Зинич М.С. «Трудовой подвиг рабочего класса в 1941-1945 гг.»

Наши книги

 

Зинич М.С.

«Трудовой подвиг рабочего класса в 1941-1945 гг. (по материалам отраслей машиностроения)»

 

Содержание

 

Глава вторая

Борьба машиностроителей за расширение и совершенствование производства в 1943-1945 гг.

Развертывание отраслей гражданского машиностроения

Великая победа под Сталинградом, где армия противника потеряла четвертую часть сил, сосредоточенных на советско-германском фронте, знаменовала начало коренного перелома в ходе всей второй мировой войны. Битва под Курском в 1943 г. поставила фашистскую Германию перед катастрофой. В марте 1944 г. Советские Вооруженные Силы вышли на государственную границу с Румынией. Начался завершающий период войны в Европе.

Изменение хода войны в пользу Советского Союза создавало более благоприятные условия для развития народного хозяйства, для восстановления потерянных мощностей и ликвидации диспропорций, возникших в трудные месяцы 1941, 1942 гг.

Основными направлениями в решении сложных проблем индустрии были: ускорение темпов развития топливно-энергетической базы, дальнейшее совершенствование военной промышленности и ее материально-технической вооруженности, восстановление и расширение производства гражданского машиностроения, возрождение разрушенной экономики.

Учитывая более благоприятную обстановку, достижение превосходства над врагом по числу основных видов боевой техники, государство смогло увеличить ассигнования на подъем ведущих отраслей индустрии, научные исследования. В 1943 г. на развитие промышленности было выделено 17,5 млрд. руб.- более половины средств, отпущенных на все народное хозяйство206. В общем объеме финансирования промышленности в 1944 г. тяжелая индустрия и машиностроение занимали 90,3%207.

Коммунистическая партия и Советское правительство, уделяя первостепенное внимание дальнейшему совершенствованию военного производства, с 1944 г. взяли курс на интенсивное восстановление важнейших отраслей гражданского машиностроения. С середины этого года нашли [59] возможным переключить мощности ряда предприятий оборонной промышленности на изготовление гражданской продукции208. Это было важной особенностью развития социалистической индустрии на данном этапе и ярко демонстрировало преимущества плановой системы хозяйства.

С 1943 г. в Госплане СССР начали функционировать отделы, ведавшие отраслями станкостроения, тяжелого, среднего машиностроения. Госплан развернул работу по перспективному планированию различных подразделений экономики. Это касалось и отраслей машиностроения209.

Конкретная программа его развития в 1943-1945 гг. была определена в государственных народнохозяйственных планах и в специальных решениях Государственного Комитета Обороны, Центрального Комитета ВКП(б) и Совнаркома СССР по отраслям производства, экономическим районам, отдельным заводам.

Главное внимание обращалось на те отрасли, которые имели решающее значение для технического вооружения народного хозяйства.

Важным государственным актом было постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О строительстве тракторных заводов и развитии производственных мощностей по выпуску тракторов для сельского хозяйства» (18 февраля 1944 г.). Им устанавливался план производства тракторов на 1944 г. в количестве 5,5 тыс. Намечалось после расширения и дооборудования строящихся Алтайского, Липецкого и Владимирского заводов на каждом из них выпускать 50 тракторов в сутки. Ставилась задача расширить подготовку кадров для тракторной промышленности в ремесленных училищах и школах ФЗО210. Это постановление имело большое значение для укрепления материально-технической базы сельского хозяйства, сильно пострадавшего в годы войны.

Постановлением ГКО от 28 февраля 1944 г. «О развитии производства металлорежущих станков на предприятиях Наркомата станкостроения» были определены главные направления в развитии отрасли. В 1944 г. наркомат должен был обеспечить изготовление 21 тыс. металлорежущих станков, предусматривалось также в короткие сроки восстановить краматорские, киевские, ленинградские станкозаводы, провести проектно-изыскательные работы по строительству пяти новых предприятий. При решении задач, намеченных ГКО, учитывалась потребность в станках не только военных заводов, но и для расширения мощностей гражданской промышленности211 [60] Государственный Комитет Обороны, рассмотрев 2 марта планы производства гражданской продукции в системе Наркомтяжмаша, возложил на него задачу в 1944 г. развернуть производство шахтных машин, а в 1945 г. поставить их угольной промышленности и металлургии в количестве 150 единиц. Планировалось также возобновить изготовление автомобильных и башенных кранов, бульдозеров и других агрегатов212. В плане на 1945 г. предусматривалось увеличить выпуск станков на 28%, автомобилей — на 32 %213.

В эти отрасли направлялось теперь больше финансовых и материальных средств, чем в период перестройки жизни страны на военный лад. Однако сказывались нужда в высококвалифицированных кадрах, напряженное положение с металлом, топливом, электроэнергией.

Поскольку от темпов и результатов работ в области машиностроения в большой мере зависело восстановление отечественной индустрии в целом,, а также дальнейшее развитие всего народного хозяйства СССР в послевоенный период, государство с каждым годом увеличивало ассигнования на проведение строительных работ в этой отрасли. Так, в 1943 г. только инструментальной промышленности на эти цели было выделено 16,2 млн. руб., в 1944 г.- 27,2 млн. руб. По НКСС в 1944 г. план капитальных затрат был утвержден в сумме 300 млн. руб., по НКСМ — 722 млн. руб. Объем капиталовложений в тяжелое машиностроение в 1944 г. превысил довоенный уровень214.

В 1943-1945 гг. проводилась значительная работа по строительству незаконченных и новых объектов, расширению действующих предприятий. Еще в первый, наиболее трудный период войны Наркомстанкопром начал в Новосибирске строительство завода тяжелых станков и крупных гидропрессов «Тяжстанкогидропресс» (ныне Новосибирский станкостроительный завод имени А. И. Ефремова). Это была самая сложная и значительная стройка в системе наркомата. В первую очередь намечалось ввести в эксплуатацию литейный, кузнечно-прессовый, механосборочные цехи. Наркомат принимал срочные меры, чтобы обеспечить выполнение задания правительства. В апреле — мае 1943 г. на строительство завода были направлены дополнительные контингенты строителей и специалистов, разработаны конкретные планы по сооружению каждого цеха, на ответственные участки поставлены опытные кадры. Все это позволило форсировать строительство, развернуть подготовку производства. 25 августа «Тяжстанкогидропресс» выпустил первый универсальный гидравлический пресс сложной конструкции215. [61]

О размахе строительства предприятий НКСС свидетельствуют следующие данные: было выполнено капитальных работ по новостройкам на 62,7 млн. руб., по реконструируемым предприятиям на 57,4 млн. руб. В 1945 г. строительные организации НКСС превысили объем выполненных работ по сравнению с предыдущим годом. Было введено в действие 136,2 тыс. кв. м производственных площадей вместо 128 тыс. ,кв. м в 1944 г.216.

Наркомтяжмаш исключительное внимание уделял завершению строительства красноярского завода «Красный Профинтерн» («Сибтяжмаш»), который должен был производить металлургическое, подъемно-транспортное оборудование и котлы. Создание крупного центра тяжелого машиностроения на Востоке позволило бы резко снизить объем перевозов обеспечить оборудованием новостроящиеся металлургические, топливные базы, осуществлявшееся дорожное строительство. В течение 1943-1945 гг. коллектив под руководством партийной организации работал ускоренными темпами. В начале 1945 г. завершилось сооружение первой очереди завода. Строители рапортовали ГКО: создано 15 производственных цехов, обеспечивающих полный цикл изготовления паровозов и металлургических кранов. Правительство высоко оценило деятельность рабочих гиганта тяжелого машиностроения, возведенного на берегах Енисея. В июле 1945 г. завод был награжден орденом Трудового Красного Знамени. 162 наиболее отличившихся рабочих, инженера, техника, служащих были удостоены высоких наград Родины217.

Не сходил с повестки дня в наркомате и вопрос о сооружении Орского завода тяжелого машиностроения («Южуралмаш»), отнесенного к первоочередным стройкам страны. Делалось все необходимое, чтобы форсировать его сооружение218.

Для обеспечения производства гражданской продукции в довоенном объеме правительство обязало Наркомтяжмаш приступить в 1945 г. к сооружению Новосибирского турбогенераторного, Калужского турбинного и Белгородского котельного заводов. В целом по наркомату объем строительных работ в первом полугодии 1945 г. по сравнению с первым полугодием 1944 г. вырос в 1,8 раза219.

В период войны в основном были построены и смонтированы цехи восточной группы автозаводов. С 1945 г. началось сооружение автозаводов в Минске, Кутаиси, автосборочного предприятия во Львове220.

Ударными стройками военного времени стали тракторные заводы в Рубцовске (Алтайский край), Владимире и Липецке. [62] Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 18 февраля 1944 г. предусматривались меры не только к ускорению строительства данных объектов, но и по восстановлению Сталинградского и Харьковского тракторных заводов221.

Верный помощник Коммунистической партии — Ленинский комсомол направил на ударные стройки специальные отряды. Молодежь Владимирской области взяла шефство над строительством тракторного завода. Бюро Владимирского обкома ВКП(б) в сентябре 1944 г. одобрило патриотический почин молодых патриотов. Сооружение важнейшего промышленного объекта проходило в соответствии с установленным графиком222.

В 1944 г. вступил в строй Липецкий тракторный завод. Новые предприятия укрепляли материально-техническую базу гражданского машиностроения, что позволило увеличить масштабы восстановления мирного производства в системе наркоматов.

Вместе с тем решать задачи, вставшие перед тружениками машиностроения, нельзя было только за счет расширения капитального строительства. Нужно было максимально использовать все резервы действующих предприятий. На это требовалось ничуть не менее трудовой энергии, самоотверженности, чем при эвакуации и восстановлении заводов в глубоком тылу. Творческая инициатива заводских коллективов рождала новые формы социалистического соревнования.

1943 г. был решающим в улучшении работы наркоматов, их различных отраслевых направлений, заводских коллективов. Выявились новые резервы производства в каждой из отраслей, улучшилась организационная и техническая деятельность наркоматов, главков и заводов, совершенствовалась организация производства, широко внедрялся поточный метод, улучшалось руководство социалистическим соревнованием. Совершенствуя методы соревнования в государственном масштабе, партия и профсоюзы определили его главные направления — улучшение организации производства, решительная борьба с браком, создание сверхплановой продукции особого фонда Главного Командования Красной Армии, развернувшееся по инициативе трудящихся Куйбышевской области.

В ведущей отрасли — станкоинструментальной в 1943 г. прошли всесоюзные конференции станкостроителей и инструментальщиков, на которых было проанализировано положение в станкостроении, абразивной, инструментальной промышленности и намечены конкретные меры для подъема [63] производства станков, кузнечно-прессового оборудования, режущего и измерительного инструмента. В числе важнейших мероприятий были: внедрение потока, разработка новых типов станков и инструмента. В абразивной промышленности, обеспечивающей народное хозяйство шлифовальными кругами, наждачным зерном, карборундом, улучшалось обеспечение заводов кадрами и необходимыми материалами223.

В мае 1943 г. в годовщину начала Всесоюзного социалистического соревнования коллектив станкозавода имени С. Орджоникидзе обратился ко всем станкостроителям страны с призывом — досрочно выполнить план первого полугодия, снизить себестоимость продукции на 5% по сравнению с первым кварталом, уменьшить брак и повысить производительность труда на 15%224.

Аналогичные обязательства взяли рабочие «Красного пролетария», Куйбышевского станкозавода и др. Принятые обязательства были выполнены с честью. В ходе соревнования многие отстававшие ранее предприятия вышли в число победителей и были награждены переходящими Красными знаменами и денежными премиями. Показатели в станкостроении в первой половине 1943 г. превосходили уровень первого полугодия 1942 г. Заметный подъем производства наблюдался во втором квартале. Тем самым открывалась благоприятная возможность последующего укрепления материально-технической базы производства225.

В 1943 г. станкостроители включились в соревнование за создание сверхплановой продукции особого фонда Главного Командования Красной Армии. Рабочие открывали лицевые счета сверхплановой продукции, куда записывалась продукция только высокого качества. На Московском станкозаводе имени С. Орджоникидзе молодые рабочие Гришина, Журавлев, Попова выступили с обращением ко всей молодежи завода открыть фронтовые счета в честь побед Советских Вооруженных Сил. В целом по заводу в течение месяца было сдано в особый фонд 35 станков и 30% изготовленной спецпродукции. «Красный пролетарий» уже к 26 апреля сдал в особый фонд 2 тыс. специальных изделий. Коммунисты «Красного пролетария», возглавляемые парторгом ЦК ВКП(б) А. И. Елкиным, профсоюзная организация под руководством Д. О. Матягина настойчиво и последовательно направляли творческую энергию рабочих и ИТР на выполнение взятых обязательств. В последующие месяцы поступления сверхплановой продукции увеличивались226.

Мобилизуя трудящихся на выполнение и перевыполнение государственных заданий, заводские партийные, [64] комсомольские и профсоюзные организации добились роста числа соревнующихся. Так, в станкоинструментальной промышленности в 1943 г. соревнованием были охвачены 85,9% рабочих, тогда как в 1942 г.- 77,1%227.

Разнообразные формы соревнования, проведение технических мероприятий, помощь наркомата — все это явилось решающим условием успешной работы отрасли. За год по НКСС, помимо военной продукции, были изготовлены 14 тыс. станков. В целом по стране — 23,3 тыс. штук. Станкостроение развертывалось по линии других ведомств. Только по Наркомату вооружения в 1943 г. было освоено 120 типов станков. Абразивная и инструментальная промышленность досрочно завершили годовую программу228.

В 1943 г. полным ходом работали эвакуированные и реэвакуированные предприятия. В общей сложности московская группа станкостроительных заводов дала 42% всей валовой продукции наркомата. Значительно улучшились показатели работы предприятий. Так, выработка одного рабочего на столичных заводах увеличилась в среднем в 6,4 раза. Существенно снизилась трудоемкость изготовления оборудования. В конце года за образцовое выполнение заданий правительства по выпуску оборонной и гражданской продукции передовые предприятия («Станкоконструкция», Челябинский абразивный, Томский инструментальный и др.) были награждены орденами Советского Союза. Высокие правительственные награды получила большая группа станкостроителей, в том числе нарком А. И. Ефремов, директор Челябинского абразивного завода Л. Н. Айрапетов, слесарь «Красного пролетария» В. В. Ермилов, фрезеровщица завода имени С. Орджоникидзе А. М. Хромова229.

