Скрипник Т.A. Амазонки в античной традиции

Книжная полка Analogopotom | История

 

Т. A. Скрипник

Амазонки в античной традиции

«Известия Ростовского областного музея краеведения». Ростов-на-Дону, 1988 г. Вып. 5, стр. 29-39. Тираж 2000 экз.

 

Одной из самых древних и прекрасных легенд в античном мире была легенда о женщинах-воительницах — амазонках. Отражения этой легенды первоначально в греческой, а затем в римской литературе в виде пространных рассказов либо кратких упоминаний чрезвычайно многочисленны и разнообразны. Римские авторы, главным образом, повторяли сведения греков, не добавляя ничего нового в литературную амазонскую традицию, сложившуюся в Греции. В дальнейшем многие поколения исследователей обращались к прекрасной легенде. Античные сообщения об амазонках магически притягивали к себе живое внимание европейской средневековой мысли, а в новое время эта тема остается любимой и популярной не только среди специалистов, но и людей, далеких от науки. В результате воспоминаний путешественников, мореплавателей и исследований ученых по амазонской тематике на многих языках земного шара возникла обширная специальная литература, авторов которой, прежде всего, волновал вопрос о подлинности существования амазонок [1, № 2, с. 33-59; № 3, с. 3-32].

Многие исследователи отвечали на этот вопрос положительно вплоть до XX века, когда стало очевидным, что для полного разрешения этого вопроса и исчерпывающего истолкования исторического смысла амазонской традиции во всех ее вариантах необходимо привлечение не только античного материала, но и средневекового, не только литературного, но и всего многообразия этнографических и археологических данных о жизни народов Европы, Азии, Африки и Америки [1, № 3, с. 32]. На сегодняшний день такой работы нет.

Для нашей темы несомненный интерес представляет статья М. О. Косвена «Амазонки. История легенды», в которой автор довольно детально сумел проследить литературную амазонскую традицию, начиная с античности вплоть до нового времени, и выделил во всех существующих античных версиях об амазонках основные варианты: один говорит о народе, состоящем исключительно из женщин; другой — о таком народе, у которого женщинам принадлежит господство, в особенности в военном деле, мужчины же находятся в подчиненном положении; третий вариант следует связать с многочисленными этнографическими сведениями о том, что у того или иного народа женщины участвуют в военных действиях, не уступая в этом отношении мужчинам [1, № 2, с. 40-41].

В первом варианте этой традиции больше мифического, чем реального, во втором варианте миф и реальность уживаются вместе, в третьем — реальное, несомненно, преобладает.

В настоящей статье, предлагаемой вниманию читателей, сделана попытка найти реальную историческую основу возникновения и долгого существования в античном мире легенд об амазонках, особое внимание при этом уделяется сообщениям греческих авторов об амазонках, обитавших на землях савроматов (сарматов) в Северном Причерноморье, Подонье-Приазовье.

Амазонки. Кто же они? Что сообщает о них античная традиция? Каков их быт, особенности образа жизни?

Впервые термин «амазонки» встречается в древнегреческом эпосе, который говорит о воинственных женщинах-амазонках, живущих в Скифии, дочерях бога войны — неистового Ареса и его жены, вечно юной и ветреной богини красоты и любви Афродиты. Эпос называет амазонок «αντίανείραι», что значит «равные мужам», «противные мужам» или «мужененавистницы» (Гомер. Илиада. Сколии 6, 186, 2, 3, 189). Здесь же «амазонка» переводится как лишенная груди с целью стрельбы из лука, «безгрудая» (Гомер. Илиада. Сколии 3, 189). В Объяснении к «Илиаде» Гомера — несколько иная трактовка этого термина: «амазонки — значит жавшие в поясах, так как они жали и косили вооруженные, надевая пояса» (Евстафии. Объяснения к «Илиаде» Гомера, 3, 189).

Античные авторы, упоминая или рассказывая об амазонках, использовали ту или иную трактовку этого термина.

