Наливкина М.А. «Кубок из Тиритаки с изображением подвигов Геракла»

Книжная полка Analogopotom

 

Наливкина М.А.

Кубок из Тиритаки с изображением подвигов Геракла

Материалы и исследования по археологии СССР. 1958. 85. С. 312-316.

 

Рис. 1. Кубок с изображением подвигов Геракла.
Рис. 2. Тот же кубок с другой стороны
Рис. 3. Деталь рельефного изображения на кубке из Тиритаки: Геракл, стреляющий в дракона из лука

В засыпи, заполнявшей одну из рыбозасолочных цистерн (№ 3), открытых в Тиритаке на участке V-VI,1 на глубине 2.6 м среди прочей керамики были найдены 10 обломков интересного краснолакового, кубка цилиндрической формы. Его наружная поверхность украшена частично сохранившимися рельефными изображениями подвигов Геракла (рис. 1-2).2

Кубок вместе с рельефными изображениями изготовлен с помощью формы, очевидно глиняной. На внутренней ее поверхности имелись углубленные изображения, оттиснутые при изготовлении формы по мягкой глине глиняными, а возможно, и металлическими штампами.3 Следов доработки деталей рельефов мелким инструментом, что могло иметь место после того, как кубок был вынут из формы, не прослеживается. По-видимому, в мастерской, где изготовлялся кубок, имелся большой набор таких штампов с различными сюжетами, что позволило выбирать те или иные изображения на них, смотря по вкусу заказчика или мастера. Штампы были весьма удобны для перевозки в различные места, где изготовлялись подобные сосуды.

Кубок сделан из серовато-желтой глины со слабым розовым оттенком, очень плотной, хорошо отмученной и обожженной.4 Снаружи и внутри поверхность сосуда была покрыта тусклым «лаком» темно-красного, почти бурого цвета, наложенного весьма тонким слоем. Больше всего «лак» сохранился в углублениях рельефа, в остальных частях сосуда он сильно стерт. Высота кубка 8 см, верхний диаметр 13 см, высота пояса с рельефными изображениями 4 см. В верхней части кубок профилирован четкими и резкими гранями, как бы срезанными острым инструментом, напоминающими грани металлических сосудов; внизу рельефный пояс ограничен узкими и широкими, рельефными валиками. Снаружи на дне кубка имеется низкая кольцевая обводка 8 см в диаметре. Несмотря на довольно значительную толщину стенок, сосуд очень напоминает изделие из металла.

В изображениях нашего кубка, весьма напоминающих рельефные изображения на щитках краснолаковых светильников I-III вв. н. э., нетрудно усмотреть изображения подвигов Геракла.

Хорошо известно, что мифы о греческом Геракле и римском Геркулесе были весьма популярны в античном мире; они давали богатый материал для воспроизведения их и в пластике, и в рельефе. В изобразительном искусстве варьировало различное число изображений подвигов Геракла — от одного до двенадцати. На кубке из Тиритаки представлено шесть подвигов этого героя. 1) Геракл похищающий кобылицу Диомеда; 2) Геракл, приводящий адского пса, трехголового цербера, из царства Аида, из Тартара (восстановлен по аналогии); 3) Геракл, похищающий золотые яблоки с яблони, охраняемой драконом в саду Гесперид (рис. 3); 4) битва Геракла с амазонкой; 5) Геракл, очищающий авгиевы конюшни; 6) Геракл, укрощающий критского быка.5

Несмотря на плохую сохранность рельефных изображений и расплывчатость их деталей, что было обусловлено, по-видимому, недостаточно четким оттиском штампов в форме, мы можем полностью восстановить утраченные части. Этому помогают два опубликованных аналогичных сосуда.

Первый из них, неизвестного происхождения, хранящийся в музее Равестейна во Фландрии, был первоначально опубликован А. Клюгманом,6 а позднее повторно воспроизведен в книге Ф. Курби7; второй сосуд нам известен только по ссылке и описанию, имеющемуся у Ф. Курби, ссылающегося, в свою очередь, на издание Р. Пагенштехера.8

Перейдем к детальному описанию имеющихся на кубке из Тиритаки изображений с восстановлением утраченных частей (рис. 4).

