Баркова Л.Л., Чехова Е.А. «Войлочный колпак из Второго Пазырыкского кургана»

Книжная полка Analogopotom

 

Баркова Л.Л., Чехова Е.А.

Войлочный колпак из Второго Пазырыкского кургана

СГЭ. 2006. Вып. LXIV. С. 31-35.

 

В 1947 г. С. И. Руденко раскопал Второй Пазырыкский курган, относящийся к V-IV вв. до н. э. В кургане было найдено большое количество предметов одежды, деталей головных уборов, выполненных из разнообразных материалов: кожи, меха, войлока. К сожалению, почти все дошло до нас во фрагментах, но даже фрагменты имели разрезы и разрывы. Это обстоятельство связано с тем, что древние грабители вырубали многие вещи изо льда. Кроме того, сам лед рвал вещи в клочья. Неудивительно, что восстановить первоначальный вид того или иного предмета из многочисленных обрывков непросто. К числу таковых относится головной убор из войлока, найденный в трех фрагментах. Один из них представляет собой длинный узкий раструб, зашитый вдоль края, напоминающий «чулок» (ил. 1). Под этим названием он так и числится в инвентарной книге (инв. № 1684-220). Другие два фрагмента представляют собой часть головного убора в виде закругленных полей (инв. № 1684-214, 215). По самому нижнему краю полей укреплены небольшие (ок. 1 см) круглые кожаные бляшки, покрытые золотой фольгой (ил. 1, 2). По предположению М. П. Грязнова, эти фрагменты полей имеют сходство с закругленным козырьком конской маски, найденной в том же Втором Пазырыкском кургане.


Ил. 1. Фрагменты женского головного убора.
Второй Пазырыкский курган. V-IV вв.
Ил. 2. Войлочный головной убор-колпак.

Края фрагментов рваные, неровные, с большими утратами и, на первый взгляд, не стыкующиеся между собой. Как на большинстве предметов одежды из Больших Алтайских курганов, на этих войлочных фрагментах имеются многочисленные разрывы и разрезы.

В самом начале 1950-х гг. большая часть находок из Пазырыкских курганов была реставрирована. На войлочных фрагментах, о которых идет речь, на момент поступления в реставрацию в 2002 г. часть разрывов и разрезов была стянута нитками, некоторые из них были дублированы на ткань с помощью клея, превратившего со временем дублировку в жесткую, ломкую заплату. Утраты в центральной части «чулка» восполнены войлоком, отличающимся по цвету и фактуре от оригинала.

Н. В. Полосьмак, рассматривая в очередной раз материалы из Пазырыкских курганов, обратила наше внимание на сходство этих войлочных кусков («чулка» и полей) с головным убором из кургана № 1 могильника Ак-Алаха-3 (юг Горного Алтая) на плато Укок, раскопанного ею в 1993 г. [Полосьмак, 2001, с. 154].

Таким образом, стало ясно, что представленные фрагменты являются частями головного убора — колпака.

Технологическое исследование войлочного «чулка» и полей, проведенное в Отделе научно-технической экспертизы Эрмитажа Е. А. Миколайчук, показало, что войлок скатан из стриженых волокон овечьей шерсти. Структура войлока содержит все фракции шерстяного покрова животного: пуховые волокна, волокна переходного волоса, ости, грубой ости и мертвого волоса. Тонина волокон находится в пределах 12-114 мкм. В войлоке содержится до 30% волокон грубой ости и мертвого волоса с тониной волокон 72-114 мкм. За счет этого войлок приобрел жесткость. Именно это качество помогает колпаку сохранять форму и держаться вертикально.

В лаборатории научной реставрации прикладного искусства из органических материалов Е. А. Чеховой был реставрирован и реконструирован этот своеобразный головной убор.

Как уже было сказано, края фрагментов неровные и не стыкующиеся между собой, с большой утратой войлока. Сама войлочная масса содержит значительное количество волокон грубой ости и мертвого волоса, поэтому качество войлока отличается жесткостью и отсутствием эластичности. Однако, учитывая одинаковую структуру и толщину войлока, удалось подогнать края разрывов и соединить «чулок» с обрывками полей. Для этого разрезы и разрывы были дублированы на холст сополимерной дисперсией ВА-2ЭГА. Прошивание войлока было исключено, чтобы избежать трения и разрыхления его структуры нитками. Утраты восполнили сукном, напоминающим войлок по фактуре и цвету. Швы между войлоком и сукном заполнялись и мельченной нитяной массой, замешанной на дисперсии ВА-2ЭГА.

Итак, в результате реставрации головной убор стал представлять собой высокий, до 102 см, колпак конической формы (см. ил. 2). Колпак выкроен из двух кусков плотного, толстого, 4-5 мм толщиной, войлока коричневого цвета. Куски сшиты между собой сухожильными нитями простым соединительным швом. Верхняя часть колпака закруглена, длина ее окружности 22 см. Длина окружности колпака, постепенно расширяющегося книзу, составляет уже 46 см. Ширина полей колпака — 11, их окружность 90 см.

