход станкоинструментальных заводов в состав других ведомств привел к значительному сокращению высококвалифицированных рабочих и специалистов в станкостроении.

Многие заводы НКТМ и НКСС оказались на территории, временно занятой врагом: Ворошиловградский им. Октябрьской революции, Брянский «Красный Профинтерн», Ново-Краматорский, [11] на каждом из которых до войны было занято больше 20 тыс. рабочих и служащих18.

Промышленно-производственный персонал заводов Наркомата станкостроения, расположенных в районах оккупации, до войны насчитывал 23,4 тыс. человек, в том числе 13,4 тыс. рабочих, что составляло около 26% общей численности рабочих этой отрасли19.

Коммунистическая партия и Советское правительство приложили все усилия для спасения населения и материальных ценностей. Квалифицированные рабочие и другие производственные кадры закреплялись за предприятием и эвакуировались из угрожаемых районов. Но в ходе эвакуации, которая была сопряжена с огромными трудностями, неизбежны были потери в людях20.

Одновременно с эвакуацией решалась проблема перераспределения трудовых ресурсов между отраслями. Пополнение заводских коллективов на новых местах проходило медленно. В начале 1942 г. значительный дефицит в кадрах испытывали Сызранский локомобильный завод, эвакуированный из Людинова, Красноярский «Красный Профинтерн», прибывший из Брянской области. Заводу кузнечно-прессового оборудования, перебазированному в Ташкент, не хватало 600 рабочих, Новосибирскому инструментальному — 500, станкозаводу им. Горького, прибывшему из Киева в Кизел — 600 рабочих21.

Перестройка жизни страны на военный лад потребовала направления экономической, идейно-политической деятельности на разрешение одной задачи — на обеспечение разгрома врага. Одной из серьезнейших проблем перестройки стала задача пополнения потерь рабочей силы. Изыскивались новые пути и источники получения массовых людских ресурсов для удовлетворения растущих потребностей. Введение сверхурочных работ, отмена очередных и дополнительных отпусков в соответствии с Указом Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. позволили дополнительно загрузить производственные мощности без увеличения контингента рабочей силы. Коллективы рабочих машиностроительных и станкоинструментальных заводов единодушно одобрили указ, заявив о своей готовности отдать все силы на оборону страны. Об [12] этом свидетельствовали резолюции многочисленных митингов и собраний рабочих, прошедших на предприятиях. За счет отмены отпусков и сокращения выходных дней средняя продолжительность рабочего месяца возросла по сравнению с довоенным временем по всей промышленности примерно на два дня22.

Для восполнения недостатка в рабочих кадрах в целях дальнейшего повышения производительности труда перестраивалась работа производственных участков, усиливалось внимание к правильной организации труда. Особую роль сыграло движение за многостаночное обслуживание, совмещение профессий, обучение рабочих дополнительным специальностям, как на краткосрочных курсах, так и путем прикрепления к квалифицированным рабочим. В конце июня 1941 г. на машиностроительном заводе им. Ленина котельщик Воробьев успешно заменял четырех рабочих, ушедших в ряды Красной Армии. Мастер Антонов вместе с подручным Башмаковым сделал оригинальное приспособление к агрегату, повысив его производительность, что позволило заменить пять человек, ушедших в армию23. На «Красном пролетарии» фрезеровщик Загвоздкин заменил трех товарищей и стал работать на четырех станках. Токарь Фролов перешел на обслуживание четырех станков и выполнял сменную норму на 500-570%. В августе 1941 г. на металлическом заводе дополнительной специальностью овладело 500 человек24. На предприятиях станкоинструментальной промышленности широко пропагандировался опыт совмещения профессий, применяемый на станкозаводе им. С. Орджоникидзе. Так, в ремонтном цехе в первые же месяцы войны успешно совмещались такие профессии, как слесарь-долбежник, токарь-шлифовщик и др. На «Красном пролетарии» во 2-м сборочном цехе слесари Савичев, Щипанов и Филатов выполняли по пять норм каждый25. В августе 1941 г. по сравнению с довоенным периодом число двухсотников возросло: на «Двигателе революции» — на 20%, на Ленинградском металлическом заводе — на 30, на «Красном котельщике» — почти на 100%, четвертая часть рабочих завода «Красный металлист» выполняла свыше двух норм26.

Наркоматы принимали срочные меры по восполнению недостатка рабочих кадров. 27 июня 1941 г. по Наркомату станкостроения и 30 июня по Наркомтяжмашу были изданы приказы, по [13] которым директора предприятий обязывались обеспечить широкое привлечение на производство домашних хозяек, подростков, пенсионеров и других членов семей рабочих и служащих и пересмотреть штаты вспомогательных рабочих27. В наркоматах на заместителей наркомов тяжелого машиностроения и станкостроения П. Г. Грешных и П. Н. Жидкова была возложена обязанность контролировать все вопросы, связанные с комплектованием и подготовкой кадров.

С первых же дней войны развернулось движение женщин и молодежи за переход на производство. Партийные и профсоюзные организации уделяли большое внимание вовлечению женщин в активную трудовую деятельность, вели большую разъяснительную работу, устраивали собрания домохозяек. Привлечение женщин на производство было бы невозможно, если бы Коммунистическая партия и Советское правительство в трудные военные годы не создавали условий для их работы. Как и по всей стране, на предприятиях тяжелого машиностроения и станкостроения расширялась сеть детских и бытовых учреждений28.

Наибольшее применение женского труда в довоенный период было в инструментальной промышленности и объяснялось оснащенностью большинства заводов новейшим и легкоуправляемым оборудованием. С начала войны резко увеличилось применение труда женщин на заводах станкостроения, кузнечно-прессового, тяжелого машиностроения. Только за два месяца войны на предприятия Наркомата станкостроения влилось свыше 3 тыс. женщин, многие из них, быстро овладев сложными профессиями, стали выполнять и перевыполнять установленные нормы. Среди многочисленного коллектива завода «Калибр» достойным уважением и любовью пользовалась станочница Г. Райкова, выполнявшая норму на 180%. На заводе «Станколит» Н. Кузнецова, овладев профессией стерженщика, выполняла норму на 200%. То же можно сказать про стахановок-двухсотниц Т. Ф. Бурмистрову с «Красного пролетария», резьбовщицу Н. Е. Цареву с завода «Фрезер», токаря М. И. Федорову и многих других женщин-работниц. За успешное освоение новых специальностей нарком А. И. Ефремов 19 сентября 1941 г. наградил их значком «Отличник [14] социалистического соревнования»29. За первые месяцы войны на заводе «Фрезер» из числа вновь поступивших 50% составляли женщины.

Отмечая возросшее в дни войны участие женщин в производстве, рабочие «Красного пролетария» писали товарищам, уходящим на фронт: «Сегодня страна призвала вас, если нужно будет, мы тоже пойдем с оружием на врагов. Жены, матери, сестры заменят нас у станков. Мы гордимся нашими женщинами. Они работают рядом с нами, вместе с нами, плечом к плечу. Они напряженно учатся, овладевают квалификацией, чтобы стать мастерами станкостроения». Жены строгальщика Жиркова, мастера Ефремова, ушедших на фронт, встали к станкам30. На Ленинградском станкозаводе им. Свердлова жены рабочих 3. И. Винникова, А. И. Ханичева заняли место своих мужей в цехах31.

На предприятия привлекались подростки. Для них был установлен 6-часовой рабочий день. В трудный час для Родины на производство вернулись пенсионеры. Добровольный приток женщин, молодежи, пенсионеров на производство не прекращался в течение всей войны.

Новое пополнение сыграло исключительно большую роль в обеспечении предприятий рабочей силой в начальный, наиболее трудный период войны. В этом движении советских людей сказались их высокие патриотические чувства.

Важным мероприятием явилось бронирование рабочих и командных кадров для промышленности.

Но убыль в кадрах в связи с уходом в армию и перераспределением рабочей силы в пользу оборонной промышленности не могла быть восполнена добровольным приходом на производство тысяч патриотов.

Резко увеличило потребность в кадрах восстановление предприятий, начатое после разгрома немцев под Москвой.

В феврале 1942 г. возобновил свою деятельность Наркомат станкостроения. В связи с разворотом станкоинструментальной промышленности, новыми задачами, вставшими перед этой отраслью, имеющееся наличие рабочих кадров далеко не удовлетворяло потребностей производства. Фактическое наличие рабочих в феврале 1942 г. по всем предприятиям НКСС составляло 28 тыс., а в сентябре 1941 г. на них было занято 42 865 человек32.

В начале 1942 г. СНК и ГКО приняли решение о восстановлении производства котлов, шахтного оборудования на заводах [15] тяжелого машиностроения33. Необходимость увеличения выпуска военной и гражданской продукции требовала немедленного вовлечения в производство новых пополнений. В начале 1942г. дополнительная потребность в рабочей силе на предприятиях НКТМ и НКСС составляла 80 тыс. человек, из них для станкоинструментальной промышленности — 30 тыс., для тяжелого машиностроения — 50 тыс.34.

Военная обстановка, создав исключительные трудности в обеспечении народного хозяйства кадрами, наложила отпечаток на источники и формы пополнения предприятий рабочей силой.

В годы войны источниками пополнения промышленности рабочими кадрами было: колхозное крестьянство и все сельское население, в большинстве своем не имевших опыта производственной работы и профессии; трудоспособное незанятое в народном хозяйстве население. Сюда относились в основном домашние хозяйки, подростки, пенсионеры, инвалиды. У нас нет выборочных данных, которые характеризовали бы эту категорию людей по социальному происхождению, возрасту. Но в основном это были дети рабочих и служащих. Пополнение рядов рабочего класса шло также за счет сокращения административно-управленческого аппарата. Для отдельных отраслей и предприятий перераспределение рабочей силы можно рассматривать как своеобразный источник пополнения новыми для них рабочими, хотя перераспределение не увеличивает трудовых кадров в обществе в целом.

В 1945 г. в период демобилизации воины Советской Армии в свою очередь были источником комплектования промышленности кадрами.