Классическим местом локализации амазонок в античной литературе являлась река Термодонт (современная Терме-Чай) в Малой Азии. Вероятно, этот факт можно объяснить тем, что у малоазиатских племен — карийцев, индийцев, ликийцев, фракийцев в период их контакта с греками женщина занимала довольно высокое и почетное место в обществе, обусловленное сохранением в социальном строе этих племен матриархальных черт [2, с. 279].

У греков существовала версия о пребывании амазонок и в Северной Африке. «Эти амазонки самые древние, однако исчезнувшие за много лет до Троянской войны, причем совершенно исчезла и память о них», сообщает Дионисий Скитобрахион (середина II в. до н. э.), рассказ которого дошел до нас в передаче Диодора Сицилийского (I в. до н. э.) (Диодор Сицилийский. Библиотека, 3, 52-55э). Эту версию затем лишь повторяли другие античные авторы.

Но наиболее ранние греческие авторы: Геродот (484-425 до и. э.), Псевдо-Гиппократ (470-356 до н. э.), Эфор (405-330 до и. э.) и другие, которые стремились к реальному освещению фактов и событий, — помещали амазонок на землях в округе Танаиса и Меотиды (Азовского моря), где жили родственные скифам по языку и культуре племена савроматов. Сюда же, на земли савроматов, античная традиция нередко переносила классическую амазонскую реку Термодонт и сказочную столицу воительниц Фемискиру.

Основания для этого были, поскольку греки могли наблюдать у савроматских женщин воинственность быта и образ жизни, напоминающий амазонский, что бросалось в глаза на общем фоне в целом патриархальной Восточной Европы и Азии. Именно это и явилось для античных авторов основанием связать савроматских женщин с амазонками.

Греческие писатели более позднего времени: Страбон (68 до и. э.-20 н. э.), Плутарх (50-125 н. э.) — локализовали амазонок на Кавказе — в Скифии1. Но если о малоазийских амазонках Страбон говорит как об исторической реальности, относительно кавказских амазонок он проявляет некоторый скептицизм, считая известия о них баснословными и неправдоподобными (Страбон. География, XI, 5, 1-4; XII, 3, 21-24; XII, 6, 8; Плутарх. Жизнь Помпея, XXXV).

Но и эти сообщения имеют под собой реальную почву, поскольку на Кавказе в настоящее время открыты погребения женщин-воительниц [3, с. 160-173; 4, с. 44, 46-50].

Остановимся несколько подробнее на характеристике быта амазонок, особенностях их образа жизни.

Все античные авторы, начиная с Геродота, которому принадлежит древнейший в греческой литературе рассказ об амазонках, отмечает как главнейшую черту их образа жизни участие в военных действиях (Геродот. История, 4, 110-116; Псевдо-Гиппократ. О воздухе, водах и местностях, 24; Эфор. Схолии к Аполлонию Родосскому, фр. 103; Палефат «О невероятных рассказах», XXXIII; Страбон. География, XI, 5, 1-4, XII, 3, 21-24, XII, 6-8; Диодор Сицилийский. Библиотека, II. 44-46, III, 52-55, XVII, 77; Плутарх. Жизнь Помпея, XXXV; Флавий Арриан. Анабазис, VII, 4; Псевдо-Калисфен, III, 25-28 и др.).

Так, амазонки, жившие на реке Термодонт, были единственными из окружающих их народов, которые имели железное оружие и первые стали ездить верхом. Благодаря своим лошадям они догоняли бегущих врагов неожиданно для последних, сами же оставляли своих преследователей далеко позади, как рассказывал Лисий.

Амазонки были вооружены луком, топором и копьем (Страбон. География, XI, 5, 1-4, XII, 3, 21-24), имели щиты и котурны (Плутарх. Жизнь Помпея, XXXV). Из шкур диких зверей изготавливали себе шлемы, плащи, пояса (Страбон. География, XI, 5, 1-4, 3, 21-24).

Именно такими их знает античная традиция, донесшая до нас имена дев-воительниц, прекрасных цариц Ипполиты, Антиопы*, Фалестры, Пенфесилии, под предводительством которых амазонки совершали далекие военные походы, властвовали над многими народами, поработили своих соседей (Диодор Сицилийский. Библиотека, II, 44-46, XVII, 77; Страбон. География, XII, 8, 6).