Сейчас головной убор коричневого цвета, но прежде он был окрашен в красный. Определение красителя сделано в Отделе научно-технической экспертизы Л. С. Гавриленко методами тонкослойной хромотографии. Использованы также методы микроскопического и микрохимического анализов. По данным исследователя, на войлоке обнаружена кермесовая кислота, источником которой являются червецы Кеrmes vermilio, Planchon, называемые кермесом, живущих на дубе Quercus coccifera. Кермесовая кислота относится к красителям животного происхождения класса антрахинонов. На археологических вещах кермес часто коричневого цвета. По способу крашения это протравный краситель. На войлоке обнаружены соединения меди и железа, обычно присутствующие на вещах из Пазырыкских курганов.

Напомним, что аналогичный войлочный колпак был найден Н. В. Полосьмак в богатом женском погребении в кургане № 1 могильника Ак-Алаха-3 на Укоке (юг Горного Алтая), относящегося к V-IV вв. до н. э. Колпак представлял собой высокий головной убор (84 см) с небольшими полями и так же, как Пазырыкский, был окрашен в красный цвет (ил. 3, I). Ближайшей аналогией акалахским и пазырыкским колпакам являются войлочные головные уборы, высотой до 60 см. надетые на головы женских мумий, обнаруженные в могильнике Субаши (Синыгзян) IV в до н. э. [Полосьмак, 2001, с. 153].

Похожие головные уборы в этот период на Алтае носили не только представители кочевой знати, но также и рядовые члены общества. Так, в Восточном Алтае при раскопках могильника Юстыд (V-IV вв. до н. э.) В. Д. Кубарев нашел фрагменты головных уборов в двадцати погребениях, которые принадлежали женщинам. У некоторых из них на головах были шапочки в форме конических колпаков с полями высотой до 50 см. Они держались на голове за счет жесткой основы из бересты и двух-трех палочек, составлявших каркас [Кубарев. 1991, с. 106].

Аналогичные головные уборы имели, по-видимому, женщины, погребенные в могильнике скифской эпохи Уландрык в Восточном Алтае. Сами головные уборы не сохранились, но, судя по их остаткам, они изготовлялись из войлока и кожи, имели конусовидную форму и держались вертикально при помощи каркасов [Кубарев, 1987. с. 106. ПО].

Этнографические материалы свидетельствуют о том, что и в более позднее время женщины Алтая носили высокие головные уборы. Чтобы придать головному убору вертикальное положение и определенную жесткость, шли на разные ухищрения. Известно, что женщины теленгитки традиционно носили шапочки с жесткой конусовидной тульей. Жесткость достигалась за счет того, что вокруг тульи прокладывалась в несколько слоев ткань, склеенная тестом [Дьяконова, 2001, с..98]. Такие шапочки впервые надевались на голову невесты и в этом же уборе женщину погребали.

Интересно, что у казахов существовал похожий головной убор, так называемый саукеле. Он представлял собой конусообразный каркас высотой до 70 см. Саукеле обычно обтягивался сверху сукном или бархатом и украшался бисером, подвесками. Этот головной убор не был каждодневным. Его надевали лишь тогда, когда девушка выходила замуж. Невесте волосы заплетали в две косы и на голову надевали саукеле. Он переходил но наследству от матери к дочери, уже ко второй половине XIX в. он стал исчезать из быта [Народы Средней Азии и Казахстана, 1963. с. 422].


 

 

Ил. 3 Головные уборы скифского времени:

 

1 — войлочный колпак из погребения женщины, Ак-Алаха-3, курган 1;

2 — женский головной убор-парик (реконструкция). Ак-Алаха-3, курган 1 (по Н. В. Полосьмак);

3 — фигура женщины на золотой бляхе с изображением «всадников под деревом» (по М. П. Грязнову);

4 — женский головной убор, Пазырык, курган 5 (по М. П. Грязнову»:

5 — сакский воин с персепольского рельефа;

6 — Скунха, вождь саков. Прорисовка по фотографии с рельефа Бехистунской скалы (по М. М. Дьяконову)

Из сказанного можно сделать вывод, что подобные головные уборы принадлежали только женщинам. Однако известно, что наибольшее распространение высокие головные уборы получили в среде среднеазиатских саков и европейских скифов и их носили мужчины. На БехистунскоЙ скале и на лестнице ападаны в Персеполе (ил. 3, 5) изображены саки. На их головы надеты прямостоящие, заостренные на конце головные уборы. Один из саков представлен в высокой (70 см) остроконечной шапке, с глубокой полукруглой лопастью, закрывающей шею и затылок (ил. 3, 6). Под ним надпись: «Это Скунха, сак» [Chirshman, 1963, р. 184-185]. Фасон головного убора напоминает знаменитую «буденовку» времен Гражданской войны.

Необычность этих шапок привлекла внимание Геродота, который в своей «Истории» пишет о том, что «саки-скифы носили на головах прямые шапки с острым верхом» (Геродот, кн. VII, 64). Из персидских клинописных источников известно, что одна из больших сакских племенных групп даже называлась саки-тиграхауда, что в переводе означает: «саки, носящие остроконечные шапки».

