Ватикан и гитлеровская Германия

Книжная полка Analogopotom

 

Ватикан и гитлеровская Германия

Письмо Э. Кальтенбрунера И. Риббентропу и прилагаемое к нему донесение нацистского агента о пребывании в Риме с 15 по 29 мая 1943 г.

Религии мира. История и современность. 1984. С. 190-213.

Перевод с немецкого и подготовка к публикации Н.С. Лебедевой

 

Вниманию читателя предлагается не публиковавшийся еще архивный документ, который дает рельефное представление о позиции Ватикана в переломный период второй мировой войны. Сопроводительное письмо Э. Кальтенбрунера И. Риббентропу и приложенное к нему донесение «доверенного лица» службы безопасности не только знакомит нас со взглядами деятелей, приближенных к папе римскому, но и раскрывает побудительные мотивы, заставлявшие Ватикан идти на дальнейшее сближение с нацистской Германией. Они свидетельствуют о полной несостоятельности версии буржуазных историков, будто бы папская курия заботилась лишь об одном — о прекращении кровопролития.

В течение десятилетий, прошедших после Великого Октября, Ватикан неизменно брал на себя роль передового отряда мировой реакции в борьбе против коммунизма1. Фашистские партии, стремившиеся предотвратить развитие революционного процесса и путем псевдорадикальной демагогии привлечь широкие слои населения на свою сторону, не могли не снискать симпатии католического руководства. 11 февраля 1929 г. Ватикан подписал конкордат с фашистским диктатором Муссолини, 20 июля 1933 г. — конкордат с правительством гитлеровской Германии, в 1940 г. — с Салазаром. 13 марта 1933 г. Пий XI заявил публично, что видит в Гитлере крупнейшего государственного деятеля — борца против коммунизма. Однако нацистский «фюрер», который, по образному выражению советского исследователя И.Р. Григулевича, признавал лишь церковь, кричащую «Хайль Гитлер!»2, не мог не вызвать у папы римского чувство разочарования. Ведь все католические организации в рейхе были поглощены нацистами, все церковники превращены в покорных слуг фашистского режима, не смирившиеся с таким положением — заточены в концлагеря или физически уничтожены. С каждым годом Гитлер представлялся Пию XI все более и более опасным. Папа римский был убежден, что скоро разразится новая мировая война, развязанная Германией. Тем не менее острие своего идеологического оружия папский престол по-прежнему направлял не против фашизма, а против Страны Советов. Так, в энциклике 1937 г. «О положении католической церкви в Германском рейхе» лишь перечислялись нарушения нацистским правительством конкордата, говорилось о различного рода притеснениях церкви, но осуждалась идеология национал-социализма, не отлучались от церкви ее носители. Напротив, папское послание заканчивалось призывом к Гитлеру возобновить сотрудничество с католической церковью, соблюдать конкордат. В то же время энциклика «Об атеистическом коммунизме» предавала анафеме как идеологию, так и всех приверженцев этого направления передовой общественной мысли. Пий XI призывал «энергично применять соответствующие действенные средства, чтобы преградить путь революции, которая подготавливается»3. Более того, энциклика была нацелена на то, чтобы воспрепятствовать католикам участвовать в антифашистской борьбе.

И все же Пий XI не мог сочувствовать экспансионистским планам германского фашизма, ставившего целью завоевание мирового господства. Их реализация неизбежно привела бы к подчинению церковной иерархии нацизму, к ликвидации католических организаций на оккупированных рейхом территориях. Все это дало основание некоторым буржуазным историкам утверждать, что Пий XI в конце своей жизни намеревался выступить с резким осуждением нацизма и фашизма и потому был отравлен своим врачом Петаччи, отцом любовницы Муссолини, состоявшим на секретной службе как у Гитлера, так и у итальянского диктатора. Однако следует согласиться с мнением члена-корреспондента АН СССР И.Р. Григулевича, который в своей монографии «Папство. Век XX» отмечал, что, по-видимому, не существует вышедших из-под пера Пия XI документов, содержащих высказывания против Гитлера и Муссолини и подтверждающих версию, будто он на склоне лет пересмотрел свое отношение к нацизму и фашизму, помышлял о разрыве с ними. «Оголтелый антикоммунизм толкнул его в объятия Муссолини и Гитлера, из которых он так и не смог вырваться»4.

Еще в большей мере уповал на германский фашизм как на мощное оружие в борьбе против коммунизма папа Пий XII. Выходец из богатой аристократической семьи, связанной с высшими церковными кругами и Ватиканом, Эудженио Пачелли быстро сделал карьеру при папском дипломатическом ведомстве. В 1917 г. он был назначен нунцием в Баварию. Революционный подъем германских трудящихся, их вооруженная борьба, создание Советской Баварской республики произвели на будущего папу римского устрашающее впечатление. С этого времени ненависть к Советам, к большевизму, страх перед выступлениями трудящихся масс стали определяющими факторами всей жизни Э. Пачелли. Будучи папским нунцием в Берлине в 1920-1929 гг., он установил тесные отношения как с германскими клерикалами, так и со многими представителями правящих кругов этой страны. В 1930 г. Э. Пачелли назначается статс-секретарем Ватикана и в качестве такового принимает активное участие в разработке конкордакта с нацистской Германией. В 1939 г. его избирают на папский престол. С этих пор свою основную задачу он видит в объединении и мобилизации капиталистических держав для антикоммунистического похода. Именно этой идее была подчинена вся его деятельность и в период второй мировой войны, и после нее. Пий XII всеми средствами пытался воспрепятствовать конфликту между странами «оси» и так называемыми западными демократиями с тем, чтобы направить фашистскую агрессию против СССР. Из этого ничего не вышло. Гитлеровская Германия захватила Австрию, Чехословакию, Польшу, Бельгию, Данию, Голландию, Францию, Норвегию, Югославию, Грецию, установила там кровавый «новый порядок». Однако Э. Пачелли и не думал протестовать. Он хранил молчание, хранил его всю войну, несмотря на массовое уничтожение миллионов людей, газовые камеры, пытки, преследования против церкви и т. д. В тех условиях это фактически означало солидарность с фашизмом, который боролся с коммунизмом и тем самым, с точки зрения Пия XII, делал богоугодное дело!

Весть о нападении фашистской Германии на СССР епископы, приходские священники, газеты и официозы католических организаций расценили как начало победоносной «священной войны» против «безбожного коммунизма». 5 июля 1941 г. английский посол при Ватикане Ф. Осборн телеграфировал в Лондон, что папа римский лично информировал его относительно того, что во многих странах, особенно в Италии, Испании и Южной Америке, война против Советского Союза рассматривается как религиозный крестовый поход5. Цель этой информации очевидна — оказать влияние на правительства Англии и США, с тем чтобы последние воздержались от оказания помощи СССР.

В то же время папский престол пытался добиться от Германии в новых условиях войны на два фронта, отказа от нарушений конкордата, намекая на возможность в таком случае оказать публичную поддержку ее войне на Востоке. Когда посол Италии при Ватикане Б. Аттолико предложил секретарю конгрегации чрезвычайных церковных дел Д. Тардини, чтобы папа римский опубликовал декларацию в поддержку германских и итальянских войск, ведущих якобы крестовый поход против России, он натолкнулся на отказ. Секретарь конгрегации заявил, что отношение Ватикана к большевизму не нуждается в уточнении, что Ватикан всегда решительно осуждал большевизм и его позиция не изменилась ни на йоту. «Я лично был бы только рад видеть коммунизм исчезнувшим с лица земли. Это злейший враг церкви. Но не он один. Нацизм проводит, проводит до сих пор, преследования церкви. В результате церковь едва ли может относиться к свастике как символу крестового похода»6, — указал Д. Тардини.

16 сентября 1941 г. итальянский посол получил аудиенцию у папы римского. Понимая, что все сказанное тут же будет передано в Берлин, Пий XII прямо указал: он не возвысит свой голос в поддержку нацистов до тех пор, пока в Германии преследуется католическая церковь. Как сообщал в Берлин итальянский МИД, папа римский заявил буквально следующее: «О, если бы только Германия поддерживала со мной мир, моя позиция в этой войне была бы совершенно иной»7.