1. Геракл приручает одну из кобылиц Диомеда. Обеими руками герой схватил ее за горло, в то время как она стала на дыбы. Внизу под ногами Геракла изображена палица, на которую он наступает правой ногой.

2. Этот подвиг на тиритакском кубке полностью отсутствует; судя по привлекаемой аналогии (рис. 5), должен был быть изображен Геракл, выводящий трехголового цербера из Аида. На голову и на левое плечо героя накинута львиная шкура; в левой руке Геракл держит палицу. Изображение следующего подвига отделено от предыдущего деревьями с овальными кронами, изображающими, возможно, сад.

3. Геракл убивает дракона, стерегущего яблоки в саду Гесперид. В правой руке Геракл держит палицу, замахиваясь ею, в левой руке он держит шкуру льва и лук; за спиной у героя — колчан со стрелами. Отставив далеко назад правую ногу, он устремился к дракону, высунувшему язык и перевившемуся своим туловищем вокруг ствола и ветвей дерева, на котором видны яблоки и листья плюща. Внизу между Гераклом и яблоней изображен кустик.

4. Битва Геракла с амазонкой. Наступив левой ногой на копье и замахнувшись правой рукой с палицей на амазонку, Геракл левой рукой с перекинутой через нее шкурой льва пытается похитить пояс амазонки. Амазонка левой рукой поддерживает одежду; вверху над ее головой — пельта, которой она защищается; конь, с которого сошла амазонка, стоит тут же. Над всей описанной сценой изображено ветвистое дерево, а в промежутке между этим и следующим подвигом изображены: палица, колчан с луком и еще одно дерево с плодами.

5. Геракл очищает авгиевы конюшни. Особым орудием типа кетменя с острым наконечником Геракл разбивает скалу, из которой должна пойти вода и затопить конюшни Авгия. На голову и плечи героя накинута развевающаяся львиная шкура, скрепленная на груди. Левой ногой, согнутой в колене, Геракл опирается на какой-то неясный предмет; палица Геракла приставлена к скале справа. Переходом к следующему подвигу служит, кроме палицы, колчан со стрелами и лук, изображенные над палицей.

6. Геракл укрощает критского быка: схватив животное за рога, он пытается повалить его на землю.



Рис. 4. Сохранившиеся части рельефных изображений на кубке из Тиритаки (развернутый рисунок и профиль кубка)



Рис. 5. Изображение подвигов Геракла на кубке из музея Равестейна (Фландрия)

Кубок из музея Равестейна совершенно идентичен и в целом и в деталях публикуемому кубку из Тиритаки.9 На обоих кубках воспроизводятся те же шесть подвигов Геракла. Полное совпадение штампов позволяет предположить, что оба кубка изготовлялись не только в одном керамическом центре, но и в одной мастерской и из одной формы.

На втором аналогичном кубке, происходящем из Александрии,10 судя по описанию, приведенному Ф. Курби, изображены также подвиги Геракла. В той же технике и стиле и с тем же заполнительным орнаментом здесь представлены не шесть, а семь подвигов Геракла. Пять подвигов на этом кубке иные, и только два повторяют изображения на двух указанных выше кубках.

1. Битва Геракла с немейским львом; Геракл, устремившись вперед, хватает льва правой рукой за горло; животное, встав на задние лапы, упирается ими в землю.

2. Геракл с поднятой палицей нападает на многоголовое чудовище — гидру.

3. Геракл несет на плече евриманфского вепря, в то время как Еврисфей забрался в бочку.

4. Геракл с керинейской ланью. Животное лежит, в него упирается коленом герой, схвативший лань за рога.

5. Геракл поймал птиц на озере Стимфала.

6. Геракл борется с амазонкой. С перекинутой через руку шкурой и с палицей он бросается на амазонку, которая падает навзничь. В опущенной правой руке амазонки — копье или пельта, левой она держит тунику; на заднем плане — лошадь.

7. Геракл очищает конюшню Авгия. Поставив одну ногу, согнутую в колене, на какой-то предмет (?), он разбивает скалу ударом какого-то орудия типа кетменя, аналогичного изображенному на кубке из Тиритаки и из музея Равестейна. Справа к скале приставлена палица. Лук и колчан висят рядом.

Как видим, два последние подвига на кубке из Александрии в точности повторяют те же подвиги, которые изображены на тиритакском кубке и на кубке Равестейна.