Ливийские амазонки, по описанию Диодора Сицилийского (I в. до н. э.), под предводительством Мирины прошли Египет и Аравию, покорили всю Сирию, прошли в Малую Азию, где основали ряд городов и святилищ, назвав их своими именами: Мирина, Смирна, Мартезия, Отрера и другие). Мирина погибла с большей частью своего войска во Фракии. Оставшиеся амазонки вернулись в Ливию (Диодор Сицилийский. Библиотека, 52-55).

Нетрудно заметить, что в этом полумифическом рассказе Диодора присутствует реальная историческая основа. Несомненно, материалом для полулегендарных амазонских войск, описанных Диодором, послужили засвидетельствованные ассирийскими источниками и данными археологии реальные набеги в VII веке до н. э. киммерийцев и скифов на эгейские берега Малой Азии и Сирию.

О походах амазонок Северного Причерноморья в Грецию, Аттику сообщает аттический оратор Исократ (436-338 до н. э.), рассказ которого повторяет автор «Сравнительных жизнеописаний» Плутарх (Исократ. Панегирик, § 67-70, VI, 42, VII, 75, XII 193; Плутарх. Жизнь Помпея, XXXV). Война греков с амазонками завершилась битвой. Мужественные воительницы были разбиты, погибла и их предводительница — Антиона, для которой якобы в городе Мегаре была сооружена гробница. «Из пришедших ни одна не ушла назад, а остальные дома, вследствие нанесенного здесь поражения, лишились владычества», — пишет Исократ (Исократ. Указ. соч., § 70).

Несомненно, этот неудачный поход амазонок — не что иное, как мифологическое отображение похода Ксеркса в 480 г. до н. э. в Грецию в период греко-персидских войн, воспринимавшихся эллинами как война с азиатским миром, который олицетворяли легендарные амазонки.

Таким образом, в географии военных походов амазонок нашли отражение как наиболее ранние киммерийские и скифские в Малую Азию и Сирию, так и наиболее поздние (персидские в Грецию) реальные военные походы различных народов.

Очень интересно и весьма своеобразно складывались у амазонок отношения с мужчинами. Все античные авторы, упоминавшие или писавшие об амазонках, подчеркивают их свободное, независимое поведение, высокомерное отношение к мужчинам.

По одним сведениям, амазонки жили отдельно от мужчин, общаясь с ними раз в год с целью деторождения и продолжения славного рода амазонок (Страбон. География, IV, 4, 6, 3, 21-24; Юний Юстин. II, 1; Плутарх. Жизнь Помпея, XXXV). По сообщениям Диодора Сицилийского, они жили вместе. Но в то время как женщины совершали блистательные походы, мужчины находились в подчиненном положении, занимаясь домашним хозяйством и воспитанием детей (Диодор Сицилийский. Библиотека, II, 44-46, III, 52-55). Если амазонки жили отдельно от мужчин и имели только общих детей, то, как правило, девочек они оставляли у себя, а мальчиков отдавали отцам (Страбон. География, XII, 3, 21-24, XII, 6, 8). Если же они жили вместе, то обычно матери-амазонки калечили своих детей мужского пола (Псевдо-Гиппократ. О воздухе, водах и местностях, 24; Стефан Византийский. Описание племен. Амазонки; Диодор Сицилийский. Библиотека, II, 44-46) или убивали их тотчас по рождении (Юний Юстин, II, 1), чтобы воспрепятствовать их восстанию против женской власти.

Родившимся девочкам выжигали правую грудь, чтобы она не мешала при стрельбе из лука. При этом вся сила и живительные соки переходили в правое плечо, делая руку девушки-амазонки сильной, способной наносить сокрушительные удары по своим врагам (Псевдо-Гиппократ. О воздухе, водах и местностях, 24; Диодор Сицилийский. Библиотека, II, 44-46, III, 52-55; Страбон. География, XI, 5, 1-4, Юний Юстин, II, 1).