Приблизительно в эти же дни секретарь германского посольства в Ватикане Ф. Менсгаузен сообщил в рейх, что он вновь и вновь убеждается в том, что папа римский всем своим сердцем стоит на стороне держав «оси»8. Об этом же свидетельствовало и выступление секретаря конгрегации пропаганды веры архиепископа Константини в поддержку борьбы итальянских и германских войск против большевиков, которое не могло бы иметь место без согласия на то папы римского.

Нацистское руководство сразу же отреагировало на поступившие к нему сообщения. 19 сентября 1941 г. Гитлер отдал приказ немедленно оставить католиков в покое, запретил в дальнейшем любые реквизиции церковной собственности. В то же время всплыли новые серьезные противоречия между Третьим рейхом и Ватиканом. Последний намеревался использовать продвижение вермахта на Востоке, чтобы усилить там влияние католицизма. Гитлеровское же руководство решительно воспротивилось этому: его цель заключалась в германизации оккупированных областей, а отнюдь не в их католикизации9. В то же время лидеры «коричневого рейха» лелеяли планы привлечения папы римского к посредничеству с США и Великобританией, дабы покончить с войной на два фронта, развязать себе руки в Западной Европе и сосредоточить все силы против Страны Советов. Об этом, в частности, по поручению Г. Геринга и В. Канариса говорил с статс-секретарем В. Хевелем, представлявшим МИД в ставке Гитлера, небезызвестный принц Макс Эгон Гогенлоэ. В августе 1941 г. он запишет в специальном меморандуме: «Вступление в Россию выдвигает следующие проблемы: если удастся победить большевизм, тогда… Германия будет признана гарантом порядка мира для Балкан и народов Ближнего Востока… тогда Германия обеспечит для себя базу провозглашения «европейского мира» (Pax Europa)». В то же время М. Гогенлоэ подчеркивал: для успеха этого предприятия Германии необходима поддержка Ватикана. Дабы заручиться ею, он испросил в декабре 1941 г. аудиенцию у Пия XII. Но аппетиты нацистов внушили опасения даже папской курии, которая сочла целесообразным несколько охладить пыл зарвавшихся претендентов на мировое господство. Пий XII заявил Гогенлоэ, что так называемая большевистская опасность «выглядит как детская игра по сравнению с немецкой опасностью, базирующейся на испытанной немецкой организованности и педантичности»10.

Разгром гитлеровских полчищ под Москвой, приведший к окончательному краху гитлеровской стратегии блицкрига, вызвал необратимые изменения в расстановке политических сил в мире. Реакционные круги стали понимать, что Германия и ее сателлиты не смогут одни справиться с «большевистским колоссом». В новых условиях изменил свою тактику и папский престол — он начал предпринимать активные меры по подготовке сепаратного мира между третьим рейхом и его западными противниками. Германский посол в Ватикане Диего фон Берген сообщал 21 февраля 1942 г. в Берлин о систематических действиях папы римского, направленных на заключение мира, и о его стремлении, несмотря на антицерковные действия рейха, улучшить и стабилизировать отношения между Ватиканом и Германией11.

В марте 1942 г. папская курия, невзирая на протест со стороны США и Великобритании, установила дипломатические отношения с милитаристской Японией, переговоры о которых велись еще с 1922 г. Это было воспринято мировой общественностью как демонстрация солидарности со странами «оси». В начале апреля был сделан новый шаг в том же направлении — папа римский вручил медаль японскому министру иностранных дел И. Мацуоке12. Естественно, нацистское руководство не преминуло воспользоваться услугами Ватикана в целях организации сговора с «западными демократиями» на антисоветской основе.

В апреле 1942 г. германский посол в Анкаре Франц фон Папен установил непосредственный контакт с папским представителем в Турции архиепископом Джузеппе Ронкалли13. Он высказал пожелание, чтобы Пий XII обратился к воюющим государствам с напоминанием о своих мирных предложениях 1939 г. Посол несколько раз возвращался к мысли, что перед святым престолом стоит «грандиозная и священная задача» подготовить «всеобщий мир». У апостолического делегата сложилось впечатление, что посол действовал в соответствии с указаниями своих хозяев. В донесении в Ватикан от 16 апреля Д. Ронкалли подчеркнул, что Ф. Папен является единственным послом рейха, которого Гитлер принимает в отсутствии И. Риббентропа и кто следует инструкциям, исходящим непосредственно от нацистского «фюрера»14. Посол Италии в Берлине Д. Альфьери, прибыв в Рим, сообщил руководству Ватикана, что ему также известно о беседах апостолического делегата в Турции с германским послом в Анкаре и что за Ф. фон Папеном стоит его правительство15.

Через неделю после разговора с германским послом Д. Ронкалли сообщил в Рим, что приближенное к Ф. Папену лицо, некто барон Курт Фрайхер Лерснер, имеющий большие связи как в командовании вермахтом, так и среди крупных германских промышленников, намерен посетить Ватикан. Он изъявил желание встретиться с высшими сановниками католической церкви и даже испросить аудиенцию у Пия XII. По просьбе германского посла апостолический делегат снабдил барона рекомендательными письмами. Как свидетельствуют материалы Нюрнбергского процесса, К. Лерснер в деталях обсудил с Папеном все вопросы, связанные с его поездкой в Рим и возложенным на него мирным зондажем. Более того, необходимые для его путешествия бумаги также были подготовлены германским послом.

В конце апреля эмиссар Папена прибыл в Рим и в начале мая встретился со статс-секретарем Ватикана кардиналом Луиджи Мальоне. Хотя он и указал, что действует по собственной инициативе, его заявление, почти дословно повторявшее высказывание Ф. Папена в разговоре с Д. Ронкалли, свидетельствовало о другом. Кардинал Д. Тардини, присутствовавший при разговоре, зафиксировал в отчете о встрече свое впечатление, что «мирные» предложения, сделанные бароном, в действительности исходят от германского правительства16. К. Лерснер сообщил Мальоне, что германские генералы считают невозможным военными средствами добиться полного поражения противника и обеспечить надлежащий мир; Турция-де предлагает свои услуги в качестве посредника, но Ватикан более подошел бы для этой роли. Барон указал, что святой престол мог бы прозондировать позицию различных держав и к октябрю 1942 г. обратиться официально к странам «оси» с предложением о мире. По-видимому, именно в ответ на эти призывы Пий XII включил в свое радиовыступление от 13 мая совет государственным деятелям добиваться заключения мира17. В то же время в беседах с К. Лерснером было указано, что предварительным условием посреднической деятельности папской курии должно стать прекращение каких-либо преследований католиков в Германии и на оккупированных территориях18.

Нацистское руководство, весьма заинтересованное в благожелательном отношении к себе Пия XII, пошло навстречу Ватикану в ряде вопросов — в рейхе была запрещена антиклерикальная пропаганда, прекращено преследование католиков и т. д. 21 октября 1942 г. И. Риббентроп дал указание Д. фон Бергену избегать любым путем трений с Ватиканом19.

Привлечь папу римского к посредническим усилиям помогала Германии и франкистская Испания. Еще в июне 1942 г. чрезвычайный посол испанского диктатора, министр иностранных дел Р. Серрано Суньер в ходе аудиенции у папы римского описал в самых мрачных красках последствия возможного поражения держав «оси» для «христианской культуры Европы»20.

Правительство Швейцарии включилось в игру в миротворца несколько позднее, когда ситуация стала более критической (естественно, критической с точки зрения реакции). В феврале 1943 г. через папского нунция в Берне Ватикану было предложено возглавить посреднические действия при заключении мира между воюющими сторонами. Как отмечал папский нунций, эта просьба была вызвана опасениями, что дальнейший ход войны приведет к большевизации Европы21.

Именно при посредстве Ватикана надеялся заключить мир с Западом министр иностранных дел Италии Г. Чиано. Об этом сообщалось, в частности, в донесении германского посла в Италии Маккензена. Указывалось также, что Чиано нашел общий язык с высокопоставленными деятелями партии и чувствует себя достаточно сильным, чтобы с помощью широких кругов итальянских промышленников овладеть положением в стране22.

К папе римскому апеллировала и итальянская верхушечная оппозиция во главе с опальным маршалом Бадольо и наследным принцем Умберто. Осенью 1942 г. Мари-Жозе, супруга наследного принца, встретилась с Пием XII и просила его оказать содействие конституционному движению в целях изменения существующего режима, а также выступить посредником в переговорах о перемирии23.