В 1941 -1942 гг. на заводы направлялись главным образом лица, не участвовавшие по тем или иным причинам в народном хозяйстве.

В 1943-1945 гг. к ним добавились рабочие, переведенные с предприятий, выпускавших военную продукцию, а также демобилизованные воины.

Уже в начале войны пришлось изменить формы обеспечения производства рабочими кадрами. Оргнабор был прекращен, так как он не мог обеспечить восполнения убыли в кадрах. Правительство вынуждено было пойти на крайнюю меру: мобилизацию трудоспособного населения, которая стала основной формой привлечения рабочей силы в промышленность. Но поступления по вольному найму также использовались.

Важнейшую роль в обеспечении промышленности квалифицированными кадрами в годы войны сыграла система государственных трудовых резервов. [16]

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве» был издан 13 февраля 1942 г.35. Мобилизация осуществлялась по специальным решениям ГКО и СНК СССР, которые обязали наркоматы организовать на предприятиях производственное обучение привлеченных граждан36. За годы войны по трудовой мобилизации было привлечено в народное хозяйство около 12 млн. человек37.

16 февраля 1942 г. нарком тяжелого машиностроения Н. С. Казаков подписал приказ, по которому директора предприятий были обязаны представить в местные исполнительные комитеты заявки на потребное им количество рабочей силы38. Кроме того, директора заводов и начальники строительств обязывались организовать обучение вновь прибывших как в порядке индивидуального обучения путем прикрепления к высококвалифицированным кадрам, так и в порядке организации краткосрочных курсов. Для вновь прибывающих устанавливался срок обучения не свыше двух месяцев, и предприятия выплачивали мобилизованным в течение производственного обучения тарифную ставку по той работе, на которую был взят мобилизованный, но не свыше 200 руб. 12 марта 1942 г. такой же приказ был издан по Наркомату станкостроения39.

Наркоматы вели переписку с Комитетом по учету и распределению рабочей силы, посылали заявки на рабочую силу, планы распределения мобилизованного населения.

Партийные и профсоюзные организации проводили большую работу по разъяснению Указа Президиума Верховного Совета, по мобилизации новых контингентов рабочей силы. Проведение мобилизации заняло видное место в деятельности отделов кадров, труда и зарплаты наркоматов, несмотря на то, что эти отделы имели небольшие штаты и занимались широким кругом вопросов. Начальники отделов рабочих кадров, труда и зарплаты данных наркоматов Н. И. Клемина и Н. Д. Крупышев регулярно представляли отчеты наркомам о выполнении постановлений правительства по привлечению новых пополнений рабочих.

Коллегии наркоматов тяжелого машиностроения и станкостроения неоднократно обсуждали вопросы обеспечения предприятий рабочей силой, состояние производственного обучения и повышения квалификации рабочих. Коллегии добивались наиболее правильной расстановки людей, эффективного применения труда [17] женщин и молодежи, максимально полезного для фронта использования сил, способностей и знаний каждого человека, повышения производительности труда с тем, чтобы обеспечить неуклонное увеличение объема производства при сокращенном числе рабочих. Много внимания уделялось улучшению условий труда и материально-бытового положения рабочих, что непосредственно влияло на пополнение заводских коллективов.

В соответствии с Указом от 13 февраля 1942 г. СНК и ГКО выносили специальные решения о мобилизации городского населения по областям, а также о наборе рабочей силы для предприятий важнейших наркоматов. В течение марта — июля 1942 г. было вынесено несколько постановлений, по которым заводам тяжелого машиностроения и станкостроения было выделено значительное число рабочих, направляемых по мобилизации и из системы трудовых резервов. На Коломенский завод им. Куйбышева прибыло 2150 человек, на Сызранский локомобильный — 1515 человек40. Во втором квартале 1942 г. заводу «Красный пролетарий» выделялось 1500, заводу «Калибр» -1000 рабочих. «Станколит» после реэвакуации в течение 1942 г. пополнил свои кадры на 2 тыс. человек41.

Мобилизация населения проводилась не только за счет внутренних ресурсов каждой области, но и за счет других областей и республик. Пополнение рабочих Ново-Краматорского завода в Электростали шло за счет мобилизованных из Ленинградской, Астраханской областей, из Азербайджанской ССР. Для набора рабочей силы Коломенский завод направлял вербовщиков в Сталинградскую область. Из среднеазиатских республик в первом полугодии 1943 г. на этот завод прибыло 905 человек42.

Трудовая мобилизация населения, проводимая в годы войны в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР, дала возможность направить новые пополнения рабочих в промышленность, строительство и на транспорт.

В тяжелое военное время немаловажную роль в разрешении проблемы кадров сыграло перераспределение рабочей силы между производством и управлением, высвобождение квалифицированных работников путем совершенствования техники, механизации и организации производства. Советским правительством был издан ряд постановлений, предусматривающих перевод служащих на производство. Во исполнение этих решений в системе Наркомтяжмаша из числа инженерно-технических работников, служащих и младшего обслуживающего персонала переводилось [18] на производственные участки 1500 человек, в первую очередь из числа молодежи и лиц, ранее работавших на производстве43.

В декабре 1943 г. по Наркомтяжмашу был издан приказ о направлении работников общественного питания и торговли в заводские цехи. Проведенные мероприятия в определенной степени способствовали разрешению сложнейшей проблемы военных лет — пополнения рядов рабочего класса.

Социалистическое государство старалось учесть и использовать все источники комплектования рабочих кадров. Крупный резерв составляли мобилизованные Народным комиссариатом обороны. Военнообязанные, не пригодные к строевой службе, в составе строительных колонн направлялись на важнейшие стройки и предприятия.

Благодаря напряженной работе партийных, профсоюзных, хозяйственных организаций и патриотизму советского народа были найдены необходимые источники обеспечения предприятий рабочей силой, создана организованная система подготовки и распределения кадров между различными отраслями.

В 1942 г. Комитетом по учету и распределению рабочей силы было направлено на предприятия промышленности около 191 тыс. человек44. Процесс воспроизводства рабочей силы в 1942 г. выразился также в создании новых квалифицированных рабочих. Так, в течение этого периода непосредственно на производстве было обучено свыше 1,25 млн. рабочих массовых профессий и повысили квалификацию свыше 2.5 _млн. человек, на предприятиях двух наркоматов — соответственно 34,3 тыс. и 13,2 тыс. человек45.

Серьезное значение для разрешения проблемы кадров в условиях войны имела система государственных трудовых резервов. Созданные осенью 1940 г. училища с 2-годичным сроком обучения и школы ФЗО с 6-месячным сроком обучения стали важной базой комплектования промышленности рабочими массовых профессий. В 1941-1942 гг. они дали промышленности более 1 млн. человек, в том числе предприятиям тяжелого машиностроения и станкостроения -26617 человек46. За весь период войны профессионально-технические учебные заведения направили на предприятия и стройки 2480 тыс. человек, в том числе на заводы НКТМ и НКСС — 63 917 рабочих, из них в Наркомтяжмаш — [19] 40 749, в Наркомат станкостроения — 23 168 человек47. На ряде предприятий выпускники трудовых резервов составляли более половины рабочих.

Успешное разрешение задачи воспроизводства кадров позволило своевременно завершить перестройку экономики на военный лад и обеспечить Красную Армию необходимым вооружением и боеприпасами. Это было достигнуто в значительной степени благодаря усилиям женщин и молодежи, впервые пришедших на производство.

Разгром фашистских войск под Сталинградом знаменовал собой решительный перелом в ходе войны. Чтобы поддержать победоносное наступление войск на фронте, советский тыл упорно продолжал мобилизацию сил и средств ведения войны, создавал необходимый перевес сил.

В 1943 г. произошел коренной перелом в работе тыла48, на всех предприятиях велась упорная борьба за мощный подъем промышленного производства. На новом этапе войны Коммунистическая партия и ее местные организации, выдвигая задачи повышения производительности труда, связывали их с вопросами внедрения новой техники, использования внутренних резервов производства. Направляя народ на решение главной задачи — разгром фашистской Германии, Коммунистическая партия придавала огромное значение восстановлению народного хозяйства и созданию условий для перехода к мирному строительству. Вводимые в эксплуатацию шахты, электростанции в освобожденных районах снабжали предприятия дополнительнойэлектроэнергией и топливом. Это способствовало более ритмичной работе тыла. Правительственные органы и наркоматы перестроили организационную работу, больше внимания стали уделять вопросам развития промышленности, роста ее культуры, лучшей организации труда.

Однако в этих условиях проблема кадров не отпала. По состоянию на 1 января 1943 г. на действующих предприятиях НКТМ насчитывалось 34,5 тыс. рабочих, в системе НКСС в начале второго квартала 1943 г. было занято 44,3 тыс. рабочих и 7,7 тыс. инженерно-технических работников49. [20]

В 1943-1945 гг. необходимость привлечения на производство новых пополнений была вызвана следующими обстоятельствами: дальнейшим расширением производственных мощностей действующих предприятий; большим спросом на рабочую силу на заводах-новостройках и в освобожденных районах. Строительство предприятий тяжелого машиностроения и станкостроения в годы войны не прекращалось. С особой силой оно развернулось в Сибири, Поволжье, на Урале. Трудности в тыловых районах заключались в том, что вступающие в строй заводы испытывали значительный дефицит в рабочей силе. Вновь строящемуся заводу «Тяжстанкогидропресс», имеющему характер мелкосерийного и индивидуального производства, в четвертом квартале 1943 г. не хватало 430 рабочих, 150 конструкторов и технологов. Для начала производственной деятельности таких предприятий, как Московский завод станочных нормалей, Ташкентский инструментальный, Воронежский завод по производству кузнечно-прессового оборудования, в четвертом квартале 1943 г. требовалось 140 инженерно-технических работников. Для укомплектования вновь строящихся заводов счетными работниками, копировщиками требовалось увеличение численности служащих50.