Напряженная работа велась и коллективами заводов тяжелого и среднего машиностроения. Узким местом оставалась отрасль подъемно-транспортного машиностроения. Учитывая огромное народнохозяйственное значение данной отрасли, Наркомат тяжелого машиностроения принимал экстренные меры к возрождению и расширению производства подъемно-транспортных средств. Коллегия в 1943 г. заслушала отчет Главка о работе и наметила мероприятия по ликвидации отставания отрасли. Первоочередной задачей являлось внедрение серийного и массового производства, требовавшее большой технологической и организационной подготовки. Претворяя в жизнь намеченные меры, рабочие, инженеры в творческом содружестве с учеными добились успеха. Так, Белохолуницкий машиностроительный завод за год увеличил выпуск изделий в 4 раза, коллектив молодого Сызранского [65] локомобильного завода освоил серийное производство локомобилей230.

Для удовлетворения растущего спроса на металлургическое и энергетическое оборудование увеличивались мощности металлургических цехов действующих заводов Наркомтяжмаша, широко применялись новые марки сталей, штамповка, скоростные методы электросварки. Многие заводы НКТМ перед войной имели собственную базу малой металлургии. Такая база имелась на Новокраматорском машиностроительном, Ворошиловградском и Коломенском паровозостроительных заводах, брянском «Красный Профинтерн». Это разрешало им не только полностью покрывать собственные нужды в металле, но и отпускать продукцию своих металлургических цехов на сторону. Иное положение сложилось после перебазирования предприятий. Металлургическая база оказалась нарушенной, восстановление ее проходило с задержками и в размерах, не удовлетворяющих даже собственную потребность. Поэтому были проведены большие работы по возрождению производства стального, чугунного литья и поковок. Мощности предприятий тяжелого машиностроения в начале 1943 г. против имевшихся на начало 1943 г. возросли: по поковкам в 5,1 раза, жидкой стали — в 3,2, фасонному стальному литью — в 4,7, чугунному литью — в 2,1 раза231.

На Кусинском машиностроительном заводе восстановление довоенного ассортимента велось при активной помощи заводских ветеранов П. Белугина, А. Васенева, М. Кондрашкина и других кадровых рабочих, которые еще накануне войны освоили выпуск сложного металлургического оборудования, а теперь отдавали нужному делу свой богатый опыт и знания232.

В целях скорейшего выполнения заказов для Наркомата черной металлургии молодые рабочие-машиностроители включились в социалистическое соревнование за досрочную их сдачу. Осенью 1943 г. ударные новостройки Наркомчермета получили от рабочих Наркомтяжмаша 5,1 тыс. т металлургического оборудования и необходимые подъемно-транспортные средства. За досрочное выполнение этого заказа комсомольцы Белохолуницкого машиностроительного завода Е. Тарасов, А. Чулкина, Г. Шитова и другие были награждены Почетными грамотами ЦК ВЛКСМ233.

Коммунистическая партия, Ленинский комсомол всемерно поддерживали патриотическое движение молодых рабочих за скорейшее выполнение запросов фронта и тыла, создание комсомольско-молодежных фронтовых бригад. Летом 1943 г. [66] Отдел рабочей молодежи ЦК ВЛКСМ совместно с ВЦСПС и наркоматами обобщили опыт работы фронтовых бригад, выработали меры по дальнейшему развитию этого движения. В тяжелом машиностроении 3,5 тыс. юношей и девушек самоотверженно трудились в 532 комсомольско-молодежных бригадах, максимально используя резервы и возможности производства, совершенствуя технологию и организацию труда234.

В ноябре 1943 г. с патриотической инициативой выступила бригадир комсомольско-молодежной фронтовой бригады ГПЗ-1 Е. Г. Барышникова, призвав с меньшим количеством рабочих дать больше продукции для фронта и страны. Призыв Е. Г. Барышниковой нашел широкий отклик.

В декабре 1943 г.- январе 1944 г. в стране прошли совещания бригадиров комсомольско-молодежных бригад, в которых участвовали передовики производства, представители наркоматов, партийные, профсоюзные, комсомольские работники. Наркоматы тяжелого, среднего машиностроения и станкостроения послали на совещания 264 делегата235. Среди них был один из зачинателей движения фронтовых бригад В. Шубин236. Лучшие бригадиры В. Карасев (Москва), В. Меркулов (Томск), Т. Ячменева (Москва), Е. Барышникова (Москва) и другие передовые рабочие рассказывали о трудовых буднях, делились опытом. По предложению участников совещания Наркомсредмаша началось Всесоюзное соревнование комсомольско-молодежных бригад по отраслям промышленности, которое показало новые пути мобилизации резервов, повышения производительности труда237.

Всеми видами соревнования в тяжелом машиностроении в конце 1943 г. было охвачено 76,3% рабочих, в среднем машиностроении — 82,9%238.

Подъем трудовой активности рабочих, финансовая и материальная помощь государства положительно сказались на деятельности предприятий. Год явился переломным для тяжелого машиностроения, как указывал нарком Н. С. Казаков, именно потому, что восстанавливались основные мощности промышленности. Наркомат, кроме того, что обеспечил четкое выполнение заказов фронта, дал народному хозяйству; 198 котлов вместо 31 в 1942 г.; 142 крана вместо 74; 14,8 тыс. т. металлургического оборудования вместо 7,6 тыс. т; большое количество других механизмов и агрегатов239.

Трудовые усилия работников автомобильной промышленности были направлены на увеличение выпуска продукции для фронта и расширение производства автомашин, моторов и других изделий. Решающую роль в производстве машин [67] играли Московский и Горьковский заводы. Перед московскими автозаводцами была поставлена задача к маю 1943 г. восстановить законченный процесс автомобильного производства. Прежде всего следовало восстановить изготовление собственных моторов. В феврале — марте во всех цехах прошли партийные собрания с проверкой хода выполнения правительственного задания. Коммунисты резко критиковали работу партийной и профсоюзной организаций за недостатки в налаживании производства, обслуживании людей и единодушно решили добиваться улучшения деятельности коллектива.

Был решен вопрос об увеличении хлебного пайка рабочим заготовительных цехов, о дополнительном питании и снабжении трудящихся продовольственными товарами. Большое внимание уделялось подготовке кадров.

Автозаводцы активно включились в предмайское соревнование, подхватили призыв куйбышевцев создать особый фонд Главного Командования Красной Армии. В цехе «Мотор», потеряв счет дням и ночам, трудились механики, токари, слесари, сверловщики. Самоотверженно наравне с мужчинами трудились женщины. В июне 11 лучших работниц завода были награждены значком «Отличник социалистического соревнования». Среди них формовщица литейного цеха А. А. Гордеева, прессовщица М. И. Кузнецова, кочегар кузнечного цеха А. Л. Власенкова и др. Однако, несмотря на большие усилия всего коллектива, из-за недостатка оборудования, обученных кадров собрать в восстановленных цехах первый мотор удалось лишь в июле 1943 г.240

После того как был изготовлен первый мотор, рабочие стали набирать темпы. В сентябре цех «Мотор», работая строго по графику, перевыполнил программу. Завод перешел к массовому выпуску моторов. Отчитываясь на бюро Московского горкома партии, секретарь парткома завода И. В. Горошкин241 сообщил, что крупнейшее предприятие страны — Московский автомобильный завод — снова имеет завершенный цикл производства машин242.

На Горьковском автозаводе летом сложилось тяжелое положение. Готовясь к наступлению на орловско-курском направлении, враг стремился нанести удары по важнейшим объектам тыла, в том числе по Горьковскому и Ярославскому автозаводам. В июне от налетов фашистской авиации пострадали многие здания и сооружения Горьковского завода. Погибли начальник кузнечного цеха И. В. Китаев, новаторы Г. И. Масленников, И. Л. Лышнов и др. Во время бомбежек и в период восстановления цехов, зданий автозаводцы [68] проявляли самообладание, забывая о личном. Начальник 2-го термического цеха (в годы войны) К. Н. Шаганова вспоминает: «Ощущение, когда губят дело твоих рук, жизни твоей. Я даже не знаю, как вам это передать. Не думайте, что это приукрашено, — но мы о жизни тогда не думали.

Первая бомбежка сорок третьего меня застала дома, потому что мы жили уже более или менее спокойно: сорок третий год, немцы уже там, у Орла…

Первое стремление — бежать на завод. Никто не заставлял, ничего не говорил, просто другого порыва не было. Подбежала когда к цеху — все горит. Горит весь завод, горит мой цех»243. После налетов рабочие, инженеры, мастера расчищали цеха от завалов и на уцелевших молотах и станках возобновляли работу.

В июне 1943 г. Горький посетила правительственная комиссия во главе с секретарем ЦК ВКП(б) А. С. Щербаковым. Совместно с представителями обкома ВКП(б) и руководством предприятия был разработан развернутый план восстановительных работ. Благодаря подлинному героизму людей завод-гигант, несмотря на разрушения, продолжал жить и работать. Напряженный план выпуска оборонной продукции предусматривал быстрое восстановление цехов и безусловное выполнение программы выпуска танков.

Рабочие, инженеры, служащие развернули социалистическое соревнование за максимальное использование внутренних резервов. Ветеран завода А. Н. Воронов стал инициатором движения мастеров — вставать в свободное время за станки. 126 мастеров, работая на станках, выполнили дневную норму пятисот человек. По 6-8 норм выполняли мастера А. Ф. Удод, В. Ф. Фокин, А. П. Соколов.

Резко повысили технико-экономические показатели завода движение за скоростные плавки, начатое в июле по инициативе сталевара Л. З. Бронникова, соревнование комсомольско-молодежных бригад.

За 100 дней и ночей непрерывной трудовой вахты предприятие было восстановлено, о чем строители и автозаводцы рапортовали Государственному Комитету Обороны 28 октября 1943 г. С завода на фронт непрерывным потоком шли новые танки, автомашины, самоходные установки, боеприпасы. Коллектив с честью справился со своими социалистическими обязательствами. Досрочно, 17 декабря, был завершен годовой план. По итогам Всесоюзного социалистического соревнования в 1943 г. горьковские автозаводцы девять раз получали переходящее Красное знамя ГКО244. [69] Восточная группа автозаводов (Ульяновский, Челябинский, Миасский), пройдя основную стадию организационного устройства в первый период войны, освоила выпуск автомобилей, моторов, коробок скоростей, хотя это стоило огромного напряжения сил. Помощь в налаживании производственной кооперации, обеспечении кадрами, ускорении строительства незавершенных объектов оказывали Ульяновский и Челябинский обкомы партии, местные советские и хозяйственные организации245. С марта деятельность предприятий улучшилась, стали выполняться государственные планы.

В 1943 г. производство автомобилей в стране колебалось от 177% в первом квартале до 237% в четвертом по сравнению с уровнем производства во втором квартале 1942 г. Преобладал выпуск грузовых автомобилей и специальных машин. Начиная с 1943 г. их производство неуклонно возрастало. Это дало возможность увеличить поставки машин Советским Вооруженным Силам и народному хозяйству246.

В соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 18 марта 1943 г. «О мероприятиях по восстановлению производства сельскохозяйственных машин и орудий» в системе Наркомата среднего машиностроения без нарушения планов производства оборонной продукции следовало возобновить изготовление техники для села247. В течение года заводским коллективам удалось почти в 2 раза увеличить выпуск запасных частей к тракторам, расширить их номенклатуру248.

Наркомсредмаш уделял серьезное внимание работе подшипниковой промышленности. Борьба заводских коллективов за повышение производительности труда, за совершенствование производства привела к заметному сдвигу на заводах. Выпуск подшипников за год возрос на 136%249.

Ударный труд рабочих, инженеров, техников, внедрение в жизнь научно-технических достижений способствовали улучшению работы предприятий среднего машиностроения. Государственный план по валовой продукции был выполнен на 102,3%, по товарной продукции — на 101,3%. За успешное выполнение военных и мирных заказов в конце года большая группа работников машиностроения была награждена орденами и медалями Советского Союза250.

В 1943 г. рабочий класс преодолел немалые трудности в развитии индустрии. Промышленность СССР, в том числе машиностроение, поднялись на новый, более высокий уровень. Производительность труда в промышленности выросла по отношению к 1942 г. на 7%, а в машиностроении и военных отраслях — на 11%251. [70] При абсолютном росте выпуска военной и гражданской продукции наметилась тенденция к изменению их соотношения в совокупном общественном продукте. В 1943 г. производство гражданской продукции составляло 41,7% вместо 36,1% в 1942 г. Станкостроение, тяжелое и среднее машиностроение по-прежнему играли важную роль в производстве вооружения и боеприпасов, однако удельный вес мирной продукции в общем объеме начал возрастать: по Наркомстанкопрому с 32,4% в 1942 г. до 44,6% в 1943 г.; по Наркомтяжмашу — с 24,7% в июле 1942 г. до 50,5% в декабре 1943 г.252

Выдающиеся победы Красной Армии позволяли партии и правительству в 1944-1945 гг. ставить и решать в более широком масштабе экономические задачи. Советскому народу, добившемуся военно-экономического перевеса над врагом, предстояло в тылу, во-первых, закрепить достигнутые успехи; во-вторых, обеспечивая фронт всем необходимым, подготовить условия для перевода страны на мирные рельсы после окончания войны. Народнохозяйственные планы по-прежнему предусматривали опережающие темпы развития ведущих отраслей индустрии.

Внимание Центрального Комитета ВКП(б), крайкомов и обкомов партии, государственного аппарата еще в большей степени уделялось тому, чтобы правильно сочетать централизованное руководство с широким развитием инициативы работников на местах, решением хозяйственных и партийно-политических задач. Важным условием усиления партийного руководства народным хозяйством явилось укрепление партийных организаций прежде всего в основных отраслях индустрии. На 1 января 1944 г. в промышленности работали около 560 тыс. коммунистов, через год — более 655 тыс.253 Правильная расстановка партийных сил, укрепление ими наиболее ответственных участков явились одним из важных факторов повышения роли партии в области экономики.

С целью улучшения деятельности всех звеньев народного хозяйства партия и государство заботились о дальнейшем развитии машиностроения.

Особенность развития отрасли на данном этапе заключалась в том, что предприятия не просто возвращались к изготовляемым до войны типам станков, оборудования, а, учитывая научно-технические достижения, ценный опыт по выпуску оборонной продукции, создавали производство усовершенствованных видов продукции254.

Станкостроение, тяжелое и среднее машиностроение развертывались на базе уже действующих и новых предприятий, [71] ввода в строй восстановленных заводов на территории, подвергшейся оккупации, а также за счет переключения освобождающихся мощностей оборонной промышленности.

Совершенствуя организацию производства, внедряя прогрессивную технологию, укрепляя содружество науки с производством, наркоматы, заводские коллективы добивались подъема производства. В связи с восстановлением и расширением довоенного ассортимента в Наркомтяжмаше были созданы главки металлургического машиностроения и локомобилестроения, в Наркомсредмаше — Главтракторопром; Наркомстанкопром в 1945 г. провел реорганизацию Главного управления смежной промышленности и создал Главное управление по производству агрегатных и специальных станков255. Создание специализированных главков дало возможность увеличить объем гражданской продукции, в которой остро нуждались промышленность, транспорт, сельское хозяйство.