Все черты быта и образа жизни амазонок, пожалуй, лишь за исключением участия женщин в военных действиях, выглядят скорее легендарными и маловероятными, сообщения об амазонках выглядят так и для тех районов, где греки сами не бывали. Они черпали сведения для своих сочинений из полумифических рассказов и слухов-источников, не отличавшихся достоверностью, в которых за давностью лет реальных фактов сохранилось мало.

Но все же и эти полулегендарные рассказы об амазонках имеют реальную историко-этнографическую или культовую основу. Так, свобода амазонок в выборе отца для своего будущего ребенка — это не что иное, как отражение свободных половых отношений на одной из стадий группового брака, когда все женщины одного рода имели право на всех мужчин другого рода или наоборот.

Обычай калечить родившихся мальчиков может быть отражением реально существовавших в рабовладельческом обществе фактов нанесения увечья домашним рабам.

Что касается подчеркиваемого Псевдо-Гиппократом, Страбоном, Диодором Сицилийским, Помпеем Трогом (I в. до н. э.- I в. н. э.)2 обычая лишать девочек-амазонок правой груди и трактовки термина «амазонка» в античной традиции как «безгрудая», то это, видимо, отражение популярного у греков культа одной из древнейших богинь, прекрасной охотницы Артемиды, которой, по преданию, женщины приносили в дар, как символ плодородия, свои отрезанные груди. Поэтому сама Артемида изображалась как многогрудая богиня, которая своим молоком вскармливала все живое, охраняла мать во время рождения ребенка, делала роды благополучными.

Применительно к тем районам, где греки бывали лично (Северное Причерноморье, Подонье, Приазовье) и наблюдали особенности быта местных народов (савроматов), сведения об амазонках носят скорее реальный характер, чем мифологический, хотя и савроматским женщинам приписывали обычаи, характерные для легендарных амазонок (выжигание груди у девочек, калечение детей мужского пола).

Остановимся несколько подробнее на сведениях античных авторов об амазонках Северного Причерноморья.

Древнейший в греческой литературе рассказ на эту тему принадлежит «отцу истории» Геродоту. Этот рассказ, являющийся полулегендарным отражением истории происхождения савроматов, соединяет в себе основные варианты античной амазонской традиции и передает местную понтийскую легенду, сложившуюся среди колонизовавших Северное Причерноморье греков. Геродот сообщает, что скифы называли амазонок «οίοπαία», что значит «мужеубийцы»3. Эллины победили амазонок в сражении на реке Термодонт и отплыли обратно на трех судах, захватив вместе с собой пленниц. В открытом море пленные амазонки перебили мужчин, а затем остановились на землях свободных скифов у г. Кремны на Меотийском озере. Сойдя с кораблей, воинственные женщины начали грабить земли скифов. Те, приняв амазонок за мужчин, вступили с ними в битву. Только овладев трупами амазонок, они узнали, что это женщины.

Тогда скифы на совете решили не убивать более амазонок, а послать к ним своих юношей с целью иметь детей от этих славных женщин. Скифские юноши стали лагерем по соседству. Вскоре скифы и амазонки стали жить вместе. Несколько времени спустя скифы предложили амазонкам переселиться в общество их родных. Но амазонки отказались, заявив, что они не уживутся со скифскими женщинами: «У нас с ними, — говорили амазонки, — не одинаковые обычаи: мы стреляем из луков, мечем дротики, ездим верхом, а женским работам не обучены, между тем ваши женщины не делают того, что делаем мы, а занимаются женскими работами. Если вы хотите иметь нас вашими женами, то ступайте к вашим родителям, возьмите свою долю имущества, вернитесь к нам, и мы будем жить отдельно». Скифские юноши так и поступили.

Геродот подчеркивает далее, что от браков скифов с амазонками пошел народ савроматов, то есть он генетически связывает савроматов не только со скифами, но и с амазонками. Отсюда савроматские женщины ведут их нынешний образ жизни: вместе с мужчинами и без них ездят верхом на охоту и на войну, носят одинаковую с мужчинами одежду. Относительно браков соблюдается у них следующее правило: ни одна девушка не выходит замуж, прежде чем не убьет врага, некоторые доживают до старости девушками, потому что не могли выполнить это требование (Геродот. История, IV, 110-117).