Из весьма надежного и авторитетного источника нацистскому руководству стало известно, что Пий XII не остался глух к этим призывам. Главной и первоочередной его целью стало обеспечение основы для сносных условий компромиссного мира между Италией и западными державами24. Визит представителя президента США при Ватикане Майрона Тэйлора25 как раз и был использован папской курией для передачи условий перемирия, составленных итальянской верхушечной оппозицией, Рузвельту. Однако президент США не предпринял никаких позитивных шагов в связи с данным зондажем. Находясь под впечатлением начавшегося контрнаступления под Сталинградом, а также высадки англо-американских войск в Северной Африке, Рузвельт заявил, что время, когда подобного рода условия мира могли быть приняты, уже прошло26.

5 января 1943 г. Пий XII обратился к президенту США с посланием, в котором подчеркнул необходимость торопиться с окончанием войны и выразил готовность предложить в любой момент свое сотрудничество в этом деле27. Однако Ф. Рузвельт не воспользовался услугами Пия XII. Напротив, 24 января 1943 г. на пресс-конференции в связи с окончанием Касабланкской конференции он провозгласил решимость стран антигитлеровской коалиции вести войну вплоть до безоговорочной капитуляции Германии, Италии и Японии. Папа римский был весьма раздосадован столь «неосмотрительным», с его точки зрения, заявлением. «Декларация, опубликованная в Касабланке и требующая безоговорочной капитуляции трех держав, совершенно несовместима с христианскими доктринами»28, — заявил он. Граф М. де Бедуайер, издатель журнала «Католик гералд», пояснил мотивы подобной позиции, указав, что папа римский боится усиления СССР в случае безоговорочной капитуляции держав «оси» и хотел бы спасти Европу «от анархии» путем восстановления довоенного положения с «разумными улучшениями»29. О критическом отношении Пия XII к касабланкской формуле сообщили Рузвельту как близкий друг и советник Пия XII, прелат Каас, так и кардинал Спеллман, архиепископ Нью-Йорка30. Последний также пользовался личной дружбой папы римского и рассматривался в Вашингтоне как неофициальный представитель Ватикана в США31. В феврале 1943 г. он отправился в полугодовой вояж по странам Европы, Азии и Африки. Президент США принял кардинала перед его отъездом и просил государственного секретаря Хэлла помочь Спеллману в организации контактов в странах, которые тот посетит. В Ватикане кардинал неоднократно встречался с Пием XII, вел длительные переговоры со статс-секретарем Мальоне, с дипломатическими представителями многих государств при Ватикане. По некоторым сведениям, он даже встречался там не только с германским послом Д. фон Бергеном, но и с министром иностранных дел нацистской Германии Риббентропом, а во время посещения Турции — с германским послом Ф. Папеном32. Как сообщал нацистский агент, Спеллман передал Ватикану значительный вклад — 100 млн. лир золотом и достаточно большую сумму в долларах. Отмечалось, что в США католические священники приданы всем армейским частям и военным промышленным предприятиям, что они оказывают значительное влияние на широкие слои населения33. Этим, в частности, и объяснялся повышенный интерес президента США к позиции Ватикана и возможности оказать на нее влияние.

Переговоры Спеллмана с Пием XII проходили, как правило, с глазу на глаз, даже в отсутствии статс-секретаря Л. Мальоне. Упорно распространялись слухи, о которых упоминало даже агентство Рейтер, что переговоры Спеллмана были связаны с мирным зондажем. Все это вызвало значительный интерес в Берлине, хотя министерство пропаганды и постаралось создать видимость «холодной реакции»34. 17 марта 1943 г. Геббельс отметил в своем дневнике в связи с реакцией Ватикана на одно из выступлений Спеллмана следующее: «Она свидетельствует, что папа римский, вероятно, ближе к нам, чем это считалось в целом. Определенно не стоит его провоцировать и раздражать. Он может со временем быть очень полезным нам в определенной ситуации»35.

Приблизительно в это же время от секретного информатора германскому руководству стало известно, что папа римский намерен вступить в переговоры и даже готов послать в рейх инкогнито особо приближенного к себе кардинала. В сообщении также говорилось, что Пий XII надеется получить «значительные уступки» от Германии в вопросе о положении католической церкви в рейхе. Эти данные, которые Геббельс зафиксировал в дневнике36, в свое время были объявлены Ватиканом недостоверными37. Однако специалист по истории папства А. Грэхэм обнаружил документы, доказывавшие факт закулисных контактов между Германией и Ватиканом весной 1943 г. Переговоры проходили под контролем СС. «Доверенным лицом» был гауптштурмбанфюрер СС, сотрудник VI управления имперской службы безопасности (РСХА) Вальдемар Майер. Со стороны Ватикана действовал епископ Алоис Худал38.

Нами в Центральном государственном архиве ГДР в г. Потсдаме также были обнаружены документы, свидетельствующие, что поступившие к Геббельсу сведения не были пустой болтовней. В марте 1943 г. германский МИД осуществил серию зондажей под руководством принца В. цу Вида в Стокгольме. В. цу Вид, долгое время являвшийся германским послом в Швеции, был заменен незадолго до этого другим чиновником, но не покинул Стокгольма. Как сообщалось в донесении агента, принц, действуя по поручению германского правительства, связался с находившимся в Стокгольме кардиналом Мюллером. Цель зондажа была выяснить степень готовности противников заключить сепаратный мир. Предложения германской стороны носили столь серьезный характер, что Мюллер счел необходимым вернуться в Рим с докладом и испросить дальнейшие инструкции у Пия XII. В заключение агент сообщал, что в целом «Ватикан поддерживает усилия Германии в данном направлении»39. Таким образом, становится очевидным, что Риббентроп, который и в предвоенные годы проявлял заботу о сохранении добрых отношений с Пачелли40, предпринял конкретные шаги для привлечения папы римского к мирному посредничеству с Западом.

По-видимому, Пий XII не остался глух к германским и итальянским просьбам. Весьма примечательно, что именно в конце марта был решен вопрос о поездке английского посла при Ватикане Осборна в Лондон. Перед его отъездом из Рима 5 апреля 1943 г. папа римский долго беседовал с Осборном41. Весьма вероятно, что информация, полученная от кардинала Мюллера, была сообщена англичанину для передачи ее Военному кабинету Великобритании. Кроме того, как указывал в своем донесении германский военно-воздушный атташе в Риме, Осборн должен был информировать свое правительство о внутренней ситуации в Италии42. Характерно, что после возвращения английского посла в Рим в июле 1943 г. он тут же получил длительную аудиенцию у папы римского. И на сей раз речь шла прежде всего о возможности скорого окончания войны путем достижения договоренности между странами «оси» и «западными демократиями». Однако ответ, привезенный из Лондона Ф. Осборном, звучал неутешительно: английское правительство заявляло о своей решимости продолжать войну до безоговорочной капитуляции держав «оси» и указывало, что оно не может последовать советам папы римского в отношении заключения сепаратного мира с Германией и Италией43.

Определенный интерес к использованию связей Ватикана с Западом проявил и сам Гитлер. В мае 1943 г. ему было сделано два предложения относительно привлечения Пия XII к переговорам с США и Великобританией. Принц Фердинанд Изенбург-Бирштейн просил разрешить ему вступить в переговоры с папой римским, который, по его словам, неоднократно говорил о желании улучшить отношения с Германией44.

Бывший высокопоставленный сановник бельгийского королевского двора граф де Брие, в свою очередь, искал встречи с фюрером, дабы разъяснить ему свой план заключения мира при посредстве папы римского45. При этом предусматривалось, что Германия передаст под покровительство Ватикана ряд территорий, которые бы образовали «вал мира» и послужили бы гарантией безопасности как для Западной Европы, так и для Ватикана. В этом случае Ватикан мог бы квалифицировать отказ союзников от переговоров как доказательство их односторонней ответственности за льющуюся кровь. Этот проект смыкался с планом Ватикана относительно создания на базе государств и областей по течению Дуная монархии, зависимой от папского престола. Начальник канцелярии Гитлера Майснер дал согласие оказать де Брие радушный прием и, по-видимому, в июле 1943 г. осуществил свое намерение46.