Один из таких головных уборов найден в Казахстане, в кургане Иссык (1969-1970), в котором был погребен знатный представитель племени саков-тиграхауда [Акишев, 1978, с. 63]. На его голове обнаружен убор кулах (конус), имеющий форму колпака с высоким узким верхом (высотой 60-65 см) и с нижней частью в виде треуха с «ушами», которые завязывались под подбородком. Кулах был богато украшен золотыми пластинками. Из приведенных примеров видно, что головные уборы были разных фасонов, но все они высокие и сделаны из войлока.

Вообще, высокие головные уборы не редкость. Известно, что их носили еще в эпоху бронзы. Один из них — замечательный золотой убор в виде высокого колпака, высотой 74,5 см, относящийся к XI-IX вв., до н.э., хранится в Берлинском музее. Высказано мнение, что этот колпак и ряд подобных ему являлись принадлежностью человека, обладающего высоким духовным рангом [Born, 2003, S. 87].

Таким образом, высокие своеобразные головные уборы носили как мужчины, так и женщины, но назначение их было разное. Мужчины скифы и саки, носившие на голове колпаки, как правило, были воинами и эти уборы подчеркивали их мужественность.

Что касается шапочек, точнее колпаков, которые принадлежали женщинам, то они имели, по-видимому, иную функцию.

Известно, что алтайские женщины придавали большое значение не только головному убору, но и прическе. У многих древних народов Сибири и Средней Азии девушки заплетали волосы в множество мелких косичек. Когда девушка выходила замуж, она меняла прическу: переплетала волосы в две косы, которые носила до конца жизни.

Так, во Втором и Пятом Пазырыкских курганах и в кургане № 1 могильника Ак-Алаха-3 головы погребенных женщин по существующему погребальному обряду были тщательно обриты в связи с посмертной трепанацией черепа [Руденко, 1953, с. 129; Полосьмак. 2001, с. 147]. Срезанные волосы женщины из Второго Пазырыкского кургана заплетались в две косы, туго обмотанные войлочным и кожаным ремешками. На конец кос был надет вязанный из шерстяных нитей накосник. Вероятно, именно на это сооружение из волос надевался колпак.

На голове погребенной женщины из Пятого Пазырыкского кургана находилась небольшая деревянная шапочка (высота 6,8 см), к которой прикрепляли, две свои косы, а к ним, в свою очередь, приплеталась искусственная коса из конских волос (ил. 3, 4). Все в целом более 0,50 см длиной [Руденко, 1953, с. 130].

Похожий головной убор представлен на голове женщины, изображенной на паре золотых блях, известных под названием «всадники под деревом» из Сибирской коллекции Петра I. На голове женщины надета цилиндрической формы шапочка с очень высоким стержнем наверху. Косы женщины подняты вверх и прикреплены к стержню головного убора каркасной палочкой (ил. 3, 3).

В женском погребении кургана № 1 могильника Ак-Алаха-3 найден парик, который надевался на обритую женскую голову (ил. 3, 2). Основу парика составлял войлок, на который крепился конский волос; все покрывалось специальной массой из жира и сажи сверху накладывался еще один слой волос. На макушке волосы собирались в пучок, который туго обматывался шерстяной веревочкой. Пучок стоял «торчком», и к нему крепилось навершие (ок. 68,5 см) с деревянной наточкой-каркасом [Полосьмак, 2001, с. 147].

Судя по находкам в других алтайских курганах, женщины собирали волосы на макушке, заплетали косы и на них надевали деревянный накосник. который одновременно являлся каркасом для прически [Кубарев, 1991. с. 106]. Н. В. Полосьмак предположила, что на такую высокую прическу, чтобы ее сохранить, мог надеваться колпак в виде своеобразного чехла [Полосьмак. 2001, с. 15].

Однако, опираясь на этнографические аналогии, вполне возможно предположить, что женщина из Второго Пазырыкского кургана получила колпак в связи с замужеством, как атрибут ее нового статуса. Когда же она умерла, колпак положили рядом с ней, как символ того, что она переходит в другой мир. Так или иначе, этот колпак после реставрации обрел новую жизнь и его теперь можно видеть на экспозиции Отдела археологии Восточной Европы и Сибири.

 

Литература:

 

Акишев К.А. Курган Иссык. М., 1978.

Дьяконова В.П. Алтайцы. Горно-Алтайск. 2001.

Кубарев В.Д. Курганы Уландрыка. Новосибирск. 1987.

Кубарев В.Д. Курганы Юстыда. Новосибирск, 1991.

Народы Средней Азии и Казахстана. М.; Л., 1963.

Полосьмак Н.В. Всадники Укока. Новосибирск. 2001.

Руденко С.И. Культура населения Горного Алтая в скифское время. М.. 1953.

Chirshman R. Perse proto-iranies. Medes, Aehemenides. Gallimard, 1963.

Born H. Gold und Kuli der Bronzezeit. Nurnberg, 2003.

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.