Наркоматы стали больше заниматься экономикой предприятий, вопросами материально-бытового устройства рабочих. Количественные и качественные показатели деятельности отраслей обсуждались на партийно-хозяйственных активах и заседаниях коллегий. Так, в июне 1944 г. состоялось совещание партийно-хозяйственного актива предприятий Наркомстанкопрома. На нем были рассмотрены вопросы снижения себестоимости и укрепления хозрасчета. Актив призвал первичные партийные организации к упорной борьбе за быстрейшее решение неотложных экономических и технических задач. К концу 1944 г. хозрасчет успешно внедрялся на московских заводах — автомобильном, имени С. Орджоникидзе, «Красный пролетарий», АТЭ-1, ГПЗ-1, а также на Горьковском автозаводе256. Внимание к вопросам экономики производства позволило коллективам резко снизить потери от брака, мобилизовать дополнительные резервы для увеличения выпуска продукции.

В борьбу за улучшение организации производства и повышение производительности труда важный вклад вносили новаторы, стахановцы. С инициативой в ноябре 1944 г. выступил бригадир фронтовой молодежной бригады одного из крупных заводов Челябинской области Е. П. Агарков. Он предложил объединить две бригады в одну и высвободить часть рабочих для других участков. Опыт бригады Е. П. Агаркова взяли на вооружение машиностроители. Благодаря этому начинанию в 1944 г. в системе Наркомсредмаша было переведено на «узкие» участки 3 тыс. рабочих и служащих, ликвидированы излишние звенья. В первой половине 1945 г. [72] в результате проведенных мероприятия на заводах Главинструмента были укрупнены 6 цехов, 49 участков и бригад, высвобождены 1500 человек257. Новый почин, нашедший поддержку на предприятиях машиностроения, помог удешевить управление производством и эффективнее использовать кадры.

Машиностроители, поддерживая все прогрессивное, рождавшееся в других отраслях, сами неоднократно выступали с патриотическими начинаниями. Так, комсомольско-молодежная бригада А. Сметанина (Московский автозавод) явилась инициатором перехода на самостоятельный ремонт станков. Это позволяло высвобождать дополнительные резервы рабочей силы. В начале 1944 г. бригадир наладчиков ГПЗ-2 М. Кожевникова оказала помощь станочникам бригады в самостоятельной наладке оборудования. В результате этого почина рабочие резко снижали простои оборудования, уменьшали брак и высвобождали квалифицированных наладчиков для использования их на других участках.

Патриотические начинания А. Сметанина и М. Кожевниковой встретили живой отклик на многих предприятиях Советского Союза. Например, в течение полугода на Уральском автозаводе искусством самоналадки овладели около 500 человек. На Владимирском тракторном — 255, Куйбышевском подшипниковом — 139 человек. Советское правительство высоко оценило ценную инициативу передовых тружеников. М. Кожевникова и А. Сметанин были удостоены звания лауреатов Государственной премии. М. Кожевникова была награждена также орденом Трудового Красного Знамени и медалью «За трудовую доблесть»258.

Станкостроители, выполняя постановление Государственного Комитета Обороны от 28 февраля 1944 г., решали большие организационно-технические вопросы, трудились по-ударному. На заводах станкоинструментальной промышленности («Красный пролетарий», имени С. Орджоникидзе, «Станкоконструкция», «Фрезер», «Калибр», Томский инструментальный и др.) широко применялись поточные методы, значительно повышающие производительность труда, внедрялись многие усовершенствования.

Мобилизация творческой энергии масс на выполнение поставленных задач, как и в 1941-1943 гг., проходила под лозунгом «Все для фронта, все для победы над врагом!». Но в завершающий период войны изменился подход к определению результатов соревнования в целом. При подведении его итогов стали учитывать не только количественные, но и качественные показатели по выпуску военной и гражданской [73] продукции, степень экономии электроэнергии, участие хозяйственных и профсоюзных организаций в удовлетворении культурно-бытовых нужд трудящихся. Инициаторами соревнования выступали передовые коллективы страны.

Так, в 1944 г. рабочие и служащие Московского ордена Ленина завода «Красный пролетарий» выступили с призывом к рабочему классу Советского Союза организовать предмайское социалистическое соревнование за досрочное выполнение заданий второго квартала. «Война вступила в решающий период. Удвоим же наши усилия… во имя скорейшей победы… пусть в результате соревнования пойдут на фронт все новые и новые эшелоны танков и самолетов, вооружения и боеприпасов, продовольствия и снаряжения»259. Обращение станкостроителей, являвшееся свидетельством неиссякаемой инициативы рабочего класса, получило всеобщую поддержку. Краснопролетарцев поддержали другие трудовые коллективы и в 1945 г., когда они вновь стали зачинателями предмайского соревнования.

В январе 1945 г. в соревновании участвовали 82,4% работников станкоинструментальной промышленности. 8 тыс. молодых рабочих трудились в 1700 комсомольско-молодежных бригадах, помогавших вскрывать резервы и возможности производства. В ряды лучших выдвинулись бригады А. Г. Шашкова, Т. П. Ячменевой, Н. С. Степенина, З. Петровой и других, неоднократно выходившие победителями во Всесоюзном социалистическом соревновании комсомольско-молодежных бригад260.

В результате мер партии и правительства, самоотверженного труда тысяч рабочих, инженеров, техников наблюдалось неуклонное повышение производительности труда. В станкостроении уже в первом полугодии 1944 г. прирост продукции по сравнению со вторым полугодием 1943 г. составил 18,1%261. Несмотря на то, что вплоть до 15 мая 1945 г. на станкостроительных и инструментальных заводах видное место занимало производство специзделий (соответственно 30 и 15,7% общего выпуска товарной продукции), предприятия отрасли добились увеличения выпуска основной продукции. В 1944 г. программа, установленная постановлением ГКО, была выполнена. Выпуск станков по наркомату составил 21 тыс. (всего по СССР — 34 тыс.). В 1945 г. в Советском Союзе их было выпущено 38,4 тыс., что составляло 66% довоенного показателя. Технический же уровень советского станкостроения в военное время значительно возрос262. [74]

Увеличение производства станков открывало новые возможности для обновления оборудования на предприятиях восточных районов и для восстановления заводов и фабрик на территории, подвергшейся оккупации.

Работники тяжелого машиностроения, успешно выполняя заказы фронта, настойчиво трудились над восстановлением довоенного ассортимента и освоением новых видов гражданской продукции. Наиболее ощутимые результаты были достигнуты в выпуске металлургического оборудования, по его производству был превзойден довоенный уровень. Почетные Красные знамена ГКО, ВЦСПС и НКТМ неоднократно завоевывали коллективы Новокраматорского машиностроительного завода (г. Электросталь), Иркутского машиностроительного имени В. В. Куйбышева, Коломенского паровозостроительного имени В. В. Куйбышева, выпускавшие прокатные станы, оборудование для доменных и мартеновских печей263.

Характерно и то, что в годы войны новое оборудование осваивалось более быстрыми темпами. Например, на Коломенском паровозостроительном заводе имени В. В. Куйбышева, который до войны вообще не изготовлял металлургического оборудования, был быстро освоен выпуск многих крупных машин: коксовыталкивателей, чугуно-шлаковозов, а также таких крупных агрегатов, как шахтная подъемная машина с диаметром барабана 4 м. Красноярский завод «Сибтяжмаш» в короткие сроки освоил производство тяжелых металлургических кранов, углезагрузочных вагонов и основных узлов агломерационных машин. Коленчатый вал для шахтных машин, ранее изготовлявшийся за 15 дней, стали теперь изготовлять за 8-10 дней264.

Предприятия Наркомтяжмаша в 1945 г. приступили к освоению сложных агрегатов, в том числе блюмингов, отвечавших новейшим требованиям. Развертывалось изготовление турбин большой мощности, прямоточных котлов высокого давления для электростанций. Производство же подъемно-транспортных средств значительно отставало от довоенного уровня265, что отрицательно сказывалось на работе промышленности, транспорта, так как вызывало необходимость мобилизации большого контингента работников тяжелого физического труда. В этой связи наркомат разработал подробный план развития отрасли. Планом предусматривалось реконструировать 13 действующих заводов отрасли, передать в ведение Наркомтяжмаша 8 заводов из других ведомств для организации на них производства электрических и судовых кранов. Для оказания помощи предприятиям в [75] разработке технологических процессов и организации серийного производства Центральный научно-исследовательский институт технологии машиностроения направил в коллективы бригады конструкторов и технологов266. Осуществление этой программы, начатое в грозные годы, завершилось уже после войны и вывело отрасль на передовые позиции.

Труженики тяжелого машиностроения прекрасно понимали сложность стоящих перед ними задач. Каждое предприятие определило свою долю участия в их решении. Коллектив Сызранского локомобильного завода в начале 1944 г. обратился с призывом к рабочим Куйбышевской области начать соревнование за создание Фонда Победы. Коллектив обязался изготовить в 1,5 раза больше локомобилей и на 10% больше спецпродукции, чем в 1943 г., дополнительно выпустить оборудование для освобожденных районов. В социалистическом соревновании рабочие добивались серьезных успехов. Бригады по сборке локомобилей, руководимые коммунистами-стахановцами Александровым и Храмутичевым, выполняли по две с половиной нормы. Бригадиры, являясь рационализаторами, вносили существенные усовершенствования в производственный процесс, много работали с молодежью, которая, следуя примеру наставников, энергично включалась в заводскую жизнь. Значительно превышали сменное задание члены их бригад — комсомольцы Б. Болыпугин, Н. Панкратов, Ф. Караваев, которые также стали рационализаторами. Дружная работа передовых участков помогла коллективу выполнить взятые обязательства267.

Новые успехи Красной Армии вызвали и очередную волну трудового подъема рабочего класса. В конце 1944 г. на предприятиях Наркомтяжмаша соревновалось 85% рабочих вместо 76,3% в начале этого года. Как и в других отраслях, большой силой на производстве стали комсомольско-молодежные бригады, объединявшие 6500 юношей и девушек. Они осваивали сложную технику и успешно решали большие и важные военно-хозяйственные задачи268.

Повышение трудовой активности рабочих и служащих позволило заводам отрасли в 1944 г. перевыполнить план по товарной продукции. Предприятия, кроме военной продукции, в 1944 г. и в первой половине 1945 г. изготовили 28 тыс. т металлургического оборудования, 300 кранов, 361 котел, 209 локомобилей и другое оборудование269. Котлы и турбины, направленные на важнейшие электростанции страны, обеспечили ввод значительных мощностей электропромышленности. [76] Работники тяжелого машиностроения как составная часть рабочего класса СССР оказали значительную помощь угольной промышленности. В 1945 г. производство врубовых машин на 46% превышало довоенный уровень. Отбойных пневматических молотков выпускалось в 2,1 раза больше, чем до войны270. Возобновилось производство бульдозеров, автомобильных и башенных кранов;

Итоги развития отраслей на завершающем этапе войны свидетельствовали об успехах конструкторской мысли, о героическом труде работников, начиная от ученого и директора предприятия до простого рабочего, вносивших свой вклад в укрепление советского тыла.

Заметные изменения произошли на заводах среднего машиностроения, расширивших производство автомобилей, тракторов и подшипников. В 1944 г. московским автозаводцам предстояло увеличить выпуск машин в 2 раза, производственная программа Горьковскому автозаводу по сравнению с 1943 г. была увеличена на 25%. Восточная группа заводов также получила повышенные задания по выпуску продукции. Заводские партийные, профсоюзные, комсомольские организации мобилизовали силы на досрочное завершение годовых программ. В начале года состоялось собрание партийно-хозяйственного актива Горьковского автозавода, на котором был обсужден вопрос о задачах партийной организации в борьбе за план и снижение себестоимости продукции271.

Коммунисты Московского автозавода в 1944 г. на XV заводской партийной конференции, подводя итоги суровых военных лет, определили задачи текущего момента и перспективы развития завода. Главным и наиболее надежным средством своевременного выполнения государственных заданий был путь повышения производительности труда. В борьбе за наращивание темпов промышленного производства, увеличение производительности труда важная роль принадлежала социалистическому соревнованию. В конце войны в автомобильной промышленности в нем участвовали почти 89% работников автопромышленности. Только на двух ведущих заводах — Московском и Горьковском — более 45,6 тыс. соревнующихся были стахановцами и ударниками. Во Всесоюзном социалистическом соревновании на завершающем этапе войны коллективы этих предприятий неоднократно завоевывали переходящие Красные знамена ГКО, которые оставлены на заводах на вечное хранение.

За успешное выполнение заданий правительства по выпуску военной и гражданской продукции Московский автозавод, возглавляемый старым коммунистом, видным [77] организатором промышленности И. А. Лихачевым, был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Родина высоко оценила самоотверженный труд и горьковских автозаводцев. Тысячи танков, самоходных установок и автомашин дали они действующей армии. Коллективу Горьковского автозавода были вручены орден Красного Знамени, орден Отечественной войны 1-й степени. Многие рабочие, инженеры, техники были удостоены высоких наград Родины272.

Борьбу за выполнение поставленных задач в области автомобилестроения вели также коллективы Уральского и Ульяновского автомобильных заводов. Грузовики с маркой «Уралзис» стали поступать на фронт с июля 1944 г. Ввод плановых мощностей, широкое применение поточного метода позволили увеличить темпы развития автопромышленности. В 1944 г. выпуск грузовых автомобилей в СССР по сравнению с 1943 г. возрос на 23%, а в первом полугодии 1945 г. по сравнению со вторым полугодием 1944 г.- на 7,4%273. Советские Вооруженные Силы в ходе войны в свое распоряжение получали все больше автомашин. В результате автомобильный парк Красной Армии, несмотря на потери и естественную убыль, к концу войны увеличился почти в 2,5 раза274в.

Благодаря мероприятиям Коммунистической партии и Советского правительства, героическим усилиям трудящихся происходило наращивание мощностей сельскохозяйственного машиностроения. В начале 1944 г. завершилось строительство первенца сибирского тракторостроения на Алтае. В начале 1945 г. вступила в строй первая очередь Владимирского тракторного завода. Форсировалось восстановление заводов сельскохозяйственного машиностроения на освобожденной от врага территории. В 1945 г. производство тракторных молотилок увеличилось по сравнению с 1944 г. в 7 раз, комбайнов — почти в 2 раза, культиваторов тракторных — в 8 раз, сеялок и конных молотилок — в 3 раза275. На всех оборонных и машиностроительных заводах был расширен выпуск запасных частей к сельхозтехнике. А ряд машиностроительных предприятий еще в ходе войны полностью переключился на изготовление гражданской продукции. Так, в 1944 г. правительство сняло военное производство с московских заводов: автотранспортного электрооборудования № 2 (АТЭ-2), ГПЗ-2, «Комега» и др.276

В 1944 г. Технический отдел НКСМ разработал план восстановления производства и конструкции новых моделей мотоциклов, выпускаемых заводами среднего машиностроения277. [78] В центре внимания наркомата находилось также производство вагонов. Война вызвала большие потери вагонного парка. Сильно пострадала и большая часть предприятий, изготовлявших эту продукцию. Принятые меры по возрождению и строительству предприятий Наркомата среднего машиностроения и Наркомата путей сообщения определили главные направления работы в данной области. Коллективы заводов — Калининского вагоностроительного и Ленинградского вагоностроительного имени И. Е. Егорова — приступили к проектированию цельнометаллического четырехосного пассажирского вагона вместо двухосного. Калининский горком партии направил на завод опытного партийного руководителя Б. Н. Петрова. Большую помощь коллективам оказывал видный организатор советского машиностроения, начальник Главтрансмаша В. Н. Доенин. Благодаря принятым мерам в первом квартале 1945 г. 11 предприятий транспортного машиностроения перевыполнили производственные планы278.

