Трофимова Т. «Основы восстановления лица по черепу»

Трофимова Т.

М.М. Герасимов. «Основы восстановления лица по черепу», 186 стр., 70 фотографий и рисунков, М., 1949.

«Вестник древней истории», No 4. 1950. С. 95-99.

Рецензируемая книга, удостоенная в 1950 г. Сталинской премии, состоит из введения и трех глав, представляющих по существу три взаимосвязанные, но самостоятельные работы. В введении автор кратко освещает историю восстановления лица человека по черепу различными учеными, начиная с семидесятых годов прошлого века, и дает критику методических приемов авторов этих реконструкций. Здесь же автор определяет свои методологические позиции и задачи, которые он ставит перед собой при создании реконструкции лица по черепу.

Более 20 лет назад, начиная свою работу над реконструкциями, М. М. Герасимов не предполагал возможным добиться портретного, индивидуализованного восстановления лица по черепу. Работая над реконструкциями лица по черепу ископаемого человека, М. М. Герасимов стремился лишь восстановить антропологический тип древних людей. И только по мере продвижения исследовательской работы над изучением соотношения костной ткани черепа и облегающих его мягких тканей М. М. Герасимов убедился в возможности объективного построения лица по черепу и создания портретной реконструкции. «Портретной реконструкцией, — пишет автор (стр. 5), — я называю такую, по которой возможно опознание — идентификация определенного лица по маске, воспроизведенной на его черепе. Маска ни в коей степени не является собственно портретом некогда жившего человека, это всего-навсего максимальное приближение к внешнему его виду». Дальше автор подчеркивает, что, «в отличие от художественного портрета, реконструкция по черепу является не субъективным, а строго объективным изображением. Это как бы объективная скульптурная схема, воспроизведенная документально по черепу и максимально приближающаяся к внешнему виду субъекта, череп которого послужил основой для создания реконструкции».

Главную задачу своей книги М. М. Герасимов видит в том, чтобы познакомить читателей с основами восстановления лица по черепу. «Это только первый опыт сведения материала, т. е. предварительный этап к созданию собственной методики», — скромно пишет о своей работе автор (стр. 5).

В первой главе, озаглавленной «Материалы к созданию метода реконструкции лица по черепу», М. М. Герасимов знакомит читателей с теми соотношениями, которые существуют между костной тканью черепа и мягкими покровами лица, соотношениями, установленными главным образом в результате многолетней личной научно-исследовательской работы автора.

Для установления соотношений между черепом и мягкими тканями лица М. М. Герасимов изучал профильные рентгенограммы головы человека, препарировал трупы, делал вертикальные и горизонтальные распилы замороженных голов трупов, изучал отдельно строение мягких тканей лица и строение черепов различных расовых типов, людей разного пола и возраста. Автор приводит основанную на изучении рентгенограмм таблицу основных индивидуальных измерений (в миллиметрах) мягких покровов лица по медиальной линии для мужчин разного возраста — от 8 лет до 81 года (71 случай) и на основании этих данных дает профильные зарисовки соотношения строения черепа и мягких покровов. Попутно М. М. Герасимов дает глубокий анализ возрастной изменчивости лицевого скелета человека во взаимной связи с изменчивостью мягких тканей лица. Далее он останавливается на способах изучения асимметрии лица человека и значении этого фактора при построении реконструкции. Ниже подробно рассматриваются соотношения мягкого и костного носа и способы его восстановления, строение рта и губ, которые, как показывает автор, могут быть реконструированы на основании особенностей зубов и прикуса.

Очень интересны наблюдения М. М. Герасимова над соотношениями строения глазного яблока и век в связи с особенностями глазниц и переносья, а также над строением и положением подбородка в связи с особенностями нижней челюсти и способы их реконструкции.

Связь строения внешнего уха с особенностями черепа разработана слабее, чем другие разделы, но и здесь сделаны очень ценные наблюдения. Установление связи строения внешнего уха с особенностями строения черепа, естественно, является очень трудным вопросом и решается М. М. Герасимовым пока схематически.

Весь свой анализ связи костной и мягких тканей черепа М. М. Герасимов строит на основании изучения не только макро-, но и микрорельефа черепа. Затем автор дает короткий (пожалуй, даже излишне короткий) параграф, посвященный технике восстановления лица по черепу, и заканчивает главу описанием своих контрольных работ и использованием некоторых из этих контрольных работ в криминалистике. Контрольные опыты М. М. Герасимова ставились в разных учреждениях, но при одинаковых условиях. Ему предоставляли для реконструкции черепа, о которых М. М. Герасимову не сообщалось никаких данных, хотя в архивах учреждения хранились фотографии, маски или слепки лица, относящиеся к переданному М. М. Герасимову черепу, и лишь после завершения реконструкции производилось сравнение.