Сообщение Геродота о савроматских женщинах следует считать реальным, поскольку об этом свидетельствуют античные авторы в описании обычаев кочевых народов. Так, у Псевдо-Гиппократа — «жемчужины понийской наблюдательности» — в сочинении «О воздухе, водах и местностях» мы находим подтверждение сообщениям Геродота об образе жизни савроматских женщин (Псевдо-Гиппократ. О воздухе, водах и местностях, 24). Сочинения Псевдо-Гиппократа — результат личного общения с племенами скифов, колхов, савроматов. Автор при этом не пользовался ни Геродотом, ни его источниками, самостоятелен в изложении материала [5, с. 22].

Псевдо-Гиппократ несколько дополняет сведения Геродота, отмечая, что если савроматская женщина выходит замуж, то она перестает заниматься военным делом, пока не явится необходимость поголовно выступать в поход. Замуж же савроматка выходит при условии, если убьет трех врагов (Псевдо-Гиппократ. О воздухе, водах и местностях, 24).

Кроме того, у Псевдо-Гиппократа мы находим не вполне ясное, но единственное сообщение о том, что савроматские женщины отправляли какие-то «обычные жертвоприношения» (Псевдо-Гиппократ. О воздухе, водах и местностях, 24), то есть, возможно, выступали в роли жриц.

С легкой руки Геродота в сочинениях античных авторов более позднего времени: Эфора, Диодора Сицилийского, — явно видна связь легенды об амазонках с сообщениями о савроматах. Так, Диодор Сицилийский, сведения которого не зависимы от Геродота и Эфора, но опираются, как и сочинения этих авторов, на местную традицию и рассказы, в своем труде «Библиотека» в разделе «Древнейшая история Скифии» сообщает о народе, живущем под управлением женщин у реки Термодонт4. Женщины этого племени занимались военным делом наравне с мужчинами. «Говорят, — пишет Диодор, — что одна из них, имевшая царскую власть, отличалась мужеством и силой. Составив войско из женщин, она стала обучать их военному делу и покорила кое-кого из соседей. Возгордившись вследствие удач, провозгласила себя дочерью Ареса, а мужчинам предоставила прясть шерсть и исполнять домашние женские работы. Затем издала законы, которыми женщин вызывала на состязания, мужчинам предоставляла смирение и рабство» (Диодор Сицилийский. Библиотека, II, 44-46).

Нетрудно заметить, что сообщаемое Диодором Сицилийским относится, главным образом, к легендам об амазонках. В то же время видна связь сведений Диодора с теми реальными фактами, которые нам сообщают античные авторы о савроматских женщинах.

Так, у Эфора во фрагменте, сохраненном Стефаном Византийским (6 в. н. э.) в его словаре «Этникон», под словом «амазонки» говорится следующее: «Амазонки — женское племя у Термодонта, которых поныне называют савроматидами. О них рассказывают, что физической силой они превосходят мужчин, и объясняется это климатическими условиями местности, которая будто бы обыкновенно производит женщин более сильных и рослых, чем мужчин» (Стефан Византийский. Этникон. «Описание племен. Амазонки»).

Предположение о том, что Эфор, как и другие ионийцы, знал савроматов, живущих у Танаиса и Меотиды, не вызывает сомнений [5, с. 110].

Но интересно отметить, что во времена Эфора и Псевдо-Скилака представление о савроматах, как о народе, где женщины воюют наравне с мужчинами, стало превращаться в представление о господстве женщин, о гинекократии. Это отразилось прежде всего в кратком замечании Николая Дамасского (род. около 64 г. до н. э.), которое восходит к Эфору [6, с. 10] : «Савроматы женам своим во всем повинуются как госпожам» (Николай Дамасский. Свод странных обычаев, фр.16).

Эфор, хотя и противопоставляет в своих сочинениях дикий образ жизни савроматов и меотов идеальным условием жизни скифов, в целом не искажает образ савроматов. Следовательно, эфоровская трактовка савроматов как женоуправляемых может считаться вполне реальной. Тем более, что сочинения Эфора отличает довольно хорошая осведомленность в расселении кочевых племен и политическом положении Северного Причерноморья [5, с. 112].