Несмотря на колоссальные трудности, порожденные войной, работники гражданского машиностроения, выполняя заказы фронта, одновременно возвращали предприятиям довоенный производственный профиль. Но возраставшие к концу войны мощности станкостроения, автостроения, энергетического, транспортного машиностроения еще не удовлетворяли всех потребностей. Необходимо было в кратчайшие сроки с учетом научно-технических достижений восстановить разрушенные врагом предприятия станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения, завершить перевод на мирное производство предприятий тыловых областей, прежде всего крупного уральского региона. Без этого невозможно было возродить индустрию, материально-техническую базу сельского хозяйства и транспорта страны.

Вклад ученых и работников отрасли в развитие научно-технического прогресса

Наряду с наращиванием мощностей промышленности и постепенной ликвидацией диспропорций в развитии ее отраслей важным направлением деятельности партии в области экономики было усиление внимания к решению научно-технических проблем. Вопросы эффективности промышленного производства остро стояли в продолжении всей войны.

Оргбюро, Секретариат Центрального Комитета ВКП(б) систематически заслушивали отчеты о деятельности [79] наркоматов, главков, предприятий. Внимание наркоматов, ЦК компартий союзных республик и обкомов направлялось на всесторонний анализ и практическое решение вопросов научно-технического прогресса, который осуществлялся на основе государственной политики в области науки и техники279. Важнейшие ее принципы и элементы получили теоретическую разработку в документах Коммунистической партии и Советского правительства, явились основой народнохозяйственных планов.

Научно-техническая политика была направлена главным образом на обеспечение высокого технического уровня военного производства, на укрепление связей науки с жизнью280. Вместе с тем уже тогда в решениях Центральный Комитет ВКП(б), Государственный Комитет Обороны и Совнарком СССР закладывали фундамент послевоенного прогресса науки и техники.

Научно-техническая политика государства в станкостроении, тяжелом и среднем машиностроении нашла отражение в народнохозяйственных планах и постановлениях партии и правительства, специально касавшихся данных отраслей. Члены ЦК ВКП(б) наркомы А. И. Ефремов, Н. С. Казаков, С. А. Акопов несли персональную ответственность не только за количественный, но и за качественный рост производства в машиностроении. Они оказывали необходимую помощь отраслевым научным учреждениям и заводским техническим службам.

Научные изыскания в области машиностроения велись в Отделении технических наук АН СССР, в отраслевых научно-исследовательских учреждениях, а также в конструкторских бюро, лабораториях, экспериментальных цехах предприятий. Академические институты машиноведения, механики, а также автоматики и телемеханики, возглавляемые академиками Е. А. Чудаковым, Б. Г. Галеркиным и членом-корреспондентом АН СССР В. И. Коваленковым, были связаны со многими заводами и оказывали им помощь в создании и внедрении новой техники, в совершенствовании технологических процессов.

В Институте машиноведения основные работы были посвящены поискам путей улучшения качества боевой техники. Коллектив Института автоматики и телемеханики вел исследования по автоматизации производственных процессов в различных секторах экономики. Автоматизация производства сыграла исключительно важную роль в военном производстве, так как помогала резко увеличить выпуск продукции и высвободить часть рабочей силы281. В академических [80] учреждениях была развернута работа по проблемам, связанным с восстановлением народного хозяйства.

Для укрепления содружества между учеными и заводскими коллективами Президиум Академии наук СССР еще в декабре 1942 г. принял постановление об организации в составе Отделения технических наук Комитета по использованию технических резервов машиностроения282. Перед ним была поставлена задача комплексной разработки ведущих проблем технологии машиностроения. В 1943 г. в Институте машиноведения были созданы автомобильная лаборатория и комиссия по изучению свойств обработанных поверхностей деталей283.

Несмотря на необходимость решения насущных производственных нужд и все трудности военного времени, в Академии наук не прекращались теоретические исследования, составляющие фундамент науки. Разработкой основ теории машин и механизмов, автоматики и телемеханики занимались академики А. А. Благонравов, Н. Г. Бруевич, Б. Г. Галеркин, Е. А. Чудаков, члены-корреспонденты И. И. Артоболевский (с 1946 г.- академик), В. И. Дикушин (с 1953 г.- академик), В. И. Коваленков. И. И. Артоболевский284 создал советскую школу теории машин и механизмов, получившую всемирное признание.

В институтах Отделения технических наук АН СССР с 1944 г. вновь стали разрабатываться проблемы общей механики, теории упругости и пластичности, техники пара высокого давления и высоких температур и др. Важное значение имели работы академика Н. Г. Бруевича, который успешно решил задачу синтеза механизмов, построения сложных машин-автоматов для черчения кривых.

Значительную роль сыграли труды Е. А. Чудакова по устойчивости автомобиля, В. И. Дикушина по теории новых типов станков, машин-автоматов, созданных для оборонной и машиностроительной промышленности. В Ленинграде над вопросами теории гидромашин продуктивно работал член-корреспондент АН СССР И. Н. Вознесенский, этими же вопросами занимался член-корреспондент АН УССР Г. Ф. Проскура285.

Ученые, проводя работу по теоретическим проблемам, закладывали научные основы техники будущего.

Тесно сотрудничали с родственными по характеру исследований учреждениями Академии наук СССР отраслевые научно-исследовательские институты: Экспериментальный научно-исследовательский институт металлорежущих станков, Государственный проектно-технологический и [81] экспериментальный институт («Оргстанкинпром»), Центральный научно-исследовательский институт технологии машиностроения (ЦНИИТМаш), Центральный научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт (НАМИ), Всесоюзный научно-исследовательский институт сельскохозяйственного машиностроения (ВИСХОМ) и др.286. Без помощи ученых и специалистов ведомственных научных центров трудно было решить задачи большого народнохозяйственного значения, так как именно они обеспечивали связь науки с производством.

Важнейшим условием успешного внедрения достижений научно-технического прогресса в производство было дальнейшее развитие научной базы отрасли, совершенствование работы НИИ, КБ, лабораторий. В 1943-1945 гг. наркоматы усилили внимание к их деятельности.

Учитывая большую роль станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения в развитии технического прогресса, были созданы новые научные центры в этих отраслях. В 1943 г. был организован Всесоюзный научно-исследовательский конструкторско-технологический институт подшипниковой промышленности, а в 1945 г. тракторный отдел НАМИ преобразован в Научно-исследовательский тракторный институт287. Создание новых исследовательских подразделений отвечало возросшему значению отраслей.

Наркомстанкопром в 1943 г., проведя реорганизацию Техсовета, создал при нем секции станкостроения, инструментальную, конструкторскую и др. На заседании Техсовета НКСС неоднократно глубокому анализу подвергалась деятельность головного учреждения — Экспериментального научно-исследовательского института металлорежущих станков. Указывалось, в частности, на случаи отрыва теории от экспериментальных разработок288.

В целях обеспечения единства технической политики во всем станкостроении (независимо от ведомственной принадлежности заводов) на НКСС было возложено руководство разработкой и установлением типов станков по всем предприятиям других наркоматов. Создавая необходимые материальные и моральные стимулы для инженерно-технического персонала, с 15 марта 1944 г. было введено премирование ИТР, связанных с проектированием и изготовлением новых высокопроизводительных станков. Наркому предоставлялось право присваивать имя автора-конструктора новым моделям289. Были определены направления поисковых работ.

В Наркомтяжмаше для усиления конструкторской и экспериментальной работы и ускоренного выпуска новых [82] образцов машин начальники главков и директора предприятий были обязаны взять под личный контроль работу КБ и конструкторских отделов, принять особые меры в целях восстановления экспериментальных баз и опытных заводов290.

Вопросы научно-технического прогресса были в центре внимания работников Наркомсредмаша. Так, в 1944-1945 гг. коллегия наркомата неоднократно заслушивала отчеты о деятельности ведущего отраслевого научно-исследовательского учреждения — НАМИ. В решениях коллегии отмечалась необходимость углубить научные изыскания и расширить экспериментальные работы, полнее увязать их с конкретными задачами дальнейшего развития отраслей, организовать подготовку молодых научных кадров.

Выполняя решения коллегии, институт в план работы на 1945 г. включил исследования, направленные, во-первых, на обеспечение правильного выбора новых автотракторных машин, во-вторых, на изучение таких технических проблем, актуальность которых определялась задачами послевоенного восстановления народного хозяйства291.

Научные поиски в отраслевых учреждениях велись как по совершенствованию конструкций станков и машин, экономии топлива, изысканию заменителей дефицитных материалов, так и по совершенствованию военной техники. Например, ученые ЦНИИТМаш значительно улучшили технологию производства вооружения и боеприпасов, разработали ряд приспособлений, позволивших повысить режим резания металла в 2-3 раза292. В условиях, когда не хватало оборудования и многие кадры, вновь пришедшие на предприятия, не обладали достаточной квалификацией, введение скоростных методов работы позволяло увеличивать коэффициент использования оборудования, экономить время.

Коллектив ведущего конструкторского бюро по тяжелым мотоциклам Главмотовелпрома проводил работы, связанные с увеличением проходимости мотоцикла М-72 и устранением эксплуатационных недостатков. Эти мотоциклы использовались в боевой обстановке. Поэтому повышение их качественных показателей было чрезвычайно важным заданием293.

Вклад в разработку научно-технических проблем, в укрепление связей науки с жизнью вносили ученые вузов.

Сложившаяся структура сети машиностроительных учебных заведений в военных условиях изменилась. На 1 января 1945 г. в СССР имелось 52 вуза в тяжелой промышленности. При Наркомстанкопроме, как и в 1940 г., действовали 3 института: Ленинградский и Московский станкоинструментальные, Московский вечерний машиностроительный институт; [83] при Наркомсредмаше вместо 5 — 4: Алтайский машиностроительный, Бежицкий механико-машиностроительный, Московский и Запорожский автомеханические; при Наркомтяжмаше вместо 4 — 2: Омский машиностроительный и Харьковский механико-машиностроительный. В системе трех отраслей — станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения — работали 42 техникума (вместо 45)294.

В годы Отечественной войны вузовские коллективы принимали активное участие в проектировании цехов и заводов, в монтировании агрегатов. Ученые оказывали содействие заводам в улучшении технико-эксплуатационных параметров машин и механизмов, в поисках заменителей сырья и материалов и т. д. Они проводили совместную работу с сотрудниками предприятий в составе комплексных бригад по разрешению возникших новых проблем. Так, профессорско-преподавательский состав Московского станкоинструментального института в 1943-1945 гг. по заданию Наркомата обороны разработал 44 темы. Конструкторское бюро этого института создавало конструкции станков оборонного значения. В 1944 г. Московский автомеханический институт исследовал 56 научных тем, а Бежицкий механико-машиностроительный институт — 36 тем, которые самым тесным образом были связаны с заводской практикой. В машиностроительных и металлургических высших учебных заведениях СССР в 1943-1944 гг. было выполнено свыше 2,5 тыс. научных работ. Большая их часть посвящалась разработке важных вопросов восстановления, реконструкции и дальнейшего развития промышленности295.

Немалую роль в развитии науки и техники, внедрении наиболее передовых достижений в жизнь играла научно-техническая общественность, в том числе Всесоюзное научное инженерно-техническое общество машиностроителей (ВНИТОМаш) и его региональные и заводские ячейки. Специфика общественного сектора науки состояла в том, что он объединял специалистов разного профиля, которые успешно занимались проблемами межведомственного характера. В деятельности инженерно-технических обществ участвовали и рабочие-новаторы. ВНИТОМаш возглавлял член-корреспондент АН СССР И. И. Артоболевский. Заместителем председателя оргбюро был известный стахановец И. И. Гудов.

В центре деятельности общества стояли такие вопросы: организация разработок по актуальным научно-техническим вопросам, внедрение достижений науки и техники в практику, информация научных сотрудников и инженеров о новейших достижениях и т. д. Работа общества шла по нескольким [84] направлениям: проведение совещаний и конференций, организация конкурсов, выставок, издание брошюр, помощь рабочим-новаторам и т. д.

В своей повседневной работе местные организации общества старались оказать всемерную помощь фронту и тылу. Например, Ленинградское отделение общества разработало новую технологию отливки мин и снарядов и скоростной постройки малых судов. Благодарность от командования Красной Армии получили председатель ВНИТОМаш И. И. Артоболевский и ряд других сотрудников. По инициативе общества был создан подвижной завод-поезд по ремонту автомашин и военной техники в боевой обстановке. Он находился на одном из участков Северо-Западного фронта296.

Примерами полезной инициативы обществ могут служить многие факты. Так, по инициативе Узбекского НИТО машиностроителей была создана постоянно действующая бригада ученых, которая по нескольку дней в неделю работала на предприятиях Ташкента, оказывая помощь рабочим, инженерам в налаживании нового производства. Московским отделением в 1945 г. была проведена первая научно-технологическая конференция, обсудившая основные вопросы технологии машиностроения, которые являлись актуальными в годы войны. В ней приняли участие лауреат Государственной премии, доктор технических наук Н. Н. Рубцов, профессора Н. П. Аксенов, А. И. Зимин и другие крупные ученые, выступившие с научными докладами и высказавшие практические рекомендации297.

Большая работа проводилась обществами по повышению профессионального уровня инженерно-технического состава. Деятельность НИТО не ограничивалась решением чисто научных и инженерных задач, она была направлена также на идеологическое воспитание интеллигенции, содействовала более полному проявлению творческих возможностей советских людей.

Однако в работе обществ имелись и недостатки. Некоторые отделения работали разобщено, отчасти дублируя друг друга. Отрицательно сказывалось на деятельности НИТО отсутствие в стране государственного учета рекомендаций и предложений научно-технических обществ и то, что не определен порядок отчетности об их реализации. В результате часть предложений не была внедрена в заводскую практику298.