Так, в 1938 г. по поручению кафедры антропологии МГУ им была восстановлена голова папуаса, в 1940-1941 гг. по материалам Лефортовского морга М. М. Герасимов дал реконструкции нескольких голов; в том же 1940 г. он сделал также очень интересную реконструкцию по черепу головы Марии Достоевской, матери писателя Ф. М. Достоевского. Все контрольные работы М. М. Герасимова прошли с большим успехом, о чем можно судить, с одной стороны, по приложенным фотографиям реконструкций и портретов и, с другой — по воспроизведенной в книге (стр. 50) копии выписки ив протокола конференции кафедры судебной медицины 3-го Московского медицинского института от 20 февраля 1941 г.

Заслуживают большого внимания реконструкции М. М. Герасимова, сделанные по заданиям следственных органов, и, в особенности, работа по восстановлению по черепу лица Валентины Косовой, убитой ее мужем, который на основании работы М. М. Герасимова был уличен в преступлении (стр. 55-57). Также успешно был восстановлен М. М. Герасимовым (стр. 57-58) внешний облик Александра Б., погибшего при обороне Москвы в 1942 г. и опознанного в скульптурной реконструкции М. М. Герасимова матерью погибшего.

Наибольший интерес для историков представляют главы вторая и третья. На основе разработанной им методики восстановления лица по черепу М. М. Герасимов посвящает вторую главу изложению опыта «создания галереи портретов, иллюстрирующих расогенез и этногенез».

Эту галерею М. М. Герасимов открывает реконструкцией шимпанзе, австралопитека, питекантропа и синантропов, неандертальцев, людей верхнего палеолита и эпипалеолита, неолита и энеолита, людей эпохи бронзы и железа с различных территорий, относящихся к различным племенным группировкам, разным культурам и различным антропологическим типам. В рецензируемой книге галерея антропологических типов показывается в сопровождении кратких археологических характеристик соответствующих эпох и культур с постановкой основных этногенетических проблем.

Среди типов людей, живших в эпоху бронзы и железа, в книге представлены фотографии-реконструкции людей, относящихся к фатьяновской, абашевской, срубной и ананьинской культурам территории Восточной Европы, андроновской и карасукской культурам Минусинского края.

Для читателей ВДИ особенный интерес представляют реконструкции представителей тех древних племен и народов, которые известны историкам по дошедшим до нас письменным источникам. Среди этой группы реконструкций следует назвать: 1) голову мужчины из области, прилегающей к Севанскому озеру, эпохи Урарту VIII в. до н. э., вероятного представителя одного из хурритских племен, входивших в состав Ванского царства, и 2) голову женщины, жившей в IX в. до н. э., восстановленную по черепу, взятому из самых ранних грунтовых могил древнего населения Иберии (Мцхета). На материале Мцхетского могильника, охватывающего период в две тысячи лет, М. М. Герасимов делает ряд реконструкций, ярко отражающих развитие антропологического типа населения за это время. Интересны реконструкции скифа по черепу из Никопольского погребения, гунна по черепу из Кенкольского могильника и ряд других.

Очень важны для понимания процесса этногенеза реконструкции типов древнего населения Средней Азии, начиная с I-II вв. нашей эры. Здесь должны быть названы скульптуры женщины-кангюйки I-II вв. из кургана на Северо-Ташкентском канале, а также людей III-IV вв., погребенных в Ширинсайском могильнике, согдийца V в. из оссуарного погребения с реки Таласа, людей древнего Хорезма VI в. и др. Все эти реконструкции представляют большой интерес при изучении древних этнических групп, делая антропологические связи наглядными не только для специалистов-антропологов, но и для историков и широких кругов читателей.

Последняя, третья глава книги М. М. Герасимова посвящена реконструкции облика исторических лиц. Он публикует фотографии реконструкций лица по черепу Ярослава Мудрого, Андрея Боголюбского, Тимура, его сыновей Шахруха и Мирон-шаха и его внука — известного астронома своего времени Улуг-Бека.

В этой же главе М. М. Герасимов публикует фотографию реконструкции лица адмирала Ф. Ф. Ушакова. Как показали исследования М. М. Герасимова, сохранившийся живописный портрет адмирала Ушакова не соответствует особенностям строения черепа, в частности, очень широкой нижней челюсти, и дан в условной манере придворных живописцев XVIII в. При общем сходстве сохранившегося живописного портрета и скульптуры Герасимова последняя гораздо убедительнее передает энергичный облик знаменитого русского флотоводца.

Книга М. М. Герасимова, являющаяся итогом серьезного, более чем двадцатилетнего научно-исследовательского труда, освещает крупное научное открытие автора, добившегося портретной реконструкции лица человека по его черепу. М. М. Герасимов — археолог, антрополог и скульптор, подлинный новатор в науке, разработал научную методику восстановления лица человека по черепу, обогатив нашу страну большим открытием в новой области, в которой, как и в ряде других областей, советская наука опередила зарубежную.