Чтобы использовать наилучшим образом возможности, вытекающие из готовности Пия XII посредничать между странами «оси» и Западом, Германия и Италия направили в Ватикан своих самых влиятельных дипломатов. Фон Берген, прослуживший послом Германии при папском престоле с 1920 г., был заменен Э. Вейцзекером, в течение ряда лет занимавшим ответственнейший пост статс-секретаря МИД. В марте 1943 г. итальянским послом при Ватикане стал бывший министр иностранных дел Г. Чиано, дипломатическая карьера которого начиналась именно при папском дворе. Официальный прием по случаю вручения им верительных грамот Пию XII длился необычайно долго. И хотя, по словам гитлеровского агента, личный престиж Чиано в Ватикане был не слишком высок, там приветствовалось его пребывание при папском дворе, поскольку оно связывало последний с оппозиционными элементами фашистской партии47. Сам Чиано, хотя и был потрясен отставкой с поста министра, не преминул отметить в дневнике, что в качестве посла при Ватикане для него «откроется в будущем много возможностей» 48. Нетрудно догадаться, что имел в виду итальянский опальный граф — возможность сговора с Западом при посредстве Ватикана. После первой же беседы с Пием XII он с удовлетворением отметил, что папа римский хочет не только «справедливого, но и милосердного мира»49. Э. Вейцзекер, в свою очередь, указывал, что угроза большевизма вызывает в Ватикане самое серьезное беспокойство, что Пий XII тщательно избегает всего, что могло бы доставить неприятность гитлеровской Германии, поскольку немецкий католицизм, невзирая на все, предан нацистскому режиму и, по мнению папы, «является самым надежным бастионом против большевизма»50.

Проблема отношения Ватикана к СССР постоянно находилась в центре внимания нацистского руководства, которое страшилось возможного сближения между ними. РСХА регулярно составляло сводные отчеты по этому вопросу и, к своему полному удовлетворению, могло констатировать, что слухи о якобы наметившемся сближении между папством и Советским Союзом совершенно необоснованны51. В частности, в справке, составленной начальником VI управления РСХА В. Шелленбергом, приводился следующий любопытный факт: «доверенное лицо» службы безопасности обратилось к хорошо знакомому «тайному секретарю» папы римского, влиятельному иезуитскому патеру Р. Лейберу с просьбой спросить у Пия XII, что он думает по поводу слухов о возможности признания Ватиканом СССР, которые время от времени курсировали там. Папа римский ответил своему приближенному, что он просто вне себя от ярости, что подобные циркулирующие в Риме слухи «вообще могли появиться»52. Шелленберг в выводах к документу констатировал: сам папа римский никогда за сближение с СССР не выступал, в этой связи можно говорить лишь об усилиях отдельных кардиналов; как свидетельствуют приближенные к Пию XII лица, папа придерживается «откровенно антибольшевистских взглядов»53.

О том, что «папа римский весьма обеспокоен возможностью победы Советской России и старается всеми силами проложить путь к миру между Германией и Англией», писал германский посланник в Париже 31 июля 1943 г.54. В августе, по сведениям германской агентуры, Ватикан вновь предложил свои услуги американскому и английскому правительству с целью добиться от всех держав «прекращения разрушений и кровопролития»55.

Однако западные державы не могли пойти навстречу пожеланиям папства, и отнюдь не из-за их щепетильности и желания оставаться верными обязательствам, взятым по отношению к союзнице — Стране Советов. Сговор с Германией неизбежно привел бы к консервации агрессивных сил германского империализма и создал бы угрозу в будущем для стран западного мира. Кроме того, народы США и Великобритании со всей решимостью выступали за безоговорочную капитуляцию агрессоров, отвергая всякий компромисс со странами «оси». Сговор с державами трехстороннего пакта привел бы неизбежно к потере доверия широких народных масс и в конечном счете к уходу с политической арены сил, ответственных за него. Возросший авторитет СССР, его способность разгромить фашизм и без существенной помощи союзников делали к тому же такой путь полностью бессмысленным.

* * *

Предлагаемый вниманию читателей документ относится ко времени, когда Курская битва вступила в свою решающую фазу, ознаменовавшуюся переходом Советской Армии в контрнаступление. На советско-германском фронте летом 1943 г. сражалось около 200 дивизий вермахта и более 30 дивизий союзников Германии; в Северной же Африке с ноября 1942 по май 1943 г. вели боевые действия лишь 12-15 немецких и итальянских дивизий, в Сицилии летом 1943 г. — 2 немецкие и 5 итальянских. Советский Союз героически боролся против вражеских полчищ силами от 425 до 489 дивизий, в то время как, по данным Черчилля, на всех фронтах в 1943 г. были задействованы от 19 до 24 дивизий Британской империи и от 15 до 22 дивизий США. Наибольший урон противнику также был нанесен на советско-германском фронте. Именно единоборство советского народа с фашистскими захватчиками предопределило и обеспечило коренной перелом в войне. Победы Советской Армии, тот факт, что германское верховное командование вынуждено было основное внимание уделять советско-германскому фронту, обусловили в значительной мере успех операций союзников в Средиземноморье. 10 июля 1943 г. англо-американские войска высадились в Сицилии. Итальянские части не оказали десанту серьезного сопротивления, а немецкие дивизии после упорных боев, длившихся 38 дней, были эвакуированы на континент. Высадка англо-американских войск в Сицилии предвещала перенесение в скором времени военных действий на Апениннский полуостров. Встреча Гитлера и Муссолини в Фельтре 19 июля свидетельствовала о том, что «ось Берлин — Рим» доживает последние дни.

Рост антифашистского движения в Италии, ее бесчисленные поражения на фронтах, угроза оккупации страны союзными войсками побудили господствующий класс ради сохранения существующего строя в Италии порвать с Муссолини. 24 июля 1943 г. по требованию группы членов Большого фашистского совета было созвано его чрезвычайное заседание. Деятельность Муссолини подверглась на нем резкой критике. Гранди, поддержанный Чиано, внес резолюцию, выражавшую недоверие дуче, которая была принята 19 голосами против 7. На следующий день глава итальянских фашистов был после аудиенции у короля арестован и заключен под стражу. Правительство возглавил маршал П. Бадольо. В стране проходили мощные антифашистские и антигерманские демонстрации, однако правительство, опасаясь народного взрыва, ввело в стране военное положение. Германия, с которой новая администрация продолжала поддерживать сотрудничество из-за страха перед революционным движением народных масс, вводила в Италию все новые и новые дивизии. В то же время исподволь готовилась почва для сепаратного мира Италии с западными державами.

Коренной перелом в войне, неизбежность победы в скором времени над агрессорами побудили правительства стран антигитлеровской коалиции всерьез заняться планами послевоенного устройства мира. Как явствует из публикуемого документа, Ватикан был достаточно обстоятельно знаком с намерениями Запада. Английский посол лорд Ф. Осборн по возвращении из Лондона в начале июля 1943 г. информировал Пия XII о целях, которые преследует его страна в этой войне, т. е., по-видимому, изложил ему взгляды своего правительства по проблеме мирного урегулирования. Следует отметить, что картина, нарисованная послом, вызвала у папы римского «чувство глубокого пессимизма» и усилила его озабоченность56, которая нашла отражение и в публикуемом нами документе.

Обращает на себя внимание та часть документа, которая свидетельствует, что союзники не скрывали от папского престола свои намерения расчленить Германию на несколько государств, создать Дунайскую конфедерацию путем объединения Австрии с Баварией и Венгрией, восстановить бывшее Королевство Ганновер и т. д.

Происходившие в мире под влиянием антифашистской борьбы радикализация взглядов, поляризация сил, подъем демократического и рабочего движения, значительный рост влияния коммунистических партий вызвали в Ватикане настоящую панику. Развитие революционного процесса настолько испугало Ватикан, что заставило его сановников всерьез говорить о создании в скором времени «Объединенной Советской Республики Европы», о всеобщем «полевении» трудящихся масс в США. Как говорится, у страха глаза велики. Но именно этот страх и определял политику папской курии, полагавшей, что только национал-социализм в состоянии еще предотвратить подобное развитие, да и то если Ватикану удастся убедить Запад порвать с СССР и объединить свои силы с гитлеровской Германией.

В донесении подчеркивалось, что большинство германских католических епископов поддерживали полностью нацистское государство и проявляли готовность к взаимопониманию с гитлеровским руководством. Новейшие исследования полностью подтвердили это мнение57.