В целях практического решения вопросов развития науки и техники проводились всесоюзные отраслевые производственно-технические, партийно-технические конференции. Так, [85] в 1943 г. в Москве прошли всесоюзные конференции инструментальщиков и станкостроителей, на которых происходил обмен опытом работы в области конструирования, технологии изготовления продукции. Принятые решения нацеливали тружеников отрасли на дальнейший подъем станкоинструментальной промышленности с учетом перспектив развития299.

Состоялась также в 1943 г. конференция по котлотурбостроению. Первая техническая конференция машиностроителей Сталинской (ныне Донецкой) области (январь 1945 г.) прошла с участием представителей Украинской АН, ЦНИИТМаш, работников металлургической, угольной промышленности, строителей. Конференция подвела итоги восстановления машиностроительных заводов на новой технической основе и наметила мероприятия, обеспечивающие внедрение поточных методов, автосварки, развертывание рационализации и изобретательства300.

Конкретное рассмотрение новых направлений в развитии науки и техники, широкий обмен опытом работы ученых и представителей заводов способствовали более глубокому изучению потребностей и возможностей различных отраслей народного хозяйства, помогали мобилизовать резервы производства.

Ускорение темпов прогресса науки и техники, дальнейшее укрепление содружества ученых и практиков в значительной мере зависели от оперативности, полноты и действенности информации. В годы войны существовала как общегосударственная, так и отраслевая система научно-технической информации. Государственным научно-техническим издательством машиностроительной литературы («Машгиз») за военный период было опубликовано 1041 название книг и брошюр общим тиражом 4023 тыс. экземпляров. «Машгиз» и его отраслевые редакции старались всесторонне осветить в печати вопросы конструирования машин, внедрения передовой технологии, отразить новейшую иностранную практику, дать ценные справочные руководства301. Интересные материалы содержали труды научно-исследовательских отраслевых институтов (НАТИ, ЦНИИТМаш, ВНИИПТМаш) и материалы всесоюзных конференций, в которых участвовали представители науки и производства.

Значительная роль в пропаганде научно-технических знаний принадлежала отраслевым научно-техническим и производственным журналам, центральной и многотиражной печати, заводским библиотекам. В таких журналах, как «Вестник машиностроения», «Станки и инструмент», «Автомобиль», имелись разделы «Конструирование», «Технология», [86] «Техническая информация», «Иностранная техника» и др. На страницах журналов выступали академики Е. А. Чудаков, Е. О. Патон, члены-корреспонденты И. И. Артоболевский, В. И. Дикушин, доктора технических наук Н. С. Ачеркан, И. М. Беспрозванный, Л. К. Рамзин, наркомы, их заместители, новаторы военных лет. Публикации в периодической печати помогали ученым, инженерам, заводским техническим службам в выборе наиболее оптимальных вариантов в решении технических проблем. Разветвленная сеть центров научно-технической информации собирала, обобщала и распространяла сведения о новейших достижениях науки и техники.

Важным фактором ускорения научно-технического прогресса и дальнейшего роста производства было техническое творчество рабочего класса, проявившееся в разных формах. В период Отечественной войны, несмотря на усложнившиеся условия труда и приход на предприятия новых кадров, широкий размах получило движение рационализаторов и изобретателей. Их работа оказывалась более эффективной, если она опиралась не только на практический опыт, но и на научные данные. Партийные и хозяйственные организации старались создать на заводах обстановку деловой помощи рабочим-рационализаторам со стороны инженерно-технического персонала, научных сотрудников. В вузах создавались консультационные бюро из профессорско-преподавательского состава, которые помогали обобщать и распространять передовой опыт. Возникали советы содействия изобретательству и рационализации при горкомах партии. Так, при филиале Московского станкоинструментального института в Томске действовало специальное конструкторское бюро под руководством профессора Н. С. Ачеркана, оказывавшее существенную поддержку энтузиастам технического прогресса302. Конструкторские бюро совместно с заводскими работниками старались приспособить действующее оборудование к новым производственным процессам путем модификации станков, оснащения их специальными приспособлениями, стремясь сделать их максимально простыми.

Значительная работа в этом направлении проводилась комитетами ученых Западной Сибири и на других машиностроительных заводах303.

В 1943-1945 гг. движение рационализаторов и изобретателей было поднято на более высокий научный уровень, что связано с ростом профессиональной подготовки кадров, улучшением организационной работы в наркоматах и профсоюзных организациях. [87] На предприятиях транспортного машино- и автомобилестроения число внедренных предложений превысило показатели довоенного периода. О возросшем техническом уровне изобретений свидетельствуют показатели, характеризующие экономический эффект, полученный от внедрения предложений. По семи отраслям машиностроения средняя экономия на одно предложение в 1940 г. выражалась суммой 3,7 тыс. руб., а в 1944 и 1945 гг. — соответственно 8,8 тыс. и 13,7 тыс. руб.304

Росла численность рационализаторов и изобретателей. Например, в станкоинструментальной промышленности за 1943 г. она увеличилась почти в 2 раза305.

Массовое творчество рабочих и специалистов, изыскивавших дополнительные возможности подъема промышленного производства, стало новым ярким проявлением их глубокого чувства советского патриотизма, стремления быстрее приблизить окончательный разгром врага.

Обстановка военных лет требовала от людей проявления инициативы, личного почина, максимальной отдачи сил. И действительно, 1941-1945 гг. особенно богаты доблестными примерами ударного труда, технического творчества рабочего класса. С 1942 г. рабочим-практикам начали присуждать Государственные премии за коренные усовершенствования методов производственной работы. Среди рабочих-машиностроителей первыми лауреатами Государственной премии стали токарь станкозавода «Красный пролетарий» С. Ф. Смирнов (за разработку и применение приспособлений для механической обработки металла), мастер-инструментальщик Московского автозавода С. В. Давыдов (за разработку и освоение новой технологии сложных инструментов). Этой высокой награды были удостоены также слесарь-сборщик Московского завода внутришлифовальных станков А. Г. Шашков306 и бригадир комсомольско-молодежной фронтовой бригады ГПЗ-1 Е. Г. Барышникова307. О широкой поддержке, которой пользовалось предложение Е. Г. Барышниковой о высвобождении рабочих, свидетельствует тот факт, что в феврале 1944 г. по ее методу в Советском Союзе работало 8 тыс. комсомольско-молодежных бригад. Они высвободили для других участков свыше 37 тыс. человек308. В условиях, когда людей на производстве не хватало, этот почин имел большое практическое и политическое значение. Вопрос о распространении патриотических начинаний молодежи ГПЗ-1 обсуждался на заседаниях МК ВКП(б) с секретарями райкомов ВЛКСМ, местными партийными и комсомольскими органами. [88] Движение новаторов всемерно развивало творческую активность трудящихся. Стахановцы военных лет служили примером для молодого поколения и передавали ему свой опыт. Так, в военное время вышли в свет брошюры гвардейцев тыла И. Гудова «Советы молодому рабочему» (М., 1943), А. Шашкова «Путь бригады» (М., 1944) и других авторов, в которых они делились новыми профессиональными приемами и производственными навыками.

Плодотворная деятельность ученых, творческая активность инженерно-технической интеллигенции, рабочих явились основой успехов в области науки и техники, достигнутых в годы войны. Особенно заметны были достижения в станкоинструментальной промышленности, где в военное время был решен ряд крупных и принципиальных вопросов, поднимающих на более высокий научный и технический уровень эту отрасль. Важным этапом в развитии отечественного станкостроения явилось создание новых агрегатных, специальных станков для авиационной, артиллерийской и танковой промышленности. Их удельный вес возрос с 11% в 1940 г. до 44% в 1942 г.309 За разработку конструкций высокопроизводительных станков для оборонной промышленности получили Государственные премии директор ЭНИМС И. Ф. Масленников и группа конструкторов этого института310. Газета «Правда» 4 декабря 1943 г. указывала: «Советские станкостроители, создав специальные высокопроизводительные станки для изготовления авиационных моторов, артиллерийского вооружения, корпусов и дизелей танков, приняли таким образом активное участие в укреплении оборонной мощи Советского Союза».

С помощью ученых была сконструирована первая в мире автоматизированная линия агрегатных станков для последовательной обработки бронетанковых листов. Это повысило производительность труда в 5 раз311. В 1945 г. в системе Наркомстанкопрома была разработана 131 новая конструкция агрегатных станков для различных отраслей индустрии. За разработку конструкций агрегатных станков для заводов серийного машиностроения звания лауреатов Государственной премии были удостоены инженеры ЭНИМС З. Ю. Кушнер, И. П. Лапин, Б. П. Лебедев и П. И. Стрельников312. В развитии станкостроения СССР военных лет наблюдалась та же тенденция, что и в этой отрасли крупных промышленных стран: с одной стороны, конструирование упрощенных станков (узкоспециальных, операционных), с другой — расширение выпуска сложных автоматов и полуавтоматов, автоматизированных пролетов. Советский станок «4М 23Н» [89] внес коренное улучшение в выполнение одной из наиболее существенных операций производства стрелкового вооружения. Практически сопоставленный со станком высоко зарекомендовавшей себя американской фирмы «Джонс Лэмсон», этот станок оказался при меньших габаритах более производительным в работе. В конструировании новых моделей советских станков проявились самостоятельность, оригинальность отечественной технической мысли313.

Новыми техническими достижениями было отмечено производство турбин высокого давления. На Ленинградском металлическом заводе совместно с научными сотрудниками с 1942 г. велось проектирование этих агрегатов большой мощности. За создание паровой турбины и генератора мощностью 100 тыс. кВт при 3000 об/мин, установленной на Челябинской ТЭЦ, группа ученых и инженеров Наркомтяжмаша получила Государственные премии. Среди них директор ЦНИИТМаш И. А. Одинг, главный конструктор Ленинградского металлического завода М. И. Гринберг314.

В 1943 г. были сконструированы и выпущены высокоэффективные модели прямоточных котлов повышенного давления. Они отличались надежностью в работе, экономичностью в эксплуатации и простотой в обслуживании. Котлу было присвоено имя автора модели — профессора Л. К. Рамзина, ставшего лауреатом Государственной премии315. В постановлении ГКО «О развитии прямоточного котлостроения в СССР» (16 июня 1943 г.) указывалось на необходимость быстрейшего внедрения прямоточных котлов в промышленность СССР, так как их использование давало большой технико-экономический эффект316.

Определенные успехи были и в техническом развитии автотракторостроения. В 1943 г. Наркомат среднего машиностроения для рассмотрения вопроса о расширении видов советских автомобилей и совершенствования конструкций существующих машин созвал специальную конференцию автомобильных конструкторов317. Но решения конференции о задачах по развитию конструкций автомобилей проводились в жизнь недостаточно настойчиво. Газета «Правда» 12 июля 1944 г. в передовой статье писала: «Технический прогресс, надо это признать, не нашел еще достаточно полного воплощения в нашем автомобилестроении. Разработка новых типов машин и внедрение их в производство должны протекать в несравненно более короткие сроки». В 1944 г. работа по созданию новых моделей грузовых и легковых автомобилей несколько оживилась. Грузовая машина ЗИС-150, ведущим конструктором которой являлся талантливый [90] инженер Г. А. Феста, прошла испытания и была рекомендована к производству. Новой конструкцией являлся также грузовой автомобиль Горьковского автозавода ГАЗ-63 с приводом на обе оси, что обеспечивает увеличение проходимости машины318.

О крупных успехах инженеров, техников, работавших в тесном контакте с учеными, о смелости творческих поисков свидетельствовало внедрение поточного метода производства. Он имел исключительно важное значение для военной промышленности в связи с необходимостью освоения массового выпуска новых видов боевой техники, вооружения, боеприпасов. В марте 1943 г. бюро МГК партии одобрило инициативу станкозавода «Красный пролетарий» по перестройке производства боеприпасов по поточному принципу и обязало предприятия Москвы и области использовать опыт краснопролетарцев. В результате применения поточных методов на многих заводах боеприпасов потребность в производственных площадях сократилась в 2 раза, мощность цехов повысилась в 3-4 раза319.

В военное время поток стал внедряться и в серийном, и даже мелкосерийном производстве. В 1945 г. краснопролетарцы впервые в мире перевели на поточную систему выпуск станков. Поток дал возможность поднять уровень производства, облегчил заводское планирование и учет продукции, повысил культуру труда. Все это позволило коллективу в 1945 г. достичь довоенного уровня производства станков при сокращении количества работающих на 19%320. На Московском станкозаводе имени С. Орджоникидзе к концу 1944 г. были установлены 22 поточные линии механической обработки деталей и 6 линий сборки станков и узлов, что увеличило производственную мощность предприятий в 2 раза. Поточный метод нашел широкое применение в производстве инструмента.

За коренное усовершенствование технологии и организацию высокопроизводительного, поточного метода производства станков были присуждены Государственные премии директору «Красного пролетария» П. Ф. Тараничеву, главному технологу этого завода Б. А. Шукареву, инженерам А. И. Болотину, З. Д. Бомштейну, Г. Е. Ганиченко и Г. А. Мирскому321.

Среди новых технологических процессов, нашедших применение в промышленности, в том числе машиностроении, следует выделить автоматическую сварку под слоем флюса по методу академика Е. О. Патона, закалку токами высокой частоты, вихревую нарезку резьбы и др. Разработанный [91] членом-корреспондентом АН СССР В. П. Вологдиным метод закалки изделий токами высокой частоты позволил экономить расход легированной стали и увеличить производительность труда термистов в 30-40 раз. Но не везде темпы научно-технического прогресса отвечали требованиям времени, выпуск некоторых новых изделий, внедрение передовой технологии задерживались322.

Однако, несмотря на отдельные недостатки в выполнении планов внедрения новой техники и технологии, научно-технический прогресс в машиностроении в военное время продолжал развиваться. В этой отрасли, в наибольшей степени определяющей технический прогресс во всем народном хозяйстве, все новое, что создавала научная и инженерная мысль, осваивалось, находило свое воплощение в высокоэффективных станках, турбинах, технологических линиях. Оценивая достижения военного времени, нарком станкостроения А. И. Ефремов писал: «Мы с гордостью можем сказать, что в тяжелые годы войны техника станкостроения не только не остановилась на месте, но и далеко шагнула вперед»323.

Огромный вклад в разработку новых и интенсификацию существовавших технологических процессов производства, в повышение технической оснащенности промышленности внесли советские ученые. Отраслевые научные центры непосредственно обеспечивали связь науки с практикой. Их работы были отмечены Государственными премиями. Тесное содружество ученых с практиками, участие передовых рабочих в движении за научно-технический прогресс давали ощутимые результаты.

Применение передовой техники и технологии было важным средством увеличения производственных мощностей советской промышленности. Технические достижения (перевод производства на поток, освоение нового оборудования, электросварки по методу Патона) дали возможность увеличить выпуск оборонной и гражданской продукции, ускорить процесс восстановления заводов в освобожденных районах.