В конце 1943 — начале 1944 г. широким фронтом развернулись восстановительные работы на предприятиях тяжелого машиностроения и станкостроения на территориях, освобожденных от фашистских захватчиков, одновременно налаживался выпуск продукции. Встала задача обеспечить кадрами эти заводы.

В связи с грандиозным размахом восстановительных работ и перспективами дальнейшего развития страна предъявила новые требования к рабочим станкостроения и тяжелого машиностроения. Постановлением ГКО от 28 февраля 1944 г. перед НКСС была поставлена трудная задача максимально расширить производство станков, прессов, инструмента, абразивов более высокого качества, которые не уступали бы лучшим заграничным образцам51. Важнейшей народнохозяйственной задачей было форсированное развитие тяжелого машиностроения: производство турбин, котлов, металлургического, подъемно-транспортного оборудования.

Решение этих проблем было связано с систематической заменой оборонной продукции выпуском более сложных и трудоемких машин, станков и прочих видов основной продукции. Развитие тяжелого машиностроения и станкостроения требовало систематического пополнения высококвалифицированных кадров.

Источником пополнения заводских коллективов, как и в первый период войны, было мобилизованное население. Для работы [21] на заводах тяжелого машиностроения и станкоинструментальной промышленности стали больше использовать трудоспособных граждан, временно не участвовавших в общественном труде: военнообязанных из числа не пригодных к строевой службе, демобилизованных воинов. Крупный резерв составляло население освобожденных районов. В составе вновь принятых кадров увеличился процент репатриированных лиц.

Руководители главков, директора предприятий прилагали большие усилия, чтобы обеспечить расширяющееся производство Достаточным числом рабочих и инженерно-технических работников и успешно реализовать постановления правительства.

Планом по труду на второй квартал 1944 г. Госплан установил численность рабочих для действующих заводов Наркомата станкостроения 44,7 тыс. человек. Учитывая, что на некоторых предприятиях, например на Горьковском заводе фрезерных станков, на Тбилисском заводе «Центролит», в связи с перестройкой работы на выпуск гражданской продукции неизбежна переквалификация рабочих-операционников, требующая определенного времени, наркомат обратился в Госплан с просьбой об увеличении лимитов по труду для действующих предприятий. Из 4850 новых рабочих, выделенных наркомату во втором квартале 1944 г., 3350 направлялись на действующие и 1500 — на восстанавливаемые заводы52.

Как и в довоенное время, на предприятия Ленинграда шло население из Ярославской, Кировской и Калининской областей. По плану на третий квартал 1944 г. из числа мобилизованных на ленинградские предприятия тяжелого машиностроения направлялось 2,1 тыс. человек, которые по заводам распределялись так52а:

[22]

Партийные, комсомольские, профсоюзные организации, сотрудники наркоматов заботились о пополнении рабочих коллективов, стремились наиболее эффективно использовать новые пополнения. Немедленно после изгнания врага на заводы тяжелого машиностроения и станкостроения, расположенные на освобожденной территории, прибыли представители наркоматов, которые приступили к набору кадров в первую очередь из лиц, работавших здесь до оккупации. По инициативе работников ЦК профсоюзов в Краматорске были проведены собрания граждан, на которых разъяснялась необходимость пополнения заводских коллективов для быстрейшего восстановления производства53.

Со второй половины 1944 г. в промышленности было частичное перераспределение кадров в пользу предприятий, переходящих на выпуск гражданской продукции, более трудоемкой и сложной, чем серийное производство военной продукции. Комитет по учету и распределению рабочей силы обязал Наркомат вооружения передать станкоинструментальным заводам рабочих общей численностью 1475 человек54.

Только социалистическое государство, используя плановую систему хозяйства, могло в условиях войны начать перевод рабочих оборонных наркоматов в другие отрасли, учитывая их послевоенное развитие. В 1945 г. рабочие коллективы пополнялись демобилизованными воинами. С июля по декабрь 1945 г. на Невский завод пришло 260 фронтовиков55.

Большую работу по трудоустройству демобилизованных проделали на Ленинградском металлическом заводе. С июля 1945 г. по март 1946 г. на предприятие поступило 660 бывших фронтовиков, в том числе 606 мужчин и 54 женщины, из них 219 человек ранее работали на заводе. Из 660 человек было принято 54 токаря, 94 слесаря, 13 кузнецов, 8 модельщиков, 34 шофера, 55 квалифицированных строителей, 144 инженерно-технических работника: 3 — 4-го разрядов — 86 рабочих; 5-го — 82, 6 — 8-го — 116 рабочих. Вследствие пополнения коллектива квалифицированными кадрами средний рабочий разряд по заводу повысился с 4,2 в августе 1945 г. до 4,3 в январе 1946 г.56. Много демобилизованных воинов поступило и на другие предприятия. Они в совершенстве владели сложнейшей военной техникой, получили огромные познания и навыки в управлении техникой. Поэтому приход их на производство имел немаловажное значение в деле скорейшего восстановления и дальнейшего развития промышленности. [23]

Таблица 1*

* Таблица составлена на основании данных: ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1659, л. 35; д. 1714, л. 40; д. 1709, л. 48; ф. 8243, оп. 1, д. 21, лл. 2-3; ф. 8454, оп. 1, д.231, л, 76; ф. 7997, оп. 2, д. 735, л, 38; ф. 8250, оп. 1, д. 179, л. 31; д. 196, л. 102.

** В 1944 г. на Старо-Краматорский завод 264 человека поступили другим путем.

*** В 1945 г. на Ново-Краматорский завод 1272 человека были переведены с других предприятий и 433 поступили другим путем, на «Русский дизель» — соответственно 78 и 156 человек.

Данные о рабочей силе, направленной на предприятия тяжелого машиностроения и станкоинструментальной промышленности в 1943-1945 гг., приведены в табл. 1.

В 1943-1945 гг., как и в предыдущие годы, основной формой комплектования промышленности и строительства рабочими кадрами была мобилизация населения. В 1944 г. только Комитетом по учету и распределению рабочей силы и его органами на местах было привлечено по трудовой мобилизации в промышленность и на строительство 1 113 300 человек57. Это самая крупная мобилизация за годы войны. В решающих отраслях промышленности (угольной и металлургической) удельный вес мобилизованных рабочих был очень велик. Однако массовая мобилизация не могла не привести к сокращению сельского населения. В отдельных областях (Челябинской, Свердловской и Пермской) дальнейшая мобилизация колхозников была сопряжена с большими трудностями. Поэтому на некоторых предприятиях значительное число людей было привлечено другим путем. На относительно небольшие предприятия, какими было большинство заводов инструментальной промышленности и Главстанкосмежпрома, мобилизованное население прибывало в небольшом числе. Поэтому руководители главков, [24] директора заводов прилагали немало усилий, чтобы привлечь новые пополнения рабочих, широко используя при этом метод вольного найма. Этим можно объяснить большой удельный вес группы рабочих, принятых в порядке свободного набора на заводах Главинструмента (в 1943 г.-63,8%, в 1944 г.-52%). В 1943 г. на заводе «Калибр» из 796 новых рабочих 763 были приняты путем вербовки населения.

Увеличилось число лиц, прибывающих из Наркомата обороны, особенно на предприятиях тяжелого машиностроения. Однако доля рабочих, поступивших по нарядам НКО, на заводах НКТМ и НКСС не превышала половины вновь прибывающих рабочих.

Несмотря на неблагоприятные и тяжелые условия войны, Советское государство нашло необходимые трудовые ресурсы для обеспечения промышленности рабочими кадрами.

Глубокие изменения, происшедшие в источниках и формах пополнения рабочего класса, привели к количественным и качественным сдвигам в его рядах. Общее представление о динамике среднегодовой численности промышленно-производствеиного персонала НКТМ и НКСС (1940 г. принят за 100%) в годы войны можно получить по данным табл. 2 (в %).

Основные причины, определившие изменения в численности рабочих кадров наркоматов тяжелого машиностроения и станкостроения, не были специфичными для этих отраслей. В той или иной степени они были характерны для промышленности, но были и особые обстоятельства: свертывание деятельности НКСС в 1941г., передача крупных заводов в военные ведомства.

Уменьшение персонала на предприятиях рассматриваемых отраслей началось со второй половины 1941 г. В станкоинструментальной промышленности в первый год войны в связи со сложностью процесса перестройки, организационным включением всей системы станкоинструментальной промышленности в Наркомат танковой промышленности сокращение числа работников было наиболее заметным: численность промышленно-производственного персонала уменьшилась по сравнению с 1940 г. на 31,8%, [25] рабо чих — на 30,7%, т. е. на 17,1% больше, чем в промышленности страны, и было самым низким за весь период войны58.

Таблица 2*

* Таблица составлена на основании данных: ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 1а, лл. 1-12; ф. 8259, оп. 1, д. 1190, л. 22; д. 1693, л. 20; д. 1749, л. 33; В. Б. Тельпуховский. Изменения в составе промышленных рабочих СССР в период Великой Отечественной войны».- «Вопросы истории», 1960, № 6, стр. 33; А. В. Смирнов. Рабочие кадры тяжелого машиностроения СССР в 1946-1958 гг.-«Исторические записки», т. 71, стр. 9.