Следом за Эфором краткое упоминание о женской власти у савроматов находим у Псевдо-Скилака (4 в. до н. э.): «От реки Танаис начинается Азия и первый ее народ на Понте — савроматы, которые управляются женщинами» (Псевдо-Скилак. Описание моря, прилегающего к населенной Европе, Азии и Ливии»).

Это явление засвидетельствовал и Исиган Никейский в «Невероятных сказаниях».

Сведения о том, что савроматские женщины возглавляли целые племена, находим у Полиена, жившего при римских императорах Марке Аврелии и Луции Вере, в его рассказе об Амаге — жене царя савроматов Мидоссака. Полиен сообщает, что Амага видя, что муж ее предается разгулу и пьянству, большей частью чинила суд и расправу сама. Сама расставляла гарнизоны в своей стране, отражала набеги врагов и помогала обижаемым соседям. Блестящая слава о ней разнеслась по всей Скифии… Амага послала скифскому царю приказание прекратить набеги на Херсонес, когда же скиф не послушался, то она выбрала 120 человек, сильнейших душой и телом… и, проскакав с ними 1200 стадий, внезапно явилась ко двору царя и перебила всех стражей, стоящих у ворот, Амага убила царя, а страну отдала херсонесцам; вручив царскую власть сыну убитого, приказала ему править справедливо и, помнив кончину отца, не трогать соседних эллинов и варваров (Полиен. Военные хитрости, VII, 55, 56).

В рассказе Полиена о сарматке Амаге заметен некоторый налет идеализации. Автор враждебен скифам, но дружествен савроматам — союзникам Херсонеса. Очевидно, эллинистическая историография вослед Эфору, идеализировавшему скифов, идеализировала восточных и северных соседей азиатской части Боспорского царства. Но все же источник Полнена стоит на реальной почве, независим от ионийцев с Геродотом и от Эфора [7, с. 112]. Сюжет об Амаге не только рисует картину чрезвычайно сложных политических взаимоотношений между греческими государствами Причерноморья и варварами и между варварскими племенами, но и еще раз подчеркивает особо почетное положение сарматских женщин в обществе.

Итак, анализ и интерпретация сведений античной традиции о савроматских (сарматских) женщинах убеждает нас в том, что многие из них, во-первых, были воинственны (Геродот. История, 110-117; Псевдо-Гиппократ. О воздухе, водах и местностях, 24; Диодор Сицилийский. Библиотека, II, 44-46; Полиен. Военные хитрости, VIII, 55-56); во-вторых, активно участвовали в общественной жизни, занимали почетное положение в семье, роде, племени (Стефан Византийский. Этникон (Описание племен). Амазонки; Псевдо-Скилак. Описание моря, прилегающего к населенной Европе, Азии и Ливии. Азия, 70; Николай Дамасский. Свод странных обычаев, фр. 16; Исегон Никейский. Невероятные сказания, XXIX); в-третьих, отправляли какие-то «обычные жертвоприношения», судя по туманному сообщению Псевдо-Гиппократа (Псевдо-Гиппократ. О воздухе, водах и местностях, 24); в-четвертых, иногда брали бразды правления в свои руки и возглавляли целые племена (Диодор Сицилийский. Библиотека, II, 44-46; Полиен. Военные хитрости, VII, 55-56). Именно поэтому античная традиция говорит о савроматских (сарматских) женщинах, как о потомках легендарных амазонок.

Распространение мифа об амазонках на савроматов произошло несомненно с присутствием в их общественном строе таких черт, которые позволили греческим авторам назвать савроматов «управляемыми женщинами», а некоторым современным исследователям — признать савроматскую гинекократию и заговорить о пережитках материнского рода в социальном строе этих племен [6, с. 100 и cл.; 7, с. 325-351; 8, с. 198; 9, с. 96; 10; 11. с. 200- 206; 12, с. 154-155; 13, с. 138-148; 16, с. 85; 15, с. 188]. Теперь установлено, что материнский род, при котором женщина играла главную роль в хозяйстве, занимала почетное положение в обществе, был всеобщим явлением. Именно с реальным существованием у отдельных народов и племен материнского рода и его пережитков или с воспоминанием о нем связано повсеместное возникновение и распространение представлений об амазонках в античной литературе.