Самоотверженность рабочих при возрождении разрушенных предприятий в условиях войны

Восстановление промышленности на освобожденной от врага территории приобретало огромное экономическое и политическое значение. Восстановительные работы начинались, [92] когда еще не утихал грохот артиллерийской канонады и вражеская авиация совершала налеты.

Коммунистическая партия и Советское правительство, выделяя огромные материальные и финансовые средства на возрождение народного хозяйства, вместе с тем учитывали, что в то время было невозможно в достаточном объеме обеспечить материальными и трудовыми ресурсами предприятия всех отраслей, поэтому силы и средства концентрировались на восстановлении наиболее важных объектов. В их числе были крупные машиностроительные базы северо-запада и юга страны.

Фашистские захватчики нанесли огромный ущерб промышленности: разрушили 749 заводов тяжелого и среднего машиностроения, 64 станкостроительных и абразивных предприятия324. Ведущие заводы этих отраслей: Ворошиловградский, Краматорские, Харьковские, Сталинградский тракторный, Невский имени В. И. Ленина, «Русский дизель» потеряли почти 100% своих производственных мощностей. По Наркомтяжмашу общий ущерб оценивался суммой 1815 млн. руб.325

Колоссальные масштабы разрушений в данных отраслях, наличие их предприятий в большинстве освобожденных районов вызывали особые трудности, определяли сроки и объем восстановительных работ. Госплан совместно с наркоматами и учеными разработали основы технической политики для возрождаемой индустрии с учетом конкретных задач и более отдаленной перспективы. В основу технической политики был положен принцип комплексного восстановления тяжелой промышленности в целом и ее отдельных отраслей в частности. Это требовало громадного теоретического и экспериментального материала, над которым работали многие научные центры.

Как уже отмечалось, восстановительные работы в станко-инструментальной промышленности, тяжелом и среднем машиностроении начались в январе 1942 г. на площадях реэвакуированных заводов промышленного Центра.

Наступление Красной Армии и освобождение от немецко-фашистских оккупантов все новых и новых территорий создали более благоприятные условия для восстановления разрушенной экономики. Это была сложная народнохозяйственная задача, потребовавшая нового напряжения сил рабочего класса. С осени 1943 г. развернулась реэвакуация, в том числе и ряда заводов станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения. Основная программа восстановительных работ была изложена в постановлении СНК СССР [93] и ЦК ВКП(б) от 21 августа 1943 г. «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации»326. После названного постановления в течение примерно полугода только Государственный Комитет Обороны принял по вопросам восстановления индустрии на территории, подвергшейся оккупации, более 40 постановлений, из них около 20 посвящены машиностроительным предприятиям327. Это был важный шаг в упрочении позиций индустрии, в возрождении ее машиностроительной базы. Темпы и масштабы восстановления нарастали, увеличивалось финансирование капитальных строительных работ. Удельный вес районов, подвергавшихся временной оккупации, в капиталовложениях в промышленность СССР возрос с 3,7% в 1942 г. до 7,8% в 1943 г. и до 31% в 1944 г. На возрождение предприятий станкостроения в 1944 г. было ассигновано 65,4 млн. руб. (42% всех затрат в отрасли). Ассигнования на восстановительные работы в тяжелом машиностроении в 1944 г. составили 49% всех затрат в отрасли328.

Отличительная особенность восстановления машиностроительной промышленности в этот период состояла в том, что заводы ориентировались на выпуск мирной продукции.

Общее руководство восстановительными работами осуществлял Комитет по восстановлению хозяйства в освобожденных районах. Организаторами восстановления машиностроительных заводов стали сотрудники партийного и советского аппарата областей, государственные органы по отраслям хозяйства. Наряду с организационным укреплением всех звеньев государственной власти на освобожденной территории развертывалась идейно-политическая работа в массах.

Восстановление предприятий приходилось проводить в условиях острой нехватки кадров, электроэнергии, металла, материалов. Как вспоминает бывший народный комиссар по строительству С. З. Гинзбург: «Характерная особенность восстановительного строительства состояла в том, что на каждом шагу возникали новые сложные инженерные и организационные вопросы: разрушить остатки зданий и сооружений или восстановить их? Каким приемом нужно воспользоваться для того, чтобы объем восстановительных работ был минимальным? Как решать задачу с использованием наличных материалов и т. д.? Условия восстановительного строительства, техническая сложность восстановительных работ требовали от строителей высокой техники производства самих работ, применения таких конструктивных решений, [94] которые позволили бы максимально сохранить имеющиеся конструкции»329.

В наркоматах были созданы Спецбюро для оказания оперативной помощи разрушенным заводам. Отраслевые научные учреждения разрабатывали для них проекты, справочные и инструктивные материалы. На заседаниях коллегий неоднократно обсуждался ход восстановления предприятий. На разрушенные заводы командировались уполномоченные наркоматов, работники ЦК отраслевых профсоюзов330.

Одним из решающих условий успешного хода восстановительных работ была помощь трудящихся Центра и Поволжья, Урала и Сибири, Казахстана и Средней Азии. Все советские люди пришли на помощь районам, пострадавшим от фашистского нашествия. Коллективы сотен тыловых предприятий в неурочное время, отказываясь от отдыха, готовили к отправке различную продукцию, направляли опытные кадры. Шефская помощь сыграла заметную роль в возрождении хозяйства, в улучшении быта и культурной жизни населения на территории, подвергшейся оккупации.

Участие национальных республик в восстановлении экономики освобожденных районов вылилось в новую яркую демонстрацию нерушимой братской дружбы народов СССР, являвшейся одним из главных источников побед страны социализма в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Пункты об оказании помощи разрушенным предприятиям с 1943 г. включались в социалистические обязательства трудовых коллективов.

Каждая область, край брали шефство над районами Украины, Белоруссии, северо-запада Российской Федерации. Кроме того, помощь шла и по профессиональной линии. 21 ноября 1943 г. «Правда» опубликовала обращение новокраматорцев (г. Электросталь) ко всем работникам тяжелого машиностроения принять добровольное участие в возрождении разрушенных предприятий. 26 ноября с аналогичным обращением к станкостроителям на страницах «Правды» выступили краснопролетарцы.

Инициатива коллектива Новокраматорского завода, эвакуированного в г. Электросталь и взявшего шефство над Новокраматорским заводом в Донбассе, быстро распространилась. Труженики Иркутского машиностроительного предприятия, шефствующие над Старокраматорским заводом, уже в ноябре 1943 г. выделили ему 25 станков, 2 вагона остродефицитных материалов и инструмента, на 25 тыс. руб. предметов широкого потребления, собрали 50 тыс. руб. наличными деньгами. В порядке шефства Кусинский [95] машиностроительный и Уральский турбомоторный заводы помогали Харьковскому турбогенераторному заводу и таганрогскому «Красный котельщик», ташкентский «Электростанок» — харьковскому заводу «Электростанок». На восстановление Харьковского тракторного завода горьковские автомобилестроители прислали 200 специалистов и 450 станков. Кроме Горьковского автозавода, над ХТЗ шефствовали Алтайский тракторный, Московский и Куйбышевский подшипниковые заводы331.

С большим энтузиазмом включился в дело помощи освобожденным районам Ленинский комсомол. Молодежь предприятий станкостроения взяла шефство над восстановлением лубненского станкозавода «Коммунар» и постановила за счет сверхплановой продукции укомплектовать его оборудованием, а также направить своих посланцев возрождать завод. Обязательства были конкретизированы в каждом коллективе. В начале 1944 г. комсомольско-молодежные бригады наркомата послали в Лубны более 100 квалифицированных рабочих, 33 станка и другое оборудование332.

Комсомольцы Белохолуницкого машиностроительного завода (Кировская обл.) на общезаводском митинге постановили дополнительно работать ежедневно не менее 1-2 часов и своими силами изготовить для сталинградцев детали сельскохозяйственных машин, предметы домашнего инвентаря. В ряде цехов на эти нужды комсомольцы, отчисляя свой двухдневный заработок, собрали 15,2 тыс. руб., группа девушек завода уехала восстанавливать Сталинград333.

В начале 1944 г. первоочередные восстановительные работы велись на 30 крупных заводах тяжелого машиностроения и 24 станкостроительных (без Главабразива), на двух тракторных и девяти заводах сельскохозяйственного машиностроения334. Активно участвовали в шефской помощи и восстановительных работах молодые машиностроители, составляя основную часть трудовых коллективов.

Коммунистическая партия и Советское правительство большое значение придавали восстановлению ленинградских предприятий, которые всегда занимали ведущее место в промышленности страны и славились высококвалифицированными кадрами рабочих и специалистов: до войны примерно половину (по мощности) всех действовавших в СССР турбин дал Металлический завод335. В период блокады значительное количество предприятий было законсервировано, многие из них сильно пострадали от налетов вражеской авиации. В 1943 г. были разработаны мероприятия по возрождению Невского и Металлического заводов, «Русского дизеля». Проводилась расконсервация цехов. Например, [96] механический цех завода «Русский дизель», находившийся в нескольких километрах от линии фронта, уже в марте дал первую продукцию. Вступили в строй ряд цехов Невского завода имени В. И. Ленина336.

В 1944 г. ленинградцы перешли от восстановления отдельных объектов, находившихся на консервации, к возрождению всей промышленности города. С января 1944 г. она была вновь полностью включена в общесоюзный план. Решением ГКО от 29 марта 1944 г. «О первоочередных мероприятиях по восстановлению промышленности и городского хозяйства Ленинграда в 1944 г.» на предприятиях НКСС («Станколит», Сестрорецкий инструментальный имени С. П. Воскова, станкозавод имени Я. М. Свердлова и др.) предусматривалось проведение капитальных работ общей стоимостью 10 млн. руб. Наркомат станкостроения должен был в течение года восстановить ленинградское станкостроение, обеспечить производство инструмента на 10 млн. руб., абразивной продукции — на 6 млн. руб.337

Выполнение задач, поставленных правительством перед ленинградской промышленностью, требовало от трудящихся большого напряжения сил и творческой инициативы, так как постановление Государственного Комитета Обороны от 29 марта 1944 г. не только предусматривало дальнейшее совершенствование производства военной продукции, но и ставило задачу начать переход к выпуску трудоемкой гражданской продукции. ГКО возложил на Наркомтяжмаш обязанность восстановить турбинное производство на Металлическом и Невском заводах. Невский машиностроительный завод имени В. И. Ленина был определен как основная база по изготовлению воздуходувных машин для предприятий черной металлургии страны. Государство выделило 43,8 млн. руб. на строительно-восстановительные работы и приобретение оборудования для шести ленинградских заводов тяжелого машиностроения («Русский дизель», Невский, Металлический и др.)338.

Городской комитет партии пристально следил за возрождением гигантов индустрии. В мае 1944 г. на бюро горкома был заслушан доклад руководителей Невского машиностроительного завода имени В. И. Ленина о ходе восстановления производства турбин и турбомашин. Отметив недостаточные темпы восстановительных работ, бюро Ленинградского горкома партии обязало партийные и хозяйственные организации пересмотреть расстановку кадров, усилить политико-массовую работу в коллективе339. В мобилизации рабочих и служащих на выполнение важных задач большую роль играл [97] личный пример коммунистов. Во всех цехах и на партийных собраниях был обсужден вопрос «Как каждый член партии лично участвует в восстановлении своего цеха и в производстве турбин?». Заводские коммунисты, идя в авангарде коллектива, неизменно перевыполняли нормы в 2-3 раза. Особенно отличились ветераны завода П. Ф. Андреев, В. М. Прокофьев, Б. А. Таузен. Имея высокую квалификацию и большой производственный опыт в выпуске сложной гражданской продукции, они передавали свои навыки молодежи. Одновременно участвовали в самых ответственных операциях при сборке турбин, которые требовали профессионального мастерства340.

В 1944 г. станкостроители города добились важной победы. В процессе восстановления заводов, не снижая темпов выпуска оборонных изделий, вновь освоили производство сложных моделей станков, инструмента. Коллективы предприятий проявляли изобретательность, шли на технический риск, налаживая выпуск основных видов продукции. К октябрю на предприятиях города были изготовлены 160 различных станков, и их качество было выше довоенного341.

Больших успехов добились и труженики тяжелого машиностроения Ленинграда: в 1944 г. они выполнили задание ГКО на 126%, их валовая продукция достигла 41,8% уровня 1940 г. Коллективы Невского машиностроительного имени В. И. Ленина и Металлического заводов годовую программу завершили досрочно. Каждый член коллектива отработал на строительстве цехов по 25 часов342.

Рабочие-монтажники Металлического завода в 1944 г. в чрезвычайно тяжелых условиях сдали в эксплуатацию 25 турбин и отремонтировали 85 агрегатов, которые были установлены на электростанциях Украины, Московской и Ленинградской областей. За активное участие в восстановительных работах 5 комсомольско-молодежных бригад завода (бригады Корытько, Михайлова, Савкина, Стогова, Холодова) получили звания «фронтовых». Бригада слесарей-сборщиков В. Савкина на протяжении 11 месяцев держала первое место и вымпел комитета комсомола завода, три квартала подряд завоевывала первенство во Всесоюзном соревновании комсомольско-молодежных бригад предприятий Наркомтяжмаша. Металлический завод в течение всего года удерживал переходящее Красное знамя НКТМ и ВЦСПС, а с ноября 1944 г. по январь 1945 г.- переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны343.

Невский машиностроительный завод имени В. И. Ленина — крупная база по производству турбомашин — помогал [98] восстанавливать индустрию Юга. Так Ленинград возвращал себе почетное место среди крупнейших машиностроительных центров Советского Союза. В 1945 г. коллективы получили дополнительное оборудование, им оказывала поддержку вся страна. Труженики тыловых предприятий и учреждений считали эту помощь своим первостепенным долгом. Например, конструкторы Наркомстанкопрома писали: «Если помощь восстанавливаемым заводам почетное дело, то помощь Вам, товарищи ленинградцы, вдвойне почетна. И мы это делаем с особой гордостью и удовлетворением, помня о том, как Вы, жители колыбели революции — города Ленина, в сложнейших и тяжелейших условиях защищали и защитили славный Ленинград»344. Работники КБ досрочно отправили в город станки, партию приспособлений, что дало возможность быстро приступить к выпуску необходимых изделий.

Героический труд тысяч людей, помощь жителей всей страны помогли ленинградцам достичь новых производственных рубежей. К 1 июля 1945 г. удельный вес машиностроения в общем выпуске промышленной продукции города составил 37,6%. Заводы вступили в период общей перестройки на мирный лад345.