Политика Ватикана, направленная на поддержку национал-социализма как самого действенного орудия в борьбе против СССР и коммунизма, шла вразрез с настроениями широких масс католиков во всем мире. Следствием этого реакционного курса всемирного центра католической церкви, его недооценки новых факторов развития, и прежде всего превращения социализма в мировую систему, явилось значительное ослабление церковных и политических позиций Ватикана.

* * *

Документ публикуется по микрокопии, хранящейся в Центральном государственном архиве ГДР в г. Потсдаме (Film 3703, В1. 588-599), и с разрешения администрации Центрального государственного архива ГДР в г. Потсдаме.

Берлин SW 11
31 августа 1943
Принц-Альбрехтштрассе 8

Начальнику
полиции безопасности и СД
IV B 1-2187/43g

С е к р е т н о!

Господину рейхсминистру иностранных дел
фон Риббентропу
Берлин W 8
Вильгельмштрассе 74/76

 

С о д е р ж а н и е:   донесение агента об оценке влиятельными кругами Ватикана современной обстановки.

С с ы л к а   н а:   Упомянутый отчет от 3. II. 1943. — IV В I-2187/43g.

П р и л о ж е н и е:   1.

 

Посылая Вам донесение агента, побывавшего в Ватикане, прошу тщательно изучить его.

Донесение содержит итоги бесед с влиятельными деятелями Ватикана (приближенные к папе римскому лица — иезуитский патер Лейбер58, епископ Худал59, нунций Арата60, прелат Каас61 и др.).

Высказывания, приведенные здесь, являются важными для выявления взглядов ватиканских кругов, и сделаны они в период, когда Ватикан усилил свою политическую активность и располагает более чем необходимой информацией. Следует подчеркнуть, что показания этого же агента об Италии, основанные на беседах с теми же лицами во время его последнего пребывания в Риме в декабре 1942 г., оказались достоверными.

Хотя ватиканские круги при оценке общей военной обстановки придерживаются мнения, что после «неизбежного отпадения Италии войну в целом как для Германии, так и для Японии следует считать проигранной», однако заслуживают внимания их взгляды относительно возможности достижения взаимопонимания между национал-социализмом и церковью, о чем сообщалось также и в донесениях других агентов, поступивших в последнее время62.

Кальтенбрунер

 

Донесение агента о пребывании в Риме с 15 по 29 июля 1943 г.

Пребывание в Риме на этот раз, естественно, проходило в значительной мере под влиянием политических изменений, вызванных, полным военным поражением Италии в Сицилии и ускоренным первым массированным воздушным налетом на Рим 19. 7. 1943 г. В связи с этим вопросы и проблемы, не оказывающие заметного воздействия на ближайшее будущее Рима и всей Италии, отошли здесь на задний план. Тем не менее оказалось возможным получить довольно полное представление об общей оценке Ватиканом важнейших проблем современной ситуации.

I. К оценке современной военной обстановки

Ватикан считает, что теперь, когда ожидается выпадение из блока Италии, война в целом как для Германии, так и для Японии проиграна полностью. Время, как все здесь считают, работает на вражеские державы вследствие постепенного наращивания их подавляющего материального превосходства, а следовательно, против Германии. Италия после оккупации всей Сицилии, по-видимому, полностью перестала служить военным фактором. Ожидается высадка войск вражеских держав в районах Неаполя, Остии, Чивитавеккьи и Ливорно. При этом Южная и Средняя Италия будут, по-видимому, отрезаны и оккупированы без оказания какого-либо сопротивления. Правительство Бадольо, которое расценивается лишь как краткосрочное переходное явление, вражеские державы заменят либерально-масонским министерским кабинетом, возможно, под руководством последнего премьер-министра демократического толка Сфорцы63.

Наблюдается явное стремление восстановить ранее существовавшее церковное государство и даже значительно расширить его. В дни непосредственно после переворота ходили упорные слухи, что папа будет назначен губернатором Рима, с тем чтобы воспрепятствовать дальнейшим воздушным налетам на город. Идея восстановления церковного государства поддерживается главным образом английскими кругами во главе с Вансигтартом64, которые давно уже стремятся к объединению верхушки англиканской церкви с Римом. Говорят, что Рузвельт после некоторых колебаний и сомнений также поддержит этот план.

Савойский королевский дом65, вероятно, будет отстранен от власти, хотя его активно поддерживает английский королевский дом. Однако американские круги масонского типа, по-видимому, окажутся более могущественными.

Развитие военной обстановки в Италии расценивается в Ватикане следующим образом.

В результате предстоящей оккупации Средней и Южной Италии вражеские державы распространят свои террористические воздушные налеты на Южную Германию и Австрию. К тому же с вновь захваченных опорных пунктов они начнут наступление на Балканы, а именно по направлению к Румынии. Повсеместно считается, что будет занята бывшая Югославия, причем тамошние банды66 окажут в этом существенную поддержку. Но прежде всего в зоне досягаемости англо-американской авиации оказались бы румынские нефтяные промыслы, а это означало бы их разрушение в скором времени.

После предстоящего неизбежного отвода итальянцев с Южного фронта и Балкан Германии придется оголить свои остальные фронты67. Украина в результате военного крушения на Востоке будет потеряна для Германии самое позднее весной-летом 1944 г. Это же время, по-видимому, явится крайним моментом, когда вследствие ряда наземных операций огромного масштаба в Норвегии, Голландии, Дании, Южной Франции и Греции будет также очень быстро сломлено сопротивление Германии на западе и юге. К этому времени путем систематического разрушения германских промышленных районов и уничтожения крупных населенных центров Германии будет доведена до состояния полного хаоса.

Тотальное крушение Германии последует, видимо, не позднее лета 1944 г. Но многие полагают, что события будут развиваться значительно быстрее и, возможно, опередят этот срок. В связи с дальнейшим обострением внутреннего положения страшатся коммунистических выступлений германского рабочего класса, причем как серьезную опасность рассматривают и находящиеся там 11 миллионов иностранных рабочих68. В Ватикане больше не верят в успех военной диктатуры в качестве промежуточного решения. Здесь придерживаются мнения, что общее развитие событий зашло столь далеко, что нельзя изменить их ход подобными «негодными средствами». Дело идет к тому, что между англичанами и американцами, с одной стороны, и русскими, с другой, начнутся гонки за первенство в оккупации Германии. Заверения английского посла при Ватикане69, данные связанному со мной лицу (Арате), что англо-американские вооруженные силы будут в Берлине за десять минут до русских, вызывают в Риме определенные сомнения.

II. Мирное посредничество, заключение мира и будущее устройство Европы

Несмотря на все мирные усилия Пия XII, которые он с некоторых пор предпринимает со все возрастающей энергией, никто больше уже не верит в успех заключения мира, мало-мальски приемлемого для Германии и Италии. При этом всякий переворот в Германии, даже в форме военной диктатуры, не изменил бы ничего. Любой мир, будь то с Италией, будь то с Германией, непременно станет диктатом. Даже Лейбер, который ранее в отличие от других подчеркивал, что вражеские державы не повторят ошибок Версаля, теперь вынужден, по-видимому, пересмотреть свою точку зрения. В Ватикане повсеместно опасаются дальнейшего расчленения Германии и полагают, что произойдут большие изменения в политической карте Европы:

1) восстановление Польши, причем вопрос, отойдет ли Восточная Пруссия к России или Польше, еще не решен. Большая часть Силезии будет передана Польше;

2) восстановление Чехословакии в значительно увеличенных размерах, причем Судетская область опять будет входить в Чехословакию;

3) объединение Австрии и Баварии. Создание южного государства, которому вместе с Венгрией будет придана форма Дунайской конфедерации70;

4) воссоздание бывшего Рейнского союза71 под руководством Франции;

5) восстановление бывшего королевства Ганновер72 под руководством кого-либо из членов английского королевского дома. Ганноверу также выпадет на долю руководящая роль в северном государстве, составленном из оставшихся осколков великой Германии.