** Не выделен младший обслуживающий персонал.

Одна из особенностей динамики численности рабочих и служащих в станкоинструментальной промышленности состояла в том, что здесь восстановление кадров началось в 1942 г., а не в 1943 г., как в других отраслях (прирост численности рабочих за год составил 8,6 %). Если мы сравним изучаемые отрасли, то увидим, что в 1942 г. по отношению к 1940 г. в тяжелом машиностроении уменьшение персонала в абсолютных данных и в процентном отношении было более значительным. Процент снижения численности рабочих и служащих в системе НКТМ превышал средние данные по всей промышленности страны (табл. 3)59. [27]

После того как завершилась эвакуация предприятий, развернулась работа на новых местах, началось восстановление кадров. Но темпы роста в тяжелом машиностроении и станкоинструментальной промышленности не были одинаковы. Это связано с рядом объективных причин: очередностью восстановления, трудностью восстановительного процесса заводов тяжелого машиностроения, выпускающих сложное оборудование для черной и цветной металлургии (котлы, турбины, дизели). Станкоинструментальная промышленность играла громадную роль в снабжении оборонных предприятий специальными станками, инструментом и была основной базой технического вооружения всей промышленности. Восстановлению этой отрасли придавалось первостепенное значение. В отношении обеспечения заводов рабочей силой НКСС был поставлен в один ряд с оборонными наркоматами. Кроме того, необходимо отметить, что большая группа станкоинструментальных предприятий находилась в Москве и Московской области, где восстановление промышленных кадров началось в 1942 г. А крупнейшие заводы тяжёлого машиностроения были расположены в районах, подвергшихся оккупации и наиболее пострадавших от войны. Восстановление станкостроения протекало быстрее, чем восстановление тяжелого

Таблица 3

[28] машиностроения. В 1943 г. по отношению к довоенному периоду численность персонала Наркомата тяжелого машиностроения составляла лишь 68,6%, Наркомата станкостроения — 82,6%, в 1944 г.- соответственно 70,9 и 87,5%. В 1944 г. темп прироста численности рабочих станкоинструментальной промышленности почти в 5 раз превышал соответствующий показатель по Наркомтяжмашу. Различные темпы восстановления изучаемых отраслей в военных условиях повлияли на изменение численности работающих к концу войны, которая в 1945 г. в станкоинструментальной промышленности составляла 90%, а в тяжелом машиностроении — 76,2% по отношению к 1940 г. Рост кадров в станкостроении происходил быстрее, чем в целом в промышленности страны60. Сравнение сводных данных конца войны с данными предвоенного времени позволяет сделать некоторые выводы. В течение изучаемого периода общая численность персонала в двух наркоматах уменьшилась на 34 тыс., в том числе в тяжелом машиностроении на 26,2 тыс., в станкоинструментальной промышленности — на 7,8 тыс. Самое значительное сокращение наблюдалось в 1941-1942 гг. в период перестройки производства на военные нужды. Следует заметить, что уменьшение численности рабочих и служащих в тяжелом машиностроении в процентном отношении было больше, чем в целом по промышленности: в первом случае на 23,8, во втором — на 13,6.

Специфика обстановки сказалась на соотношении между отдельными категориями работников. Сдвиги сводились в основном к повышению доли рабочих. Снижение удельного веса служащих объяснялось упрощением структуры управления и переводом части служащих на производство.

Станкоинструментальная промышленность и тяжелое машиностроение в силу характера производства имеют удельный вес инженерно-технических работников, превышающий среднюю норму61. За годы войны численность специалистов в изучаемых отраслях сократилась. А удельный вес рассматриваемой группы работников среди персонала НКТМ понизился незначительно, а в системе НКСС даже увеличился. Это объяснялось ростом темпов технического прогресса.

В условиях военного времени произошли коренные изменения не только в численности рабочих и служащих, но и в размещении их по экономическим районам страны62. Среди рабочих металлообработки [29] и машиностроения восточных областей увеличилось число станкостроителей, инструментальщиков, котельщиков, работников турбокраностроения и металлургического машиностроения. На челябинских, новосибирских станкоинструментальных заводах, на котельных заводах в Барнауле и Бийске трудилось много рабочих, прибывших в порядке эвакуации из центральных и южных районов. Приведем данные о территориальном распределении рабочих в станкоинструментальной и котлотурбинной промышленности страны в годы войны (табл. 4) (в %).

Таблица 4*

* Таблица составлена на основании данных: ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 3838, лл. 45-46; ф. 7997, оп. 2, д. 808!, л. 53; ф.8243, оп. 4, д. 1, лл. 105-106; ф. 8454, оп. 1, д. 68, л. 14; д. 260, л. 75.

Материалы, доступные автору, пока не дают возможности проследить размещение рабочих в территориальном разрезе в целом по отраслям, но если судить по данным наиболее крупных главков, то можно сделать некоторые выводы.

По численности рабочих в станкоинструментальной промышленности первое место принадлежало старому промышленному району: Москве и Московской области. Далее шли Урал и Сибирь. [30]

Таблица 5*

* Таблица составлена на основании данных: ЦГАНХ СССР, ф. 8243, on. 4, д. 1а, лл. 1-11; ф. 8259, эп. 1, д. 1652, л. 22, д. 1698, л. 24.

**Вступил в строй в 1943 г.

*** Вступил в строй в 1942 г.

Одним из важнейших принципов размещения тяжелого машиностроения является приближение его к районам производства металла. В результате второй пятилетки наметилась тенденция усиления роли восточных и южных районов, расположенных ближе к металлургической базе. Крупным центром турбостроения наряду с Ленинградом стал Харьков. Таганрогский завод «Красный котельщик» постепенно стал основной базой котлостроения Союза. Рост численности рабочих происходил в направлении некоторого уменьшения удельного веса рабочих северо-западных районов. Одновременно увеличивался удельный вес работников Урала и Сибири. В системе НКСС доля рабочих, занятых на предприятиях освобожденных районов, в общей численности рабочих наркомата снизилась с 26% в 1940 г. до 11,5% в 1945 г., в котлотурбинной промышленности-с 30,3 до 18,9%. Удельный вес рабочих-инструментальщиков Ленинградской области понизился с 29,7 до 7,8%, турбостроителей — с 59,6 до 35,7%. В годы войны бурное строительство и развитие промышленности на востоке обусловили быстрый рост кадров в этом районе. Инструментальщики сибирских заводов, вновь построенных в период войны, в 1945 г. составляли 24,3% общей численности рабочих главка. Динамика среднегодовой численности рабочих и ИТР восточных заводов тяжелого машиностроения и станкостроения в 1941-1945 гг. показана в табл. 5 (в % к 1940 г.). [31]

В 1945 г. по сравнению с 1942 г. число рабочих Бийского котельного завода увеличилось на 283,7%, Барнаульского — на 58,8, Алма-Атинского машиностроительного — на 44,9 %. Эти заводы введены в эксплуатацию в 1942-1943 гг. В промышленности восточных районов более трети квалифицированных кадров составляли рабочие, эвакуированные и мобилизованные через ГКО и Комитет по учету и распределению рабочей силы. По 10 предприятиям тяжелого машиностроения, куда входили Уральский турбинный завод, Иркутский и др., эта категория рабочих в начале 1946 г. составляла 27,1% общей численности рабочих63.

Коммунистическая партия и Советское правительство особое значение придавали восстановлению рабочих и инженерно-технических кадров ленинградских заводов тяжелого машиностроения и станкостроения, которые славились до войны высококвалифицированными инструментальщиками, строителями турбин и станков. За годы войны численность персонала на этих заводах сильно снизилась. Сокращение рядов промышленных кадров происходило в течение 1941-1943 гг., а в 1944 г. начался постепенный рост. На инструментальных заводах Ленинграда до войны трудилось 3,7 тыс. рабочих, а в первом квартале 1944 г.- 879 человек64. Пополнение заводских коллективов происходило за счет трудмобилизованных в Ярославской, Кировской и Калининской областях. В 1945 г. правительство по просьбе наркоматов разрешило въезд эвакуированных рабочих в Ленинград, у которых сохранилась жилплощадь. В течение года на заводы тяжелого машиностроения вернулось из эвакуации около 6 тыс. человек65. Однако численность рабочих на предприятиях города не достигла довоенного уровня и характеризовалась следующими данными (в % к 1940 г.): металлический завод — 34,9, Невский им. В. И. Ленина — 50,8, [32] «Экономайзер» — 5466. Рабочие станкоинструментальных заводов города в 1945 г. составляли 5,5% общей численности рабочих наркомата67.

Не менее серьезные изменения произошли в рядах машиностроителей Москвы и Московской области — одного из ведущих отрядов рабочего класса столицы. Здесь находился значительный куст предприятий станкоинструментальной промышленности и тяжелого машиностроения. Эти заводы играли большую роль в укреплении оборонной мощи страны. Накануне войны в городе выпускалась почти половина продукции всех станкозаводов страны. Эвакуация предприятий во второй половине 1941 г. привела к резкому сокращению промышленно-производственного персонала. После разгрома немцев под Москвой была частично произведена реэвакуация заводов. Рабочие коллективы начали увеличиваться. Динамика численности рабочих станкозавода им. С. Орджоникидзе в 1942 г. видна из следующих данных68:

Январь — 878
Апрель — 949
Июнь — 1653
Август — 1959
Декабрь — 2223
Среднегодовая — 1603

С января по апрель завод выпускал продукцию для фронта. Численность рабочих была стабильна и составляла 900 человек в месяц. В связи с возвращением завода в Москву и возрождением станкостроения потребность в рабочей силе резко возросла. Увеличение численности коллектива происходило за счет трудмобилизованного населения и частичного возвращения старых кадров. За год на предприятие было набрано около 1,5 тыс. человек. Дополнительная трудность заключалась в том, что при реэвакуации заводов часть высококвалифицированных рабочих осталась в системе Наркомата танковой промышленности и Наркомата среднего машиностроения. В числе оставшихся главным образом слесари — сборщики станков, расточники, модельщики, имеющие высокую квалификацию и стаж работы свыше 10-15 лет.

Прирост персонала в 1942-1945 гг. был различен. Более высоким он оказался на Ново-Краматорском заводе в Электростали, где численность рабочих в 1945 г. по сравнению с 1942 г. возросла более чем на 399%.

В конце войны, несмотря на сокращение численности работающих в станкоинструментальной промышленности — ведущей отрасли промышленности столицы, удельный вес станкостроителей [33] Москвы в системе наркомата был очень велик и в 1945 г. составлял 37,8% общей численности.