На переднем крае фронта восстановительных работ находились предприятия станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения Центра и Юга Советской России, Украины и Белоруссии. Учитывая их исключительно важную роль в возрождении промышленности Советского Союза в целом, ГКО и СНК СССР в конце 1943 — начале 1944 г. приняли меры по быстрейшему восстановлению Новокраматорского завода тяжелого машиностроения, харьковской группы станкозаводов, Гомельского станкостроительного и других предприятий, которые в процессе восстановления включались в производство не только военной, но и мирной продукции и должны были послужить базой для возрождения черной металлургии, угольной промышленности Юга, электростанций Донбасса346. Заказы на материалы для них в плановом порядке размещались во всех отраслях индустрии.

Для укрепления строительной базы в 1944 г. НКСС организовал трест «Укрстанкострой» в Киеве и Белорусский станкостроительный трест в Минске. НКТМ также создал новые тресты в Краматорске, Людинове, Харькове. НКСМ организовал трест «Южсредмашстрой» в Харькове. Большой объем работ на Юге выполняли организации Главвоенстроя и Наркомата строительства347.

Благодаря самоотверженному труду строителей, работников машиностроения уже в 1943 г. вступили в строй [99] действующих заводы Наркомата станкостроения в Краснодаре, Майкопе, Новочеркасске, Воронеже. Восстанавливаемые заводы НКСС в течение года изготовили продукцию на 1,4 млн. руб. Ускоренными темпами велось возрождение харьковской группы станкозаводов, которые снабжались всем необходимым в первую очередь348.

В числе важнейших восстанавливаемых объектов НКТМ находился Новокраматорский завод тяжелого машиностроения. Параллельно с восстановительными работами завод приступил к выпуску машин для возрождающегося Донбасса. Глубокое понимание общенародных интересов, стремление рабочих быстрее сдать в эксплуатацию родной завод вылились в массовый трудовой героизм. Широко развернулось социалистическое соревнование. По инициативе партийной организации среди строителей началось соревнование тысячников. 40 женских бригад соревновались между собой. Начальник цеха тепловодоснабжения А. П. Треус вспоминал: «Надо было как можно быстрее дать воду, пар, поднять из руин насосные станции. И если эта задача была выполнена отлично, то в этом велика заслуга наших жен, дочерей, сестер. Нужно помнить имена тружениц-героинь того времени: Евдокии Топчий, Веры Пурич, Марии Фоменко, Веры Ивахиной… и многих других. Работали они полуголодные, плохо одетые в зимние холода. Но понимали, что иначе нельзя…»349. В тяжелых условиях военного времени в исключительно короткий срок (в течение года) была восстановлена первая очередь завода — 14 производственных цехов, введено в действие уникальное оборудование: крупнейшие металлорежущие станки, тяжелые электромостовые краны, энергетическое хозяйство.

Сложные агрегаты были изготовлены на месте (не пришлось прибегать к реэвакуации ранее вывезенного оборудования, как при восстановлении реэвакуированных предприятий в 1942 г.), и теперь это не было исключением. Самоотверженный труд новокраматорцев давал замечательные результаты. К годовщине освобождения Донбасса была пущена первая шахтная машина350.

После изгнания фашистских оккупантов возрождались Днепропетровский завод металлургического оборудования, Ворошиловградский и Брянский паровозостроительные, Людиновский локомобильный заводы Наркомтяжмаша. Как отмечалось на собрании партийного актива Днепропетровска, за месяц после освобождения города была проделана большая работа по восстановлению ведущих промышленных предприятий, в том числе завода металлургического [100] оборудования. Были возрождены к жизни величественные цеха Харьковского турбогенераторного завода, которому пристальное внимание уделял Харьковский горком партии, неоднократно обсуждая вопрос о восстановлении предприятия на своих заседаниях351. В 1944-1945 гг. все крупнейшие предприятия машиностроительной промышленности Украины возобновили производство. Их мощность на 1 октября 1945 г. составляла 44% довоенного уровня352.

Большую программу восстановительных работ в ходе войны выполнили труженики минских, витебских, гомельских станкозаводов. Валовая продукция машиностроения Белоруссии в 1945 г. составила около 40% выпуска 1940 г.353

В целях развития технической базы сельского хозяйства принимались меры по возрождению разрушенных заводов тракторостроения и сельскохозяйственного машиностроения. Героическая эпопея возрождения Сталинградского тракторного завода началась, как только в феврале 1943 г. прозвучал последний выстрел в Сталинграде. «Почти непреодолимой трудностью для восстановителей оказалось полное исчезновение старой технической документации… Нам удалось найти лишь один генеральный план завода, напечатанный в Берлине на немецком языке. Этот план оказался в столе походной немецкой типографии»354, — вспоминал бывший начальник Особой строительно-монтажной части Я. И. Салтыковский. Новая техническая документация, разработанная советскими специалистами, предусматривала модернизацию технологических процессов на основе достижений науки и техники, улучшение условий труда рабочих.

Перед строителями и коллективом СТЗ была поставлена задача — в 1943 г. организовать на заводе базу по ремонту танков, к июню 1944 г.- наладить выпуск тракторов для сельского хозяйства. Выполняя поставленные задачи, строители проявляли творческую инициативу, которая часто приводила к смелым, оригинальным решениям. Так, например, одна из поврежденных стен пятого корпуса по своему состоянию, казалось бы, подлежала полной разборке, и такое решение было принято проектной организацией. Однако строители нашли возможность сохранить полуразрушенную стену путем специального крепления. Стройка испытывала недостаток в материалах. Поэтому при восстановлении предприятия максимально старались использовать материалы, получаемые при разборке разрушенных зданий. При восстановлении железобетонных конструкций максимально использовалась наличная арматура и только в необходимых случаях вводилась дополнительная арматура. [101] Таким образом, несмотря на огромные трудности со строительными материалами, жильем, кадрами, благодаря трудовому подъему строителей, вниманию Сталинградского обкома и горкома партии, намеченные задания были закончены в срок. Через восемь месяцев после освобождения города СТЗ выпустил первый мощный танковый дизель. А в июне 1944 г. с большого конвейера тракторного завода сошел первый опытный трактор СТЗ-3355 .

Невиданный энтузиазм проявили молодые патриоты страны, продолжая славные традиции комсомольцев старшего поколения, построивших этот гигант индустрии. Уже 2 февраля 1943 г. на заводскую площадку пришли первые комсомольцы во главе с секретарем Тракторозаводского райкома ВЛКСМ Л. Пластиковой. С апреля 1943 г. на восстановление Сталинградского тракторного завода стала организованно прибывать молодежь по путевкам ЦК ВЛКСМ, вписавшая славную страницу в историю города-героя. Шефство над восстановлением СТЗ взяла Челябинская областная комсомольская организация, направлявшая на предприятие вагоны с оборудованием, цементом, кирпичом356.

Огромный ущерб фашистские оккупанты нанесли Харьковскому тракторному заводу. В первый день освобождения Харькова разрушенный завод посетили руководители ЦК КП(б)У. Правительство республики, Харьковский обком партии, Наркомат среднего машиностроения делали очень многое для восстановления и организации тракторного производства. Одновременно немалые усилия прилагал коллектив, чтобы оказать помощь Красной Армии в ремонте боевой техники. Первая партия тракторов была выпущена 6 ноября 1944 г.357

Однако в условиях войны не удалось полностью восстановить производственные мощности ведущих заводов тракторостроения. Значительные разрушения, причиненные важнейшим предприятиям сельскохозяйственного машиностроения («Ростсельмаш», «Красный Аксай», и др.), затрудняли их восстановление, которое завершилось лишь в 1948 г.

Материальный ущерб, нанесенный советской промышленности, в том числе машиностроению (разрушение заводских зданий, разграбление и порча оборудования и т. д.), исчислялся миллиардами рублей. Любой другой стране после таких потерь и разрушений для восстановления довоенной мощи потребовались бы десятилетия, но СССР справился с этой задачей в кратчайшие исторические сроки. В целом по СССР уже за годы войны в освобожденных от оккупации районах было восстановлено 7,5 тыс. предприятий358. [102] При восстановлении разрушенного врагом хозяйства Коммунистическая партия и Советское правительство исключительное внимание уделяли тяжелой индустрии. В 1944 г. в освобожденных районах капитальные работы по своему объему превысили уровень довоенных лет. С помощью всего советского народа трудящиеся освобожденных районов в ходе войны сумели восстановить одну треть разрушенного хозяйства359. Широким фронтом развернулись работы по восстановлению предприятий станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения.

На освобожденной от оккупантов территории производилось в 1943 г. 3,4% общесоюзного выпуска станков, а в 1945 г.- 9,4%360. На восстановленные предприятия Наркомата тяжелого машиностроения в марте 1945 г. приходилось 44% производства подъемных шахтных машин, 25% производства паровых котлов361.

С приближением дня Победы производство мирной продукции в ведущих отраслях промышленности по своим темпам стало обгонять производство оборонной. В 1944 г. удельный вес довоенных изделий в общем выпуске продукции Наркомстанкопрома составил 55% против 44,6% в 1943 г. Гражданская продукция в системе Наркомтяжмаша в декабре 1943 г. занимала 50,5%. В 1944 г. ее производство превысило уровень предшествующего года на 35%. По многим видам гражданского машиностроения, выпуск которого возобновился в 1943-1945 гг., себестоимость изделий приближалась к довоенному уровню362. Отмеченные сдвиги в структуре отраслей стали в известной мере важным условием их послевоенного развития.

Героические усилия рабочих, инженеров, техников были направлены не только на удовлетворение нужд фронта и тыла, но и на развитие технического прогресса, улучшение организации труда и управления. Научно-исследовательские учреждения машиностроительного профиля, связанные с академическими организациями, заводские технические службы вели постоянные поиски новых конструкций станков, оборудования, технологических процессов, заменителей дефицитных материалов. Разнообразно было техническое творчество рабочего класса, направленное на повышение объема и эффективности промышленного производства. Присуждение Государственных премий в области науки и техники работникам гражданского машиностроения свидетельствовало об их научной и технической зрелости. [103]



Таблица 1. Размещение производственных мощностей гражданского машиностроения, % к общему производству363

В период войны изменились роль и значение отдельных экономических регионов в выпуске продукции станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения (табл. 1).

Восточные районы, включая Поволжье, давали в 1945 г. 33,9% производства металлорежущих станков, 37,3% тракторов, 11,6% автомобилей. В республиках, подвергшихся оккупации и разрушениям в ходе военных действий, промышленное производство резко сократилось. Например, на Украине в 1945 г. по сравнению с 1940 г. выпуск металлорежущих станков уменьшился в 6,9 раза, металлургического оборудования — в 1,6, тракторов — в 20,8 раза. В Белоруссии производство металлорежущих станков упало в 30 раз364.

Война нанесла большой урон и многим другим районам страны. Уменьшился объем промышленного производства в республиках Закавказья. Так, в этом регионе в 1945 г. по сравнению с довоенным периодом выпуск нефтеаппаратуры сократился в 6,5 раза, металлорежущих станков — в 1,8 раза365.

В условиях капитальных восстановительных работ в пострадавших районах проводилось освоение мирной продукции. При этом широко использовались технические достижения (перевод производства на поток, закалка токами высокой частоты, штамповка и т. д.), позволяющие повышать производительность труда. Восстановление социалистической индустрии, в том числе важных отраслей — станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения — увеличивало экономический потенциал Советского государства, создавало необходимые возможности и предпосылки для предстоящего перевода народного хозяйства на мирные рельсы. [104]

 

Примечания:

 

206 История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1976, т. 7, с. 42.

207 Тамарченко М. Л. Советские финансы в период Великой Отечественной войны. М., 1967, с. 106-107.

208 См.: История второй мировой войны, 1939-1945, т. 7, с. 48-49; М., 1978, т. 9, с. 396.

209 См.: Шаги пятилеток: Развитие экономики СССР. М., 1968, с. 123; История второй мировой войны, 1939-1945, т. 7, с. 44.

210 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, 1941-1952 годы. М., 1968, т. 3, с. 183-186.

211 См.: Там же, с. 190-194.

212 История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. М., 1963, т. 5, с. 372-373; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1189, л. 159.

213 История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945, т. 5, с. 366-367 [213]

214 См.: Гатовский Л. Экономическая победа Советского Союза в Великой Отечественной войне. М., 1946, с. 102; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, он. 2, д. 891, л. 13; ф. 8259, оп. 1, д. 36, л. 68-69.

215 См.: Экономическая жизнь СССР: Хроника событий и фактов. М., 1967, кн. 1. 1917-1950, с. 362; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 3670, л. 16-17.

216 Зинич М. С. Станкостроение и тяжелое машиностроение СССР в 1941-1945 гг.- Вопр. истории, 1973, № 5, с. 43-44.

217 Правда, 1945, 18 февр.; ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 43, д. 996, л. 229-231.

218 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1182, л. 124.

219 Там же, оп. 3, д. 704, л. 13.

220 Там же, ф. 8115, оп. 2, д. 448, л. 11-16.

221 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 183-186.

222 Центральный архив ВЛКСМ (далее: ЦА ВЛКСМ), ф. 7, оп. 2, д. 27, л. 10-11; ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 44, д. 212, л. 34.

223 См.: Ефремов А. Новое в инструментальном деле.- Партийное строительство, 1943, № 8, с. 44-45; Всесоюзная конференция по станкостроению: Итоги и решения. М., 1944. Вып. 1.

224 ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 3823, л. 64-65.

225 См.: История второй мировой войны, 1939-1945, т. 7, с. 49.

226 Очерки истории Куйбышевской организации КПСС. Куйбышев, 1967, с. 479; Большевик станкозавода, 1943, 1, 7 мая; Двигатель, 1943, 1 мая.

227 Социалистическое соревнование в СССР, 1918-1964. М., 1965, с. 242-248.

228 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 191; История второй мировой войны, 1939-1945, т. 7, с. 49; Жедь М. С. Вопросы экономики станкоинструментальной промышленности. М., 1946, с. 21.

229 См.: История Москвы в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период, 1941-1965. М., 1967, с. 107, 110; Правда, 1943, 13 окт.; ЦГАИХ СССР, ф. 7998, оп. 5, д. 49, л. 32.

230 См.: Митрофанова А. В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны. М., 1971, с. 285; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 20, л. 1-4.

231 Чадаев Я. Е. Экономика СССР в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). М., 1965, с. 255.

232 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 20, л. 1-4; д. 13, л. 1, 6.

233 ЦА ВЛКСМ, ф. 7, оп. 2, д. 13, л. 13-15; ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 723, л. 6; Белохолуницкому машиностроительному заводу — 200 лет. Киров, 1965, с. 128.

234 Митрофанова А. В. Указ. соч., с. 306-307; ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 723, л. 7-8.

235 Подробнее см.: В труде, как в бою: Из истории комсомольско-молодежных фронтовых бригад в годы Великой Отечественной войны. М., 1961, с. 42-43.