Несовпадение же остальных сюжетов объясняется, скорее всего, тем, что мастера, изготовлявшие подобные рельефные сосуды, обладали, вероятно, большим набором штампов для изображений и поэтому имели возможность варьировать их. Таким образом, различие в выборе изображений (из числа двенадцати подвигов Геракла) не мешает предположить общее происхождение всех трех кубков из одного керамического центра, если не из одной мастерской.

В зарубежной литературе по керамике, в том числе и упомянутым автором Ф. Курби, привлекается большая серия сосудов, аналогичных по форме, но совершенно различных по сюжету изображений и несколько отличающихся по оформлению (в частности, для них характерен орнамент в виде рельефных кружков по нижнему валику). Такие сосуды найдены в различных античных центрах: в Дельфах, Афинах, Пергаме, Сицилии (Сиракузы), на о. Мелосе, в Магнезии на Меандре, Коринфе, Елевзине и др.11 Все эти сосуды объединяются зарубежными авторами в одну группу с вышеописанными, что, на наш взгляд, неверно.

Рельефные краснолаковые сосуды из Тиритаки, Александрии и из музея Равестейна могут быть объединены на основании вышеуказанных признаков в особую группу. С каким центром можно связать происхождение подобных сосудов и к какому времени отнести их изготовление? В указанной выше литературе определенного ответа ни на тот, ни на другой вопросы не дается.

Ф. Курби предположительно выдвигает два возможных центра их: изготовления: Беотию (Танагра) и Александрию. Относительно их датировки также нет единого мнения. Одни исследователи (Уолтерс и Курби) сравнивают эти сосуды с «мегарскими» кубками и, исходя из условий находки дельфийского образца в могиле вместе с обломками «мегарских» кубков, относят их к концу III в. до н. э. Другие же (Керн, Боур и др.), не определяя места изготовления, относят их массовую выделку к римскому императорскому времени.

Нам кажется, что последняя датировка ближе к истине. Действительно, сравнение кубка из Тиритаки с краснолаковыми светильниками12 и серебряными чашами типа хорошо датированной чаши из станицы Даховской с надписью царя Пакора II в. н. э. и ей подобных чаш13 убеждает в близости к ним нашего кубка и тем самым подтверждает указанную дату. Сходство дополняют изображения деревьев — таких же, как на тиритакском кубке. К рельефам на этой серии памятников следует присоединить аналогичные изображения Геракла и деревьев на монетах Гераклеи Понтийской II-III вв.14, также весьма близкие изображениям на кубке из Тиритаки. Наконец, наибольшая вероятность того, что изделия художественного ремесла, к которым принадлежит и тиритакский кубок, изготовлялись именно во II в. н. э., подтверждается и условиями находки нашего кубка в цистерне Тиритаки вместе с монетами15 и обломками керамических сосудов II-III вв. (амфоры, краснолаковая керамика и лепные сосуды).

Изображение Геракла, на данном кубке не являлось новостью для этого времени. Тип изображения Геракла на штампах для кубков, подобных тиритакскому, был заимствован из произведений античного изобразительного искусства предшествующего времени.

Местом изготовления кубка из Тиритаки и ему подобных правильнее всего, на наш взгляд, считать один из малоазийских городов, может быть Пергам, на что указывают как глина, так и техника покрытия «лаком».

Начав, как и Александрия, выпускать свою керамическую продукцию еще в эллинистический период, Пергам продолжал ее выделку и в первые века нашей эры, поставляя в этот период довольно значительное количество краснолаковой посуды в северное Причерноморье, в том числе в города Боспора.16

Публикуемый рельефный кубок выделяется сюжетами своих изображений не только среди находок Тиритаки, но и среди всей краснолаковой керамики северного Причерноморья.

 

Примечания:

 

1. О раскопках комплекса рыбозасолочных цистерн, в состав которого входила данная цистерна, см. в настоящем томе: В. Ф. Гайдукевич. Раскопки Тиритаки и Мирмекия в 1946-1952 гг.

2. Л/48-200. — Кубок хранится в Керченском археологическом музее им. А. С. Пушкина.

3. Н. Blümner. Technologie und Terminologie der Gewerbe und Künste bei Griechen und Römern, B.II. Leipzig, 1879, стр. 104, рис. 18-21.