Значительное сокращение числа работающих произошло в районах, подвергшихся немецкой оккупации. На предприятиях станкоинструментальной промышленности на освобожденной территории в 1943 г. было всего 122 рабочих, 24 инженерно-технических работника, в то время как в 1940 г. здесь было занято 13,4 тыс. рабочих, на заводах тяжелого машиностроения осталось 613 рабочих69. Изгнание гитлеровцев с советской земли создало условия для восстановления разрушенного врагом народного хозяйства. Возросла возможность привлечения на производство местного трудоспособного населения, как городского, так и сельского.

В начале восстановительных работ большую помощь районам оказали квалифицированные кадры тыловых областей, которые направлялись на освобожденную территорию в порядке реэвакуации. В первом квартале 1944 г. на 13 восстанавливаемых заводах станкоинструментальной промышленности было 2,2 тыс. рабочих, во втором квартале — 2,8 тыс.70. На предприятия тяжелого машиностроения и станкостроения, расположенные на территории, подвергшейся оккупации, по специальным решениям ГКО и СНК СССР были направлены тысячи рабочих. За 1943 и пять месяцев 1944 г. на Украине из числа местного населения Комитетом по учету и распределению рабочей силы было передано предприятиям НКТМ 6,7 тыс. человек71.

Восстановление рабочих кадров, начавшееся сразу же после освобождения временно оккупированных территорий, имело громадное значение для укрепления обороны страны и дальнейшего развития народного хозяйства.

В 1945 г. численность рабочих по отношению к 1940 г. составляла на Старо-Краматорском заводе 49,5%, на Ново-Краматорском- 28,6, на Харьковском турбогенераторном — 40,6%72.

Состав рабочих в рассматриваемый период претерпел значительные изменения: увеличился удельный вес женщин и молодежи. В 1940 г. в машиностроении и металлообработке число женщин-рабочих составляло 31,5%73, в многочисленной армии работников станкоинструментальной промышленности насчитывалось до 40% женщин74. С начала Великой Отечественной войны этот показатель стал выше. [34]

Немало работниц прославилось своим самоотверженным трудом, систематически выполняя и перевыполняя нормы выработки, показывая образцы служения Родине. Т. Ячменева пришла на «Красный пролетарий» со школьной скамьи75. Под руководством опытного мастера Н. А. Паникова освоила токарный станок, успешно справлялась с работой. В 1943 г. организовала комсомольско-молодежную бригаду, которая неоднократно занимала первые места в соцсоревновании по заводу, району, два раза по Москве. Ячменева, поддерживая почин передовых рабочих, обслуживала несколько станков, работала по часовому графику, внедряла поточные методы в производство. В 1944 г. юная работница представляла завод на Всесоюзном совещании бригадиров комсомольско-молодежных бригад НКСС.

Многие из женщин своей ловкостью и мастерством удивляли опытных мастеров. На «Красном пролетарии» на сварке корпусов в цехе № 11 особенно отличалась неутомимая А. Алик. Она все время увеличивала выработку и оказывалась впереди мужчин, была инициатором соревнования сварщиков на заводе. За самоотверженный труд она была награждена орденом Ленина. Коммунистка цеха № 22 Н. Д. Ширяева также была одной из лучших сварщиц на «Красном пролетарии», норму выполняла не менее чем на 250%76. Работница Невского завода О. Демченко осенью 1941 г. проводила на фронт мужа, работавшего кузнецом в цехе № 24. Она решила занять его место. Демченко успешно освоила специальность кузнеца, в канун 1944 г. получила 4-й разряд, а в начале 1945 г. ей был присвоен 5-й разряд. Она успешно сочетала две профессии: машиниста на молоте и кузнеца77. Демченко стала передовой работницей крупнейшего предприятия страны.

Не успокаиваясь на достигнутом, она, применив новый метод работы, подняла производительность труда на участке в несколько раз.

В момент, когда мужья, отцы, братья на фронтах Отечественной войны защищали честь и свободу Родины, священным долгом каждой патриотки был героический труд в тылу. [35]

К концу 1942 г. участие женщин в производстве значительно выросло (в %)78:

На отдельных заводах процент женщин был больше: на Невском заводе — 76,8, Нязе-Петровском — 68,1, «Станколите» — 64, станкозаводе им. С. Орджоникидзе — 5079. В июле 1944 г. удельный вес женщин составлял на заводах: Главинструмента — 59,7%, Главабразива — 57,7, Главстанкопрома — 42,8, на предприятиях тяжелого машиностроения в апреле 1944 г. — 44,8%80. Как видим, увеличились масштабы применения женского труда на всех производствах, где изготовлялась более сложная и более тяжелая по весу продукция.

Произошли изменения и в профессиональном составе женщин. Славные бойцы трудового фронта, советские женщины выполняли любые работы. Они приобретали специальности стерженщиков, сварщиков, сборщиков станков и турбин. В абразивной промышленности ввиду вредности и тяжелых условий работы применение женского труда было ограничено, ряд профессий считался мужскими: прессовщики крупных кругов, кочегары периодических печей и др. За годы войны женщины освоили и эти специальности.

Калильщица термического отделения Московского станкозавода им. С. Орджоникидзе Шумилина освоила мужскую профессию у печи и ежедневно выполняла норму на 150%81. На Красноярском заводе «Красный Профинтерн» среди машинистов паровых машин и паровых турбин в конце 1942 г. 60% составляли женщины, среди крановщиков-машинистов работали одни женщины. Сложной профессией машиниста турбины овладела Л. В. Зименкова и всю войну проработала на заводской теплоэлектроцентрали. На «Красном Профинтерне» в 1942 г. возникла первая бригада женщин-кузнецов под руководством Н. Т. Новиковой, награжденной [36] в 1945 г. орденом Трудового Красного Знамени82. На Невском заводе им. В. И. Ленина в цехе № 25 до войны термообработку деталей производила бригада из 12 мужчин. Когда началась война, их заменила бригада женщин из 4 человек, возглавляемая М. Грамберг. Выполняя работу 12 мужчин, каждая из них в совершенстве овладела процессом производства и перевыполняла сменные задания83.

Коллективы предприятий гордились славными труженицами советского тыла, решавшими судьбу выполнения государственных планов по выпуску военной и гражданской продукции.

Женщины руководили производством в цехах, занимали ответственные посты. В 1942 г. на заводе «Фрезер» в цехе № 10 из станочниц на должность мастеров были выдвинуты Е. Данилина и В. Беляева. Они прекрасно справлялись с возложенными на них обязанностями, участки их ежемесячно выполняли план на 120- 150%84. На заводе «Станколит» жены фронтовиков Фадеева и Орлова не только освоили сложные профессии формовщиц, но и возглавили бригады. Фомина и Качнова работали мастерами на стержневом участке85. Е. Я. Авраменко работала путевым мастером на Невском заводе. Ее бригада зорко следила, чтобы все 25 километров заводских путей были в полнейшем порядке86.

Много женщин на руководящей работе в цехах были заняты на Московском инструментальном заводе. На должность бригадиров в цехе № 1 были выдвинуты токари Нестерова и Новикова, а на должность мастера — шлифовщица Комова. Работой термического цеха, одного из сложных и ответственных участков руководила женщина, бывший мастер А. Широкова. Она умело организовала труд в цехе, что способствовало выполнению и перевыполнению ежедневных производственных норм87.

Женщины не только работали по 11-12 часов на производстве, но и участвовали в рационализаторской и изобретательской работе, обучались на курсах медсестер и сандружинниц, овладевали военным делом, вели большую работу в госпиталях, с любовью готовили и отправляли подарки на фронт. Они в трудное военное время сумели сочетать напряженную работу на производстве с трудной обязанностью главы семьи.

Героический труд женщин в тяжелые годы войны помог усилению оборонной и экономической мощи СССР и завоеванию победы. В докладе, посвященном 20-летию победы советского народа в [37] Великой Отечественной войне, Л. И. Брежнев сказал: «Земной наш поклон советским женщинам, проявившим поразительное мужество в суровую военную годину. С такой силой, как в дни войны, никогда не проявлялись величие духа и несгибаемость воли наших советских женщин, их преданность, верность, любовь к Отчизне, их безграничное упорство в труде и героизм на фронте»88.

В годы войны на промышленных предприятиях возрос удельный вес молодежи, что привело к значительному омоложению рабочих кадров. Основную массу новых пополнений составляли люди в возрасте от 16 до 25 лет. Если в 1939 г. на производстве было занято 6% молодежи до 18 лет по отношению к общей численности рабочих и служащих, то в 1942 г. это количество возросло до 15%89. По призыву партии на производство шли юноши и девушки, только начинающие жизнь. Молодые рабочие наравне с кадровиками решали труднейшие задачи, вставшие перед промышленностью страны: осваивали выпуск военной продукции, перебазировали и заново строили заводы.

В период предвоенных пятилеток в тяжелом машиностроении преобладала группа рабочих старше 25 лет. В конце 1942 г. на заводах этой отрасли промышленности удельный вес молодежи в возрасте до 25 лет колебался от 24 до 49,4%90.

Об изменении возрастного состава рабочих на отдельных предприятиях Наркомтяжмаша (в % к общему числу рабочих) свидетельствуют данные табл. 6.

В дополнение к показателям численности возрастных групп рабочих приведем данные о составе молодежи, работавшей в системе НКТМ. По состоянию на 1 мая 1945 г. на заводах тяжелого машиностроения было занято 32 тыс. юношей и девушек в возрасте до 25 лет, в том числе 14,3 тыс. мужчин и 17,7 тыс. женщин91.

Пришедшие на производство юноши и девушки быстро овладевали производственными специальностями и нередко решали судьбу выполнения государственных планов. На предприятиях Главстанкопрома в конце 1942 г. подростки в возрасте до 18 лет составляли 30% рабочих, на Челябинском абразивном1-26,9%92. Особенно велик был удельный вес молодых рабочих на заводах Главстанкосмежпрома и Главинструмента, где благодаря более легким условиям труда и внедрению поточных методов производства он [38]

Таблица 6*

* А. В. Митрофанова. Указ. соч., стр. 356; ЦГАНХ СССР, ф. 8454, оп. 1, д. 730, л. 10.