М. М. Герасимов подошел к решению этой проблемы как советский ученый, владеющий методом марксизма-ленинизма в науке. При осуществлении своей работы он исходил не из идеалистических представлений, свойственных зарубежной буржуазной науке об отсутствии прямой связи между костной и мягкими тканями лица человека, а, наоборот, из представления о самой тесной связи и взаимной обусловленности формы и функции костной ткани и мягких частей лица и черепа, связанных с развитием и изменчивостью всего организма в целом. Эти положения он блестяще иллюстрировал рассмотрением возрастной изменчивости в строении лица, о чем мы уже говорили выше.

В своих реконструкциях различных расовых типов М. М. Герасимов был свободным от расистских предрассудков, с точки зрения которых буржуазными учеными прокладывалась резкая грань между различными «высшими» и «низшими» человеческими расами. М. М. Герасимов применял одну и ту же методику при реконструкции лица представителей различных рас. Благодаря этому реконструкции М. М. Герасимова получились объективно точными и соответствующими действительности, тогда как большинство буржуазных авторов предлагали различные способы построения лица по черепу для представителей разных рас, что вело к искажению облика этих людей. Подобные работы вели к утрированию расовых различий у человека.

Наконец, нельзя не отметить еще одной принципиальной особенности в методике Герасимова по сравнению с прежними реконструкциями зарубежных авторов. М. М. Герасимов в своих работах воспроизводит живой облик лица, точно соответствующий краниологическим данным, а не отвлеченный «средний» тип представителя той или иной расы.

Наконец, М. М. Герасимов при оформлении антропологического типа и этнического облика своих скульптур тщательно изучал археологические, исторические и этнографические данные. При создании скульптур исторических деятелей автором работы учитывались особенности исторической эпохи и этнической среды (ср., например, реконструкции лиц Ярослава Мудрого, Тимура, адмирала Ушакова и др).

Значение работ М. М. Герасимова исключительно велико для различных областей знания. Прежде всего надо отметить, что, создав методику реконструкции лица по черепу и добившись получения индивидуального портретного сходства, М. М. Герасимов, по существу, дал основы для создания новой отрасли антропологии. Целый ряд точных наблюдений о взаимосвязи между костной основой черепа и мягкими тканями войдет в практику работы антропологов и анатомов, что в дальнейшем может быть использовано в прикладных знаниях, как например, в области хирургической медицины и, в более широком объеме, чем теперь, — в криминалистике. Значение работ М. М. Герасимова для освещения проблем антропогенеза и этногенеза трудно переоценить. Созданные М. М. Герасимовым убедительные образы ископаемых типов древних людей могут быть широко использованы в популяризации наших знаний о происхождении человека. При изучении проблем этногенеза использование данных не только краниологии, но и портретных реконструкций расширяет возможность сопоставления антропологических типов древнего населения с современным как для антропологов, так и для историков и археологов. М. М. Герасимов в ряде случаев сам, используя данные археологии и полученные им реконструкции, успешно освещает вопросы формирования населения отдельных областей (см., например, главу о фатьяновской культуре, стр. 93-98).

Подробное рассмотрение всех разделов, посвященных автором конкретному освещению проблем этногенеза для разных эпох и народов, нуждается в специальной статье и не может быть дано в этой рецензии из-за недостатка места.

Восстановление облика исторических лиц, данное в работе Герасимова, имеет широкое общекультурное значение. Можно не сомневаться в том, что реконструированные Герасимовым объективные, правдивые образы исторических деятелей послужат материалом для художников и скульпторов при создании образов великих людей прошлого. Наконец, возможность восстанавливать облик раньше живших людей по черепу имеет широкое значение в популяризации исторических, археологических и антропологических данных, для преподавания в высшей и средней школе, в музеях и научно-популярных лекциях.

К недостаткам книги следует отнести, может быть, излишне краткое изложение техники реконструкции, что ставит перед автором необходимость подготовки и издания специальной инструкции.

Книга М. М. Герасимова завершает определенный этап работы автора над реконструкциями. Как он сам указывает, им заложены лишь основы восстановления лица по черепу. Перед автором еще стоит большая задача углубления и расширения научно-исследовательской работы для реконструкций различных морфологических и расовых типов. Необходимо также накопление материала для уточнения методики при построении женского и детского лица.

Книга Герасимова — большое событие в истории советской науки. Открытие метода пластической антропологической реконструкции, над которым безуспешно работали десятки зарубежных буржуазных исследователей, оказалось под силу лишь передовому советскому ученому-материалисту.

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.