Интернациональный характер Швейцарии существенно усилится. Предусматривается оккупация Германии Англией и Америкой в течение длительного периода времени, приготовления к которой зашли уже очень далеко. Выдвигается также требование выдачи всех так называемых «военных преступников», которые уже в основном поименно установлены, с тем чтобы они предстали перед судом международного трибунала. Подготовка к этому, в основном со стороны международного еврейства, осуществляется в полном объеме. В частности, все видные германские деятели, имеющие отношение по своим взглядам и деятельности прежде всего к еврейской проблеме, занесены в Америке в картотеку, для составления которой были затрачены значительные усилия.

Особое воздействие на мировую общественность и мировое общественное мнение оказывают сообщения о будто бы совершенных злодеяниях на Востоке. Все, кто несет за это ответственность, также уже взяты на точный учет.

Имеются основания полагать, что Ватикан находится также под давлением целого половодья материалов о мнимых жестокостях нацистов. Таким способом хотят помешать папе римскому активно выступать в поддержку Германии, и представляется, что подобная пропаганда ни в коей мере не осталась безрезультатной. Само собой: разумеется, что при этом во все больших масштабах используются и распространяются всякого рода материалы о мнимых враждебных актах национал-социализма в отношении церкви в Германии, а также в оккупированных восточных областях.

III. Россия и мировой большевизм

В Ватикане теперь преобладает точка зрения, что мировой большевизм едва ли впредь удастся сдерживать. Даже Лейбер, который ранее не хотел признать наличие острой опасности для Германии, а вместе с тем и для Европы, теперь признал, что афишированное на протяжении длительного периода времени самим Сталиным обуржуазивание является лишь обманом. Его якобы дружелюбная позиция в отношении церкви, как убедительно утверждают Бруст, Арата и все другие специалисты по России (коллегиум «Руссикум»)73, — явление того же порядка.

Что касается дальнейшего внутриполитического развития Германии, то здесь полагают, что германские коммунисты особенно хорошо организованы и подготовлены, что страна находится на пороге левого путча, исход которого в условиях якобы царящего настроения безнадежности среди широких слоев населения в тылу и в войсках на фронте едва ли может вызывать какие-либо сомнения. Задержать такое развитие событий могла бы только быстрая оккупация Германии вражескими державами, да и то при условии, если вообще еще удастся сдерживать какое-то время мировой коммунизм.

Нечто подобное происходит и во Франции, где кабинет Лаваля74 сидит лишь на остриях германских штыков. Если будет сломлена военная мощь Германии, то Францию уже никто не спасет от власти коммунистов.

В Испании позиции Франко из-за возрастающих экономических трудностей становятся все более непрочными. Испания и Португалия также стоят накануне леворадикального развития. Итак, все ведет к образованию «Объединенной Советской Республики Европы».

В Англии, несмотря на то, что коммунизм там также значительно усилился, благодаря здравому уму английских рабочих пока не существует еще никакой острой опасности. Леворадикальное движение, однако, и здесь столь окрепло, что невозможно помешать его дальнейшему развитию.

Значительно большего прогресса достиг коммунизм в Америке. «Проблема фермерства», господствовавшая еще недавно в американской внутриполитической жизни, полностью отошла на задний план вследствие социальной перегруппировки населения, которая обусловлена перестройкой экономической структуры. С ростом влияния крупного слоя общества — рабочего класса — в условиях безработицы, которая, как считают, после войны будет значительной, помешать процессу радикализации трудящихся и всеобщего полевения Америки будет невозможно. К тому же активизируют свою разлагающую деятельность разного рода еврейские и масонские организации и группы.

IV. Отношение Ватикана к вражеским державам

Отношения между Ватиканом, с одной стороны, и Англией и Америкой, с другой, несомненно омрачились из-за последних бомбардировок Рима75. От свидетелей я услышал такие подробности о возмущении Пачелли в связи с воздушными налетами на итальянские города, особенно на Рим, которые не нуждаются в каких-то дополнительных разъяснениях. Пий XII был глубоко оскорблен, поскольку на основании данных ему ранее заверений он рассчитывал, что по крайней мере Рим будет избавлен от бомбардировок. Этими обстоятельствами можно объяснить наблюдаемую с тех пор экстраординарную активность папского престола. Акции протеста папы римского, как здесь полагают, встретят поддержку не только в Англии, но и в Северной и Южной Америке. Быстрое появление Пия XII после первого террористического воздушного налета 19 июля 1943 г. на Сан-Лоренцо было особенно примечательно, поскольку там состоялось его первое с начала войны публичное выступление вне стен храма св. Петра. Папа римский затем в весомых выражениях заявил американскому и английскому послам, что он и впредь, пренебрегая своей личной безопасностью, при любом воздушном налете тотчас же отправится на место разрушений.

V. Ватикан и Германия

Подводя итоги, можно сказать, что Ватикан, как видно из приведенной выше оценки им общей ситуации, никоим образом не заинтересован в полном крушении Германии. Гораздо большую опасность для церкви представляет мировой большевизм, и если ему вообще кто-либо может дать отпор, то лишь один национал-социализм. Все прочие формы правления с этой точки зрения уже показали свою несостоятельность. Сотрудничество католической церкви с национал-социализмом (как с наименьшим злом) является при определенных предпосылках естественным и целесообразным, а после крушения Италии — единственно возможным курсом, поскольку в принципе обе стороны обнаруживают ряд сходных точек зрения.

Даже те в Ватикане, кто придерживается противоположных взглядов и до недавнего времени отвергал возможность какого-либо компромисса с национал-социализмом, теперь, под давлением возрастающей угрозы мирового большевизма, по-видимому, вынуждены высказываться за модус вивенди.

При наличии принципиального стремления католической церкви достичь взаимопонимания с национал-социализмом немалую роль может сыграть мысль о том, что отныне партия могла бы ослабить жесткость и резкость своей культурно-политической программы и предоставить церкви свободу действия большую, чем это было раньше. С другой стороны, как уверяют, в Ватикане ни в коей мере не одобряют и не поощряют злоупотребление властью и политически ошибочные действия отдельных католических деятелей и вообще признают полную свободу действий епископата в Германии в вопросах соблюдения национальных интересов.

В этой связи следует отметить, что в критические дни непосредственно перед и после переворота в Риме ведущие деятели, такие, как Бруст, Каас, Шмоль и Стекле, настоятельно подчеркивали абсолютную необходимость преодолеть все разногласия во имя сохранения способности нации к сопротивлению. Бруст (иезуит) и Шмоль (францисканец), в частности, отстаивают открытое и поистине убежденное, действенное национальное вероисповедание. В этот час, когда речь идет о том, быть или не быть германскому народу, а следовательно, и всей культуре Европы, необходимо при всех обстоятельствах отбросить в сторону сомнения и принципиальные разногласия с тем чтобы найти путь к сотрудничеству церкви с государством.

Обе стороны должны осознать настоятельное требование момента «не вытаскивать гвозди». Следует еще добавить, что абсолютно идентичные этому идеи высказывали ведущие германские католические деятели, такие, как патер Герман (Берлин), патер Гоффман (Берлин), прелат Банаш (ординаритет Берлина), провинциальный священник Рем и патер Шмунд (Мюнхен). Все они проявляли в высокой мере готовность к взаимопониманию и хотели бы надеяться, что подобные настроения присущи большинству католических епископов.

VI. Отношения между Ватиканом и Японией

В отношении Ватикана к Японии не произошло существенных изменений. Отношения сторон являются вполне дружественными, причем Япония проявляет возрастающее стремление существенно углубить связи с Ватиканом. Однако в Риме, несмотря на принципиально позитивную позицию в этом вопросе, все же наблюдается определенная сдержанность. Это обусловлено желанием сохранить чрезвычайно важные для него связи с Китаем, которые он не желает подвергать опасности ни при каких обстоятельствах. Вообще же существует мнение, что будущее восточно-азиатского пространства будто бы принадлежит Китаю, что Япония в случае затягивания войны проиграет борьбу с Америкой, к которой вернутся все ранее захваченные Японией районы Тихого океана. Сведущие круги (Арата, Бруст) высказывают мнение, что в Японии назревает перелом в настроении. Растет количество признаков, свидетельствующих, что определенные круги Японии, которые выступают за сотрудничество с Россией, теперь возьмут верх над всеми другими силами. Во всяком случае, в Риме хотели бы знать, действительно ли Япония настаивает на заключении мира между державами «оси» и Россией76.