составлял на Московском заводе низковольтной аппаратуры 63,3%, на Ташкентском заводе «Электростанок» — 63,9, на инструментальном им. Воскова — 70%93. Сколько юных героев труда вырастили заводы в трудные военные годы! На «Красном пролетарии» В. Михалина, М. Янкина, В. Каулина, Ю. Морозов и многие другие самоотверженно трудились в цехах94. В мае 1942 г. после окончания семилетней школы пришла на станкозавод им. В. И. Ленина в Стерлитамаке ученицей электрика В. Булатова. Через несколько месяцев она уже самостоятельно ремонтировала электрооборудование сложных станков и выполняла задание на 210%95. На Московском инструментальном заводе наравне с кадровиками работали молодые токари В. Рузакова, А. Гусева, А. Спицына, на Барнаульском котельном Е. Лейко, С. Чернецова, А. Тихомиров неоднократно завоевывали звание лучшего по профессии. Таких примеров можно привести немало.

Формирование молодого поколения рабочих из вчерашних школьников и учеников ремесленных училищ в сложных условиях войны свидетельствовало не только о повышении удельного веса молодежи в составе рабочего класса, но и о возрастании ее роли в развитии военного производства. Коммунистическая партия высоко оценила роль молодых рабочих. Приветствуя Ленинский комсомол в день его 25-летия, ЦК партии писал: «В Великой Отечественной войне советская молодежь проявила высокое сознание своего долга перед Родиной и несокрушимую волю к разгрому [39] врага… Наши юноши и девушки, заменяя на производстве ушедших на фронт отцов и старших братьев, напряженным трудом помогают Красной Армии громить врага… Молодые патриоты отдают все свои силы защите и укреплению социалистического Отечества… Навсегда войдут в историю беспримерные трудовые подвиги советских женщин и нашей славной молодежи, вынесших на своих плечах основную тяжесть труда на фабриках и заводах, в колхозах и совхозах»96.

Комплектование заводских коллективов за счет женщин и молодежи, ранее не работавших на производстве, сказалось на уровне квалификации промышленно-производственного персонала. Между тем тяжелое машиностроение и станкостроение по характеру своего производства требуют рабочих высокой квалификации. Многолетний опыт роста мастерства рабочих показывает, что на станкозаводах квалификацию 3-4-го разрядов рабочий получает через 3-4 года, а 5-6-го разрядов — через 6-7 лет. В довоенное время рабочие 3-4-го разрядов в станкоинструментальной промышленности по своей квалификации были универсалами, заменяли наладчиков, знали несколько типоразмеров станков, хорошо читали чертежи, пользовались таблицами режима резания. Этого не знали молодые кадры, подготовленные индивидуально-бригадным методом в сокращенные сроки97.

Огромное влияние на рост квалификации оказывают общеобразовательная подготовка и производственно-техническое обучение. Однако в 1941-1942 гг. число общеобразовательных школ уменьшилось, были значительно сокращены сроки и программы обучения в профессионально-технических учебных заведениях. Это были вынужденные меры, вызванные нуждами войны. В результате новые рабочие, обученные индивидуально-бригадным методом в два-три месяца, получив 3-4-й разряд, по существу были операционниками.

В предвоенный период средний тарифный разряд рабочих тяжелого машиностроения составлял 4,2, на станкоинструментальных заводах — 4,598. В конце 1942 г. в системе HKCС он едва достигал 3,599.

Поскольку без непрерывного повышения мастерства каждого работника нельзя было обеспечить успешное выполнение государственных планов, руководство наркоматов во второй период войны перестроило и улучшило дело подготовки и повышения [40] техниче-

Таблица 7*

* Таблица составлена на основании данных: ЦГАНХ СССР, ф. 4372, оп. 43. д. 919, лл. 125-127; ф. 1562, оп. 15, д. 1694, лл. 15-17; ф. 8259, оп. 1, д. 1749, л. 45; А. В. Митрофанова. Указ, соч., стр. 406.

** Данные за 1942 г, по НКТМ приведены за три квартала.

ской грамотности рабочих. 28 марта 1943 г. по Наркомату станкостроения был издан приказ № 176 «О мероприятиях по улучшению подготовки рабочих кадров на заводах Наркомата станкостроения», в котором указывалось, что «показатели выполнения плановых заданий по подготовке и повышению квалификации рабочих, начиная с апреля 1943 г., будут учитываться наряду с показателями выполнения производственной программы». Для новичков устанавливалось обязательное прохождение техминимума по программе 20-30 часов100. Принимались меры по изучению и перенесению передового опыта в подготовке кадров машиностроителей и станкостроителей. Наркомтяжмаш после всестороннего рассмотрния этого вопроса на заседании коллегии 19 августа 1943 г. издал приказ, в котором подчеркивалось, что подготовка квалифицированных кадров является важнейшей задачей предприятий тяжелого машиностроения, от разрешения которой зависит выполнение заданий партии и правительства по изготовлению металлургического оборудования, паровозов, дизелей, турбин, котлов и других видов продукции тяжелого машиностроения101. В 1943 г. НКТМ разработал и издал Положения об отделах технического обучения на предприятиях, о курсах повышения квалификации мастеров-практиков и бригадиров, о краткосрочных курсах обучения рабочих, а в 1944 г. выпустил специальный сборник102. [41]

 

Огромную организаторскую работу по обучению и подготовке кадров проводили заместители наркомов П.Н. Жидков и А. Е. Вяткин, начальники отделов рабочих кадров, труда и зарплаты Н. И. Клемина (НКТМ) и Н. Д. Крупышев (НКСС). Ежемесячно анализировались итоги подготовки рабочих, обсуждались формы, методы, опыт технической учебы на отдельных предприятиях. Обязательства по производственному обучению новых кадров заняли важное место во Всесоюзном социалистическом соревновании. Вопросы подготовки кадров обсуждались на партийных активах, комсомольских собраниях, огромную роль в повышении технического уровня кадров сыграла система подготовки и повышения квалификации непосредственно на производстве. На предприятиях тяжелого машиностроения и станкостроения, как и во всем народном хозяйстве, большинство рабочих повышали свою техническую грамотность главным образом в стахановских школах, на курсах техминимума, на краткосрочных курсах повышения квалификации. Данные табл. 7 свидетельствуют о большой работе, проделанной в этом направлении в 1942-1945 гг.

За четыре года войны на предприятиях двух наркоматов путем индивидуального и курсового обучения, в стахановских школах было подготовлено около 240 тыс. человек, из которых повысило свою техническую грамотность более 120 тыс. рабочих, в том числе 64,8 тыс. на заводах тяжелого машиностроения и 55,5 тыс. в системе наркомата станкостроения. В течение 1943 г. на предприятиях станкоинструментальной промышленности повысило квалификацию 15,7 тыс. человек, что в 2 раза превышало результаты предыдущего года. Лучших результатов добились станкозавод им. С. Орджоникидзе и инструментальный завод «Фрезер», выполнившие план соответственно на 167 и 147%103. На Коломенском паровозостроительном заводе за год стахановские школы окончило 1683 человека, курсы повышения квалификации 101Ь, на Ново-Краматорском в Электростали — соответственно 599 и 998 человек104. [42]

В последующие годы масштабы переподготовки кадров еще более возросли. В 1944 г. на, заводах тяжелого машиностроения этот показатель равнялся 22,2 тыс., в станкостроении-18,4 тыс. человек105. Успешно справились с работой по повышению квалификации кадров заводы Главкотлотурбопрома и Главлокомотивдизеля.

Мероприятия, проведенные наркоматами, содействовали повышению и углублению технической грамотности рабочих, их производственному росту, что находило отражение в улучшении работы предприятий и имело большое значение для развития отраслей в целом. Этому способствовало также открытие вечерних общеобразовательных школ в соответствии с постановлением СНК СССР от 15 июля 1943 г.106. В них стали обучаться тысячи рабочих.

Изменение квалификационного состава кадров изучаемых отраслей в период войны видно из табл. 8 (в %)

Таблица 8*

*»Профсоюзы СССР», т. 3. М., 1963, стр. 253-254.

К концу войны в системе Наркомтяжмаша большую половину составляли кадры средней квалификации (3-4-го разрядов), удельный вес которых в общей массе рабочих значительно возрос по сравнению с довоенным периодом. В то же время заметно уменьшилось число квалифицированных и высококвалифицированных машиностроителей и станкостроителей, в тяжелом машиностроении: с 39,5% в мае 1941 г. до 31,9 в январе 1945 г. В результате наблюдалось понижение среднего тарифного разряда рабочих, который в 1945 г. в тяжелом машиностроении составлял 4,1.

Новая техника, успешное освоение выпуска оборудования для черной, цветной металлургии, нефтяной, горнорудной [43] промышленности, создание высокопроизводительных станков и инструмента требовали от рабочих значительных технических знаний, усвоение которых задерживалось из-за недостаточного квалификационного уровня кадров. Более того, старые кадры рабочих, выполнявшие до войны заказы тяжелого машиностроения и станкостроения, за военный период, работая на определенных операциях, деквалифицировались и нуждались в переподготовке. Об этом с тревогой писали в наркомат директор Уралмашзавода Б. Г. Музруков и начальник технического обучения при Иркутском заводе Прокудина107.

Об остром недостатке рабочих 4-7-го разрядов свидетельствуют данные по Уральскому турбинному и Сызранскому локомобильному заводам (табл. 9).

Таблица 9*

*ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 326, л. И; Д. 314, лл. 3-4

В декабре 1944 г. на Ленинградском заводе станков-автоматов слесарей 7-го разряда было всего два, 6-го — четыре, на Металлическом заводе рабочие 5-го разряда и выше составляли 39%, а до войны — более 60%108.

Чтобы привести уровень квалификации кадров в соответствие с задачами освоения новой техники, потребовались новые усилия по максимальному развороту технической учебы с отрывом и без отрыва от производства.

Важным показателем качественного изменения состава рабочих являются данные о стаже непрерывной работы.