Достоверность сведений античной традиции об амазонках находит прямое подтверждение в археологическом материале, прежде всего на территории степного Подонья — района расселения западной группы савроматов Геродота [16, 21]. Анализ и интерпретация данных археологии выходит за рамки настоящей статьи и является предметом специального исследования.

Примечания:

*. В тексте — Антиона. (Прим. наше — «НГ»).

1. По представлениям древних, Кавказ в широком смысле слова являлся скифской землей (см.: Ельницкий Л. А. Знания древних о северных странах. М., 1961).

2. Сочинение Помпея Трога известно в виде эпитомы, составленной Юнием Юстином, вероятно, в III в. н. э.

3. Б. Н. Граков перевел термин «οίοπαία» как госпожи мужчин, поскольку усмотрел в этом слове иранские корни (см.: Б. Н. Граков. ΓΥΝΑΙΚΟΚΡΑΤΟΥΜΕΝΟΙ: «Пережитки матриархата у сарматов» // ВДИ. 1947. № 3. С. 100).

4. Здесь пример того, что нередко полумифическая река Термодонт в Малой Азии, на которой жили легендарные амазонки, переносилась в Северное Причерноморье — на земли савроматов (см.: Латышев В. В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе (переизданный русский перевод)).

Литература:

1. Косвен М.О. Амазонки. История легенды // СЭ. 1947. № 2, 3.

2. Латышев В.В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. Переизданный русский перевод // ВДИ. 1947. № 2. Приложение.

3. Mapковин В.И. Скифские курганы у селения Гойты (Чечено-Ингушетия) // СА. 1965. № 2.

4. Виноградов В.Б. Центральный и северо-восточный Кавказ в скифское время (7-4 в. до н. э.). Грозный, 1972.

5. Ростовцев М.И. Скифия и Боспор. Л., 1925.

6. Граков Б.Н. Пережитки матриархата у сарматов // ВДИ. 1947. № 3.

7. Толстов С.П. Древний Хорезм. М., 1948.

8. Синицын И.В. Археологические исследования Заволжского отряда (1951 — 1953 гг.)//МИА. 1959. № 60.

9. Виноградов В.Б. Сарматы северо-восточного Кавказа. Грозный, 1963.

10. Смирнов К.Ф. Особенности общественного строя савроматов // Тезисы докладов на заседаниях, посвященных полевым исследованиям в 1960 г. М.: Наука, 1961.

11. Смирнов К.Ф. Савроматы (ранняя история и культура савроматов). М.: Наука, 1964.

12. Смирнов К.Ф. Сарматы на Илеке. М.: Наука, 1975.

13. Хазанов А.М. Материнский род у сарматов // ВДИ. 1970. № 2.

14. Хазанов А.М. Социальная история скифов. М., 1975.

15. Смирнов А.П. К вопросу о матриархате у савроматов // Проблемы скифской археологии. М.: Наука, 1971.

16. Шилов В.П. Отчет о работах Южно-Донской экспедиции в 1962 г. у хут. Усьман и Алитуб // Архив РОМК.

17. Лагоцкий К.С. Отчет о работах первого Манычского отряда Донской экспедиции в 1972 году // Архив РОМК.

18. Максименко В.Е. Кочевое население Нижнего Дона в VII-II вв. до н. э. Автореферат диссертации на соискание ученой степени к. и. н. М., 1974.

19. Смирнов К.Ф. «Амазонка» 4 века до н. э. на Дону // СА. 1982. № 1.

20. Максименко В.Е. Савроматы и сарматы на Нижнем Дону. Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1983.

21. Максименко В.Е., Скрипник (Шаталова) Т.А. Женские захоронения с оружием в курганах на реке Быстрой // Итоги исследований Азово-Донецкой экспедиции в 1985 году (тезисы докладов к семинару). Азов, 1986.

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.