 

Примечания:

 

1. С середины 60-х годов наметились, правда, определенные сдвиги в этой области. Времена, когда папский престол открыто и резко осуждал социализм как общественную систему (а именно это было характерно для прошлых понтификатов), ушли в прошлое. Ватикан вынужден строить свою политику, исходя из обстоятельства, что идеи социализма пользуются все большей популярностью среди трудящихся. Принимая меры, чтобы «врасти» в современный мир, многие церковные иерархи выступают за мир, за разрядку международной напряженности, за расширение контактов с правительствами социалистических стран. В числе 35 государств Ватикан принял участие в Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе и подписал в Хельсинки Заключительный акт Совещания. И все же давние традиции антикоммунизма в теории и практике католицизма дают себя знать и сегодня. Вот почему их изучение представляет не только научный интерес, но и имеет большое практическое значение.

2. И. Р. Григулевич. Папство. Век XX. М., 1978, с. 225.

3. Там же, с. 229.

4. Там же, с. 236-237.

5. A. Rhodes. The Vatican in the Age of the Dictators (1922-1945). N. Y., 1974, с 256.

6. Actes et documents du Saint Siège relatifs à la Seconde guerre mondiale Città del Vaticano, 1969 (далее — ADSS). Vol. 5, с 182-184.

7. Akten zur deutschen auswärtigen Politik. 1918-1945. Göttingen, 1969 (далее — ADAP). Ser. D, Bd. 13, Dok. 330.

8. Там же, Dok. 309, с. 399-400.

9. Там же, Dok, 542, с. 774.

10. «Новая и новейшая история». 1980, № 1, с. 138.

11. ADAP. Ser E. Bd 1, с. 176; ADSS. Bd 11, с. 235-261.

12. Holly See and War. Vol. 5, с. 510.

13. Д. Ронкалли — будущий папа римский Иоанн ХХIII.

14. ADSS. Bd 5, Dok. 345.

15. Rhodes, с. 269-271.

16. ADSS. Bd 5, Dok. 342.

17. Там же, Dok. 346.

18. Там же, Bd 5, Dok. 371.

19. С. Маджистер. Политика Ватикана и Италия. 1943-1978. М., 1982, с. 20.

20. Э. Винтер. Политика Ватикана в отношении СССР. 1917-1968. М., 1977, с. 168.

21. ADAP. Ser. E. Göttingon, 1979, Bd 5, с. 656.

22. Zentrales Staatsarchiv der DDR, Potsdam. Auswärtiges Amt. Politische Abteilung (далее — ZStA Potsdam, AA, Pol. Abt.), № 61.140, л. 292.

23. Cianfarra С. М. The Vatican and the War. N. Y., 1945, с 295.

24. ZStA Potsdam, A, Pol. Abt., № 61177, л. 138.

25. Пост дипломатического представителя США при папе римском был учрежден в 1848 г. Однако после крушения папского государства в 1867 г. он был ликвидирован, и до 1939 г. отношения между США и Ватиканом поддерживались лишь в неофициальном порядке. В конце 1939 г. было объявлено, что президент США решил направить в качестве своего «личного представителя» в ранге посла при папе римском Майрона Тэйлора, крупного миллионера-протестанта. 27 февраля 1940 г. он прибыл в Рим, где его со всеми почестями принял Пий XII. После серии переговоров Тэйлор отбыл в Вашингтон, оставив Г. Титтмана в качестве «помощника личного представителя президента США при его святейшестве». После начала войны Титтман получил звание поверенного в делах США при Ватикане. Вторично Тэйлор посетил Ватикан в сентябре 1941 г. В период его третьего визита в сентябре 1942 г. Тэйлор вручил папе римскому послание президента США, в котором подчеркивалось, что главным врагом человечества является нацизм, в то время как коммунизм для религии, церкви и человечества представляет опасность значительно меньшую.

26. ZStA Potsdam, AA, Pol. Abt, № 61177, л. 135.

27. Wartime Correspondence between president Roosevelt and pope Pius XII. N. Y, 1947, с 81.

28. A. Mэнxэттен. Ватикан. Католическая церковь — оплот мировой реакции. М., 1948, с. 208.

29. Э. Винтер. Политика Ватикана в отношении СССР. 1917-1968. М., 1977, с. 171.

30. «The Fortnightly», April 1943.

31. Официальным представителем Ватикана в США был апостолический делегат А. Чиконьяни.

32. A. Mэнxэттен, с. 208.

33. ZStA Potsdam, AA, Pol. Abt., № 61177, л. 164-165.

34. The Goebbels Diaries 1942-1943. N. Y., 1948, с 259.

35. Там же, с. 303.

36. Там же, с. 271.

37. «Osservatore Romano», 31.III.1948.

38. «Новая и новейшая история». 1980, № 2, с. 149. Эти переговоры, по-видимому, велись с ведома и одобрения Э. Кальтенбрунера. Он еще в феврале 1943 г. в разговоре с Гитлером ратовал за изменение политики в церковном вопросе, дабы побудить папу римского действовать в роли посредника между западными державами и Германией. Шеф РСХА писал об этом фашистскому «фюреру» в начале марта 1943 г. Ближайшим помощником и доверенным лицом Э. Кальтенбрунера стал австриец Вильгельм Хеттль, являвшийся в предвоенные годы руководителем молодежного католического движения в Австрии и Германии. Он был хорошо знаком с австрийским епископом Худалом и, очевидно, сыграл не последнюю роль в организации встречи В. Майера с приближенным к папе римскому деятелем.

39. ZStA Potsdam, AA, Pol. Abt., № 61177, л. 164-165.

40. International Military Tribunal. Trial of Major War Criminals before the International Military Tribunal 16 November 1945 — 1 October 1946. Nuremberg, 1948 (далее — IMT), vol. И, с 288, 300.

41. ZStA Potsdam, AA, Pol. Abt., № 61177, л. 173.

42. Там же, л. 175.

43. Там же, л. 209.

44. ZStA Potsdam, Film 16096, л. 304060.

45. Там же, л. 304063-304066.

46. ZStA Potsdam, Film 16096, л. 403072.

47. ZStA Potsdam, AA, Pol. Abt, № 61177, л. 168-169.

48. G. Ciano. Diaries, 1939-1943. N. Y., 1946.

49. Э. Винтер, с. 171.

50. Там же, с. 17, 178.

51. ZStA Potsdam, AA, Pol. Abt., № 61177, л. 150-151, 154-162, 186-187.

52. Там же, л. 180.

53. Там же, л. 161.

54. S. Friedländеr. Pius XII und das Dritte Reich. Hamburg, 1965 с 131.

55. ZStA Potsdam, AA, Pol. Abt., № 61177, л. 216-217.

56. ZStA Potsdam, AA, Pol. Abt., № 61177, л. 209.

57. G. Levy. The Catolic Church and Nazi Germany. New York — Toronto, 1964, с 235, 257, 341.

58. Иезуит Лейбер — немецкий священник Роберт Лейбер, который был одним из наиболее приближенных к папе римскому лиц, его личным секретарем. В своих воспоминаниях он писал: «Несмотря на острые столкновения с национал-социалистами… Пачелли ни на миг не забывал о роковой опасности коммунизма». Папа римский считал, что «предстоит более серьезная и опасная задача, а именно столкновение с коммунизмом» (R. Leiber. Der Vatican und das Dritte Reich. — «Politische Studien». München, Maj — June 1963, с 208).

59. Епископ Худал — австрийский епископ Алоас Худал, принадлежавший к кругу ближайших советников и друзей Пия XII. Он выступал за создание сильного католического государства в Центральной Европе. Под его руководством был, в частности, детально разработан план создания монархии на базе государств и областей, расположенных по течению Дуная, которая бы находилась в зависимости от Ватикана.

60. Нунций Арата — католический священник в ранге посла, приближенный к Пию XII, сторонник улучшения отношений между Ватиканом и нацистской Германией.

61. Прелат Людвиг Каас — близкий друг и советник Пия XII, много лет руководивший немецкой католической партией центра, активный сторонник сближения с нацистской Германией ради предотвращения «большевизации» Европы.