Изменения в численности и возрастном составе кадров отразились на уровне производственного стажа. На 1 ноября 1940 г. среди рабочих тяжелого машиностроения лица со стажем свыше трех лет составляли 43,8%109. В годы войны эта группа рабочих [44] сократилась. На одном из предприятий Наркомтяжмаша, Московском заводе «Комега», в июле 1942 г. все рабочие по стажу распределялись следующим образом: проработавшие до шести месяцев — 33%, от шести месяцев до трех лет — 40,8, от трех до пяти и более лет -18,7%. Лица, проработавшие до трех лет, составляли 73,8%110.

Интересные сведения о распределении рабочих по стажу на предприятиях станкоинструментальной промышленности столицы — ведущей отрасли промышленности города — приводит В. Е. Полетаев111. По его подсчетам, самая крупная по стажу категория промышленно-производственного персонала (по состоянию на 1 января 1946 г.) состояла из лиц с производственным стажем от года до пяти лет, на втором месте группа лиц, пришедших на производство до войны. Старые кадровые рабочие были опорой коллективов и воспитателями молодого пополнения рабочего класса. Большое число кадровых рабочих сохранилось на станкозаводе «Красный пролетарий». В первом полугодии 1943 г. рабочие с довоенным стажем составляли 40%112. Среди них ветераны труда, отдавшие заводу 40-50 лет жизни: слесарь К. Д. Сарафанов, мастера Н. Ф. Филиппов, И. И. Иванов и К. Скворцов, токари Е. К. Баканичев и К. М. Агафонов113.

В декабре 1945 г. Наркомтяжмашем была отмечена группа работников Ленинградского металлического завода, проработавших на производстве по нескольку десятков лет, в том числе мастер Н. Н. Крикунов, старший мастер Н. Т. Степанов и заместитель начальника цеха С. Н. Чистяков114. Многие рабочие, поступившие на производство в годы предвоенных пятилеток, навсегда связали свою жизнь с промышленностью. Некоторые из них стали основателями рабочих династий. На заводах трудятся их сыновья.

Анализ количественных и качественных изменений в составе рабочих кадров тяжелого машиностроения и станкостроения позволяет сделать некоторые выводы.

Как и во всем народном хозяйстве, в изучаемых отраслях во время войны численность промышленно-производственного персонала уменьшилась. Уход тысяч рабочих в армию, передача крупнейших предприятий военным ведомствам, эвакуация, свертывание деятельности Наркомата станкостроения — вот основные причины, определившие количественные изменения в рядах машиностроителей и станкостроителей. В 1941 г. численность [45] рабочих в станкоинструментальной промышленности была самой низкой за весь период войны и составляла 69,3% к уровню 1940 г. На предприятиях тяжелого машиностроения в 1942 г. осталось 48,4 тыс. рабочих, или 66,4%.

Коммунистическая партия и Советское правительство в трудных военных условиях уделяли огромное внимание укреплению рядов рабочего класса, принимали меры, направленные на увеличение его численности и улучшение состава. В промышленности, начиная с 1943 г., а в станкостроении с 1942 г. наблюдался постоянный численный рост кадров. Темпы восстановления кадров в изучаемых отраслях не были одинаковы. Это объяснялось состоянием и развитием данных отраслей в условиях войны. Рост численности работников в станкоинструментальной промышленности происходил быстрее, чем в тяжелом машиностроении и в целом в промышленности страны. К концу войны численность промышленно-производственного персонала в станкоинструментальной промышленности составляла 90 %, в тяжелом машиностроении — 76,2 % по отношению к 1940 г.

Главными источниками пополнения рядов промышленных кадров были колхозное крестьянство, трудоспособное население, не участвовавшее в производстве. Это прежде всего домохозяйки, пенсионеры, инвалиды войны. Основным каналом поступления рабочей силы становится мобилизация незанятого трудоспособного населения. Но добровольный приток граждан также не прекращался в течение всей войны.

Произошли существенные сдвиги в географии размещения кадров. Увеличилось число станкостроителей, инструментальщиков и котельщиков в восточных районах при одновременном сокращении рабочих названных специальностей в южных, центральных и западных районах.

Состав рабочих также подвергся коренным изменениям. По призыву партии на производство пришли тысячи женщин и молодежь. Активные участники социалистического строительства — советские женщины — в трудные годы опровергли сложившееся до войны представление о делении профессий на «мужские» и «женские» и успешно осваивали любые специальности. Широкое привлечение женщин на производство привело к тому, что женский труд стал занимать доминирующее положение на многих предприятиях тяжелого машиностроения и станкоинструментальной промышленности. В июле 1944 г. удельный вес женщин составлял: на заводах Главинструмента — 59,7%, Главабразива- 57,7%. Увеличилась группа молодежи. Основную массу новых пополнений составляли лица в возрасте от 16 до 25 лет. Трудовой героизм молодых рабочих, проявленный в это суровое время, является хорошим примером для нынешнего подрастающего поколения.

Массовый приток новых рабочих и быстрое обновление [46] состава выдвинули на одно из первых мест проблему подготовки кадров и совершенствования системы производственно-технического обучения. В период войны в массовом масштабе проводилась краткосрочная подготовка нового пополнения как непосредственно на производстве, так и в учебных заведениях Главного управления трудовых резервов. Большинство вновь пришедших рабочих были обучены на предприятиях бригадно-индивидуальным методом, нашедшим широкое применение во всех отраслях промышленности страны. На первом этапе войны задача заключалась в том, чтобы дать новичкам основные навыки по профессии. С конца 1942 г. внимание было обращено на улучшение качества подготовки. Поэтому повышение технического уровня кадров стало преобладающей формой в системе обучения. На заводах тяжелого машиностроения в 1944 г. повысили свою квалификацию 22,2 тыс., в 1945 г. — 27 тыс. рабочих.

Огромную роль в обеспечении производства квалифицированными кадрами сыграли учебные заведения трудовых резервов, число которых увеличивалось с каждым годом. Выпускники училищ и школ ФЗО выполняли сложные и ответственные задания и в своем мастерстве не уступали квалифицированным рабочим. Сотрудники наркоматов и директора заводов неоднократно заявляли, что только благодаря помощи учащихся они выполняют государственные задания, в том числе заказы фронта.

Все изменения в количественном и качественном составе рабочих тяжелого машиностроения и станкоинструментальной промышленности в значительной степени отражают общие процессы, происходившие в рядах рабочего класса СССР в годы войны.

Используя преимущества социалистического строя, высокое чувство патриотизма и активность трудящихся, Коммунистическая партия успешно решила одну из сложнейших проблем военной экономики — проблему кадров.

Мобилизующей силой, оказывающей могучее воздействие на общественное сознание масс, была новая, социалистическая идеология, ставшая важным фактором сплоченности советских людей, источником их общественно-политической и трудовой активности.

Восстановление кадров рабочего класса непосредственно в ходе войны — один из важнейших итогов военного периода, достигнутый параллельно с победами на фронтах и успехами в возрождении промышленности и всего народного хозяйства страны

Годы войны особенно ярко показали, какую большую роль играет правильное решение проблемы расширенного воспроизводства кадров, способных выполнять сложные задачи военного времени. [47]

 

Примечания:

 

1 А. Ефремов. Советское станкостроение. М., 1946, стр. 8.

2 Я. С. Розенфельд. К. И. Клименко. История машиностроения СССР. М., 1961, стр. 237.

3. «Свердловск». Сборник. Свердловск, 1946, стр. 202.

4. Я. С. Розенфельд, К. И. Клименко. Указ. соч., стр. 287.

5. «Страна Советов за 50 лет». Сборник статистических материалов. М., 1967, стр. 51-52.

6. Там же, стр. 53: «Промышленность СССР». Статистический сборник. М., 1964, стр. 260-261.

7. «Страна Советов за 50 лет», стр. 53.

8. А. В. Митрофанова. Рабочий класс Советского Союза в первый период Великой Отечественной войны (1941-1942 гг.). М., 1960, стр. 29; «Страна Советов за 50 лет», стр. 61.

9. H. Вознесенский. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М,. 1947, стр. 27.

10. «Рабочий класс СССР (1951-1965 гг.)». М., 1969, стр. 170.

11. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 1а, лл. 11-12; ф. 8259, оп. 1, д. 1599, л. 19.

12. Н.П. Липатов. Рост и укрепление рядов рабочего класса в годы Великой Отечественной войны (обзор литературы).- «Формирование и развитие советского рабочего класса (1917-1961 гг.)». Сборник. М., 1964, стр. 22-36.

13. А. В. Митрофанова. Указ. соч.; В. Б. Тельпуховский. Изменения в составе промышленных рабочих СССР в период Великой Отечественной войны. — «Вопросы истории», 1960, № 6: Г. Г. Морехина. Рабочий класс — фронту. М., 1962.

14. «Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков». М., 1946, стр. 4.

15. С февраля 1942 г. этот комитет стал именоваться Комитетом по учету и распределению рабочей силы («История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945 гг.», т. 2. М., 1961, стр. 152; Архив ГКПТО, ф. 35, оп. 10, св. 1. д. 1, лл. 1-9).

16. «Очерки истории Ленинграда», т. 5. Л., 1967, стр. 120.

17. Л. А. Айзенштадт, С. А. Чихачев. Очерки по истории станкостроения СССР. М., 1957, стр. 320.

18. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 1а, лл. 11-12.

19. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 1226, л. 20.

20. В. Б. Тельпуховский считает, что с эвакуированными предприятиями прибывало 30-40% рабочих (В. Б. Тельпуховский. Обеспечение промышленности рабочими кадрами в первый период Великой Отечественной войны.-«Вопросы истории», 1958, № 11, стр. 32). Некоторые историки приводят меньшие данные. Г. А. Докучаев, в частности, считает, что 30-40% прежней численности имели лишь единичные предприятия (Г. А. Докучаев. Сибирский тыл в Великой Отечественной войне. Новосибирск, 1968, стр. 162). Этот вопрос нуждается в разработке, приводимые данные — в уточнении.

21. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 268а, лл. 42-44.

22. П. В. Соколов. Воспроизводство рабочей силы в промышленности СССР в годы Великой Отечественной войны.- «Труды Военно-политической академии им. В. И. Ленина», № 26. М., 1959, стр. 59

23. «Большой путь». К столетию со дня основания Невского машиностроительного завода имени В. И. Ленина. Л., 1957, стр. 106.

24. «Правда», 25 июня 1941 г.; «Труд», 27 июня и 31 августа 1941 г

25. «Правда», 25 июня 1941 г.

26. «Труд», 31 августа 1941 г.

27. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1, л. 119; ф. 8243, оп. 1, д. 1111, л. 215.

28. В детских садах НКСС в 1941 г. воспитывалось 1318 детей, а в 1942 г. — 3333. Только Главстанкопром организовал за год 8 детсадов. В системе HKTM до войны имелось 44 детсада с 7174 детьми, в начале 1945 г. их число возросло, и они обслуживали 16 890 детей. Характерно, что в США, к концу войны, когда в промышленности было занято более 18 млн. женщин, число мест в детских учреждениях составляло только 10 тыс. (М. А. Тамарченко. Советские финансы в период Отечественной войны. М., 1967, стр. 119; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1599, л. 5; д. 1618, л. 24; ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 1519, лл. 33, 37).

29. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 4, лл. 86-87.

30. «Правда», 25 июня 1941 г.

31. Г. Борисов, С. Васильев. Станкостроительный имени Свердлова. Очерк истории Ленинградского станкостроительного завода имени Свердлова (1867-1961 гг.). Л., 1962, стр. 185.

32. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 268а, л. 36.

33. А. В. Митрофанова. Указ. соч., стр. 223.

34. Там же, стр. 332; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 268, л. 72.

35. «Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. 1917-1957 гг.», т. 2. М., 1957, стр. 722-723

36. «Трудовое законодательство военного времени». Сборник. М., 1943, стр. 5.

37. П. В. Соколов. Война и людские ресурсы. М., 1961, стр. 133.

38. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1123; л. 236.

39. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 6, л. 78.

40. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 309, л. 10.

41. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 268а. лл. 42 — 44.

42. Там же, ф. 8243, оп. 1, д. 12, л. 30.

43. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 1131, л. 281; д. 14, л. 76.

44. «История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 — 1945 гг.», т. 2, стр. 499.

45. Там же; А. В. Митрофанова. Указ. соч., стр. 406; ЦГАНХ СССР, ф. 1562, оп. 15, д. 1689, л. 39.

46. «История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 — 1945 гг.», т. 2, стр. 500; А. В. Митрофанова. Указ. соч., стр. 385.

47. «Формирование и развитие советского рабочего класса (1917-1961 гг.)». Сборник статей. М., 1964, стр. 28-29; ЦГАОР СССР, ф. 9507, оп. 1, д. 218, лл. 1 — 2.

48. Некоторые авторы считают, что коренной перелом в работе тыла произошел в 1942 г. (А. Ф. Васильев. Советский тыл в Великой Отечественной войне.- «Вопросы истории», 1966, № 6, стр. 142-143; Г. Д. Комков. К вопросу о коренном переломе в работе советского тыла в годы Великой Отечественной войны.- «История СССР», 1968, № 2, стр. 226-228).

49. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1212, лл. 128-130; ф. 8243, оп. 4, д. 513, л. 89.

50. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 1190, лл. 91, 113, 116-117.

51. «Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам», т. 2, стр. 822-825.

52. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1212, лл. 121-122.

52а. Там же, ф. 8243, оп. 4, д. 315, л. 36.

53. «Профсоюзы СССР». Документы и материалы в четырех томах, т. 3. М., 1963, стр. 234.

54. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 3838, л. 23.

55. «Молот», 20 декабря 1945 г.

56. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 318, лл. 70-72.

57. «История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 — 1945 гг.», т. 4. М., 1962, стр. 589.

58. В 1941 г. в промышленности СССР было 7160 тыс. рабочих, на 1130 тыс. меньше, чем накануне войны, или на 13,6% (А. В. Митрофанова. Указ. соч., стр. 344).

59. А. В. Митрофанова. Указ. соч., стр. 344; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 1а, лл. 5, 11; ф. 8259, оп. 1, д. 1190, л. 37. В этой и в следующих таблицах данные по промышленности приведены без учета работников промысловой кооперации, которые включены в численность рабочих и служащих в статистических сборниках, изданных в последние годы.

60. К концу войны в промышленности СССР было 9,5 млн. рабочих и служащих, или 86.4% довоенного уровня («Вопросы труда в СССР». М., 1958, стр. 33).

61. В 1940 г. в промышленно-производственном персонале всей промышленности страны удельный вес ИТР составлял 8% («Страна Советов за 50 лет», стр. 62).

62. Доля Урала по отношению ко всей численности рабочих и служащих промышленности СССР увеличилась с 8,5% в 1940 г. до 20,5% в 1943 г:» Западной Сибири — с 4 до 9% (Н. Вознесенский. Указ. соч., стр. 110).

63. ЦГАНХ СССР. ф. 8243, оп. 4, д. 334, л. 5.

64. Там же, ф. 8250, оп. 1, д. 1222, л. 12.

65. А.В. Смирнов. Рабочие кадры тяжелого машиностроения СССР в 1946 — 1958 гг. Канд. дисс. М., 1962, стр. 48.

66. ЦГАНХ СССР, ф. 8454, оп. 1, д. 260, л. 75; ф. 8243, оп. 4, д. 1, л. 105

67. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 3838, лл. 45-46.

68. Там же, ф. 7998, оп. 5, д. 29, л. 5.

69. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 1652, л. 62; д. 1226, л. 20; ф. 8243, оп. 4, д. 1а, л. 7.

70. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 1226, л. 20.

71. В. Б. Тельпуховский. Обеспечение промышленности рабочими кадрами в период Великой Отечественной войны. Канд. дисс. М., 1960, стр. 91

72. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 1а, лл. 9-12.

73. «Рабочий класс СССР (1951-1965 гг.)», стр. 139.

74. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 4, л. 86.

75. Татьяна Петровна Ячменева (Шилова) родилась в 1927 г., поступила на завод в июне 1942 г., по 1949 г. работала токарем, затем наладчиком. В 1950 г. вступила в ряды КПСС. В том же году за внедрение методов скоростного режима резания металлов удостоена звания лауреата Сталинской премии. В 1954 г. окончила станкоинструментальный техникум, до 1960 г. работала на заводе конструктором. С 1960 г. по настоящее время Ячменева работает в Экспериментальном научно-исследовательском институте металлорежущих станков. Награждена медалями («В труде, как в бою». М., 1961, стр. 129).

76. «Славные традиции». К 100-летию завода «Красный пролетарий» имени А. И. Ефремова. 1857-1957 гг. Сборник. М., 1957, стр. 148; «Двигатель», 22 января 1945 г.

77. «Молот», 8 марта 1945 г.

78. Л. В. Митрофанова. Указ. соч., стр. 358; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1628, лл. 22, 25.

79. Там же, стр. 356; там же.

80. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1222, л.. 15; ф. 1562, оп. 15, д. 1558, л. 20.

81. Заводской архив. Приказы и распоряжения по заводу. Архив № 9, св. 2, оп. 1, л. 41.

82. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, он. 2, д. 147, л. 25; Б. Багаев, И. Чудинова. Орденоносный «Сибтяжмаш». Красноярск, 1964, стр. 22.

83. «Молот», 8 марта 1945 г.

84. ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 26, д. 201, л. 172.

85. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 291, л. 4.

86. «Молот», 8 марта 1945 г.

87. ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 26, д. 201, л. 170,

88. Л И. Брежнев. Великая победа советского народа. Доклад на торжественном собрании в Кремлевском Дворце съездов, посвященный 20-летию победы советского народа в Великой Отечественной войне. 8 мая 1965 г. М.. 1965, стр. 24.

89. Н. Вознесенский. Указ. соч., стр. 112.

90. А В Митрофанова. Указ. соч., стр. 355.

91. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 323, л. 27; д. 327, лл. 1, 5.

92. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 1635, л. 2.

93. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1709, л. 50; А. В. Митрофанова. Указ. соч., стр. 357.

94. «Славные традиции», стр. 148.

95. ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 26, д. 201, л. 17,

96. «Правда», 29 октября 1943 г.

97. Отсутствие исчерпывающих материалов не позволяет более основательно проанализировать изменения уровня квалификации и производственного стажа за военное время

98. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, он. 4, д. 1, л. 72; ф. 8259, оп. 1, д. 286, л. 145.

99. Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 1659, л. 36.

100. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 17, л. 197

101. «Сборник руководящих материалов по подготовке кадров на предприятиях Наркомата тяжелого машиностроения» М, 1944 стр. 3

102. Там же

103. ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 277, л. 77.

104. Там же, ф. 8243, оп. 4, д. 310, л. 42

105. ЦГАХ СССР, ф. 1562, оп. 15, д. 1689, лл. 80, 84.

106. «Сборник руководящих материалов по обучению молодежи и взрослых». М., 1957, стр. 9-10.

107. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 318, лл. 13-15.

108. В. А. Ежов. Рабочие Ленинграда в борьбе за восстановление города (1944-1945 гг.). Л., 1961, стр. 23.

109. А. В. Смирнов. Рабочие кадры тяжелого машиностроения СССР в 1946 — 1958 гг.-«Исторические записки», т. 71, стр. 13.

110. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, он. 4, д. 7, л. 44

111. В. Е. Полетаев. Рабочие Москвы на завершающем этапе строительства социализма. 1945-1958 гг. М., 1967, стр. 80.

112. ЦГАОР СССР, ф. 7676, оп. 11, д. 22, л. 23.

113. «Двигатель», 15 марта 1945 г.; Е. Черных. Романтика большой жизни. М., 1958, тр. 40.

114. ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1192, лл. 163-164.

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.