236 Средняя сменная выработка за годы войны у В. Шубина составляла 580%. По нормам мирного времени потребовалось бы 24 года, чтобы сделать то, что он сделал за 4 военных года. Знамя ЦК ВЛКСМ и НКСМ, которое 15 раз завоевала его бригада, оставлено на постоянное хранение комсомольской организации завода. См.: В труде, как в бою, с. 72.

237 Митрофанова А. В. Указ. соч., с. 310; История СССР с древнейших времен до наших дней. М., 1973, т. 10, с. 597, [214]

238 Социалистическое соревнование в СССР, 1918-1964, с. 242-248.

239 Митрофанова А. В. Указ. соч., с. 285-286; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 2, д. 225, л. 3-7.

240 См.: История Московского автозавода имени И. А. Лихачева. М., 1966, с. 361-369; Кравченко Г. С. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). 2-е изд. М., 1970, с. 327.

241 И. В. Горошкин в январе 1944 г. был избран первым секретарем Пролетарского РК ВКП(б) Москвы. Заводскую парторганизацию возглавил В. И. Левыкин, старый автозаводец, коммунист с 1932 г.

242 См.: История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 361-369.

243 Цит. по: Горьковский автомобильный. М., 1981, с. 72.

244 Они — участники великой войны. М., 1966, с. 208-213; Горьковский автомобильный, с. 74-77.

245 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 43, д. 2328, л. 1; д. 2416, л. 64-65.

246 Кравченко Г. С. Указ. соч., с. 327-328.

247 Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 115-117.

248 ЦГАНХ СССР, ф. 8476, оп. 1, д. 696, л. 1-5.

249 Там же, ф. 8115, оп. 1, д. 69, л. 115.

250 См.: Правда, 1943, 17, 18 марта; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 69, л. 54.

251 Вознесенский Н. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М., 1947, с. 113.

252 История второй мировой войны, 1939-1945, т. 7, с. 47; ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 723, л. 4.

253 История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1970, т. 5, кн. 1, с. 437.

254 См.: Розенфельд Я. С, Клименко К. И. История машиностроения СССР. М., 1961, с. 385.

255 ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 1, д. 29, л. 12-20; ф. 8259, оп. 1, д. 1759, л. 3.

256 См.: Правда, 1944, 3 июня; Очерки истории Московской организации КПСС, 1883-1965. М., 1966, с. 587-588.

257 История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 446; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 42, л. 43-44; ф. 8115, оп. 4, д. 68, л. 13.

258 ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 4, д. 67, л. 18; Очерки истории Москов ской организации КПСС, 1883-1965, с. 588; Правда, 1946, 27 янв.

259 Правда, 1944, 2 апр.

260 Социалистическое соревнование в СССР, с. 242-248; ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 1218, л. 8.

261 История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1977, т. 8, с. 355.

262 Митрофанова А. В. Указ. соч., с. 351; Кравченко Г. С. Указ. соч., с. 247-248; Промышленность СССР: Стат. сб. М., 1964, с. 256-257.

263 ЦГАНХ СССР, ф. 8463, оп. 1, д. 55, л. 3-5; Чадаев Я. Е. Указ. соч., с. 256.

264 Там же.

265 См.: История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1979, т. 10, с. 403.

266 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1150, л. 111-118.

267 Там же, ф. 8463, оп. 1, д. 556, л. 3-5.

268 См.: Социалистическое соревнование в СССР, с. 242-248; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1168, л. 62.

269 Митрофанова А. В. Указ. соч., с. 353.

270 Шаги пятилеток, с. 140. [215]

271 История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 377; Горьковский автомобильный, с. 80-81.

272 См.: История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 380-384; Горьковский автомобильный, с. 77, 84; Митрофанова А. В. Указ. соч., с. 354.

273 Кравченко Г. С. Указ. соч., с. 328-329; Партийная организация Челябинской области в Великой Отечественной войне, 1941-1945: Сб. док. и материалов. Челябинск, 1967, с. 53, 271, 272; История второй мировой войны, 1939-1945, т. 10, с. 403.

274 Кравченко Г. С. Указ. соч., с. 328.

275 Там же, с. 249-250.

276 История Москвы в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период, с. 121.

277 ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 2, д. 1495, л. 38.

278 ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 1553, л. 25.

279 В исторической литературе справедливо отмечается, что «до сих пор почти не затронуты исследователями главные и основные вопросы: разработка и осуществление политики в области техники и сопредельных с нею наук, вопросы соотношения, связей и границ научно-технической и экономической политики КПСС и Советского государства, политики в области науки и культуры, основных этапов развития, их особенностей». См.: Рабочий класс и индустриальное развитие СССР. М., 1976, с. 269.

280 См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 447-448; 50 лет Вооруженных Сил СССР. М., 1968, с. 457

281 См.: Отчет о работе Академии наук СССР за 1943 год. М.; Л., 1944, с. 332-335; История СССР, 1961, № 3, с. 13.

282 Салов В. И. Из истории Академии наук СССР в первые годы Великой Отечественной войны (1941-1943).- Ист. зап., 1957, т. 60, с. 27.

283 См.: Там же, с. 21; Отчет о работе Академии наук СССР за 1943 год, с. 260-261.

284 Иван Иванович Артоболевский (1905-1977) — крупный советский ученый, видный общественный и государственный деятель, Герой Социалистического Труда. Он автор более 400 научных трудов, принесших ему мировую известность. Прекрасный популяризатор научных знаний, И. И. Артоболевский был председателем правления Всесоюзного общества «Знание», председателем Всесоюзного научного инженерно-технического общества машиностроителей. За научную, общественную и государственную деятельность награжден пятью орденами Ленива, двумя орденами Трудового Красного Знамени и медалями.

285 См.: История второй мировой войны, 1939-1945, т. 7, с. 62; Вести АН СССР, 1944, № 9, с. 110; Пути развития техники в СССР. М., 1967, с. 256.

286 См.: Москва: Энцикл. М., 1980, с. 100, 399, 601; Государственный проектно-технологический и экспериментальный институт «Оргстанкинпром»: XXV лет, 1936-1961. М., 1961; Развитие советского сельскохозяйственного машиностроения с 1921 по 1958 г.: Стат. сб. М., 1959.

287 См.: Москва, с. 100; БСЭ. 3-е изд., 1975, т. 20, с. 407.

288 Станки и инструмент, 1943, № 3, с. 31; 1944, № 3, с. 29-30.

289 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 190-192.

290 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 28, л. 13.

291 Там же, ф. 8115, оп. 3, д. 29, л. 6-30. [216]

292 Тр. каф. обществ, наук Тул. пед. ин-та. Калуга, 1970, вып. 2, с. 221.

293 См.: Автомобиль, 1944, № 5/6, с. 2; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 3, д. 826, л. 99-100.

294 Титульный список вузов: (По наркоматам и ведомствам). М., 1945, с. 5, 12; Москва, с. 581-582; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 4, д. 1033, л. 62; ф. 8259, оп. 1, д. 1222, л. 16.

295 См.: Веселов Г. П. Советская интеллигенция в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1966, с. 15; Москва, с. 98-99, 581; ЦГАНХ СССР, ф. 8115, оп. 4, д. 1033, л. 65.

296 См.: Всесоюзное научно-техническое общество машиностроителей: Отчет о деятельности и план работ на 1946 год. М., 1946, с. 30-40; Гудов И. Судьба рабочего. М., 1970, с. 348-350.

297 См.: Тр. Ташк. ун-та, 1966, № 305, с. 57-61.

298 См.: Всесоюзное научно-техническое общество машиностроителей, с. 10-30.

299 См.: Станки и инструмент, 1943, № 4/5, с. 5-7; 1944, № 1/2, с. 11-14.

300 См.: Очерки по истории энергетической техники СССР. М; Л., 1955, вып. 11, с. 50; Первая техническая конференция машиностроителей Сталинской области. М., 1945, с. 1-60.

301 См.: Издания «Машгиза» за 10 лет: Библиогр. указ. 1938-1948. М., 1949, с. 3-4; Вестн. машиностроения, 1945, № 11/12, с. 83-87.

302 Подробно см.: Петрова Т. Н. Деятельность партийных организаций Западной Сибири по усилению творческого содружества науки с производством в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Томск, 1968, с. 223-224, 230; Москва, с. 581.

303 См.: Петрова Т. Н. Указ. соч., с. 223-224, 230.

304 Сенявский С. Л., Тельпуховский В. Б. Рабочий класс СССР (1938-1965 гг.). М., 1971, с. 439.

305 Сапожников И. Е. Изобретательство и рационализация в борьбе за технический прогресс в станкоинструментальной промышленности. М., 1950, с. 5.

306 См.: Правда, 1943, 24 марта; 1946, 27 янв.

307 Екатерина Григорьевна Барышникова родилась в 1921 г. в крестьянской семье на Орловщине. В 1938 г., окончив школу ФЗУ, поступила на ГПЗ-1, работала наладчицей, с 1943 г.- бригадир фронтовой бригады строгалыциц, неоднократно завоевывавшей первенство по Москве. В 1943 г. она была принята в ряды ВКП(б), в 1944 г. награждена орденом Ленина. После войны Е. Г. Барышникова работала контролером ОТК на родном заводе. В настоящее время на пенсии.

308 Очерки истории Московской организации КПСС, 1883-1965, с. 587; История второй мировой войны, 1939-1945, т. 8, с. 364.

309 История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. М., 1965, т. 6, с. 62.

310 См.: Правда, 1943, 24 марта.

311 История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1976, т. 6, с. 366.

312 См.: Правда, 1946, 27 янв.; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1678, л. 13.

313 См.: Плановое хозяйство, 1944, № 1, с. 87-89; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 2595, л. 5.

314 См.: Правда, 1946, 27 янв.

315 См.: Там же, 1943, 8 июля.

316 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 130-131.

317 См.: Автомобиль, 1944, № 10/11, с. 2. [217]

318 . См.: Плановое хозяйство, 1945, № 2, с. 50; История Московского автозавода имени И. А. Лихачева, с. 378.

319 История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 460-461; Ист. зап., 1955, т. 50, с. 53-54, 59

320 Омаровский А. Советское станкостроение и его роль в индустриализации страны. М., 1948, с. 183; Москва, с. 336.

321 См.: Правда, 1946, 27 янв.

322 См.: История второй мировой войны, 1939-1945, т. 7, с. 61-62; Советская экономика в период Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг. М., 1970, с. 467; Плановое хозяйство, 1944, № 1, с. 71; 1945, № 2, с. 52, 55-56.

323 Ефремов А. И. Советское станкостроение. М., 1946, с. 14.

324 Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков. М., 1946, с. 435-436.

325 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 2, д. 411, л. 5, 87.

326 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 131-169.

327 Митрофанова А. В. Указ. соч., с. 414-415; Приходько Ю.А. Восстановление индустрии, 1942-1950. М., 1973, с. 74-75.

328 Советская экономика в период Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг., с. 166; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 3686, л. 113; ф. 8243, оп. 2, д. 411, л. 31.

329 Цит. по: Гинзбург С. 3. Наркомстрой в годы войны.- В кн.: Советский тыл в Великой Отечественной войне. М., 1974, кн. 2, с. 156-157.

330 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 1145, л. 161-162; ф. 8259, оп. 1, д. 283, л. 1-4, 200-206.

331 См.: Профсоюзы СССР: Док и материалы. М., 1963, т. 3, с. 309- 310; История СССР, 1978, № 1, с. 128.

332 Комсомольская правда, 1944, 26 февр.

333 Белохолуницкому машиностроительному заводу — 200 лет, с. 134, 136.

334 Строители — фронту. М., 1968, с. 27; Вылцан М. А. Восстановление и развитие материально-технической базы колхозного строя (1945-1958). М., 1976, с. 17.

335 См.: Плановое хозяйство, 1945, № 5, с. 62; История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1980, т. 11, с. 339.

336 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 19, л. 84.

337 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 195-200; Очерки истории Ленинграда. Л., 1967, т. 5, с. 390, 453; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 36, л. 68.

338 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 195-200; Очерки истории Ленинграда, т. 5, с. 449.

339 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 44, д. 872, л. 5-7; Ежов В. А. Рабочий класс — ведущая сила восстановления Ленинграда, 1943-1950 гг. Л., 1982, с. 53-72.

340 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 31, л. 34.

341 Очерки истории Ленинграда, т. 5, с. 453-454.

342 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 1, д. 19, л. 84; Ежов В. А. Указ. соч., с. 65-66.

343 ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 4, д. 31, л. 34.

344 Цит. по: Там же, ф. 8259, оп. 1, д. 1659, л. 13.

345 См.: Очерки истории Ленинграда, т. 5, с. 474-475.

346 См.: История второй мировой войны, 1939-1945, т. 8, с. 376. [218]

347 ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 36, л. 68-69, ф. 8243, он. 1, д. 1112, л. 253.

348 См.: Вопр. истории, 1973, № 5, с. 42.

349 Цит. по: Шевченко А., Зайцев А. Новокраматорцы. Донецк, 1968, с. 85.

350 Там же, с. 85-86; Вопр. истории, 1973, № 5, с. 43.

351 Партийная организация Харьковщины в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Харьков, 1968, с. 180; ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 43, д. 2291, л. 3.

352 Приходько Ю. А. Указ. соч., с. 134; История СССР с древнейших времен до наших дней, т. 10, с. 621.

353 История Белорусской ССР. Минск, 1961, т. 2, с. 504; Кунько Л. Этапы большого пути. Минск, 1958, с. 26-28; Экономика Советской Белоруссии, 1917-1967. Минск, 1968, с. 303-304.

354 Цит. по: Строители — фронту, с. 222.

355 Там же, с. 220; Советский тыл в Великой Отечественной войне, кн. 2, с. 150-151; ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 44, д. 1340, л. 14-15.

356 Чуянов А. На стремнине века: Записки секретаря обкома. М., 1977, с. 267-271.

357 См.: История Харьковского тракторного завода имени С. Орджоникидзе: Сб. док. и материалов. Харьков, 1965, т. 2, с. 7-8, 33-34.

358 Чадаев Я. Е. Указ. соч., с. 177.

359 См.: Гатовский Л. М. Указ. соч., с. 108-109; История второй мировой войны, 1939-1945, т. 10, с. 418.

360 Подсчитано по: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, т. 3, с. 191; ЦГАНХ СССР, ф. 8259, оп. 1, д. 1810, л. 21.

361 История СССР, 1968, № 6, с. 20.

362 Плановое хозяйство, 1945, № 3, с. 64; ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 25, д. 1235, л. 16-20.

363 История второй мировой войны, 1939-1945, т. 9, с. 388; Кравченко Г. С. Указ. соч., с. 140-141, 248, 327; ЦГАНХ СССР, ф. 8243, оп. 2, д. 222, л. 10-11.

364 См.: Советская экономика в период Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг., с. 173-174; Кравченко Г. С. Указ. соч., с. 247-248.

365 См.: Советская экономика в период Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг., с. 175-176.

Либерея "Нового Геродота" © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.