62. В Центральном государственном архиве ГДР в г. Потсдаме хранится донесение германского посла в Риме Г. Макензена в МИД от 1 марта 1943 г., в котором приводится донесение агента о беседах с советником французского посольства при Ватикане. В нем говорилось следующее: «В подтверждение истинности сведений о настроениях в Ватикане в пользу поддержки Германии в ее борьбе против установления господства Советского Союза в Европе, о которых в последнее время поступали сообщения из многих источников, француз сказал, что он наблюдал подобные чувства среди различных кругов Ватикана. При этом можно рассчитывать на растущую активность Ватикана в данном направлении. Она вызвана значительным страхом перед возможной большевизацией Европы и неизбежной потерей католического влияния на большевизированную Германию, а также ростом опасений в отношении того, что англиканская и русская ортодоксальная церкви после подписания мира значительно усилят свое влияние». Г. Макензен от себя добавлял, что в итальянском МИД он также слышал, что в Ватикане преобладают антибольшевистские настроения (ZStA Potsdam, AA, Pol. AM., № 67177, л. 146-147).

63. Карло Сфорца (1872-1952) — итальянский государственный и политический деятель, занимавший в 1920-1921 г. пост министра иностранных дел Италии; ушел в отставку после захвата власти фашистами, находился в эмиграции во Франции, Англии, США и других странах, занимался антифашистской публицистической деятельностью, выступал за создание Соединенных Штатов Европы. В 1943 г. после краха режима Муссолини вернулся в Италию, был одним из лидеров республиканской Партии действия. В апреле 1944-июне 1945 г. — министр без портфеля, в 1947-1951 гг. — министр иностранных дел, сторонник сближения Италии и США.

64. Роберт Ванситтарт (1881-1957) — лорд, английский дипломат, в 1930-1937 гг. занимал пост постоянного заместителя министра иностранных дел Великобритании, являлся одним из ведущих представителей антигерманской школы британской дипломатии, ориентировавшейся на Францию и готовой искать соглашения с СССР в целях обуздания фашистской агрессии. Осуждая германский милитаризм, он одновременно отождествлял его со всем немецким народом, отрицая возможность решения германской проблемы на демократической основе. Ванситтарт ратовал за учреждение длительной англо-американской опеки над Германией, за карательный мир с ней. После войны он отказывается от своих взглядов в отношении необходимости сотрудничества с СССР как с силой, сокрушившей Германию, и занимает враждебную СССР позицию.

65. Савойский королевский дом ведет свое происхождение от правителей Савойи (с 11 в. до 1416 г. — графов, с 1416 до 1720 г. — герцогов) и королей Сардинского королевства (с 1720 до 1861 г.). Его представители были королями объединенного королевства Италии с 1861 до 1946 г. В 1900-1946 гг. королем Италии был Виктор-Эммануил III. С 5 июня 1944 г. королевским наместником стал его сын Умберто II.

66. «Бандами» агент называет части Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ), которые летом 1943 г. сковывали 7 немецких, 17 итальянских, 5 болгарских дивизий, подразделения 3 венгерских дивизий, многочисленные отряды четников, усташей и прочих квислинговских формирований. К концу 1943 г. НОАЮ включала 320 тыс. бойцов, контролировала значительную часть территории Югославии.

67. Автор документа, как очевидно, и сам Ватикан, несколько преувеличивал влияние предстоявшего отпадения Италии от фашистской коалиции на положение стран «оси» в целом. Решающим фактором был и оставался советско-германский фронт. Даже в период падения режима Муссолини и высадки союзников в Италии (июль-декабрь 1943 г.) германское командование не только не сняло с Восточного фронта ни одной дивизии, но вынуждено было отправить из стран Западной Европы на советско-германский фронт 29 дивизий и 5 бригад, в том числе 3 дивизии из Италии (см.: История второй мировой войны 1939-1945. Т. 7, с. 509).

68. В 1943 г. в Германии трудились в неимоверно тяжелых условиях 7 млн. принудительно согнанных туда иностранных рабочих, более 2 млн. военнопленных, около 500 тыс. узников концлагерей.

69. Имеется в виду лорд Ф. Осборн.

70. В 1942-1943 гг. правительство Великобритании усиленно разрабатывало планы создания различных федеративных объединений малых государств Центральной, Юго-Восточной и Северной Европы под эгидой Англии, с тем чтобы создать «санитарный кордон» против СССР. Намечалось, в частности, сколотить федерацию государств, расположенных по течению Дуная. Ту же идею отстаивала и папская курия, надеявшаяся подчинить новое государственное образование своему влиянию. Но эти планы получили решительный отпор со стороны Советского правительства, в частности, на Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в октябре 1943 г.

71. Рейнский союз (1806-1813) — конфедерация германских государств под протекторатом Наполеона I — в период своего создания включал 16 государств Западной и Южной Германии, в том числе Баварию, Вюртемберг, Баден, Гессен-Дармштадт, Изенбург-Бирштейн, Лихтенштейн и др., которые отделились от Священной Римской империи и вступили в военный союз с Францией. К 1811 г. к нему присоединилось еще 20 государств Западной, Средней и Северной Германии, в том числе Саксония и Вестфальское королевство.

72. Ганновер — историческая область на северо-западе Германии, бывшее герцогство Ганновер, с 1692 г. курфюршество. В 1714 г. курфюрст Ганновера Георг Людвиг стал одновременно королем Англии (под именем Георга I, положив начало Ганноверской династии английских королей). Ганновером управлял наместник, назначавшийся английским королем. На Венском конгрессе (1814-1815) Ганновер был провозглашен королевством. В 1837 г. была достигнута уния между Англией и Ганновером. С 1886 г. Ганновер становится провинцией Пруссии. После разгрома гитлеровской Германии вошел в состав английской оккупационной зоны в Германии, а затем был включен в состав земли Нижняя Саксония (ФРГ).

73. Коллегиум «Руссикум» — так называемая Русская духовная академия в Риме, центр деятельности Ватикана, направленный на подчинение России духовному владычеству папы. Она служила основным орудием Ватикана в борьбе против СССР и коммунистического движения в целом. Одним из направлений деятельности «Руссикума» было обращение населения СССР в католическую религию. В Русской духовной академии нашли прибежище многие белоэмигранты, в том числе архиепископ Евреинов, глазами которых Ватикан и смотрел на СССР.

74. Кабинет Лаваля — коллаборационистское правительство вишистской Франции во главе с Пьером Лавалем (апрель 1942-август 1944 г.). Лаваль был ярым приверженцем сотрудничества с нацистской Германией, слепо выполнял все распоряжения германских оккупационных властей, в том числе организовал отправку в Германию 750 тыс. французских рабочих. Во время освобождения Франции бежал за границу, был арестован американцами и казнен как изменник по решению французского суда.

75. В годы второй мировой войны в Ватикане существовало направление, близкое по взглядам к правящим кругам США и Великобритании. Представители его считали, что национал-социализм -это зло, которое должно быть уничтожено. Наиболее решительным сторонником этого направления был кардинал Тиссеран, префект Конгрегации по делам восточных церквей. Однако оно не могло оказать заметного влияния на позицию Пия XII.

76. Поражение Германии под Сталинградом и Курском, что в значительной мере определило коренной перелом в войне, заставило японских милитаристов взять курс на дипломатическое маневрирование. Японские лидеры, как и Муссолини, отстаивали идею прекращения боевых действий на советско-германском фронте, дабы сосредоточить все силы против Англии и США. Еще в середине апреля 1943 г. посол Японии в Берлине X. Осима и военный атташе вице-адмирал К. Номура были приняты Гитлером. Эта встреча проходила в рамках консультаций, которые велись в штаб-квартире Гитлера в начале апреля с главами правительств европейских участников «Берлинского пакта». Посол Осима напомнил о предложении Муссолини воспользоваться услугами Японии для посредничества между державами «оси» и Советским Союзом и указал, что точка зрения дуче разделяется в Токио. (ADAP, Bd 4, с. 654). В сентябре 1943 г. японский посол в Москве Н. Сато передал Советскому правительству предложение о посылке в Москву миссии, включающей высокопоставленного представителя, которая бы посетила кроме СССР все другие воюющие, а также нейтральные страны и затем вновь прибыла в Москву. Советское правительство вручило послу ответ, в котором подчеркивалось, что при «существующей обстановке в условиях нынешней войны Советское правительство считает возможность перемирия или мира с гитлеровской Германией или ее сателлитами в Европе совершенно исключенной» (История дипломатии. Т. 4. М., 1975, с. 404-405).

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.