4. По глине кубок близок кубку из Мирмекия (В. Ф. Гайдукевич. Раскопки Мирмекия и Тиритаки, археологические разведки на Керченском полуострове в 1937-1939 гг. ВДИ, № 3/4, 1940, стр. 304, рис. 3; он же. Раскопки Мирмекия в 1935-1938 гг. МИА, № 25, 1952, стр. 171, рис. 68). О пергамских сосудах из Ольвии и Боспора см.: Т. Knipowitsch. Untersuchungen zur Keramik römischer Zeit aus den Griechenstädten an der Nordküste des Schwanzen Meeres. I. Die Keramik römischer Zeit aus Olbia in der Sammlung der Eremitage. Materialien zur römisch-germanischen Keramik, IV. Frankf. a. M., 1929, стр. 25 сл. — Т. Н. Книпович. Краснолаковая керамика первых веков н. э. из раскопок Боспорской экспедиции 1935-1940 гг. МИА, № 25, 1952, стр. 206, примеч. 1 и 2.

5. Порядок перечисления изображенных на кубке подвигов Геракла дается соответственно прилагаемому к данной статье рисунку, выполненному Н. В. Хижинской.

6. Annali dell’Istituto di corrispondenza archeologica di Roma. Roma, 1864, стр. 304, табл. V

7. F. Сourby. Les vases grecsà reliefs. Paris, 1922, стр. 441, рис. 94.

8. R. Pagenstecher. Griechisch-aegyptische Sammlung Sieglin, стр. 197, рис. 176 и табл. XXII и XXIII. — В библиотеках Ленинграда этого издания не оказалось.

9. Развертка изображений на прилагаемых рисунках иная.

10. Место хранения этого кубка Ф. Курби не указывает.

11. М. P. Perdrizet. Fouilles de Delphes, V. Paris, 1906, стр. 177, рис. 747-748; A. Conze. Kleinfunde aus Pergamon. Berlin, стр. 297, рис. 101; Notizie degli Scavi di Antiquita, т. X, 1913, Стр. 27, рис. 13; H. Walters. Catalogue of Vases in the British Museum, V. IV. London, 1896, табл. XV; О. Kern. Eleusinische Beiträge. Halle, 1909, стр. 16, рис. 4; AJA, 1914, V. XLV, № 2, стр. 244, рис. 14 (из Коринфа); Е. Bielefeld. Die Antikensammlung des Archaeologischen Instituts der Martin-Luther Universität Halle-Wittenberg. Wissenschaftliche Zeitschrift der Martin-Luther Universität Halle-Wittenberg, Jahrg. II, 1952/53, Herf 3, стр. 106, табл. XVIII, рис. 4.

12. О. Ф. Вальдгауер. Античные глиняные светильники. СПб., 1914, табл. XXXVIII сл.

13. Б. В. Лунин. Серебряная чаша и стеклянная чашка из станицы Даховской. Ростиздат, 1940; Б. В. Лунин. Серебряная чаша с рельефными изображениями из находок у станицы Даховской. ВДИ, № 3, 1939, стр. 220-223, рис. 9. В отделе Востока Гос. Эрмитажа имеется аналогичная серебряная чаша (из коллекции Строганова): Р. В. Кинжалов. Об одной серебряной чаше, хранящейся в Эрмитаже. Изв. АН Армянской ССР, 1955, № 9, стр. 105-110, табл. I-IV. — Автор относит чашу к изделиям малоазийских центров.

14. W. Waddington, Е. Babelon, Th. Reinасh. Recueil générales des monnaies grecs d’Asie Mineure. Paris, v. I, fasc. 2, 1908, табл. LV и сл.

15. В цистерне найдены две медные боспорские монеты II-III вв. н. э. (Л/48-139 и 156а).

16. Т. Н. Книпович. Краснолаковая керамика первых веков н. э. из раскопок Боспорской экспедиции 1935-1940 гг. МИА, № 25, 1952, стр. 289 сл.; Т. Кnipowitsch. Die Keramik romischer Zeit. . ., стр. 25 сл. — Краснолаковой керамике Илурата посвящена статья Л. Ф. Силантьевой в настоящем томе (стр. 283 сл.).

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.